Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве
© Маликова Б., 2010
© "Вечерний Бишкек", 2010

Бермет МАЛИКОВА

Все видящий

Интервью с замечательным поэтом Талантом Джолдошбековым, опубликованное в газете "Вечерний Бишкек". Талант родился слабовидящим и учился по системе Брайля.

Источник: "Вечерний Бишкек" за 21 мая 2010 года.

Талант Джолдошбеков также является автором нашей библиотеки.

 

Единственная настоящая роскошь — это роскошь человеческого общения.

Антуан де Сент–Экзюпери

   В 80–е годы с Талантом Джолдошбековым мы учились на одном курсе на филфаке. Он запомнился мне всегда улыбающимся, внимательным, светлым и добрым. Талант увлеченно учился, слыл за эрудита, участвовал в конкурсах, пел, играл на гитаре, писал стихи. Короче, жил полной и яркой жизнью настоящего поэта. В любой компании он был своим парнем, никогда не подавал и виду, что у него проблемы со зрением. А в прошлом году он представил на суд ценителей его творчества удивительную поэму “Послание Луи Брайля к потомкам”, написанную как бы от имени создателя азбуки для слепых. Это произведение, созданное на одном дыхании, ошеломляет своей пронзитель-ностью, глубоким философским смыслом, заставляет о многом задуматься. Автор говорит, что писал эти стихи две ночи подряд как по наитию, не зная устали, как будто из некого пространства считывая готовые строки...

Здравствуйте, мои друзья по счастью,
     Здравствуйте, собратья по любви.
     Как большой специалист по части
     Разговоров с умными людьми
     Обращаюсь к вам, мои потомки,
     С высоты своих двух сотен лет
     И хочу поведать, как потемки
     Наши побеждает Божий свет.
     Был и я с мальчишества незрячим
     (Приключилась, знаете, беда),
     И, казалось, мой удел невзрачен,
     Не гожусь я вовсе никуда,
     Кроме как на паперть да на муки
     В обществе убогих и калек.
     Но когда глазами служат руки
     И в тебе не умер человек,
     Отворяются такие двери
     И такой за ними ясный путь,
     Что не каждый искушенный в вере
     Может их порог перешагнуть.

 

Играя хрупкими словами

— Я нашла твои ранние строчки, написанные лет 20 назад, но они мне кажутся актуальными и сейчас. Это “Вранье!”:

Мудрецом сегодня стал глупец,
     Совесть пробудил в себе подлец.
     Лжец одну лишь правду говорит,
     И мошенник карту не крапит,
     Оскопил себя прелюбодей,
     Не обкрадывает вор людей,
     Взяточник подарки не дает,
     А политик байки не поет...

— О, это было давно, в эпоху горбачевской перестройки! Было время, когда после окончания филфака работал в Таласской области учителем в школе. Тогда, честно говоря, попал под влияние перестроечных идей, даже стал лидером модного неформального движения, организовав дискуссионный политклуб. В 1988 году ездил в Москву на съезд неформальных организаций со всего Союза. Райком комсомола, следуя новой волне и ветру перемен, взял нас под свое крыло. А позже увидел: те же партийные функционеры быстренько стали демократами. Заметно менялась их риторика, но сущность–то прежняя оставалась. Начали появляться первые кооперативы, а методы и образ жизни были все те же. Честно говоря, политику бросил. Те, с кем я связывался, бывшие комсомольские работники, мои же друзья, тоже перекинулись на коммерцию. Чего–то хапнули, начали проворачивать дела. В то время в стихах я передавал свое ощущение ситуации. Не скажу, что меня постигло глубокое разочарование. Подошло другое время, надо было семью кормить, детей поднимать. Вернулся в город, а работы нет, решил заняться бизнесом.

— Были успехи на этом поприще?

— В 90–е годы пытался своим делом заняться, три раза становился на ноги и три раза обанкротился. Теперь–то я понимаю, почему так происходило: не мое это было, не мой путь. Бог говорит с нами на языке жизненных обстоятельств, таким образом он дает знаки, когда мы идем не в ту сторону. Я понял это и бросил бизнес. А в последние три года участвовал в айтматовских литературных летних школах, там были мастер–классы по поэзии. Пробовал себя в разных проектах, но определенного вида деятельности, честно говоря, не было. Я просто поэт, просто живу. Конечно, хочу иметь постоянную работу, чтобы была стабильная зарплата, но не получается. К тому же за эти годы отвык сидеть в офисе с 8 до 5 вечера. Отвык, чтобы кто–то сверху давал указания. Но в Обществе слепых и слабовидящих на общественных началах выполняю работу. Главное, если свое дело делаешь и не думаешь о деньгах, они сами будут приходить. Все звезды–миллиардеры почему добились успеха? Потому что делали именно то, что хотели, что им нравилось. Вот и реализовали свои способности. А материальные блага — попутный продукт.

— А ты думал, что станешь поэтом? О чем мечтал в детстве?

— Мечтал быть художником — с детства любил рисовать. А когда себя осознал, понял, что с таким зрением какой же я художник?! Но эту привычку никогда не оставлял, продолжал рисовать для себя. Да и сейчас могу что–то изобразить, если есть настроение. Ведь и стихи тоже появляются как порыв души. Я не понимаю, что такое вдохновение, не вымучиваю из себя строки. Мне нравится сам процесс, и они сами рождаются ниоткуда, вдруг. Поэтому мне не бывает скучно: сижу дома, пишу стихи. Иду по улице — рифма рождается, жду кого–то — обдумываю образы, что в голове крутятся.

 

Удачи просятся внаем

— Не все поэты пишут песни, а как у тебя это получилось?

— Это совсем другой жанр. Я в студенческие годы сам под гитару пел, пытался к своим стихам мелодию найти. Так получилось, что, когда работал на радио “ВОССТ”, мне предложили авторскую передачу делать, помогал находить рекламодателей. Как–то появился парень–аранжировщик, работавший с группой “Элес”. Он узнал, что я пишу стихи, предложил на мелодию сочинить текст. Получилась песня, ее записал Актан Исабаев. Со временем пошло–поехало, начали поступать заказы, стал понимать законы жанра и природу песенного творчества. Этому никто меня не учил, сам дошел. И теперь уверенно могу сказать: любую песню сочиню. Это мой хлеб.

— Мне понравилась твоя песня “Шумит весна”. Там есть такие слова: “Обидные потери неизбежны, а мы открыли двери для надежды, и следом за апрелем, как и прежде, удачи просятся внаем...”. Очень символично. Кстати, у нас немало на эстраде молодых людей, которые сами сочиняют слова и музыку, сами исполняют. Есть интересные, удачные песни, но зачастую рождаются бесцветные однодневки.

— Честно говоря, у меня это стало получаться, потому что я всегда любил слушать серьезные группы. Еще когда в школе и в университете учился, увлекся “Машиной времени”, “Примусом”, особенно “Воскресеньем”. Их творчество впечатляло текстами, они были своего рода откровением для нашего поколения, притягивали глубиной смысла и переживаний. Мы тогда не столько музыкой, сколько содержанием интересовались. Я не музыкант, всего лишь слушатель. Да, у нас молодые сами пишут и поют. Зачастую получается: и швец, и жнец, и на дуде игрец в одном лице.

Больше всего я избегаю людей, умеющих все, но, как правило, ничего толком и серьезно. А вот какие стихи пишу? Тут не могу быть объективным. Когда я Пастернака читал, думал по молодости, как бы вот так суметь, как он. Или восхищаешься Есениным, его прозрачной простотой, или изысканностью и мастерским владением словом Бродского. Но с годами понял, что такое недостижимо и, оказывается, вполне нормально находиться под впечатлением стиля какого–то автора. Некое отражение потом происходит и в собственном творчестве. Но теперь понимаю: когда сам пишешь, не надо оглядываться на авторитеты. Какой есть, такой есть. А когда подражаешь кому–то, это вторичный продукт. Хорошая вещь получается, когда сам прочувствуешь.

— Я помню, что ты много читал литературы по системе Брайля, а как сейчас?

— Сейчас намного легче. Информационная революция помогла. Есть флэшка, диктофон, в карман положил, слушаешь запись с файла. Появились компьютерные программы, благодаря которым любой текст можно переложить в голосовой файл. Конечно, сначала было непривычно слушать синтезатор, а не живой человеческий голос. Но тем не менее все понятно, можно любую литературу или информацию из Интернета закачать, адаптировать и прослушать. В России прекрасные аудиокниги выпускают, с музыкальным фоном, правильными интонациями, это уже целая индустрия. Который год пытаюсь заняться этим делом здесь. Кто–то говорит: нерентабельно, мол, нет спроса. А многие мои друзья, у кого есть автомобили, раньше музыку слушали, а теперь ставят в плейеры диски с аудиозаписью книг: удобно не только тем, у кого проблемы со зрением, но и обычным здоровым людям, когда нет времени целенаправленно читать книги. Можно слушать в дороге, на остановках, в перерывах.

— А что ты любишь слушать из того, что раньше читал?

— Самая любимая вещь “Мастер и Маргарита” Михаила Булгакова. В последнее время увлекся серьезной духовной литературой: Евангелие, Коран, читал психоаналитика Карла Юнга, эзотерические труды... Кстати, сначала считал эзотерику чем–то несерьезным, не имеющим ничего общего с реальным миром. Но сейчас понял, что некоторые книги стали помогать мне в жизни, мировоззрение поменялось, я ощутил, что стал лучше жить.

 

Жизнь, рвущаяся наружу

— А что это за книги?

— К примеру, прочел “Розу мира” Даниила Андреева. Честно говоря, первым ощущением после прочтения было удивление. Я понял, что меня зацепило. Когда он описывает некий двухмерный мир и динамические вещи, вдруг осознал, что я знаю, о чем он пишет. Я знаю этот мир! Он фактически рассказал о моем детстве. Ведь ребенком я очень часто болел ангиной — в год по нескольку раз, тяжело и с температурой. Бывало, бредил и просыпался от того, что мне всегда снился один и тот же кошмар, который я не мог никому рассказать, словами это не объяснишь. Потом все это прекратилось. А Андреев как раз пишет то, что я знаю с детства.

— Видимо, внутренняя природная сверхчувствительность тебе позволяет видеть то, что мы не видим?

— Сейчас я достаточно взрослый человек. Когда спокойно анализирую, почему же так, а не иначе проживаю свою жизнь. Ведь я с детства получал меньше визуальной информации, чем другие, жил своим внутренним миром, переживаниями, фантазиями, мечтами. От этого в большей степени формировался образный тип мышления, за него отвечает правое полушарие мозга, оно, естественно, стало развиваться больше, чем левое.

— Да, а ведь ученые говорят, что именно правое полушарие отвечает за творческие способности, интуицию, оно хранит в себе тайну нашей связи с потусторонним миром или Богом.

— Я на все сто процентов уверен в этом. Не просто убежден, а живу пониманием этого. Мир совсем не такой, каким мы привыкли его воспринимать. Нам всегда говорили: либо материализм, либо идеализм, социализм или капитализм. На самом деле подобное разделение есть надувательство в обход сознания, что показывает, как нами манипулируют. Ведь мир — единое целое. Он не линейный, а уровневый. Кроме нашего физического тела и материального мира, существует более тонкий мир, где обитает наша душа, — мир наших эмоций, чувств, переживаний, мечты. Это уровень более высокого порядка. Прежде чем что–то происходит в реальности, сначала формируется там, в виде мыслеформы.

— Получается, человек сам формирует свою реальность?

— Вот именно! Бог или Аллах — не имеет значения, как он называется, Абсолют или Высший разум. Не важно. Оно или Он, Всевышний, общается персонально с каждым существом в любых жизненных обстоятельствах. Ни один факт жизни не происходит случайно. Человек просто должен быть внимательным и смотреть на все не как робот, которого запрограммировали, а быть осознанным. Это элементарно. Мир — это зеркало, отражение наших мыслей и образов. Все рождается сначала в голове человека. Как мы себя чувствуем, как себя мыслим, так все у нас и происходит в реальной жизни.

— Да как тут не вспомнить твоего любимого Булгакова, который вложил в уста профессора Преображенского из “Собачьего сердца” слова: “Разруха не в клозетах, а в головах...”. А что происходит с нашим народом и страной? Как будто корабль потерпел крушение и движется непонятно куда!

— Я бы так не сказал. Нам опять говорят: давайте сначала экономикой займемся, нужна опора на частную собственность, наш локомотив — туризм, или, к примеру, в России — нефтедобыча... Опять обман! Не может проблема экономики решаться в этом поле. Или, допустим, когда про политические проблемы говорят, предлагают поменять устройство государства, принять новую Конституцию, мол, тогда все в стране будет хорошо. Нас опять втягивают в дискуссию: президентская республика или парламентская? Двухпалатный или однопалатный парламент? Выборы по партийным спискам или одномандатным округам? Но в этом поле проблемы не решаются! На самом деле нужно согласиться с одним фактом: Бог есть, а значит, все, что происходит в нашей реальной жизни, начинается с мира идей и образов в наших головах.

У нас самым приоритетным должно быть понимание нравственных законов. Ведь все принимают и следуют законам физики. Все знают закон тяготения, что если прыгнешь с 10–го этажа, не полетишь, а разобьешься. Угол падения равен углу отражения. Сила действия равна силе противодействия. Все эти законы работают. Это как дважды два. Точно так же действенны законы Вселенной и мироздания, то, что мы называем божественными нравственными законами: не укради, не убий, не лги, люби ближнего... Но почему–то об этих элементарных вещах забываем! Этому надо следовать не потому, что так в Библии написано или Коране. Это моральный закон для всего человечества.

— Может быть, все наши беды от того и происходят, что к этим простым вещам относимся скептически?

— Как и законы физики действуют независимо от нашего желания, так и законы мироздания влияют. Поэтому самыми приоритетными должны быть нравственные принципы. Люди это знают не умом, а душой. Ведь она и есть наше подсознание. Как цэрэушники говорят, что разум — это служба новостей для подсознания. Как капля воды в океане, так и человеческий разум — лишь капля по сравнению с тем, что таит в себе океан нашего подсознания. Человеческий мозг думает, а душа уже все знает. Исходя из этих принципов должна быть сформулирована концепция, где заложены аксиомы отношения человека с Богом, с космосом, с биосферой и с самим собой. На этом фундаменте должна рождаться культура в широком понимании, а затем строиться правовая культура, из которой, как ветви, формулируются Конституция, законы...

 

Прозрение слепца

— А как ты сам, осознав все это, следуешь Божественному закону?

— Очень просто. Утром просыпаюсь и радуюсь тому, что я есть. Стараюсь во всем видеть позитивную сторону. Ведь можно говорить: стакан наполовину пустой. А можно сказать, что он наполовину полный. Я экспериментировал, когда впервые об этом стал задумываться. К примеру, утром встал, пошел на кухню: там гора немытой посуды на столе. Дети взрослые, приходят поздно, поели, все бросили и пошли спать. Что я должен делать? По привычке ругать их? Но когда сын появляется, то по его лицу уже вижу, что он привычно ожидает трепки. А вместо этого он от меня слышит: “Тебе яичницу с луком или без?”. Он растерялся, потом говорит: “С луком...”. Я осознанно стал делать по–другому и наблюдал, что же будет происходить. После этого немытой посуды не стало.

Когда начинаешь вести себя нестандартно, избавляешься от стереотипов, то меняешься не только ты, но и твое окружение. Иногда эмоции надо выплеснуть, но если ты понимаешь, что есть окружающий мир, он твой. Это твоя семья, твой город. И когда ты начинаешь себя вести по–другому, то замечаешь, что все больше и больше появляется поводов для радости, как в детстве, беспричинной такой. А это и есть знак того, что Бог общается с нами.

— Получается, что прежние наши правители, что нынешние не начинают с этих базовых основ? И мы опять будем барахтаться в болоте?

— Политики могут говорить, что позовем профессионалов, разбирающихся в политике или экономике. А простой работяга о чем говорит? Честность должна быть! Мы должны прекратить лгать и воровать, плодить коррумпированные схемы. Бог общается с нами на языке жизненных обстоятельств. И мы этот язык должны принять и понять, быть предельно внимательными к тому, что люди, совершенно не разбирающиеся ни в политике, ни в экономике, говорят самые главные и правильные вещи.

 

«Бабок» много, а счастья нет

— А что ты чувствовал, когда у нас произошла очередная революция?

— В последние дни, через неделю после апрельских событий, все время жили в ожидании разрешения некой ситуации. Ведь с удивительной цикличностью повторилась ситуация пятилетней давности. Когда смотришь ТВ, слушаешь радио, устаешь от негатива. Первые дни сыновья мне ничего толком не говорили, как бы уходили на работу, а на самом деле с дружинами ездили охранять объекты. Несколько дней стояла тягостная тишина. И вдруг как–то утром вышел, у подъезда закурил, глянул во двор: меня как будто окатила приятная волна! Весь двор звенел от детских голосов: много–много детей, зеленая трава, солнце выглянуло из–за туч, краски стали сочнее. Раньше я, может быть, на это не обратил бы внимание, но в тот момент я знал: вот оно! Через сердце, откуда–то сверху пошла информация. И я понял: сейчас у Кыргызстана такая возможность, такой шанс взять за приоритет нравственность, возвести ее на самый верх как основу основ! Только тогда у нас будет реальная возможность построить все, как надо.

Кстати, год или два назад у нас в доме были дебаты: думали, уезжать нам в Америку или нет? Тогда семья раскололась на два лагеря. Я, средний сын были против, а жена и двое других сыновей — за. Мол, зовут, туда уже перебралась подруга супруги. В тот момент я как раз понял: не смогу. Просто погостить, пожить год еще можно. Но когда подумал, что надо ехать навсегда, то жене просто сказал: пойми, я же от тоски там помру, как собака без хозяина, или сопьюсь.

— Именно в такой момент, когда реально стоит проблема выбора, начинаешь понимать истинные ценности.

— Да, и поэтому мне страшно тяжело и больно за нашего бывшего президента Аскара Акаева. Ну ладно, молодой парень лет двадцати уехал, к примеру, в Голландию, влюбился там, женился и стал жить нормально. А если человек зрелый, образованный, состоятельный, у него, может быть, есть хорошая работа, семья... А ужас–то в чем? Это чуж–би–на! Сколько моих друзей на заработках были по 5–7 лет в Южной Корее. Или наш однокурсник Колен Аккулаков, допустим, в Минске три года провел, до этого в Москве два года учился. Он говорит: “Все классно: но, блин, не дома!”. Он постоянно звонил оттуда, просил рассказать, что происходит. Получается, телом там, а душой–то здесь?! Даже растение выкопай посади в другое место, потом посмотри, что будет?

— Завянет...

— Или болеть станет долго. И вот теперь похожая нынешняя ситуация с Бакиевым. Ладно, бог с ним, что он каким–то образом добился, чтобы его отпустили. Мы все понимаем, что он бы пошел до конца, подставил все село под пули, и, кто его знает, чем бы все закончилось, если бы его не вывезли? Ну и что? Путь они с Максимом миллионы, миллиарды прикарманили, но ему теперь придется годами где–то прятаться, годами его не будут выдавать какие–то государства. Но самый ужас–то в чем? Сколько проклятий они получили на свою голову. Многие говорят, мол, магия — это ерунда. Нет! Магия слова — это не шутка! На самом деле все это реально: слово, то есть мысль, озвученная или сказанная от души, от сердца матери, потерявшей сына. И на тонком уровне, представьте, каким ударам сейчас подвергается его душа. Она уже при жизни испытывает муки. Вот он еще живой, а как в адском огне горит, хотя он не переступил черту из физического мира в мир иной.

— Можно сказать, что наказание уже произошло?

— Оно идет, он уже мучится. А то, что люди требуют его привезти, засудить, посадить, это ничто по сравнению с тем, что происходит в тонком мире. Тело превратится в прах, пыль. А душе–то дальше жить и проходить путь. Ужас–то в этом, если он сам это понимает и у него осталась хоть капля совести...

— Как бы там ни было, каждый так или иначе отвечает перед самим собой и перед Всевышним за свои деяния, но, несмотря на все негативное, что у нас произошло, хотелось бы сказать, что, может быть, через эти страдания, через эту кровь мы, как народ, проплакались и очистились...

— Вот именно! Если у нас в этом мире пролилась кровь, то, следовательно, что–то произошло и там, наверху. Если мы все эти события, которые происходят, будем понимать как откровение, которое нам Бог посылает, то сделаем правильные выводы. Достаточно, чтобы 12 процентов населения Земли думали позитивно, тогда история повернется в другую сторону. Если сейчас люди, которые придут к власти, начнут с культивирования нравственного начала, то история в нашей стране разом повернется в другую сторону, и в кратчайшие сроки мы сможем стать процветающей страной счастливых людей.

— А что значит быть счастливым?

— Ну, во–первых, нужно понять, зачем ты в этот мир пришел. Человек должен быть счастливым, иначе какой смысл? И тогда зачем Бог тебя и меня на эту землю послал? Вот пример: у господ, которые сбежали из страны, теперь “бабок” много, а счастья–то нет! А смысл жизни в том, чтобы быть счастливым здесь и сейчас, а не просуществовать непонятно как свои 70 лет. Если думать по стереотипу, мол, будут у меня деньги, не важно каким способом добытые, то–то или то–то сделаю... Ничего подобного, не получится однозначно. Ты всю жизнь потратишь на добывание денег такой ценой, а в итоге они и не понадобятся.

— Талант, а с чего начинается Родина?

— О! Сложно сказать. Все, что я люблю, есть моя родина. Это и родительский дом, и мой город, и друзья, и Талас, где я работал, и ущелье Чон–Курчак, куда я люблю выезжать... Это и моя книга стихов “Полинезия” — это место в моих мечтах, тоже родина:

Я тебе расскажу, что искал я пожизненно,
     я тебе покажу, что в груди моей выжжено...
     И мы выпьем с тобой за мечту бесполезную,
     за святую любовь и мою Полинезию.

Она есть, я хочу туда съездить, там побыть. Я люблю музыку, это тоже родина, люблю, к примеру, Пастернака. Никак не могу родину увязать с каким–то географическим названием, она обязательно связана с эмоциональным ощущением.

Не требую любви я от любимых,
     Мне от того, что сам люблю, светло.
     И от того, что на дорогах длинных
     Нас нечто справедливое свело
     Для отдыха от непонимания самих себя,
     Закованных в клише,
     Для утонченья острия вниманья
     Такой бесценной.
     В собственной душе,
     Которой не престало бы метаться,
     Ища по жизни призрачный покой.
     В жизни много разных имитаций,
     На все души не хватит никакой.
     Поэтому в детали не вникая,
     Давайте наши души орошать.
     Ведь жизнь, она какая–никакая,
     А тем, что есть, уже и хороша.
     Знать, незачем бежать в традиции общенья
     Поодиночке тлеть и захотеть
     Сто раз родиться и в двадцать
     никогда не умереть.

 

Бермет МАЛИКОВА.
    Фото Темира СЫДЫКБЕКОВА.

 

См. также стихи Таланта Джолдошбекова:

Полинезия
    Послание Луи Брайля к потомкам
    Радуги

 


Количество просмотров: 1114