Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Научные публикации, Экономика и финансы
© Койчуев Т.К., 2007.
© Центр экономических стратегий при ПКР (ЦЭС), 2007.
© ОО «Экономисты за реформу», 2007.
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 13 июня 2009 года

Турар Койчуевич КОЙЧУЕВ

Экономическая революция — путь к преодолению невзгод

ИЗБРАННЫЕ СОЧИНЕНИЯ. ТОМ I (окончание книги)

I том сочинений Турара Койчуева включает научные труды советского периода. Автор глубоко признателен спонсорам, благодаря поддержке которых изданы избранные сочинения. Научным учреждениям и вузам, государственным органам, независимым общественным организациям издание распространяется бесплатно.

Публикуется по книге: Койчуев Т.К. Избранные сочинения. Том I. – Б: ЦЭС при ПКР, ОО «Экономисты за реформу», 2007. – 545 с.

УДК 338
    ББК 65.9(2Ки)
    К 59
    ISBN 978-9967-417-52-2

 

Центр экономических стратегий при Правительстве Кыргызской Республики
    Общественное объединение «Экономисты за реформы»

Печатается по решению ученого совета ЦЭС при ПКР.

Редакционная коллегия:

Акад. Т.К.Койчуев, д-р экон. наук Д.С. Джаилов, проф. К.Б. Гусев, Н.М Даровских

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. О законах общественного развития.
    2. О социалистичности общества и экономической свободе.
    3. Экономический суверенитет и отношения собственности.
    4. Рынок и приоритеты.
    5. К радикальным мерам по оздоровлению экономики.
    6. Экономика Кыргызстана: оценка ситуации, прогноз, предостережение.
    7. Реформа или революция.
    8. Да засветится дом знанием, да заполнится благополучием.
    9. Обеспечение социалистичности общества — в его демократизации.


    1. О ЗАКОНАХ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Долгое время нам насаждалось такое понимание, что та или иная система имеет свои законы общественного развития, в соответствии с которыми должны совершаться действия людей. Абсолютизировалась сила закона, его действие понималось статично. Но ведь система, ее общественные, производственные отношения не абстракция или раз и навсегда данная и статичная мертвая статуя, а живая реальность, ежедневно и ежечасно самовоспроизводящая всю многообразную деятельность людей. Это самовоспроизведение происходит в условиях, когда условия и факторы воспроизводства жизни общества меняются и соответственно деятельность людей происходит не только в соответствии с законами, но и сама эта деятельность вносит коррективы в действия законов, т. к. и законы должны приспосабливаться под поведение людей и изменяющиеся условия.

Исходя из поставленных обществом целей, приспосабливаясь к условиям, посылкам, люди создают свою историю и в этом процессе не очень-то думают о том, соответствуют ли их действия тем или иным законам или нет, а руководствуясь практической целесообразностью, разумностью, выгодностью, принимают конкретные решения. Другими словами, не законы непосредственно управляют действиями людей, а люди в ходе анализа и обобщения результатов своей практической деятельности выявляют сложившиеся закономерности, выводят законы, которые в большей мере оценивают пройденный путь.

Уже впоследствии действия найденного закона люди воспринимают как некое руководящее начало на будущую деятельность. Пока в жизни системы не происходят коренные, принципиальные, крупные изменения, законы срабатывают надежно. Но сказать, что срабатывают в неизменном виде, нельзя. Либо в лучшую сторону, либо в худшую, но деятельность людей изменяется, находится в постоянном движении. Действие закона на перспективный период всегда вероятностно, непредсказуемо, ибо каждый раз живая деятельность либо утверждает, либо ниспровергает, либо видоизменяет действие того или иного закона.

Законы важны для определения цели, выбора методов и путей решения, определения политики и ориентации, установления общественного контроля, но в конкретной практической деятельности нужны разумные нормы, поступки, подходы с пониманием происходящих в обществе процессов. Надо оценивать не столько соответствие законам, сколько обеспечение цели общества. И уже на другом витке будет оцениваться, насколько действия людей соответствовали законам, ранее открытым. Если соответствовали в большей или максимальной степени, значит, законы оправдывают себя и еще могут служить методологическим, теоретическим оружием при определении экономической, социальной политики. Если же существовало большое расхождение между действиями людей и требованиями законов, значит, не люди были не правы, а законы уже не работали. Значит, пробивается в свет другой закон и действие его важно и нужно своевременно уловить.

Во всех общественно-экономических формациях, как и вообще во всей живой и неживой природе, развитие происходит под всеобщим действием закона «выживания». В естественной живой и неживой природе (без вмешательства человека) существует естественный порядок этого выживания. В неживой природе все зависит от комплекса природных факторов, который объективно «устанавливает порядок»: что, где и как расположится. В живом мире природные условия определяют места обитания, но между видами в границах совместного обитания существует жесткая борьба за выживание. Вмешательство человека может разнообразить, скажем, растительный мир за счет культивирования новых видов, предохранительными мерами сделать менее истребительной жизнь в животном мире, но существующий естественный порядок борьбы в природе за выживание человек полностью не может устранить, хотя он может своими действиями или способствовать сохранению природы, либо, наоборот, ее истреблению и истощению до такой степени, когда природа не сможет выработать свой естественный иммунитет самозащиты.

И в человеческом обществе действует закон «выживания». Характер проявления этого закона, последствия его Действия различны на разных ступенях развития человеческого общества, в разных общественно-экономических условиях, при разных политических режимах. Скажем, трагедией для народов оборачивается действие этого закона в условиях господства тоталитарного, расистского и фашистского режимов.

В человеческом обществе с развитием общественного и научно-технического прогресса расширяется арсенал разнообразных (научных, экономических, социальных, политических, идеологических) средств и методов реализации требований закона выживания. И здесь важно: какой режим власти действует и как трансформируются требования данного закона в цели, задачи общества и какими методами общество их решает, какие ресурсы, в каких сочетаниях и в каком порядке пускает в действие. Вес остальные законы общественного развития подчиняются этому всеобщему закону выживания.

Любой закон всегда проявляет свое действие как тенденцию, а та или иная степень проявления его действия зависит от условий, факторов, определяющих его возникновение и меру воздействия на тех или иных исторических этапах. Причем проявление действия закона не всегда идет по восходящей линии, когда в наибольшей степени реальность отражает полноту проявления закона. Конечно, законы наиболее полно проявляют свое действие по мере нарастания зрелости соответствующих общественных, в том числе производственных отношений. Но наиболее полному проявлению действия каждого закона соответствует своя индивидуальная мера зрелости общественных отношений. Одни законы «чувствуют на себе» зрелость общественных отношении сегодня, другие — завтра, а третьи — прочувствовали уже вчера. Есть законы, время для проявления действия которых только наступает, но есть и законы, время которых уходит. А значит, соответственно мера проявления действия каждого закона в конкретное время может быть различной, т. е. в системном действии законов взвешиваются, соприкасаются разные «веса» законов.

Реальная социально-экономическая ситуация осложняет или облегчает действия законов, т. е. она складывается не только под действием законов, но и сама, как прямое непосредственное отражение деятельности общества, оказывает обратное воздействие на степень, глубину и горизонты проявления действия законов.

Как человеческому обществу присуще естественное свойство к самовыживанию и существует соответственно закон самовыживания, так и обществу свойственно умение приспособиться к условиям жизнедеятельности: действует закон адаптации, обусловливающий принятие прагматичных, разумных решений, диктуемых обстоятельствами.

Общим для всех социально-экономических систем, видимо, является закон компромиссов, ибо в любом человеческом обществе действия, общение, согласование интересов, позиций и приход к взаимоприемлемому итогу совершаются и достигаются путем взаимных компромиссов. Но такой компромисс возможен, когда стороны поставлены в равные условия, в равной мере свободны в высказывании и отставании своих интересов, нет диктата власти одних над остальными, все равны в правах выбора решения.

А отсюда, плюрализм мнений — объективная категория, характеризующая реальные права свободы в демократическом обществе.

С переориентацией целей на общечеловеческие ценности не может не подвергаться изменениям и идеология. Тем более допускается естественно-исторический феномен — плюрализм. Общество неоднородно по социальному составу и по национальным признакам. А, следовательно, помимо выкристаллизованных и всеми социальными слоями признанных общечеловеческих ценностей существуют ценности и интересы определенных слоев населения. Реализация их требует своих подходов, решений, своей идеологии. Возможно, идеология и интересы одних могут вступать в определенные противоречия с интересами и идеологией других слоев. При их разрешении, если есть желание положительного решения, нужен разумный компромисс, который бы учитывал и примирял интересы сторон, но это возможно только в том случае, если исходить из общечеловеческих ценностей.

Выходит, что приоритет общечеловеческих ценностей в обществе объективно предполагает широкое развитие плюрализма мнений, идеологий, формирование многопартийной политической системы. В обществе, состоящем из различных социальных слоев, не может быть одной партии, которая бы отражала идеологию всех. Если есть такая одна партия, то она должна отрицать наличие различных социальных слоев и противоречий в их интересах. Если предположить наличие и возможность такой одной партии, которая бы носила идеологию общечеловеческих ценностей, то должно допускаться наличие платформ, которые отражают интересы различных социальных слоев и защищать их интересы, потому что без них нежизненны и общечеловеческие ценности.

Поскольку в обществе люди, социальные слои сосуществуют рядом, то они не могут не сотрудничать, и даже конфликтуя сотрудничают, через преодоление конфликтов и непонимания. Это естественное состояние любого общества, т, с. существует закон сосуществования.

Этот и другие законы и категории объективно определяют характер и структуры взаимоотношений людей, социальных слоев, народов в реальной практической деятельности. При их осознанном использовании, они превращаются в определенные политические, экономические, социальные правовые нормы, охраняющие порядок, справедливость, свободу и равенство.

Таким образом, объективными общественными законами, исторически регулирующими жизнедеятельность демократического общества, являются: закон самовыживания, закон сосуществования, закон адаптации, закон компромиссов.

Очевидно, нельзя общие законы развития сводить только к трем законам диалектики: закону единства и борьбы противоположностей, закону отрицания, закону перехода количества в качество. Система законов диалектики, как мне кажется, включает в себя более широкий круг Законов. Другое дело, они должны быть ранжированы.

При анализе действия законов и закономерностей общественных явлений, развития общественных процессов необходимо вычленять и рассматривать их глубинное временное, иерархическое и пространственное действие. Глубинное действие законов связано с генезисом и уровнем зрелости общественных отношений. Временное действие законов связано со сроками, длительностью существования тех или иных общественных явлений, которые предопределяют исторический отрезок времени, в пределах которого действует закон. Иерархическое действие законов, связанное с тем, что тот или иной социально-экономический порядок имеет определенную организационную иерархическую структуру социальных институтов и управления, разные уровни социальных и экономических отношений в их субординированности. Пространственное действие законов связано с тем, что в своем социально-экономическом развитии, в формировании общественного уклада, различные районы мира даже одной страны имеют разные уровни развития, сложившиеся исторически, и это не может не сказаться не только на силе воздействия, но и вообще на возможностях проявления действия законов.

И глубинное, и временное, и пространственное действие законов находят свое отражение в сознании, мироощущении, нравственных ценностях, поведении и поступках, в практической деятельности народа.

В соответствии с диалектикой общественного развития каждый народ, каждая нация, каждое государство переживают и проходят в своем развитии ряд общественно-экономических формаций. Но, в зависимости от уровней развития, от назревших противоречий и проблем, в разных странах этапы смены формаций разные, осуществляются в разные периоды, и история человечества в общественном развитии за конкретный отрезок времени видится в разнообразии типов общественно-экономических формаций.

Та или иная общественно-экономическая формация в конкретном своем проявлении в той или иной стране не может не носить национальную специфику, а, значит, могут быть разные формы существования того или иного типа общественно-экономической формации. Возможная смена одной формации другой является объективным историческим процессом. Поэтому при наличии в многообразном мире различных типов формаций их нельзя противопоставлять друг другу. В каждый исторический отрезок времени они могут, вернее, должны рассматриваться как альтернативные пути общественного развития, и не антагонистические.

Надо ли сейчас, применительно к высокоразвитым капиталистическим странам, где высок уровень современной цивилизации, утверждать об обязательности смены типа формации?

В этих странах достигнут высокий уровень жизни, социальные проблемы решаются полнее, чем в странах социализма. И капитализм меняет лицо, он сегодняшний — не вчерашний. Капитализм тоже надо рассматривать не в раз и навсегда заданном состоянии, а в развитии, когда и в недрах капитализма возникает «революция в эволюции», гарантируются свободы и права, материальные и социальные блага, надежно защищается демократия. Система капиталистических производственных отношений тоже становится все более такой системой, в которой взаимодействуют различные формы собственности, включая и общественную в тон или иной форме и степени в общенациональном масштабе или в определенных сферах. Возможным становится согласование экономических, социальных, политических интересов различных классов и социальных слоев без кардинальных потрясений. Эволюция различных типов общественно-экономических формаций может привести к такому типу общества, когда отношения собственности не будут моментами, разделяющими и противопоставляющими друг против друга различные типы формаций, а, наоборот, будут сближать их, и нужно будет объективно говорить не о взаимоисключении различных отношений собственности, а об органичном взаимодействии.


    2. О СОЦИАЛИСТИЧНОСТИ ОБЩЕСТВА И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СВОБОДЕ

Перестройка, утвердившая демократизацию общества, политический и экономический плюрализм, раскрепостила и научное общественное мировоззрение. Оно начинает истинно диалектично переосмысливать социальные, политические, экономические процессы.

Возникают вопросы и вопросы...: Что должно лечь в основу государства? Какой должна быть власть государства над экономикой? Каков основополагающий принцип политического и экономического плюрализма? Каков предпочтительный порядок развития общественных процессов? Как экономическая свобода согласовывается с социальными гарантиями? И так далее.

Естественно, что на все эти вопросы нужно дать ответ. Поиск ответов начался и идет. Вопросы эти порядка и глобального и локального. Но они так тесно переплетены... Скажем, права человека, цели общества, общественно-политическое устройство, как понимать социалистичность общества, экономическая структура, экономическая свобода, экономическая ответственность, экономический и правовой механизм их взаимодействия — все это тоже круг вопросов, требующих поиска новых подходов и решений, соответствующих идеалам гуманистического демократического общества...

В основу любого цивилизованного, гуманистического, демократического, правового государства должно лечь право человека на: гарантированную его личную свободу, свободу выбора видов и форм хозяйственной деятельности, неприкосновенность его собственности, социальную защиту, свободу совести, мировоззрения и вероисповедания. В обществе антигуманным, а, следовательно, и антигосударственным должны считаться и решительно пресекаться шовинизм, национализм, фашизм, расизм, любое насилие, т. е. все то, что ущемляет права человека, народов и наций.

В человеческом обществе вообще, если абстрагироваться от социально-экономического устройства, в конечном счете абсолютной целью является достижение высоких ступеней цивилизации, обеспечивающих материальное и духовное процветание, гуманизм в человеческих отношениях.

Конкретный тип социально-экономического устройства вносит свои коррективы не в понимание этой цели, а в способы ее реализации. Общечеловеческая абсолютная цель приобретает черты относительности.

Далее, отдельно взятые общества и государства еще более усиливают признак относительности цели. Реальные возможности (материальные, интеллектуальные) обусловливают конкретные параметры: когда и что может быть достигнуто и что это даст членам общества.

Со все большим приобретением черт относительности цели ее абсолютный смысл не теряется, а продолжает оставаться определяющим, сущностным началом. При выделении относительных целей учет определяющего значения абсолютности сущности цели стесняет гуманизм общечеловеческих ценностей.

Игнорирование или отход от абсолютных значений цели и выбор относительного ее содержания чревато проявлением антигуманных акций, когда общечеловеческие цели подменяются целями узкой группы лиц и направлены против других народов и социальных слоев.

В способах реализации целей проявляются определенные противоречия между относительной и абсолютной целями. В любом человеческом обществе процветание, прогресс определяются как абсолютные цели, но, скажем, при одном общественно-политическом строе способы превращения ее в относительные цели раскладывают их на интересы классов и социальных слоев, неразрешимо противоречащих друг другу, тогда как в другом обществе есть противоречия, но они разрешимы в рамках существующего строя.

Цели, разумеется, и абсолютные, и относительные, обусловлены обществом, экономическими, социальными и политическими интересами его крупных социальных слоев. И в данном случае можно выделить общечеловеческие интересы, которые составляют фундамент производных интересов отдельных слоев населения. Общность общечеловеческих интересов является основой определения абсолютной цели. В свою очередь, интересы отдельных наций, народов, классов, слоев, отдельных людей определяют относительные цели.

Наиболее устойчивыми являются общечеловеческие интересы. С них начинается вычленение относительной цели, расслоение интересов, а с достижением более высоких ступеней общественного прогресса в них (относительных це¬лях) будет замечаться восхождение частных интересов к общечеловеческим интересам и постепенно будет происходить стирание относительных целей и воплощение их в абсолютной цели. Поэтому при исследовании процессов общественного развития важно находить общие, связывающие моменты между ними и пути разрешения противоречий искать исходя из того, что их соединяет. Демократическое общество немыслимо без плюрализма мнений и идеологий, без свободы выбора, без приоритета общечеловеческих ценностей при уважении и внимании к интересам различных социальных слоев, народов. Свободное демократическое общество желает жить сегодня лучше, чем вчера и в нем не может не проявляться действие закона стремления к процветанию. Цели общества должны определяться исходя из общечеловеческих ценностей и Человек должен становиться совершеннее, как и образ его жизни, а материальное благосостояние — обеспеченнее.

Общество может иметь общественно-политическое устройство по какому-то определенному им избранному типу: демократическому, авторитарному, конфедеративному, федеративному, власть может быть президентской властью, одной партии, коалиционной и т. д. и т.п. Но общественно-политическое устройство не должно всю экономическую структуру ставить в зависимость от идеологии одной партии, устанавливать государственно-политический диктат и унифицировать под одну форму хозяйствования. В условиях рынка экономика может нормально функционировать только в том случае, если хозяйствующим субъектам будет предоставлена полная экономическая самостоятельность. Другое дело, все хозяйствующие субъекты имеют экономическую ответственность перед обществом, и государство определяет свои отношения с ними с помощью экономического механизма. Всех стричь под один тип — это подавлять инициативу, подрывать экономический интерес, догматировать методы и формы хозяйствования. Это застой. Экономическая структура должна естественно саморазвиваться, приобретая те или иные формы с учетом целесообразности, эволюции и революции развития, и она в определенной степени будет, несомненно, оказывать влияние на тип общественно-политического устройства. Общественно-политическое устройство, однако, зависит и от исторических традиций, от государственно-политических форм, от идеологии партий, от гражданских структур и правовых норм, от выработки гражданского согласия. Важно другое: чтобы политика власти была социально ориентирована, защищала права граждан, народов, наций и способствовала свободе и процветанию экономики, обеспечивала социальные гарантии. А государственная власть должна воздействовать на экономические субъекты через экономический механизм и через механизм контроля соответствия их деятельности правовым законам.

Социалистичность (или несоциалистичность) общества зависит не от типа хозяйствования, а, в конечном счете, от того, удалось ли каждому члену общества предоставить возможность найти применение своим интеллектуальным и физическим возможностям, обеспечить достойный уровень материального и духовного благосостояния и сможет ли оно гарантировать и поддерживать приличную жизнь. Отсюда, что важно для определения социалистичности?

Первое. Свобода выбора форм хозяйствования. Нельзя, в какой бы то форме ни было, что бы ни было, ущемлять собственность. Собственность должна быть неприкосновенной. Каждый должен чувствовать себя хозяином своей собственной судьбы. Его право выбирать: хочет жить богато — работает хорошо, хочет жить бедно — не работает и живет бедно. Но рынок не дает таких альтернатив, как не работать или плохо работать. Для рынка человек должен работать, работать качественно и производительно. А государство должно способствовать использованию возможностей человека.

Общество должно стараться обеспечить своим членам равный доступ к средствам производства в соответствии с квалификацией, образованием, опытом, компетентностью, гарантировать трудоспособному населению рабочие места в различных сферах народного хозяйства независимо от форм собственности. Все хозяйствующие субъекты (независимо от форм собственности) несут обязанности перед обществом способствовать усилиям общества по обеспечению занятости населения. Общество и хозяйствующие субъекты должны создавать экономические и социальные гарантии по обеспечению таких условий и режима, интенсивности и продолжительности, оплаты труда, которые создавали бы нормальное воспроизводство дееспособности рабочей силы. Нельзя и невозможно всех принуждать к труду. Это противоречит свободе личности. Но сама экономическая необходимость каждого естественно принуждает к труду.

Второе. Богатые, предприимчивые (коллективные или отдельные хозяйствующие субъекты) в зависимости от уровня доходов несут большую экономическую ответственность перед обществом, что отражается в налоговой политике. Им была дана полная экономическая свобода зарабатывать и накоплять прибыль, но эта свобода должна регулироваться и мерой экономической ответственности.

Третье. Равенство в распределении и потреблении невозможно, так как потенциальные возможности производить, работать у людей различные, различны составы семей, уровни жизни, потребности. Общество не должно уравнивать распределение и потребление, а они должны быть построены на принципах справедливости. Провозглашение полного изобилия, скорее всего является экономической и социальной романтикой. Ведь развитие производительных сил одновременно сопровождается и соответствующим ростом потребления, более быстрым даже развитием потребностей, с природными, экономическими ограничениями, неоднозначным влиянием демографических факторов и т. д. Относительное изобилие будет и должно достигаться производительным, интенсивным, качественным, технологически высокооснащенным трудом.

Четвертое. Должен быть обеспечен приличный социально гарантированный прожиточный минимум, который бы гарантировал нормальную жизненную дееспособность каждого человека.

Пятое. Защита прав граждан и определение их той или иной ответственности перед обществом должны быть четко гарантированы правовыми законами. Перед законами все должны быть равны. Ни один человек, кем бы он ни был, не должен и не может иметь больше или меньше гражданских прав.

Социалистичнось или несоциалистичность общества определяется, в конечном счете, ответом на вопрос: есть эксплуатация человека человеком или нет. Но то, что один человек работает по найму у другого человека, частного собственника, или на государственном предприятии, либо на предприятии, являющемся акционерным и коллективным, вовсе не показывает, эксплуатируется человек или нет. В договоре, в котором определены соответствующие государственным законам (действия которых распространяются на всех собственников — хозяйствующихся субъектов) условия и режим, порядок и оплата труда, участие в распределении прибыли и устанавливаются правовые взаимоотношения собственника — работодателя и наемного рабочего. И здесь нет никакой эксплуатации. Но если закон нарушается, труд и рабочий используются с нарушением договорных условий — вот здесь возникает эксплуатация рабочего собственником, каким бы он ни был: частным, коллективным и т. д.

Истинное социалистическое государство не может иметь иной цели, чем та, которая предполагает приоритет общечеловеческих ценностей и удовлетворение потребностей в их реализации. Другое дело, как затем в реальности в каждой отдельно взятой стране осуществляется эта общая цель.

Принципиально механизм реализации этой цели зависит от того, какие экономические права даны хозяйствующим субъектам, какие социальные гарантии обеспечены гражданам. Экономические права предопределяют возможность существования одной или различных форм собственности. Каков труженик и каков собственник — эти два величайших фактора определяют характер, структуру законов и механизм обеспечения меры их воздействия на экономические процессы.

Но нельзя с правами труженика, с формами собственности жестко связывать социальную ориентацию общества. Скажем, даже при наличии разных форм собственности социалистическая ориентация в цивилизованном обществе может быть узаконена и осуществлена путем принятия действенных законодательных актов.

Как мы теперь понимаем,— когда стала очевидной неспособность бюрократизированной экономики обеспечить устойчивое и динамичное развитие экономики, что выразилось в кризисных явлениях в экономике и ухудшении жизненно¬го уровня населения, — объективно стал нужным поиск другой модели экономики.

На сегодня такой модели, кроме рыночной, в мировой практике нет. Разбюрократизация экономики, как шаг по переходу к рыночной экономике, привела к необходимости, как мы привыкли уже говорить, разгосударствления и приватизации.

Когда мы говорим о разгосударствлении собственности, то понимаем этот процесс, как процесс разбюрократизации государственного сектора экономики. Сама по себе государственная собственность, государственное предприятие вовсе не означает, что они непригодны, недееспособны. Недееспособными их сделала бюрократизация. И раз-бюрократизацию государственных предприятий следует понимать как предоставление экономической свободы государственным предприятиям, которые должны доказать, что государственные предприятия в условиях рынка так же могут эффективно функционировать, как и предприятия других форм собственности.

Здесь существенное значение имеют те экономические (налоговые, кредитные, ценностные, нормативные и т. д.) рычаги, которые способствуют безболезненной и быстрой адаптации к рынку государственных предприятий. Ведь уничтожение государственных предприятий — не самоцель. Если они имеют резервы развития, если коллективы хотят сохранить предприятия в этой форме собственности, то почему по отношению к ним должны приниматься дискриминационные меры?

Тем более, когда сегодня именно государственная собственность, государственные предприятия несут основную нагрузку в экономике, не бездумно надо ликвидировать их, а умно вводить их в режим рынка.

Если государственный сектор, занимающий подавляющий удельный вес в общественном продукте, будет растащен и уничтожен, то вряд ли все остальные, другие формы хозяйствования вынесут на себе всю экономическую нагрузку в обществе.

Безусловно, нужно поддерживать, развивать и стимулировать все негосударственные формы хозяйствования, поскольку объективно необходим плюрализм форм собственности. Но это не должно приводить к насильственному распаду государственного сектора. Должны сосуществовать, состязаться, конкурировать между собой все формы собственности. Этого достичь можно, если льготная налоговая, ценовая политика в равной мере будет стимулировать все формы хозяйствования, в том числе государственную. Ведь господствующей и практически единственной формой собственности была государственная и теперь законодательно допущено развитие и всех остальных негосударственных форм собственности, причем без каких бы то ни было ущемлений в правах. Само это — уже стимул для развития.

Предпочтительное поощрение одной из форм хозяйствования в ущерб другим, которые тоже существуют и в них есть потребность, всегда несет за собой негативное последствие. Конечно, такую политику тоже можно проводить, если взять однозначно ориентацию на ликвидацию государственной собственности. Но такая политика и ориентация бесперспективны, авантюрны, опасны, не соответствуют социалистическим идеалам и принципам. Перед законом — и в своих обязанностях и в своих правах на защиту и поддержку — все формы собственности должны быть равны. Какое будет лучше развиваться и процветать — это должно зависеть от эффективности их работы, от их дееспособности, т. е. благополучие должно зарабатываться. Государство должно не мешать им, поддерживать их — всех в равной мере. Разве в странах Запада нет государственных производственных образований, работающих весьма эффективно в режиме рынка?! Главное средство оживления государственного сектора в экономике — это его разбюрократизация, предоставление полной экономической свободы, управление им с помощью экономических методов. В этих условиях государственные предприятия будут по сути такими же рыночными, как и предприятия других форм собственности. Ведь, для существования рынка не важно, какая именно форма собственности на предприятиях, а важно то, что сосуществуют и контактируют, имеют мощные побудительные мотивы к развитию, предприятия самых разнообразных форм собственности. Экономическая свобода в условиях рыночных отношений дается для того, чтобы хозяйствующий субъект не был иждивенцем у государства, а сам стал обеспечивать и сегодняшнее свое экономическое благосостояние, и завтрашнее положение. Экономическая свобода пробуждает и возвращает чувство хозяина в каждом отдельном труженике, в. коллективе, независимо от того, каким он является: коллективом государственного предприятия, кооперативного, акционерного, арендного, смешанного, частного и т. д.

Хозяйствующий субъект может быть экономически дееспособным только в том случае, когда его продукция находит, потребителя и покупается им. Но когда каждый хозяйствующий субъект играет свою роль в системе общественного разделения труда, его продукт находит не просто и не только индивидуального потребителя, а в конечном счете общественного потребителя в лице общества в целом.

Поэтому с точки зрения удовлетворения общественных потребностей существенно важно, чтобы каждый хозяйствующий субъект и соизмерял, и проводил в соответствие свои экономические действия с требованиями общества. Как может общество достичь этого? Естественным путем является, как показывает положительно опыт функционирования рыночной экономики и негативно развал командно-бюрократической системы, применение экономического механизма.

Но вместе с предоставленной экономической свободой общество налагает на хозяйствующего субъекта и экономическую ответственность, т. е. свобода тоже должна окупаться. Если экономическая свобода предполагает поощрение, льготы, право выбора, то экономическая ответственность — штрафные санкции, запрет или ограничения, обязательства хозяйствующего субъекта. Перед обществом нет ни у кого (ни у одного хозяйствующего субъекта) абсолютной экономической свободы. Она всегда должна ограничиваться, согласовываться, соизмеряться с экономической ответственностью.

Поэтому вседозволенность даже в сфере экономики, отсутствие саморегулируемого экономического контроля привело к расточительности, к усилению теневой экономики, к развалу дисциплины, отсюда, не только к относительному, но и абсолютному падению производства, к ухудшению жизненного уровня населения.

И как необходимый элемент в экономическом и правовом механизме системы рыночных отношений должен быть принят закон экономической ответственности хозяйствующих субъектов перед обществом независимо от форм собственности. Мера воздействия экономических санкций (штрафов), запретов должна быть действенной в такой же мере, как мера воздействия экономических стимулов. И в государственных законодательных актах, и в договорных условиях между деловыми партнерами это всегда должно находить свое отражение.

При этом, если хозяйствующие субъекты могут и имеют право выбирать виды стимулов, самостоятельно определять их размеры, льготные или ограничительные нормы при их определении, то принципы построения, порядок применения, размеры экономических санкций должны быть для всех хозяйствующих субъектов, независимо от форм хозяйственности, одинаковыми и равными. Один хозяйствующий субъект, независимо от форм собственности, не должен в меньшей или большей степени отвечать за допущенные нарушения, нести экономическую ответственность, чем другой хозяйствующий субъект, форма собственности у которого другая. При таком подходе этим можно в одном случае развратить одних хозяйствующих субъектов, в другом случае — привести к необоснованному свертыванию деятельности других хозяйствующих субъектов. Это было бы возвратом к монополии, к ограничению экономической свободы, к вырождению экономических интересов. В принципе, стремление к предпринимательству, в какой бы то ни было форме должно быть таким же сильным, как и готовность в полной мере нести экономическую ответственность в соответствии с договором, с законом.

Экономическая свобода будет оправданной только в том случае, если она «ответственна» перед обществом, если удастся обеспечить материальное благополучие и социальные гарантии людям. Тогда и политическая ситуация будет стабильной и спокойной, демократия будет защищенной.

В свете экономических преобразований новые задачи стоят перед экономической наукой. Политэкономия социализма до перестройки в основном носила политико-идеологическую нагрузку, что было однобоким пониманием. Она должна больше нести методологическую нагрузку для хозяйственной практики, дать теоретическую основу экономической политики, определять основополагающие принципы экономического механизма.

В большей степени политэкономия как наука должна стать «хозяйственной» наукой, в меньшей мере — политической и идеологической. Сделать ее именно такой — это главная задача ученых — экономистов-теоретиков.

Важнейшей задачей сейчас является отработка такого экономического механизма, который обеспечил бы нормальное функционирование экономики. Причем важно не ограничиваться определением лишь теоретической основы хозяйственного механизма, а в каждом конкретном случае показывать конкретно «конструкцию» каждого механизма, его сферу, порядок, время (сроки) использования, демонстрировать, как он действует в различных ситуациях.

Сегодня экономическая теория должна углубиться в практику. Сложившаяся реальность поставила нас в такие условия, что пришлось осуществить коренную ломку командно-бюрократической экономической системы. Начинается реальный процесс демократизации экономики, разгосударствления и приватизации. В развитие этого процесса внесли свою лепту ученые-экономисты, экономические исследовательские коллективы. Но, тем не менее, в целом политэкономия как наука запоздала к исследованию этих процессов. Теперь она должна окунуться в эти процессы и затем выйти на опережение.


    3. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СУВЕРЕНИТЕТ И ОТНОШЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ

Сегодня, когда ставится вопрос о политическом суверенитете республик, о том, что они должны быть суверенными государствами, которые на добровольной основе могут входить в обновленный Союз суверенных республик, неизбежно возникает вопрос и об их экономическом суверенитете, ибо без экономического суверенитета не может быть и политического суверенитета.

Но что это такое — экономический суверенитет? Чаще всего понимается, что; все природные, сырьевые ресурсы, как объекты хозяйственного пользования, должны быть исключительной собственностью республики; должны быть отнесены к республиканской собственности все производственные предприятия за исключением объектов, имеющих общесоюзное значение; все налоги и другие отчисления от хозяйствующих субъектов должны поступать в государственный бюджет республики, затем уже республика обязана производить отчисления в союзный бюджет в согласованных и установленных размерах в виде оплаты за услуги, оказываемые Союзом республике в соответствии с делегированными ему полномочиями; тарифы, ставки, цены и другие экономические нормативы должны устанавливаться самой республикой в соответствии со своими возможностями, но при этом учитывая и складывающиеся в целом по стране их соотношения, ибо единое экономическое пространство существует и нельзя не учитывать его влияние на уровни и динамику различных экономических нормативов.

Конечно, все эти права по владению, распоряжению и пользованию, по установлению экономических нормативов республика может взять. Но может ли это обеспечить реальный экономический суверенитет?

Скажем, республика, в которой производство национального дохода меньше потребленного ею национального дохода, живет в долг. Если это положение носит временный, текущий, преходящий характер и республика, в случае быстрой необходимости, всегда имеет возможность покрыть или сократить свои расходы не в ущерб жизненному уровню населения и своему экономическому развитию, то здесь ничего страшного нет. Такая республика обладает не только юридически экономическим суверенитетом, но и реальным, как и те республики, в которых производство национального дохода имеет долговременную и устойчивую тенденцию превышения над потребленным национальным доходом.

Если же превышение потребленного национального дохода над произведенным носит долговременный, устойчивый характер, то это (какими бы причинами оно ни было вызвано) характеризует низкий уровень развития экономики, ее слабую дееспособность. В данном случае республика не обладает реальным экономическим суверенитетом.

Только та республика может считать себя обладающей реальным экономическим суверенитетом, если ее экономика способна эффективно развивать, накоплять, обогащать и повышать уровень благосостояния своего населения.

Одним из определяющих условий обеспечения реального экономического суверенитета является достижение эффективной экономики, для чего должны быть использованы все факторы и резервы развития и повышения эффективности производства. Среди них одним из важных факторов по праву считают экономические связи республик, входивших в Союз. Эти связи исторически сложились и их разрушение никаких экономических и социальных благ не сулит. Только упрочение и совершенствование этих связей на равновыгодной основе позволят обеспечить экономическую дееспособность каждой республики в отдельности и Союза в целом. Единое экономическое пространство обусловливает определенные закономерности экономического развития. Одна из них — упрочение единства экономического пространства выгодно и каждой суверенной республике в отдельности, и обновленному Союзу в целом. Вторая — из кризиса невозможно выбраться в одиночку, вместе — шансов больше.

Во всем цивилизованном мире четко прослеживается тенденция к формированию самостоятельными государствами общего экономического пространства, потому что одна из закономерностей мирового хозяйства — это расширение и углубление экономических связей между странами, а не свертывание.

Теперь о внутренних экономических структурах республики при ее экономическом суверенитете. Так ли экономически выгодно, чтобы в руки республики «забрать» все хозяйственные единицы, т. е. в собственность республики, а значит, все права по владению, распоряжению и пользованию?

Экономика всегда имеет объективную тенденцию к интеграции и открытости. «Объявление» же собственностью республики всех и вся в республике противоречит логике развития экономики, ее открытости. Открытость — важный рычаг обеспечения стабилизации и оздоровления. Лишившись этой открытости, лишимся выгод и возможностей, которые даются именно этой открытостью.

Что важно, что должно навечно принадлежать нации, народу, что служит фундаментальной материальной базой для обеспечения экономического суверенитета республики? Видимо, это — природные богатства и ресурсы, продажа которых другим республикам и государствам, частным лицам запрещается. Эти ресурсы могут быть переданы в распоряжение и пользование на договорной основе, оговаривая условия и сроки.

Что касается хозяйствующих субъектов — должно быть разрешено функционирование хозяйствующих субъектов различных форм собственности: государственной в виде республиканской или общесоюзной, коллективной, кооперативной, частной, иностранной, смешанной (совместных предприятий различных форм собственности или с участием иностранного капитала). Права хозяйствования у них должны быть равноправными.

Одно непременное условие: все хозяйствующие субъекты, независимо от форм собственности, должны в госбюджет республики, помимо плат за ресурсы, платить налоги на их доход, а также другие законодательно утвержденные отчисления. Во всем остальном они должны быть самостоятельными. Какой уровень налоговых отчислений (прежде всего налогов на прибыль или доход) может определить республика хозяйствующим субъектам?

Республика с учетом потребностей республики в расходах и экономических возможностей должна корректировать возможное потребление национального дохода и уровень расходной части государственного бюджета, затем определить общий уровень доходной части государственного бюджета и утверждать нормативы налоговых отчислений, строго следуя правилу жить по средствам. Нормы различных налоговых и других отчислений, носящих республиканское и местное значения, должны утверждаться самой республикой. Лимитированный республикой уровень налоговых и других отчислений позволяет ориентировать республику на бездефицитное финансирование. Если экономическая ситуация меняется в худшую сторону, то для сохранения бездефицитного финансирования законодательно на определенный срок возможно было бы повышение уровня налоговых отчислений. С улучшением экономической ситуации соответственно может предусматриваться понижение норм. Такая гибкость должна ориентировать производства и отрасли к принятию эффективных мер по оздоровлению экономики. Для 
тех хозяйствующих субъектов, которые вносят эффективный и весомый вклад в развитие и оздоровление экономики, могут и должны быть приняты определенные экономические льготы.

Верхний уровень налоговых отчислений не должен, как правило, превышать 50% всей прибыли, в максимальном случае того предела, за которым предприятие не будет способно заниматься расширенным воспроизводством. Каков этот предел? Вопрос. Конечно, поскольку существует единое экономическое пространство, то нормы налоговых отчислений в каждой республике не могут устанавливаться автономно, ибо единое экономическое пространство объективно предполагает и общую политику и координацию в этих областях, чтобы обеспечить эффективность экономических связей и нормальную экономическую среду во всех республиках для устойчивой и падежной, динамичной деятельности всех хозяйствующих субъектов. Поэтому рекомендуемые и согласованные верхние и нижние пределы норм должны быть установлены, в пределах которых каждая республика вправе выбрать приемлемую для нее норму и утвердить, учитывая и интерес единого (или общего) экономического пространства, и интерес республика. Жесткое установление единой нормы было бы экономически нелогичным.

Такая же гибкая политика определения верхнего и нижнего пределов должна быть реализованной и в политике заработной платы, цен и других экономических нормативов, в пределах которых республика сама должна устанавливать уровни заработной платы и цен (так как здесь стыкуются политика единого экономического пространства и политика самой республики), учитывая экономическую целесообразность и возможность.

То, что исходя из наличия единого экономического пространства, Союз устанавливает республикам верхние и нижние пределы экономических нормативов, по своей сути есть функция координации, делегированная республиками Союзу. А то, что в этих пределах республика сама определяет конкретные нормы всем хозяйствующим субъектам — «правила» игры, подходы, свидетельствующие о наличии экономических рычагов экономического суверенитета республики. Здесь нет противоречия, есть консенсус.

Нормы налогов суверенной республики в союзный бюджет должны согласовываться по принципам и сути, а конкретные размеры в зависимости от объема и видов услуг, оказываемых Союзом республике, должны нормативно устанавливаться на определенное количество лет и строго соблюдаться и Союзом, и республикой. Здесь на всех уровнях верховенство соответствующих законов должно сыграть свою роль.

Требуется содержательное уточнение самого понятия «собственность республики». Собственность республики понятие отличное от национального (или народного) достояния (или богатства) республики. Если в национальное (или народное) достояние (или богатство) включается все; трудовые, интеллектуальные, природные и финансовые ресурсы, созданные и размещенные в республике производственные научно-технические, культурные, общественные, социальные объекты со всеми основными фондами и оборотными средствами, то собственность республики ограничивается государственной собственностью республики.

Может ли государство претендовать на право собственности всех средств производства, которые имеются в стране, в республиках?

Если такое допустить, то все хозяйствующие субъекты есть по сути наемная рабочая сила государства-собственника, что даст тип тоталитарной системы, когда имущество, сила и власть окажутся (хотя под знаменем народной собственности, народной власти) в руках узкой правящей верхушки. Может быть, таковой и была пережитая нашей страной модель командной, планово-директивной системы социализма? Тут и не пахнет общественной собственностью!

Если исходить из такой предпосылки, то приватизацию государственной собственности необходимо рассматривать не как благородный жест власти, а справедливый возврат несправедливо огосударствленного. И надо ставить вопрос не только о том, в каких масштабах разрешить» приватизацию, сколько о том, в каких масштабах целесообразно сохранить государственную собственность, а все остальное должно быть обязательно приватизировано. При таком подходе у каждого хозяйствующего субъекта будет больше ответственности за свою личную судьбу, а, значит, и за общую. Пора, наконец, отбросить те условия, которые превратили всех нас в иждивенцев.

Общественная собственность не может быть обезличенной, а должна быть «персонифицированной» и каждый член общества должен знать свою долю и иметь право на эту долю вплоть до ее вычленения. Это возможно только в том случае, а будет непосредственно управляться самими членами общества совместно, что предполагает не владение общественной собственностью обществом в целом, а владение в его конкретных формах: коллективами или группами людей, совмещающих в себе собственника, производителя и потребителя. Это акционеры, арендаторы, кооператоры и др.

Государственная собственность создается за счет средств, добровольно и принудительно передаваемых правящей властью населению, производственными коллективам, организациям, общественным союзам для выполнения общих функций, нужных для жизнеобеспечения и народного хозяйства. И она не может расщепляться и передаваться долями в собственность коллективов и их членов. Она неделима. Государство вправе применять достаточно жесткие методы управления. Это соответствует логике выполнения команды власти. Но вместе с тем, люди, работающие на этих предприятиях, тоже формируют коллективы государственных предприятий со своими экономическими интересами. И здесь экономический механизм обеспечения эффективной работы государственного предприятия должен существовать, формы и методы его использования, выбора системы здесь могут быть специфичными, но сила их воздействия должна быть сильной, как и у других хозяйствующих субъектов (других форм собственности).

К государственной собственности республики могут быть отнесены государственные предприятия (с соответствующим республиканским уровнем подчиненности), права по распоряжению и пользованию государством, правомерно делегируются коллективу предприятия, что важно для определения экономической самостоятельности предприятий, чтобы не осталась отчужденной государственная собственность.

Таким образом, собственность республики ограничена определенным кругом производственных объектов и потому она сама по себе вовсе не обеспечит экономический суверенитет республики.

Далее, не менее важно как мне кажется, определить, все ли средства производства или материальные объекты можно считать собственностью? Существенно важно определить, становятся ли они не только элементами производства, но и объектом передачи для владения и продажи. Собственность должна быть используемой, приобретаемой и продаваемой. Только так она может быть введена в систему экономических отношений.

Материальные ресурсы и объекты, если они не продаются, хотя используются и передаются на пользование (но не передаются насовсем как собственность), являются не собственностью, а народным (или национальным) достоянием. Оно не может быть ни государственным, ни общественно-групповым, а является вечным, непреходящим национальным достоянием. Оно принадлежит ни группам людей, ни государству, а нации, народу. Величина и качество национального достояния, необходимость эффективного его использования и приумножения предопределяют типы и формы собственности, методы и порядок хозяйствования, формируют условия для обеспечения экономического суверенитета. В свою очередь экономический суверенитет зависит от эффективной работы хозяйствующих субъектов, что связано с выбором действенных форм собственности, Выбор может и должен быть только альтернативным, допускающим возможность рационального сочетания различных форм.

От имени нации и народа высший законодательный орган определяет порядок и нормы использования ресурсов и делегирует полномочия по распоряжению и использованию народного достояния правительству, а также может по определенным ресурсам делегировать права по распоряжению и пользованию Местным Советам в соответствии с законами республики.

Плату за природные ресурсы предприятия должны вносить только в республиканский государственный бюджет, но часть может республикой перераспределена Местным Советам для обеспечения бережного и эффективного использо¬вания ресурсов.

Государственные предприятия вносят налог на прибыль (или доход) и другие отчисления (за исключением местных) только в госбюджет республики.

Специфической должна быть схема взаимоотношений государственных предприятий с государственным бюджетом. Скажем, поскольку природные, трудовые ресурсы являются национальным достоянием, то плату за них государственные самостоятельные хозрасчетные предприятия должны вносить так же, как и предприятия других форм собственности. Что касается налогов на прибыль, здесь могут быть и иные подходы. И государственные предприятия, для побуждения сильной экономической заинтересованности, должны формировать свои фонды материального поощрения и социально-бытового обеспечения работников. Размер фонда зарплаты и уровень оплаты труда должны заинтересовать людей. Уровень оплаты труда и уровень материальной и других форм поощрений должны сохранить в людях, работающих здесь, предпочтительный выбор места работы именно на государственном предприятии. Вся остальная прибыль, за вычетом плат за ресурсы, суммы поощрительных фондов предприятий и местных налогов, должна уходить в государственный бюджет. Для развития данного производства вложения должны централизованно выделяться государством или оставляться из прибыли предприятия, если предусмотрено расширение данного производства.

Коллективная собственность, кооперативная собственность, частная собственность не могут быть отнесены к собственности республики, но предприятия или лица с этими формами собственности, используя ресурсы республики (природные, интеллектуальные, трудовые и т. д.) вносят плату за соответствующие ресурсы, а также налог на прибыль в бюджет республики и местный бюджет в определенных установленных соотношениях.

Коммунальная собственность является собственностью местных Советов и соответствующие предприятия должны вносить плату за ресурсы в бюджет республики, налог на доход (или прибыль) в местные бюджеты.

На территории республики могут функционировать, как предполагается, предприятия союзные, иностранные, смешанные, когда республика с другой республикой, или республика с Союзом, либо республика с иностранным государством совместно создает материальные ценности. Все они в оговоренных долях должны вносить плату в бюджет республики. На такие же совместные производства могут выйти коллективные, кооперативные, коммунальные частные предприятия республики с государственными предприятиями, с предприятиями различных форм собственности других республик, других государств. Разумеется, в этом случае должны быть в каждом конкретном случае оговорены условия: в какой части налог на доход (на прибыль) вносится в бюджет республики, а в какой — в бюджет местных Советов.

Как видим, все хозяйствующие субъекты различных форм собственности в различной степени экономически связаны с местными Советами. И вместе с тем, все они практически связаны с госбюджетом республики. Это укрепляет экономический суверенитет республики, поскольку за счет крепкого госбюджета республики можно развивать и государственную собственность республики, и социальные проблемы лучше решать и содействовать развитию предприятий других форм собственности.

Можно было бы найти другую форму взаимоотношений между госбюджетом республики и бюджетом местных Советов. Все предприятия отчисляют различные налоги в бюджет местных Советов, а местные Советы в бюджет республики. И пошла бы цепочка, движение отчисления:

Но местные Советы не хозяйствующие субъекты, а органы государственного самоуправления (управления), поэтому они не могут производить отчисления налогов предприятий, так как сами на бюджете. Хозяйствующие субъекты, как предприниматели, должны сами отчислять налоги в госбюджет республики, потому что только сами должны быть ответственны за свою экономическую дееспособность. Республика же, когда отчисляет в союзный бюджет, выступает не в роли органа государственного управления, а в роли суверенной республики.

Экономическая реформа в стране обусловлена началом кардинальных изменений в экономических отношениях и теоретическое осмысление этих процессов объективно подведет ученых-экономистов к переоценке теоретических и методологических ценностей, к отходу от устаревших догм. И важно, чтобы шаги в этом направлении в науке оказались мужественными.


    4. РЫНОК И ПРИОРИТЕТЫ

С переходом к рынку динамичность и эффективность развития экономики во многом будет зависеть от продуманной структурной политики в республике, которая бы позволила определить новую модель развития экономики, восприимчивую к рынку, нововведениям и способную играть достойную роль во внешнеэкономических и межреспубликанских связях.

Мы стереотипно выделяем подчас приоритетными те направления в развитии народного хозяйства или его отрасли, которые уже были в приоритетах и получили достаточное развитие и занимают в структуре общественного производства весомый удельный вес, а дальнейшее увеличение «веса» обуславливает или усугубляет дисбаланс в развитии отраслей. Приоритеты не могут быть вечными. Приоритет — это не значит быть обязательно ведущим. Приоритет дается во имя устранения узких мест, во имя достижения конкретных экономических, экологических, социальных, технологических, политических эффектов, связанных с конкретными тактическими или стратегическими задачами развития па сегодня, либо на ближайшую перспективу, или на долговременный период. Поэтому ранжирование приоритетов в определенный период зависит от состояния и задач развития, от того, что хотим обеспечить и чего добиваемся. Цель определяет приоритет, а не приоритеты задают цель.

Каким бы и какой бы не был приоритет, важно не только его определить, но еще важнее конкретно обозначить источники и пути реализации этих приоритетов. И сейчас проявляет себя старый подход, когда все бросается бездумно ради одного приоритета, что никогда не приводило к добру. Другое дело, глубоко продуманно определить структурную политику, целеустремленно осуществлять ее и все лишнее ликвидировать. Но, когда в структуре существуют блоки и в них уже нашли свое выражение приоритеты, дополнительное волевое перераспределение ресурсов в пользу одного из них нарушает сбалансированность экономики.

Так, село — один из основных социально-экономических приоритетов в республике. Структурная перестройка в экономике,— т. е. и создание природных рекреационных комплексов, и развитие малых предприятий, и развитие сфер обслуживания, и решение проблемы обеспечения занятости населения — не могут не быть связанными с решением проблем села в республике, ибо и рекреационные ресурсы рядом с селом, и малые предприятия преимущественно будут размещаться в селах (если учитывать соотношение сельского и городского населения в республике), и обеспечение занятости связано с селом, так как избыточность трудовых ресурсов наблюдается именно в селах.

Изменение хозяйственной структуры села внесет свои изменения в уклад сельской жизни. Она должна пробудиться и быть готовой к переменам. Сохранить село как тип расселения — это сделать жизнь на селе материально обеспеченной, социально развитой и защищенной. Ключ к тому, чтобы сделать жизнь на селе действительно такой, находится прежде всего в эффективности сельскохозяйственного производства путем технологического обновления и резкого повышения производительности труда квалифицированных сельскохозяйственных тружеников.

Конечно, чтобы достичь этого, сельскохозяйственное производство нуждается в инвестиционной поддержке. Но только ли? Инвестиции должны быть прежде всего зарабатываемы. Развитие различных форм собственности и в сельском хозяйстве и возвращение чувства хозяина отдельному труженику, коллективам тружеников должно пробудить и чувство экономической ответственности, привести к поиску источников оздоровления, укрепления своей экономики. Безусловно, село является одним из основных социально-экономических приоритетов. Но реализацию этого приоритета нельзя видеть только в постоянных вливаниях помощи за счет всего общества. Конечно, поскольку все общество нуждается в «хлебе насущном» (если объединить в это выражение всю потребность в продуктах питания), то государство должно иметь какой-то страховой целевой фонд государственной поддержки сельскохозяйственному производству, а все остальное, что нужно сельскому хозяйству, должно зарабатываться, тем более в условиях рыночной экономики. Безусловно, продовольственное обеспечение — одна из острых проблем. Нехватка основных продуктов питания — это факт. Производство продуктов питания восприимчиво к рынку. Используя разнообразные формы собственности в сельском хозяйстве и в отраслях, перерабатывающих его продукцию в виде готовых к потреблению продуктов питания, наращивая производство продуктов питания, можно оживить рынок продовольственных товаров. Производство продуктов питания — проблема преимущественно сельская и национальная, поскольку в селах в основном живет коренное население республики. Оживление рынка, рост производства сельскохозяйственных продуктов будут способствовать повышению доходов, а, следовательно, жизненного уровня сельского населения.

Но, вместе с тем, рынок приведет и к высвобождению лишней рабочей силы из сельских мест, из существующих хозяйств. Острее, чем когда-либо, возникает проблема обеспечения занятости. Лишняя сельская рабочая сила и городу не будет нужна, ибо и там начнется высвобождение лишней рабочей силы. Тем более что сельская рабочая сила профессионально не готова к промышленному и другим видам «городского труда».

Значит, нужно размещать в сельских районах производственные объекты, к условиям работы которых, быстро садаптируется сельская рабочая сила. Это производство по переработке сельскохозяйственных продуктов и по их хранению и т.д., другие производства, не требующие особой и сложной квалификации. Далее, можно и нужно наладить подготовку и переподготовку рабочих кадров на местах, что позволит, во-первых, в дальнейшем размещать в сельских местностях и более сложные производства, а также, во-вторых, повысить мобильность сельской рабочей силы, когда они смогут и в городах конкурировать за квалифицированное рабочее место. В-третьих, сохранение сельской рабочей силы в местах проживания с созданием нм рабочих мест и социальных условий, сдерживает или смягчает чрезмерную концентрацию населения в городах и обезлюдение в селах, способствует уменьшению экономической и социальной напряженности в городах.

Далее, не нужно забывать о том, что используются не все возможности расширения сельскохозяйственного производства, отсюда еще не до конца использованы все возможности обеспечения сельской рабочей силы рабочими местами в самом сельском хозяйстве.

Как же развитие рыночных отношений повлияет на трудозанятость в городах республики? Произойдет и высвобождение рабочей силы в городах. Но поскольку в больших городах испытывается дефицит в рабочей силе, то высвобожденные рабочие кадры могут быть использованы либо там же, на других местах, либо в тех конкретных производствах, где действительно испытывается дефицит в рабочей силе. С другой стороны, в условиях рынка нынешний дефицит в трудовых ресурсах может либо сократиться, либо вообще его может не оказаться. В деревню, в сельское хозяйство, лишняя городская рабочая сила не пойдет в силу незнания сельскохозяйственного производства, уклада жизни, отсутствия привычки к сельским условиям жизни, в виду слабой социальной защищенности сел. В городах, таким образом, высвобождение рабочей силы будет безальтернативным. Причем, в городах большая часть рабочей силы — русскоязычное население.

Отсюда, может проявляться усиление тенденции к выезду за пределы республики. Тем самым, возникает или усиливается необеспеченность опытной рабочей силой. Причем уход наблюдается с тех предприятий, которые не восприимчивы к рынку, не связаны с обслуживанием местного населения, с производством продовольственных и потребительских товаров, а связанных с производством средств производства. Но эти производства, как правило, союзного значения и вся их продукция практически уходит за пределы Кыргызстана, как уходила до сих пор и вся их прибыль.

Продукция предприятий союзного подчинения при подсчете оказывает суммарное влияние на объем произведенного национального дохода, валового общественного продукта и т. д. Но реального влияния на техническое и материальное укрепление экономики республики и на уровень жизни населения, на обеспечение их товарами и продуктами не оказывает, поскольку вся она практически вывозится из республики. Да, рабочие места трудоспособному населению эти союзные предприятия дают, так как во многом они и были рассчитаны па использование природных ресурсов, переработка которых необходима Союзу. Но, к сожалению, эти мощности привлекали не местную рабочую силу, а из-за пределов республики и на проблему обеспечения трудозанятости не внесли существенно свой вклад. Теперь уходит рабочая сила из этих предприятий, та самая, которая прибывала.

Закрытие этих предприятий или сокращение их продукции не отразится на внутриэкономическом положении в республике, это прежде всего отразится на экономическом положении потребителей — предприятий в других районах страны. И если эти предприятия-потребители заинтересованы и в дальнейшем получении этой продукции, то они должны дать экономические гарантии поставщикам, республике, чтобы в республике выгодно было эти предприятия сохранять, обеспечивать всем необходимым, в том числе рабочей силой.

Сохранение опытной квалифицированной рабочей силы в республике — это проблема и экономическая, потому что будет страдать производство; и социальная, потому что понизится взаимообогащение культуры и опыта труда, культуры быта и общей духовной культуры; и политическая, межнациональная, потому что расслоение «по хуторам» вовсе не доказывает нашу способность жить, творить вместе. И правительство республики должно дать соответствующие гарантии уверенности в завтрашнем дне всем своим гражданам независимо от этнической принадлежности. Но этот вопрос нельзя связывать с регулированием внешней миграции, с ограничением притока. Здесь причины иные.

С введением рынка, за исключением отдельных предприятии, которые останутся как собственность Союза, все мощности, находящиеся на территории республики, будут собственностью республики. Подчиненность в такой форме, как сегодня: союзно-республиканская, республиканская, местная — исчезнет. Будет полная экономическая самостоятельность предприятий, которые могут и будут самых различных форм собственности.

Сегодня центральной проблемой для республики является поднятие дееспособности экономики. Дееспособна ли она сейчас? Нет.

Способен ли функционировать эффективно имеющийся производственный потенциал? Нет, потому что технологический уровень производства у нас отсталый.

Как используются природные сырьевые, топливно-энергетические и трудовые ресурсы? Далеко не в полной мере и расточительно. Трудоспособное население низкой профессиональной мобильности, к тому же наблюдается трудоизбыточность.

Как решаются проблемы села и города? Село получило преимущественно однобокое хозяйственное развитие, отличается трудоизбыточностью, слабым социальным развитием, причем, село — это проблема коренного населения. Городу характерна острая нехватка жилья, деформированный этнический состав населения, экологическая напряженность.

Какой подход нужен к решению этих проблем? Можно ли одну из этих проблем вывести в качестве основного, системообразующего, ведущего звена, ориентировать на его решение, решение остальных проблем связать с решением именно ведущего звена? Практически нет. Потому что в масштабной, многоцелевой, комплексной экономике даже уровня республики, не говоря уже об уровне страны, связи между ними не столь жесткие, не столь прозрачны и просты, чтобы можно было свести всех и все в один клубок. Принцип выделения ведущего звена срабатывает в объемно малых, компактно очерченных, частных экономических задачах. Можно выделить принцип ведущего звена в логической цепи теоретического анализа или анализа общественных процессов. Но в такой системе, как экономика, существуют такие се характеристики, как сбалансированность, достигаемая определенными количественными соотношениями ее структурных элементов; выделяются приоритеты (не один!), которые цементируют весь круг экономических задач. Один приоритет (читайте — одно основное ведущее звено) в нынешней сложной экономической структуре не в состоянии соединить вокруг себя всю систему, потому что причины, истоки формирования проблем различны; один возникает по поводу использования каких-то ресурсов, другой — в связи с необходимостью совершенствования технологии, третий связан с решением социальных задач и т. д.

Решение приоритетов возможно не при нарушении сбалансированности и льготном «подкармливании» одних, при ущемлении других, а при комплексном подходе к экономике и сохранении се сбалансированности.

Значит, выход надо искать в поисках таких источников, использование которых не наносило бы ущерб одним в пользу других, или, с учетом разновременности отдачи разных факторов и ресурсов создавать совместные свободные фонды, которые бы массированно направлялись на объекты в соответствии с согласованной очередностью.

Остановлюсь на одном возможном источнике. Если наладить экономические связи и деловые контакты с иностранными государствами, фирмами и предприятиями, определенные ресурсы республики могли бы вызвать интерес у иностранных партнеров. Прежде всего, я уверен, вызовут интерес природные рекреационные ресурсы республики, потенциальные возможности которых достаточно большие. При соответствующих договоренностях целесообразно создавать совместные предприятия, даже иностранные, в их строительство иностранные партнеры могли бы вкладывать свой капитал в валюте, внедрять свою технологию. Освобождаются наши конкурентоспособные рубли; обеспечивается занятость местного населения, которое к тому же воспитывается к культуре и дисциплине производства, приобретает профессии и учится высокой квалификации; в результате вовлечения природно-рекреационных ресурсов в широкий международный хозяйственный оборот, республика будет зарабатывать валюту. Разумеется, иностранные партнеры не за «спасибо» пойдут на такое сотрудничество, а для извлечения определенных выгод. И нужно пойти на такие условия, которые выгодны им. Ибо, в конечном счете, выигрывает республика. Вес, что будет построено здесь, останется здесь и будет приносить доход республике. И совместные, и чисто иностранные предприятия можно создавать и таким образом, чтобы они по истечении срока, когда иностранные компании возместят свои затраты и «снимут» предполагаемую прибыль, перешли бы в полную собственность республики. Конечно, возможны и другие варианты. Можно сохранить статус, и совместных, и чисто иностранных предприятий и в обновленных договорах определять новый порядок экономических взаимоотношений. Думаю, что иностранных партнеров могут заинтересовать хотя и, может быть, в меньшей степени, не только природно-рекреационные ресурсы.

Если учитывать все ресурсы, условия и факторы экономического развития Кыргызстана, его сложившийся производственный потенциал, то национальную модель развития экономики республики я вижу такой:

1. Прежде всего должна быть определена сфера, которая завоюет мировой рынок. На мой взгляд, выход — это создание крупной индустрии отдыха и туризма, включающей санатории, дома отдыха, туризм, альпинизм, горно-спортивные комплексы, водный спорт, конноспортивные комплексы, культурно-зрелищные центры, историко-культурные, археологические и этнографические комплексы, художественные галереи, которые в совокупности могли бы привлечь огромный поток желающих побывать в Кыргызстане, провести там отдых или лечение, как из других республик, так и других стран. Можно было бы ожидать притока валюты. Формирование крупной индустрии отдыха обусловит развитие в республике сопряженных с нею таких производств, как ювелирное и сувенирное производство и т.д.

2. Можно создать в республике уникальный комплекс производства потребительских товаров, оснащенных полностью передовой иностранной технологией, с сочетанием государственных, акционерных, кооперативных форм собственности и собственности иностранных фирм. Сырье (шерсть, шкура, кожа, мех, мрамор, гранит и т. д. и т. п.), к которым проявляют интерес иностранные фирмы, не нужно вывозить в массовом количестве на обмен, а желательно вести переговоры и заключать договоры, чтобы их перерабатывать на месте, в республике.

Вывоз продукции в виде сырья республике невыгоден не только с точки зрения зависимости республики как сырьевого придатка, но и с той позиции, что объем возможного к поставке республикой сырья не настолько масштабен и бесконечен, чтобы на огромном насыщенном потребительском рынке Запада продукция переработки нашего сырья завоевала весомые позиции. Перерабатывая здесь, можно формировать новый крупный региональный рынок, включая, скажем, густо населенные советскую Среднюю Азию, Турцию, Иран, Афганистан, КНР.

3. Специализацию существующих машиностроительных мощностей, ориентированных на внереспубликанский рынок, в целом можно сохранить. Нельзя нарушить экономические связи с другими республиками, регионами страны. Должно поощряться создание наукоемких производств, специализированных на выпуск потребительских товаров бытового назначения высокого спроса (магнитофоны, видеомагнитофоны, радиоприемники), ориентированных и на республиканский, и на более широкий рынок.

4. Союзное и межрегиональное значение могут иметь топливно-энергетический комплекс и комплекс минерального сырья. Здесь сложившаяся специализация и экономические связи с другими республиками, регионами страны, должны сохраниться.

5. И, наконец, сельскохозяйственное производство и производство продуктов питания. Развитие совхозов, колхозов, арендных коллективов, индивидуальных хозяйств в сельском хозяйстве должно в основном преследовать цель самообеспечения республики продуктами питания.

С укреплением экономики сельскохозяйственного производства и достижением надежного обеспечения населения республики продуктами питания республика может с продовольственными товарами выйти и на внешний рынок.

Время трудных испытаний в нашей стране. Выйти из этих испытаний окрепшей — это проверка на прочность нашей системы, нашей ориентации. Я с надеждой смотрю в будущее, потому что мы глубже и шире стали понимать наши идеалы, обновляем нашу систему в соответствии с общечеловеческими ценностями.


    (ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало работы)

Скачать полный текст


© Койчуев Т.К., 2007. 
© Центр экономических стратегий при ПКР (ЦЭС), 2007. 
© ОО «Экономисты за реформу», 2007.

 


Количество просмотров: 2344