Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве / Литература ближнего и дальнего зарубежья, Израиль / Деловая и справочная литература
© Александр Баршай, 2021. Все права защищены
Книга публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 20 сентября 2021 года

Александр БАРШАЙ

Евреи — Кыргызстану: от А до Я

(Издание второе, дополненное)

 

Книга, которую вы держите в руках, — это впечатляющий рассказ об уникальном вкладе представителей еврейского народа во все сферы жизни советской Киргизии и современного Кыргызстана. Хотя население евреев, живших и живущих в республике, почти никогда не превышало 1 % от численности всех жителей страны, масштаб их активного участия в становлении и развитии экономики и культуры, науки и образования, здравоохранения и спорта, духовной и социальной жизни горного края неизмеримо, несопоставимо выше! Ничего удивительного, впрочем, здесь нет. Так было и есть во все времена и во всех странах, где жили и живут потомки Авраама, Ицхака и Иакова! Причины такого феномена кроются в исторических судьбах еврейского народа, изгнанного с их земли две тысячи лет назад и рассеянного по многим странам Земли. Вынужденные жить среди разных народов, евреи всегда старались не только быть лояльными гражданами государств, приютивших их, но и верно и позитивно служить странам своего обитания. И Кыргызстан ещё одно убедительное тому доказательство. Автор книги уверен, что этот историко-публицистический труд станет частью большой энциклопедии о евреях — народе-поставщике, который отдаёт миру всё то лучшее, что у него есть.

 

Евреи — Кыргызстану: от А до Я. — Б. : Аркус, 2021. — 156 с. : ил.

Автор: Александр БАРШАЙ — заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики

УДК 94(100-87)

ББК 63.3(2)

Б26

ISBN 978-9967-9275-9-9

 

 

КАК ДОБАВЛЯЮТСЯ ИМЕНА

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ КНИГИ – ИСПРАВЛЕННОМУ И ДОПОЛНЕННОМУ

 

Едва появившись на свет, книга эта потребовала массу дополнений, уточнений и, увы, некоторых исправлений. Для автора, впрочем, это не стало большой неожиданностью. Уже в начале работы над рассказом о том, чем же евреи обогатили Киргизстан, я понял, что тема эта – если говорить о конкретных людях и судьбах – необъятна и практически неисчерпаема. Даже если бы ее разрабатывал большой исследовательский коллектив, не уверен, что ему удалось бы избежать пробелов и неточностей, ведь речь идет о тысячах людей, многие из которых тихо и скромно (и при этом хорошо, добросовестно) делали свое дело, но совсем не стремились как-то афишировать свою деятельность, выпячивать свое место в жизни общества и страны, в которой они жили. Так что, в любом случае, изначально невозможно было назвать поименно всех наших собратьев, всех, кто по мере сил и способностей вносил свою лепту в развитие и процветание Киргизстана. И нужно ли называть всех? Да, но кого все-таки упомянуть необходимо?

С этой точки зрения перед любым автором неизбежно встает вопрос: по каким критериям делать отбор имен (отбор, как мы уже поняли, неизбежен), которые он хочет озвучить в книге? Когда я начал работать над статьей «Евреи – Кыргызстану: от А до Я» (мне была заказана именно статья на эту тему), то решил, что проиллюстрирую ее рядом наиболее известных и достойных имен, вполне укладывающихся в представительный список от А до Я. Но недаром же Список считается одним из наиболее опаснейших видов публицистики (об этом мне напомнил замечательный российский тележурналист Владимир Федоров): «кого-то не назвал, кого-то поставил не в ту графу, кого-то недо…, кого-то – пере…».

Допустим, с известными именами все более или менее ясно – на то они и известные. А как быть с достойными? То есть: кого считать вполне достойным для упоминания, а кого – не очень? Скажем, кавалер золотой Звезды героя труда Зосим Львович Серый, начальник управления «Нарынгидроэнергострой» – человек несомненно достойнейший. Но разве Леонид Азарьевич Толкачев – главный инженер того же управления, сотворившего уникальную Токтогульскую ГЭС, не достоин хотя бы нескольких добрых слов? А Дмитрий Бушман — начальник легендарного участка освоения скальных склонов на той же «Токтогулке» – как можно его пропустить? Тогда надо упомянуть и других евреев – руководителей других подразделений этой Всесоюзной ударной комсомольской стройки, начальником комсомольского штаба которой, кстати, был нынешний житель Ашдода Юрий Глушкин. И во всех других случаях положение было аналогичным. Так ручеёк имен, просачивавшийся на страницы книги, все расширялся и расширялся, превращаясь в большой и бурный поток.

Разумеется, сам автор, то есть, конкретно я, Александр Баршай, был бы не в состоянии воспроизвести и десятой доли тех имен и фактов, которые вошли в книгу. Благодаря друзьям и знакомым, а иногда и малознакомым людям, ставшими моими добровольными информаторами, все разделы книги обогатились массой конкретных имен и фамилий, а иногда и удивительными историями, которые мне подчас приходилось излагать в предельно сжатой форме, учитывая специфику этого издания.

Должен сказать, что весь процесс работы над созданием — сначала статьи, потом – расширенного очерка, затем – серии очерков и, наконец, собственно книги — сопровождался регулярным притоком новой информации, новых сведений, которые необходимо было включать в текст. Практически до самого последнего дня перед сдачей книги в производство мне приходилось дополнять список новыми именами, вносить поправки и уточнения…

И вот, наконец, книга вышла. Замечательно изданная, прекрасно оформленная, за что я не устаю благодарить моих добрых гениев – Александра Златкина и Иосифа Менхуса — она вызвала живой интерес бывших и нынешних киргизстанцев, причем, не только евреев, но и киргизов, русских, людей других национальностей. Подавляющая часть откликов на книгу сугубо положительная, читатели подчеркивают особую важность подобного издания для сохранения памяти о наших соплеменниках, отмечают огромную и кропотливую работу автора, создавшего «поистине энциклопедию еврейской жизни в Киргизии». Многие указывают на то, что книга написана с большой теплотой и любовью к каждому, упомянутому в ней, с большим личным проникновением в тему. Без ложной скромности скажу: я очень горд и взволнован тем, что многие читатели выражают искреннюю, идущую от сердца благодарность автору за то, что книга дает им «прилив светлой памяти о близких и родных людях», служит утверждению исторической справедливости, что она, по убеждению многих, наверняка станет частью большого энциклопедического труда о народе-поставщике, который отдает миру всё, что есть у евреев лучшего и достойного.

Вместе с тем, нередко в своих устных, и письменных отзывах на книгу читатели не без сожаления отмечают, что в нее не вошли имена тех или иных достойных людей, память о которых должна быть сохранена. Порой отмечаются некоторые неточности, даже досадные ошибки, которые снижают впечатление от прочитанного. Так, врач Дора Френкель, бывший главный кардиолог города Фрунзе, не без естественной обиды указала мне, что я назвал врача-кардиолога Романа Френкеля (благословенна память его) ее сыном, хотя на самом деле Роман — ее родной брат. Я приношу Доре Михайловне свои извинения и сожаление в связи с этой досадной ошибкой. Увы, вкрались в книгу и некоторые другие, может быть, не такие грубые и обидные, неточности и ошибки. Но, как известно, ни одно даже самое серьезное издание не застраховано от подобного рода «проколов», что, впрочем, никак не оправдывает ни авторов, ни издателей.

А вот, что пишет, к примеру, пианист из Смоленска, бывший житель Киргизстана Владимир Флейман: «Грандиозное исследование!.. К сожалению, не увидел в нем Флеймана Давида Зиновьевича! Он многие годы был директором Киргизского научно - исследовательского института легкой промышленности (некоторые его подчиненные упомянуты в статье, например Г. Кац), преподавал в политехническом техникуме г. Фрунзе. Моя мама — Браварник Эмилия Моисеевна много лет проработала в Госплане Киргизии, потом еще немало лет была главным экономистом в проектном институте «Фрунзегоргражданстрой».

Такие письма и устные отклики, в которых без упреков и нестерпимых обид сообщаются важные для нашего общего коллективного дела сведения, мне особенно дороги и важны. В 99 процентов случаев именно так, в таком тоне люди высказывают свои пожелания и сожаления в связи с «упущениями» или неточностями, которые они обнаруживают в книге. Я безмерно благодарен и признателен всем этим людям и, естественно, внес практически все их дополнения в это новое издание! Но еще раз вынужден предупредить читателей, что даже и после этих дополнений и уточнений в книге неизбежно останутся «белые пятна», и кто-то будет «упущен» и не назван, ибо, как верно заметил один из героев книги Владимир Спекторов, «нельзя объять необъятное» ...

Справедливости ради должен сказать, что оказалась очень и очень небольшая, можно сказать, ничтожная доля людей, которые восприняли выход этой книги не то, чтобы враждебно, но уж как-то болезненно, скептически, негативно. Один даже высказал свой скептицизм публично: мол, кому нужна эта «ярмарка тщеславия», где «каждый будет прежде всего искать себя, а до других ему интереса не будет; наши внуки закинут эту книгу на дальнюю полку и никогда читать её не станут; книга абсолютно неинтересна киргизам» и так далее. Такое мнение тоже вполне легитимно, и я принимаю его к сведению. Беда лишь в том, что именно этот «скептик», кстати, упомянутый в книге, оповестил общественность, что подает на меня в суд и скоро сообщит сам или через своего адвоката сумму иска за моральный ущерб от книги, поскольку я, де, не испросил у него разрешения на публикацию сведений о нем и его покойных родителях. Такой вот «милый» курьёз или, если угодно, скверный анекдот. Между прочим, я до сих пор жду весточки от адвоката этого, мягко говоря, странного персонажа…

Впрочем, все это так, лирическое отступление.

К слову, о том, как порой добывались и добываются сведения в нашу книгу. К примеру: все ли мои читатели знают, кто возглавлял строительство Большого Чуйского канала – БЧК – важного для республики ирригационного сооружения, начатого еще до войны и активно строившегося во время войны и после методом так называемой «народной стройки»? Думаю, мало кто знает. Вот и я не знал. В числе упомянутых в книге медицинских работников есть и моя одноклассница Елена Марковна Ланда, кандидат медицинских наук, бывший врач-кардиолог Киргизского НИИ кардиологии. Лена уже много лет живет в Израиле, в Ган-Явне, и когда я начал работу над книгой, то позвонил ей – уточнить какие-то сведения о ней самой, расспросить о коллегах, которых она помнит. Она назвала мне несколько новых для меня фамилий, но в отношении будущей книги высказала ироничный скепсис: «Саша, кому это надо, кому это интересно? Все быльем поросло, евреи вкалывали на чужую страну, и что в итоге? Там осталось одно старичье и еврейские могилы, а молодежь вся уехала, кто куда. Надо здесь, в своей стране жить и работать, здесь продвигаться». Я немного и безуспешно подискутировал со школьной подругой, и наш разговор иссяк. Но года через два, когда книга уже вышла, вновь позвонил Ланде, чтобы сообщить ей об этой новости, Лена восприняла ее без особого энтузиазма, но попросила прислать книгу, хотя предупредила, что читать ее вряд ли будет, просто положит на полку… В ходе вновь развернувшейся дискуссии я спросил ее: «Разве не дорога была бы тебе память о родителях, других родных и близких, если бы их имена были увековечены в моей книге? Кем, кстати были твои папа и мама, Лена?». И оказалось, что отец ее – Марк Иосифович Ланда в годы войны и после ее окончания руководил строительством… Большого Чуйского канала – был начальником управления «БЧК-строй». А после того, как в 1958 году все ветки канала были завершены, Марк Иосифович трудился на ответственных должностях в управлении «Киргизэнерго» и Госплане республики, одно время даже был заместителем министра сельского хозяйства по строительству. Его жена, то есть, мама Лены Ланды, Любовь Борисовна Мосина, после окончания Харьковского медицинского института успела до начала войны поработать в лаборатории отравляющих веществ в родном институте, а после эвакуации семьи во Фрунзе много лет преподавала токсикологию на соответствующей кафедре Киргизского государственного мединститута. Тетя моей одноклассницы – Фира (Фея) Яковлевна Ланда, тоже была врачом и несколько лет во время и после войны работала в Киргизии, а затем переехала в Москву, где много лет служила дежурным терапевтом в приемном покое районной больницы в Сокольниках. Упомянула Лена и Беллу Нудель -дочь своего покойного мужа – художника Романа Нуделя, которая преподавала рисование в школе для одаренных детей во Фрунзе. Вспомнила Лена еще одну свою коллегу по НИИ кардиологии – врача-ревматолога Римму Зайонц, живущую ныне в Беэр-Шеве. Вот так и добавились в книгу еще пять фамилий, которые могли бы войти в нее сразу, если бы не скепсис одноклассницы, невольно ставшей моим информатором!

А теперь – о небольшой сенсации, которая родилась прямо сейчас, во время написания этого текста, точнее, набора его на компьютере! Я сделал перерыв и вошел в Гугл, чтобы уточнить кое-какие сведения, и наткнулся на список Героев Социалистического Труда – киргизстанцев. Каково же было мое удивление, когда среди почти трехсот героев я вдруг обнаружил, что кроме Зосима Львовича Серого в этом перечне оказалась еще одна еврейская фамилия – Тимковский Меер (Майер) Иосифович – директор свеклосовхоза имени Фрунзе Кантского района Киргизской ССР. Вот это да! Как же я сам упустил и никто не подсказал мне, что в Киргизии было двое евреев, удостоенных звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот»! Я думаю, причина, по которой наше поколение, увы, уже не знало имени Тимковского, в том, что героем он стал еще в 1948 году, а позже – жил и работал в Ленинграде. В короткой справке о М.И.Тимковском говорится, что он родился в 1909 году в городе Новогеоргиевске Херсонской губернии. (Ныне – Кировоградская область Украины. Город был затоплен в 1961 году Кременчугским водохранилищем). Из семьи служащих. Еврей.

После службы в армии с 1934 года трудился на предприятиях сахарной промышленности Полтавской области, в том числе и на руководящих должностях. С началом войны, в 1941 году был эвакуирован в Киргизскую ССР. В 1942 году назначен директором Беловодского сахарного завода (Ныне это Московский район Чуйской области). А в 1943 году М.Тимковского переводят директором свеклосовхоза имени Фрунзе Кантского (ныне – Иссык-Атинский) района. За успехи в выращивании и сборе сахарной свеклы в военное время награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

В 1947 году хозяйство, руководимое им, вырастило рекордный в СССР урожай сахарной свеклы — 817 центнеров с каждого из 24 гектаров плантации. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1948 года Меер Иосифович Тимковский «за высокие урожаи сахарной свеклы при выполнении плана сдачи государству сельскохозяйственных продуктов в 1947 году и обеспечение семенами зерновых культур для весеннего сева 1948 года» удостоился высшей государственной награды страны – звания Героя Социалистического Труда с вручением ему ордена Ленина и золотой звезды «Серп и молот». Тем же указом еще пятеро сотрудников совхоза, подчиненных М.Тимковского — от главного агронома до звеньевых-свекловодов были награждены золотыми медалями героев.

В 1960-х годах Меера Иосифовича переводят в Латвийскую ССР (ныне – Латвия) директором Елгавского сахарного завода. За успехи в труде в 1965 году М.И.Тимковский награжден орденом «Знак почета».

Позже он переехал в город Ленинград. До выхода на пенсию работал директором ювелирного магазина в Петроградском районе. С 1975 года – Меер Иосифович – персональный пенсионер союзного значения. Он скончался в 1983 году. Похоронен на кладбище имени 9 января в Санкт-Петербурге.

Такая вот история героя труда…

Должен сказать, что после выхода книги, живое участие в ее распространении и, что не менее важно, в процесс добавления имен, которые по тем или иным причинам не вошли в нее, принял Ефим Борисович Якир, уже много лет живущий в Америке, и сам один из главных героев книги. Из своей квартиры в Нью-Йорке он звонит десяткам людей, рассказывает им о книге, связывает их со мной и просит рассказать о тех их родных и близких, имена которых следовало бы добавить в нашу историю. Так, с помощью неравнодушного и неутомимого (дай Бог ему до 120!) Учителя, учитывая его прошлые и нынешние «подсказки», книга обогатилась почти двумя десятками имен. Мы все должны сказать ему за это огромное спасибо!

Получил я и вот такое неожиданное добавление, которое прислал мне заместитель редактора газеты «Вечерний Бишкек» Александр Тузов: «Сегодня бишкекский старожил Владимир Дайнеко рассказал мне о своем однокласснике из 11— фрунзенской средней школы. Одна из бездетных русских семей на восточной окраине города Фрунзе усыновила и успешно воспитала еврейского мальчика-сироту Женю и дала ему свою фамилию – Федотов. После окончания технологического факультета (отделение по переработке сельхозпродукции) Фрунзенского политехнического института Евгений Федотов стал замечательным руководителем плодоовощной перерабатывающей фабрики в Маевке (подразделения винсовхоза «Ала-Тоо»). В 1985 году, в период лигачевско-горбачевской антиалкогольной компании В.Дайнеко увидел Е.Федотова горько плачущим. Оказалось, что за два года до этого Евгений высадил в пригородном винсовхозе замечательный сорт французского винограда для производства столового вина. И вот, когда по распоряжению областного начальства (а оно получило команду от Усубалиева, тот – из Кремля) бульдозер уничтожал виноградники, Федотов и расплакался. Может быть, тот случай стоил инженеру-виноделу нескольких лет жизни. Недавно Е.Федотов – еврейский мальчик, усыновленный русской семьей, — покинул этот мир».

Тот же А.Тузов напомнил мне о нашем бывшем земляке Аркадии Максимове, враче-физиологе, когда-то работавшем в Институте физиологии и экспериментальной патологии высокогорья АН Киргизской ССР. Он был участником двух антарктических экспедиций, одна из которых оказалась трагической и одновременно героической, когда из-за пожара на станции «Восток» едва не погибли все зимовщики (а один, увы, действительно погиб), и только благодаря мужеству, выдержке и смекалке Аркадия Максимова и его товарищей им удалось выжить и завершить исследования. За этот подвиг Аркадий и его коллеги были удостоены ордена Трудового Красного знамени…

Господи, Боже мой, как же это я позабыл, выпустил из памяти Аркашу Максимова, с которым познакомился в далеком 1987 году и тогда же написал о нем большой очерк «Сильнее пламени и льда», опубликованный в газетах республики и в журнале «Литературный Киргизстан»!

О дальнейшем пути Аркадия Леонидовича Максимова, о том, кем он стал и чем занимается сейчас, я расскажу в главе о вкладе евреев в развитие науки Кыргызстана.

Много новых имен будет и в других главах книги.  

А теперь – читайте ее второе – исправленное и дополненное издание.

 

Евреи ведь и сами не станут отрицать, что они народ поставщиков, принявших на себя добровольную миссию обогащать весь мир своими знаменитостями, отдавать миру всё, что есть у евреев лучшего и прекраснейшего...

Шолом-Алейхем,

«Блуждающие звёзды»

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

 Скачать полный текст в формате Word

 

© Александр Баршай, 2021

 


Количество просмотров: 489