Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Валентин Мельников, 2013. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 18 августа 2013 года

Валентин Яковлевич МЕЛЬНИКОВ

Я пью из хрупкого сосуда красоты (СБОРНИК РАЗНЫХ ЛЕТ)

Поэтический сборник

Поэтическое творчество В.Мельникова отличает интеллектуальный подтекст, философское видение жизни, размышления о ней. Но это далеко не бесстрастная поэзия. Чистота и прозрачность стиха, образность, пронизывающая всю ткань стихотворных текстов, интимное любование прекрасной природой и красотой человека – характерные черты его стихотворных произведений. В ряде их автор точно схватывает психологические портреты своих героев, потому так живо и искренне звучат его обращения к ним. Все творчество В.Мельникова пронизывает одно главное чувство – любовь ко всему, что преображает, возвышает нас.

 

МОТИВЫ РАЗНЫХ ЛЕТ

 

Рассвет

Уходит ночь с проснувшихся полей.
Я снова вижу журавлиный танец
И слышу клики лебедей,
И знаю, ясный день настанет.
Подарит он полет стрижей
И ласточек веселый щебет,
И море, ставшее синей,
И пируэты чаек в небе.
Я выйду в поле, где трава
Меня росою чистою омоет,
И буду подбирать и не найду слова,
Которые бы взял с собою.
И вновь как в юности былой
Прильну щекой к кудрям березы
И снова буду молодой
Как тонкий месяц на морозе.
Спасибо, милый ангел мой,
За то, что этот день так светел,
Пусть будет он на целом свете,
И буду я храним тобой.

 

Ливень

Серый полог дождя над лесом,
В темных тучах сизый отлив,
Быстрой молнией оповестив,
Ворчит раскатистогром небесный.
На дорожках фонтанчики пыли
От увесистых первых дождин.
Оробевшие листья осин,
Трепеща, о пощаде взмолились.
Брызжут струи из вымени тучи.
Но недолго ливень шумел,
С краю неба проклюнулся лучик,
Даль в парчу золотую одел.
Будоражит дивная свежесть,
Распрямилась трава на лугу
И повсюду пахучая нежность
Как в цветочном вчерашнем стогу.

 

Ручеёк

В земляных бережках, средь высокой травы
Ручеек как из сказки струится.
Наклонились головки цветов луговых
Словно просят водицы напиться.
Он заветное что-то тихонько журчит,
То ль с собою зовет, то ль баюкает,
Серебристою лентой на солнце блестит,
Притухает в тени за излукою.
В овраге ж с обрыва весь напоказ
Повисает тонкими нитями,
Блеском солнечным перевитыми,
И на дне под кустами теряется враз.
А на уклоне поодаль чуть-чуть
Вновь пробивается к свету
И отправляется в дальний путь,
Чтоб с речкою встретиться где-то.
Прозрачные струи со мной говорят,
Светлыми плача слезами,
И на меня по-женски глядят
Загадочными глазами.

 

Пропела иволга волшебной флейтой

Дождь рощу мимолетно окропил,
Сырой покров туманом дышит,
Ветвей переплетенных крыши
Свет солнечный насквозь пронзил.
В пространстве наискось стволов
Горят столбы алмазной пыли
И гонят тьму из всех углов,
Что кроны частые таили.
Молитве внемлет тишина,
Не пискнет птаха, дрозд не свистнет,
Лишь редкая капель с намокших листьев
Отчетливо и далеко слышна.
Прохладный воздух свежестью бодрит,
И мышцы просят напряженья,
А гордый дух в гармонии с движеньем
Над мелкой суетой парит.
По роще очарованный иду,
Распахнут весь как небо над поляной,
И с безотчетностью шальной и пьяной
Чего-то в радостной надежде жду.
И вдруг в таинственной тиши
Пропела иволга волшебной флейтой,
Как будто чистый голос чей-то
Позвать с собою поспешил.

 

Пройдут столетья

Звучит мелодия, глаза сияют,
Улыбки обольщают взгляд,
Дух молодости и красоты витает,
В интимном танце парочки скользят.
Стан лебединый, бедра, ножки –
Все опьяняет и пленит.
Как птица к светлому окошку
Душа доверчиво летит.
Жжет ласковый огонь прикосновений
В невидимых объятиях двоих.
И каждый жест – как откровенье,
И слово каждое – как стих.
Пусть после нас пройдут столетья,
Но будет музыка звучать,
И будут дальних поколений дети
Любимых, как и мы, встречать.

 

Берег любви

На зеленых ветрах прилетела весна,
Заплела свои косы цветами.
Разбудила голую рощу от сна,
Населила ее соловьями.
Океан весны нашу лодку несёт,
С океаном любви сливаясь.
Где— то там за лиловой далью встает
Берег,желтым песком улыбаясь.
Волны жадно лижут чьи-то следы,
Оставляя пену на кромке.
Как прекрасный мираж,предстает у воды
Колдовской силуэт незнакомки.
Стан прелестный и плечи укутаны в шаль,
В каждой складке само совершенство.
Покоряется взору прозрачная даль,
И витает над нею блаженство.
Есть у бога любви для влюблённых призы:
Ласки нежные ночью бессонной.
Поцелуев огонь,страстных взглядов призыв
И в разлуке звонок телефонный.
Ожиданье любви с нами всюду,всегда,
Украшенье мгновения каждого.
Говорите ему слово теплое « да»,
И тогда станет прочее делом неважным.

 

След на песке

Всего два месяца прошло,
И так всё изменилось.
Вода как острое стекло
Ладонь открытую пронзила,
Утратил смуглый жар песок,
Прилечь уже не манит,
И волн игривый перескок
Взор не волнует,не туманит.
Пляж некогда весёлый пуст,
Лишь вихрь печальный мусор гонит,
До времени раздетый куст
Топорщит ветки как ладони,
Стыдясь нежданной наготы.
Проходят чередой картины
Увядшей, бренной красоты
И добавляются морщины.
В кустах прибрежных чей-то след
Звучит мелодией с надрывом.
От безрассудства ли завет,
К мгновеньям ли возврат счастливым?
Кто знает,так или не так,
Но думать хочется—на то свиданье
Не мимолётный звал пустяк—
Высоких чувств дерзанье.
Стирает ветер грешный путь,
А память рвётся в высь как птица,
Восторгом наполняет грудь,
Душа былого не стыдится.

 

А вы внимательно молчите

Открытая веранда в ресторане.
Потоки света,блики на стекле
И искры в тонком хрустале.
Вы у окна как на экране.
Спокойный взор ваш чуть насмешлив
И непонятно,что сулит—
Блаженство рая,ад кромешный?..
Иной раз слово пролетит,
И оживут уста улыбкой,
И явят прелести печать.
Но лишь на миг и очень зыбко.
И тут бы лучше помолчать.
Но кавалер ваш не находчив,
Неисправимый говорун,
Не хочет ставить многоточье
Там, где уместней голос струн.
А вы внимательно молчите,
Отводите печальный взгляд.
Теперь уж точно не простите
Того, что было год назад.
Всё так.Красивыми словами
Любви прошедшей не вернуть,
Как с отсыревшими дровами
Костёр потухший не воздуть.

 

Если случится разлука

Ползёт под рубашку ночная прохлада,
Звёзды о чём-то светло говорят.
Мы рядом,мы рядом,мы всё-таки рядом,
Кажется, только рукою подать.
Но как это трудно,как больно и трудно
Друг друга понять и простить
И мудро, поистине мудро,
По зову души поступить.
Не стоит на ссоры дни свои тратить,
Жизнь и так коротка,
А без любви и дружбы—стократно,
Сплошная горечь и злая тоска.
Но если случится нежданно разлука,
Сердце своё не терзай,
Не поддавайся печали и скуке,
Веры в любовь не теряй.
Хочешь я стану твоею зарёю?
На росный луг уведу,
Всю жемчугами разом покрою
И дам на себя наглядеться в пруду.
А может солнцем твоим лучше буду?
Тёплым лучом к губам прикоснусь,
Не отпущу низачто их, покуда
В сладкой истоме не задохнусь.
Но если тучи вдруг солнце закроют,
Я быстрый ветер помочь попрошу,
С ним прилетев,твои двери открою
И на разлуку, с тобою разлуку, не соглашусь.

 

Гроза

По ухабам туч майским днем
Налетела гроза с бурей, с ливнем.
Зябко сникла сирень под окном,
Лепестками заплакала слива.
Ей не знать материнства теперь,
Неизбывна горечь утраты.
Не обходится жизнь без потерь,
Такова за нее наша плата.
Но не плачь, дорогая, не стой
Беззащитной девчонкой несмелой,
Все пройдет, снова майской порой
Ты покроешься кипенью белой.
От цветов твоих станет светлей,
И прольется на душу отрада.
И зачатье плодов в гуле пчел и шмелей
Будет лучшей тебе наградой.
Я войду в твой душистый шатер
И замру в неизведанной неге.
Певчих птиц упоительный хор
Околдует меня на ночлеге.

 

И мудрое настанет примиренье

Когда свирепый пьяный ветер,
Сорвавшись, налетает враз
И в упоении проказ
Бьет в окна и ломает ветви,
И хаос разрушенья, торжествуя,
На черных крыльях с ним летит,
Нам мнится -— эту силу злую
Уже никто не победит.
Но устоят, не рухнут стены,
Крепки кирпичные дома,
Природа не сойдет с ума.
Лишь листья станут жертвой тлена.
Встопорщит их и перекрутит
В своих объятиях поток,
Заломит ветви крон как руки
И бросит зелень в пыль дорог.
Тогда слетят воспоминанья
Ко мне тревожной чередой,
Припомнятся разлуки и страданья,
И гордые мечты, и увлечений рой…
Но явится благое отрезвленье
И снимет ржавчину невзгод
И мудрое настанет примиренье
Со всем, что жизнь скупая нам дает.

 

Остановись, мгновение!

Яблоки с сочным окрасом,
Снятые с веток руками,
Ложатся в стружки рядами,
Вид их так свеж и прекрасен,
Как ранней зари румянец
В шафрановой оторочке.
Играет лучистый глянец
В нежном тепле оболочки.
Стучит молоток размеренно,
Сбивая дощечки как надо.
Гвоздям податливо дерево,
Впитавшее запахи сада.
Хозяин – мастер умелый,
Старик с бородою и гривой,
Давно уже белыми-белыми,
Подобию яблок красивый.

 

И чувств и разума союз

День, отгулявши отошёл,
Всё отдыхает –рощи,травы,воды.
По небу,гладкому как шёлк,
Клубятся облачков пушистые разводы.
Тихонько бледный месяц всплыл,
Усталой дымкой дня укутан.
Восток к делам своим вечерним приступил,
Примеривает звёздочки,дабы не перепутать.
Закатный запад – ишь, супрематист!
Вовсю употребил палитру,
Размалевал полнеба как бумажный лист
И разбросал на нём детали хитро.
Мир полон странной красотой,
Непризнанной и признанной бесспорно,
Капризной и такой простой
Как баклажан иссиня-чёрный.
В заветной памяти превыше всех храним
Прекрасный образ женский.
Любя, не расстаёмся с ним
И чтим как идеал вселенский.
Так,видно,втайне позаботился Господь,
Влечений нить природа нам искусная соткала,
И никогда и никому не побороть
Любви и красоты начало.
Скрепляет их и чувств и разума союз.
Жить без любви ни часу не желаем,
Нас вдохновляет пенье муз,
И ведаю,иначе не бывает.

 

Нам просто хочется любить

Бывает грезится зимой пора иная.
Очарованием полна,
Природа дивно расцветает,
И ей восторженно внимая,
Весь мир любя и обнимая,
Мы, пробудившись ото сна,
Выходим из тепла наружу,
Где ослепляет снежный блеск,
Где все в уборе белых кружев,
Алмазной пылью иней кружит
И обжигает щеки стужа,
И снега скрип, и наста треск.
Прекрасен мир в любую пору,
Чего же большего желать?
Но нет, нам хочется простора,
Чтоб вместе были море, горы
И зажигались в небе зори,
И мы могли бы их встречать.
Но коль совсем уж не лукавить
И поточней определить,
То будем мы, пожалуй, вправе
Еще немножечко добавить
И с тем себя, конечно же, поздравить –
Нам просто хочется любить!

 

Краснотал

Когда зима совсем наскучит,
Замучает ее холодный плен,
Я уезжаю, день улучив,
В простор полей из тесных стен.
А там уже весною пахнет,
Нежна и лучезарна даль
И по-особому распахнут
Небесный свод, блестящий как эмаль.
Пригорки лысые курятся на припеке –
Как будоражит этот дым!
Бодрит журчание потока,
Вон что-то красное над ним.
То буйным соком набухает,
Как будто выше и пышнее стал,
Побеги к солнцу направляет
Прибрежный житель – краснотал.
Глядят роженицами почки,
Отяжелев, сгибается лоза.
Ей скоро у воды в зелененьком платочке
Стоять потупивши глаза.

 

Не вянут чувства

Нас ждут большие искушенья,
Тьма замечательных даров,
Но ничего нет совершенней
Прелестных женщин и цветов.
И лепестки, и глаз сиянье,
И грации исполненная стать,
И нежность, и очарованье
Нас будут вечно волновать.
Но боже, боже, как недолог
Срок этой чудной красоты.
Теченье времени как молот
Крушит и камни, и цветы.
И все же остаётся, остаётся
Стремленье жаркое любить,
Не вянут чувства, сердце рвётся –
И дня иначе не прожить.
И вдруг как молния улыбка,
Неравнодушный чей-то взгляд…
Нет, не игра и не ошибка,
Так на прохожих не глядят!
И ты от встречи мимолётной
Готов душою воспарить
И безоглядно, безотчетно
Как в давней юности любить.

 

Свидание

Цвел май,и сумасшедшая была гроза.
Что-то несусветное творилось,
Какая-то скандальная буза
В небесной кухне заварилась.
Слетали молнии с пузатых тучь,
Пугая блеском быстрых линий.
Гром бушевал подрокот ливня,
Катился грозен и могуч.
Вдруг ветер липу растрепал,
Обнял не отпускает.
А дождь настырный на сирень напал,
Взасос целует и ласкает.
Рвёт буря тучи на куски,
Зашкаливают децибелы.
Красавица черешня в платье белом
В слезах роняет лепестки.
А на крыльце давно стоит,
Обнявшись тесно, молодая пара.
Их сырость зябкая не холодит,
Хватает собственного жара.
На крыльях чувств он и она
Мгновенияпрекрасные ловили
И отдавались им сполна,
И с трепетом неопытным любили.

 

Боязливая


Он ей говорит: «Полночь,
Совсем не видно прохожих».
Она возражает: «Полно,
Вон за кустом чья-то рожа».
«Нет,нет,получше взгляни-ка,
Это фонарь потухший всего лишь».
«Ох сраму бы нам не накликать».
«Напрасно,милая, споришь.
Давай-ка зайдём за угол,
Там я тебя зацелую».
«Ох нет, я умру от испуга,
Нельзя так напропалую.
Там тоже увидеть нас могут,
Вон сколько светится окон.
От сквера проку немного,
Не вышло бы боком…»
Время по капле уходит,
Зорька затеплится скоро,
Птицы поют о восходе,
А двое всё спорят и спорят.

 

Двое в саду

Полдневный зной, тягучий, сонный,
Висит над пустотой двора.
Горячая стена и блеск оконный,
Зайчики сбегают из ведра.
Под сливою мальчишка и девчонка,
Не наблюдая времени, сидят.
То ломаным баском, то звонко
Их голоса беспечные звучат.
Она глазами и улыбкою играет,
А он неловок и нетерпелив,
Ее поцеловать желает,
Она же захотела слив,
Да чтоб крупней и поспелее.
Что тут поделаешь, придется лезть.
Но у нее желанье есть
Самой попробовать ловчее.
Чтобы вскарабкаться повыше,
До сука только подсадить.
Держа за талию ее, он еле дышит –
Не из боязни уронить,
А потому что от волненья
В висках отчаянно стучит.
Он в неиспытанном стесненьи
Под купол платья не глядит.
Уж в мякоти и липком соке
Налитых сладостью плодов
И грудь ее, и рот, и щеки,
И даже ситцевый подол.

 

Ипостаси жизни

Нет, горести твои не преуменьшены,
Им счёт отчаянно велик.
Но стоит ли роптать, когда есть женщина,
Семьяи луг, и петушиный крик;
Когда есть хлеб и кров, и милые просторы,
Берёзы на ветру с ветвями набекрень
И леса праздничная сень,
И в памяти благоговейной – море…

 

***

Дочитана последняя страница,
И точка жирная стоит.
На небе первый луч денницы
Румянцем радостным горит.
Такие вот у жизни ипостаси.
Одна эскизсовсем простой,
Другую собственной рукой
Создатель гениальный изукрасил.

 

Е.Н.

Да разве ж можно позабыть тот день и ту весну!
Под тучей свод небес прогнулся,
Дождь барабанил по окну,
К которому сирени куст приткнулся.
Гром по железным крышам бил в набат,
Неслись ручьи по плиткам и канавкам,
Срывались на уклоне в водопад
И растекались по газонной травке.
Вздувались оспою на лужах пузыри,
Мир в беспокойстве затаился,
И были улицы – как пустыри.
В садахцветущих медленно туман клубился.
А он на всё плевал —
За кустиком, в сторонке,
Как сумасшедший целовал
Насквозь промокшую девчонку.

 

Мгновение любви

Нам вечно некогда,мы все в заботах,
Наши дни стремительно летят.
Ждём каждый раз пришествия субботы,
Чтоб отдохнуть два дня подряд.
Но что за отдых—хлопоты по дому,
Ибыт как ржавая вода,
И чаепитий ритуал знакомый,
Событий скучных череда.
В конце концов,устав от домоседства,
Без сожаленья уезжаем прочь,
И радуемся этому как средству
Быт окаянный превозмочь.
И что ж ? Едва-едва приехав,
Берёмся сразу дни считать,
И даже вольные утехи
Нам начинают досаждать.
А есть ли что-нибудь такое,
Что нас бы сразу увлекло?
Быть может,состояние покоя?
Довольство в доме и тепло ?
Нет, нет, не то и не другое –
Соблазны в помощь не зови.
Жизнь дарит каждому особо дорогое –
Огромное как мир,мгновение любви.
Не отвергай его с небрежностью пустою,
Зажги светильник для души
И ветреностью молодою
Нечаянно не потуши.

 

Ноктюрн

Идут по жнивью стога,
Горечь увядших цветов.
Месяц наставил рога,
Бодаться со всеми готов.
На тучках рвёт,озорной,
Тонких подолов края.
Сочатся любовной росой
Жаждущие острия.
Подружку зовёт за собой—
Бьёт перепел в колкой стерне.
Уныло кричит козодой,
Прислушиваясь к тишине.
Звёздочки стали острей,
Новое утро суля,
Воздух свежей и свежей,
Умылись росою поля.
Уходит влюблённая пара домой,
Копне оставив тепло.
Месяц — над их головой,
Чтоб было счастливцам светло.

 

На разных параллелях

Вот жизнь! С утра были вдвоём
А ночью разлетелись.
Теперь на севере твой дом,
Мой –в южной параллели.
Ложится лайнер на крыло,
Внизу сияет лукоморье,
Вода в заливе как стекло,
Играют блики на просторе.
Здесь воздух тёплый и бодрит,
Морской,курортный климат.
А у тебя мороз скрипит,
И нескончаемые зимы.
Мы друг от друга далеко,
Зато есть телефон мобильный,
И скайп соединит легко
На самых быстрых крыльях.
У нас тут снова гром с дождём.
У вас – ослепшие метели.
Грустим, тоскуем,что живём
На разных параллелях.

 

Узбекская свадьба

Роняют серебро на землю тополя,
Луна пьёт воду из арыка.
Во тьме ночной затихла махаля
До первой зорьки с петушиным криком.
И лишь один не спит.
Таясь за глиняным дувалом,
Девчонку ждёт отчаянный джигит,
А ту,похоже,что-то задержало.
Уже сестрёнки крепко спят,
Уже и мамы во дворе не слышно.
Мелькнула тенью лёгкою Гюльзат
И тихо за калитку вышла…
Никто не видел и доподлинно не знал,
Но почему-то все решили,
Что новой свадьбы день настал,
И сразу к делу приступили.
Наполнилась округа суетой,
Невесте шьётся свадебное платье,
Готовят родственники той,
Для всех находится занятье.
В тени платана, в чайхане
Степенно аксакалы рассуждают,
А полднем жарким в байхане
О прошлом с грустью вспоминают.
Оделась махаля в свой праздничныйнаряд,
Играет музыка и едут гости,
Карнаи радостно трубят,
И места нет для зависти и злости.

 

Как мертвые дрова

Что в утешенье вам сказать?
Что молоды вы и красивы?
И ваши грация и стать
Вас сделают счастливой?
Но будущее недоступно вам…
А ныне хочется забыться,
Уехать ото всех и там,
В тиши уединиться.
И обновленной, полной сил,
С надеждой гордою вернуться,
И встретясь с тем, кто изменил,
Невозмутимо улыбнуться.
И может быть все жала мук,
Что выпали одной на долю,
Во мгле ночной, явившись вдруг,
Его пронзят смертельной болью.
И горько пожалеет он,
Что так поспешно и необъяснимо,
Покинул нерушимый трон,
Где клялся в верности любимой.
Но… вы готовы все простить,
Лишь бы вернуть былое.
Обиду тяжело носить,
Разрыв нежданный – вдвое.
Однако жизнь не терпит пустоты,
Стучится к вам поклонник,
Ценитель вашей красоты
И вроде ваш сторонник.
Он много о мужчинах говорил
Жестокими словами…
А по щекам девичьим лил
Поток – горючими слезами.
О, утешения слова!
Не исцеленье, не лекарство,
Не пропуск в радостное царство,
Они, как мертвые дрова.

 

Полнолуние в двадцать лет

По ночному небу над полем
Катит лунное колесо
И, вовсю купаясь в раздолье,
Голубой истекает росой.
Для кого-то в лунном сиянии
Мир загадочен и красив
И настраивает на созерцание,
Душу к светлому причастив.
Для другого же в зрелые годы
Полнолуние – просто свет.
Но особое что-то находит
На того, кому двадцать лет.
Кровь бурлит как винное сусло,
Заключенное в тесный сосуд,
И напрасно в поисках русла
Струи пенное кружево вьют.
В сумасшедшем плену нетерпенья
Что-то ищет блуждающий взгляд,
И душа в кандалах вожделенья
Как вино не знает преград.

 

Летнее предвечерье

Запад, расплавясь, пред солнцем предстал,
Краски свои разлил и смешал.
А нам подарил золотые очки
И тучки, как перьев фазаньих пучки.
Нежная дымка у края небес.
Притих в истоме березовый лес.
Уснул ветерок, не пылит колея.
Лишь пляшут стрекозы под пенье ручья.
Не долог усталый летний покой.
Едва усмирится полуденный зной,
Вновь оживают поля и сады.
В скором преддверьи осенней страды.
Венчают работу косцы на лугах,
Душистое сено в высоких стогах.
А там на подходе большие хлеба,
Скажет, каков урожай, молотьба.
И сразу забота – не опоздать
Овощи-фрукты убрать и продать.
До холодов, слава Богу, еще далеко.
Будет зимой со скотом нелегко.
И даже студеные дни не прервут
Извечный крестьянский труд.

 

Деревенское утро

Ах, какое нынче утро!
Блещут окна перламутром,
Зайчики на белом потолке.
А на крыше и под крышей,
Где-то там на чердаке,
Голуби неистово воркуют,
Распустив хвосты, токуют.
Щебет ласточек заливисто звучит,
И звенит, звенит, звенит
Отовсюду то и дело
Радостно и ошалело
Воробьев концертный хор.
Поспешим же, друг, во двор.
К бочке с солнечной водою,
К саду с нежною листвою
И к цветам, открывшим очи
Под росой от свежей ночи.
Ничего не пропусти,
Постарайся унести
Все прекрасное с собою,
Ведь такое, ведь такое,
Может статься, только раз
В жизни встретится у нас.

 

***

Ах, как упиралась тогда ты строптиво,
Несла какую-то ерунду,
Мол, обращаюсь с тобой неучтиво
И как мальчишка себя веду.
Но оба мы знаем,любовь по-джентльменски
Не более, чем пустяки.
Просто, вела себя ты по-женски,
Я себя по-мужски.

 

Будней медленный каток

Смотрю я в ваши грустные глаза
И думаю, чего вам не хватает?
Свободы мыслить и дерзать,
В себе таланты открывая?
Быть может, чуть везения в делах
Для собственного интереса,
Чтоб не было блуждания впотьмах
На грани каверзного стресса?
Или заела нищета,
Проклятых денег вечно мало?
Былая увядает красота,
Поклонников не стало?
Что же еще такое есть,
Что вас как червь древесный точит?
Возможно, чья-то злая месть,
Которая исподтишка порочит?
Но, слава Богу, ничего такого нет,
И жизнь вполне благополучна.
А просто вот уж много лет
Наедине с собою скучно.
Неопытной любви ожог
Болит сильнее в час сомнений,
И будней медленный каток
Утюжит как асфальт мгновенья.
Позвольте же совет вам предложить
От сердца и без назиданья:
Направьте все свои желанья
На то, чтобы не ждать, а жить.

 

Не иссушайте же себя

Так уж случилось, вы одна,
Свой крест с достоинством несете.
Подчас житейская волна
Вас накрывает и колотит.
А вам все вроде нипочем.
Своею добродетелью гордитесь,
Не ищите сочувствия ни в ком,
Ни на кого из зависти не злитесь,
Расходуете на себя чуть-чуть
И не шикуете по дому;
Не выделяете кого-нибудь
Из множества знакомых.
Весьма разборчивы в друзьях
И насторожены к мужчинам –
Что, дескать, за нелепая причина,
Искать прибежище в мужьях.
Жизнь пресная давно не тяготит,
И одиночество привычно,
И блюд простых набор обычный
Вам не испортит аппетит.
Самодостаточность – вот нынче ваш девиз,
Другогоничего не надо.
Лишь чтенье книжеквам и приз,
И утешенье, и отрада.
Спешу и я воздать хвалу
Самодостаточности вашей.
Вам ни во сне, ни наяву
Груз одиночества не страшен.
Вот только жаль, что Божий дар –
Любовь иль просто увлеченье,
Вы рано предали забвенью,
Для пылких чувств никто не стар.

 

***

Стал похож я совсем на ноябрьский клен
Со снежком на упрямой макушке,
И во мгле непроглядной тревожен мой сон,
И никак не прилажусь к подушке.
Все, что было со мной, отгорит, отболит
И уйдет навсегда – не удержишь,
И надежда как птица вдаль улетит
Наказаньем последним за дерзость.
Мне бы все нипочем, если б только цена
Не была запредельной потерей.
Отдал все, что имел, без отсрочки, сполна,
С чем же сам останусь теперь я?

 

Прекрасная пери

Он придумал себе замечательный дом
И закрыл за собою все двери.
Но однажды, как луч, в заточенье глухом
Появилась прекрасная пери.
Подарил ей в наследство от предков Восток
Азиатскую скрытую прелесть,
И предстала она словно дикий цветок,
Распустившийся в раннем апреле.
Поманила улыбкой, с собой увезла
В золоченой своей колеснице
В край, где нет, как он думал, ни горя, ни зла,
Где любовь простирает десницу.
Поцелуев просили, казалось, уста
И глаза ее негу таили.
Ах, как дивно была густа
Ночь волос ее, сложенных в крылья.
Но, увы, были разные смыслы у слов,
Когдаговорили двое.
Запиралась душа словно дверь на засов,
Отторгая слепо чужое.
Много всякого в жизни своей он встречал,
За победами шли потери.
Жаль, что прежде тебя не знал,
А теперь опоздал, о пери.

 

Сонет

Желтые лилии в розовой вазе,
Союз изящества и красоты.
Что за дивное разнообразие
Эти живые цветы!
Выгнулись лепестки в экстазе,
Слвоно крылья мечты,
Уносят туда, где праздник,
Где ожидаешь ты,
В бархат одеты,упруги,
Но свежесть уже не подруга,
Их нежные вянут черты.
Касаются их ласковые руки –
Увы, все хлопоты пусты.
На вазе отпечаток скуки.

 

***

Ветер ласкает розу –
Хотел бы я им стать.
Роса в лепестках как слезы –
Хотел бы я ею стать.
Объяты кусты теплым светом –
Хотел бы я ими стать.
В саду душистое лето –
Им тоже хотел бы я стать.
Только секатором острым,
Покорным ладони черствой,
Я не хотел бы стать.

 

Не таи улыбку

На улицах шумной столицы
Мелькают чужие лица.
Мимо идут, не глядят.
Но может случиться,
Вдруг может такое случиться,
К тебе одному обратится –
Не просто так обратится
Чей-то зовущий взгляд.
Не отплати же ошибкой,
Ответь открытой улыбкой –
Не пропусти неожиданный дар.
Обоим тогда, вероятно,
Станет светло и приятно.
И не страшись, что превратно
Будешь ты понят превратно,
Досадный получишь удар.
И та случайная встреча
Не повторится, быть может, та встреча.
Пусть так, пусть так, но замечу,
Шаг каждый друг к другу отмечен
Душ наших нечастым родством.
В том-то и дело, в том-то и дело, в том…

 

Прощальное танго

Вот мы и встретились вновь.
Что же глядишь ты печально?
Я думал, свела нас любовь,
А ты говоришь – случайность.
Блеск твоих черных глаз
Взаимности не обещает.
Неужто в последний раз
Музыка нам играет?
Неужто, неужто сейчас
Прощальное танго станцуем
И кончится все для нас
Холодным в щеку поцелуем?
Лежит на моем плече
Твоя рука неподвижно,
Скажи мне, зачем, ну зачем
Портим свои мы жизни?
Танго призывно звучит,
А мы во власти разлада,
Закрыты на все ключи
Ворота нашего сада.

 

Элегия

Электронная почта вдруг отключилась
И нет телефонной связи с тобой.
Значит случилось, вот и случилось –
Ты не со мной, ты уже не со мной.
Поле магнитное сердцебиений
Рвется на части сигналами SOS.
И в этом крушении, в нашем крушении
Никто не спасет – ни пилот, ни матрос.
Не принесет почтальон телеграмму,
Писем не буду твоих получать,
Порознь сыграем печальную драму,
Будут голые нервы как струны дрожать.
Но, верю, прольется когда-нибудь нежность
Живительным, чистым ключом,
И даже сама госпожа Неизбежность
Больше не сможет стоять на своем.

 

Не отвергай

Не отвергай, когда терзает душу
В минуту грустную сомнений тяжкий груз,
Когда неудержимо слезы душат
И на губах их горький вкус.
Не упрекай, что слез твоих не видел,
Моим прискорбьям тоже счет велик…
Ну вот опять нечаянно обидел,
Прости, прости неловкий мой язык.
Не отвергай меня в весенний вечер,
Когда сиреневая даль пьянит,
И может быть назначенная встреча,
Дай Бог, сама всеразрешит.
Не отвергай любви воспоминанья,
Не говори, что все прошло как сон,
Нет, не погас еще огонь желаний,
И жизнь не укатилась под уклон.

 

***

В злой суете убегающих дней
Он профиль знакомый увидел.
Вгляделся – она! И ее все при ней,
Бог красотой не обидел.
Он ей надарил комплиментов букет,
Испробовал разные штучки.
И вдруг, потрясенный, услышал в ответ:
«Я вашей подружки внучка».

 

Грозди, как женские груди

Любовно склонюсь над лозой виноградной
И почки набухшие нежно поглажу рукой,
И плодоносные к солнцу побеги направлю,
И землю взрыхлив, напитаю водой.
Пусть к свету еще не пробились листочки,
Пусть каплет из ранок живительный сок,
Совсем заневестилась ты как девчонка,
Чей срок материнства уже недалек.
Над садом моим отгуляют весенние ветры
И буйные грозы прольются дождем.
Однажды я снова с лозой своей встречусь,
И мы молчаливо побудем вдвоем.
Раскинет она надо мною свой полог,
И грозди, как женские груди, поманят мой взор,
И я позабуду тревоги свои и невзгоды
И все, что мешало мне жить до сих пор.
Скоро одарят меня в день урочный
Спелые ягоды соком хмельным,
Я заключу его в крепкую бочку,
Пусть, выбродив, станет вином молодым.
Садись же быстрей, дорогая, поближе,
Смотри как играет в бокалах нектар!
Мы выпьем и вспомним все лучшее в жизни,
А там поглядимещё кто из нас стар.

 

Степная баллада

Ночь в вагонном купе. Вдруг вдали за окном
Замерцал огонёк одинокий ;
А вокруг только тьма на пространстве большом.
Стук колёс льётся горным потоком.
Мне не спится,гляжу и гляжу
На далёкий таинственный лучик.
Там зелёный покров порыжел и пожух,
По казахской степи дует ветер колючий.
Там приземистый домик—простое жильё,
Крыша плоская,серые стены
И загон для скота. На верёвке бельё,
Нет ни деревьев,ни тени.
Беспросветная жизнь,быт задавлен трудом,
Предрассудки,косные нравы.
Но однажды жену привёз в этот дом
Муж нескладный,корявый.
Скоро нежное личико юной келин,
Красу потеряв,потемнело.
Год в трудах миновал,и родился сын,
Грусть-тоска её улетела.
Оказался однако болезненным он,
Не спит и плачет ночами.
Утратила мама покой и сон,
Баюкает,люльку качает.
И рядышком скраю в постели лежит.
Ей тёмная степь внимает.
И слышит,как ветер в пустыне шумит
И будто шепчет: святая, святая.

 

Афродита

Все таким же море было синим,
Круто спины выгибали волны,
И ни паруса нигде над ними,
Ни какого-нибудь челна.
Безмятежны, тихи были долы,
Опустели знойные дороги,
Лишь роптали на Олимпе боги,
Весть услышав с Зевсова престола.
Но как ни были они сердиты,
Воля Громовержца победила,
Пена волн у Кипра породила
Юную богиню Афродиту.
По песку прошла она нагая,
С дивных плеч отряхивая пену,
Волны моря, часто набегая,
Нежно ластились к ее коленам.
Совершенство женское Киприды
Ослепляло небожителей и смертных,
Но копило зависть и обиды
Олимпиек, прелестью заметных.
Стрелами любовь она вселяла
И сама как женщина простая
Так же и любила, и страдала,
Часто сердца голосу внимая.
И поныне память о Киприде
Незабвенна в Греции и в мире,
Может и сейчас в своей квартире
Кто-то сон с прекраснейшею видит.

 

Гетера Фрина

О чём кричит во тьме сова
У ног блистательной Афины,
И многоустая молва
Зачем-то поминает Фрину?
И вторит слухам Агора,
Ареопаг заговорил о каре
Для той,тщеславьем чьим затеяна игра,
Переходящая в общественную свару.
Возмущены высокие мужи,
Подумать только,будучи гетерой,
Она сумелаголовы вскружить
Надолго и без меры.
И всё ради того,чтоб стать
С богинеюАфинойвровень.
Праксителя склонила изваять,
Себя—из плоти и изкрови.
Ипослушание храня,
Ревнители божественных устоев
Задумали гетере дать понять,
Что монументы—длябогов и для героев!
Промолвила она в ответ:
«Где красоту не почитают,
Прельщает взор лишь блеск монет,
Невежество и злоба прорастают».
Ивраз прилюдно оголила грудь—
Пусть все увидят совершенство
И может быть когда-нибудь
Познают в красоте блаженство.
Был покорёнАреопаг
Прелестнойдерзостью такою,
И был вердикт.«Да будет так:
Не могут смертные быть надпрекраснейшей судьёю».

 

Примирение

Порой мы мечемся по замкнутому кругу
В страданьях от болезненных обид.
Пусть же лекарством будет стыд…
Обидчика, коль встретимся друг с другом.
А ежели всерьез задула вьюга
Злой неприязни и желанья мстить,
Не худо б призадуматься, как жить
Мы будем дальше друг без друга.
Когда же вдруг опутал туго
Клубок вражды жестокой навсегда,
Давайте вспомним и тогда,
Кто мы такие друг без друга.
Есть к примиренью путь и у супругов,
Которым уж не первый год
Желанным кажется развод:
Найдите что-нибудь хорошее друг в друге.
И вот о чем подумать бы в часы досуга:
Суть мудрости не в том, чтобы все знать,
А в непростом умении прощать
И мыслить здраво друг за друга.

 

Голубые сны

Мы часто создаем в воображеньи
Влеченьями скрепленный пьедестал
И в простодушном восхищеньи
Возводим на него свой идеал.
И с удовольствием неизъяснимым верим,
Что все прекрасное соединилось в нем
И сверх того спешим примерить
Достоинства в наборе непростом.
Так женщин выбираем мы и любим,
Очарованьем их окружены.
Что тут поделаешь, мы люди,
А людям снятся голубые сны.
Мы не смущаясь, часто забываем
Про неудобный прозаичный штрих:
Женщин идеальных не бывает,
Идеальны представления о них.

 

Играй, сверчок, играй

Поднимаются сумерки к небу,
Месяц, плавясь, к закату припал.
На веранде запахло хлебом.
Под крылечком сверчок заиграл.
Наполняет душу покоем
Незатейливый долгий мотив.
Так журчит ручеек под травою,
Светлой влагой ее напоив.
Вот уж ночь укутала землю.
Царь небесный свечи зажег.
Я сижу на ступеньке и внемлю,
Как играет мне милый дружок.
Под напев прилетают грезы
И уносят в цветущий сад,
Где приветствуют царственно розы
И пьянящий плывет аромат…
А потом выгнут парус упруго
Ветры молодости и красоты,
Понесет меня лодка-подруга
К берегам заветной мечты.
Не наткнуться бы только на рифы
И на берег удачи ступить.
Там предстанут герои мифов,
И наяды будут дразнить.
И взлетит мой стих неизвестный
К обиталищу древних богов,
И они с похвалою честной
Скажут несколько добрых слов.

 

Высота

Друг, возьми два крыла, вознесись в поднебесье,
На простор с высоты погляди.
Зазвучит он прекрасною песней,
Отзываясь восторгом в груди.
Вольный ветер подхватит упруго
Твои крылья и в высь понесёт.
Устыдившись,исчезнет мгновенье испуга,
И душа,встрепенувшись,замрёт.
Разве только во сне нам такое приснится —
Ты паришь в голубой вышине,
А вокруг удивлённые птицы
Пролетают кругами с тобой наравне.
Плотный воздух как ватой рот забивает,
На ресничке слеза дрожит.
Высота горизонт раздвигает,
Будто хмелем шальным пьянит.
Под тобою сады и дороги,
И зелёный чертёж полей.
Там за далями как за порогом
Контур будущих наших дней.

 

Гордецы

Караваны облаков неспешных,
Пышнотелых и безгрешных,
В белых ангельских одеждах,
Равнодушно смежив вежды,
С высоты не видят нас.
И плывут себе лениво,
Величаво, горделиво
И красиво напоказ.
Лишь с горами они дружат,
Над вершинами их кружат,
Пухлой грудью прижимаясь,
Растекаясь и ласкаясь,
И со снежною сливаясь
Патриаршей сединой.
Но любви к ним чужды пики,
Веют холодом их лики
Под корою ледяной.

 

Военное ретро

Приказано в траншею вжаться и не сметь,
Бог упаси,высовываться.
Там пулемёты сеют смерть
И скопом,и в особицу.
Там пули шалые свистят,
Впиваясь,бруствер роют.
Течёт за шиворот ребят
Пыль с чёрною землёю.
Когда ж всё кончилось,видок
У всех был негритянский,
И жаркий пот по спинам тёк,
Солёный и крестьянский.
К обстрелу приучали нас
Заботливые командиры,
Твердили что-то про приказ
Беречь страну и честь мундира.
Потом в атаку повели,
Мы весело ура кричали
И в полный рост,не пригибаясь шли,
Туда,где не стреляли.
Давно уж нет у нас войны,
А память прошлое упорно возвращает.
…Ощерясь пастью сатаны,
Нас пулемёты поливают.
За бруствер прыгнул капитан
И материт отставших новобранцев,
И направляет свой наган
На струсивших поганцев.
Свинец прицельный в нас летел
И никуда не деться.
Лежал солдатик на земле,глядел,
Не мог на небо наглядеться.

 

***

Возмужав, я себе легкий челн смастерил.
Преисполнен отвагой беспечной,
Сел однажды в него и поплыл, и поплыл,
Как казалось тогда, в бесконечность.
На просторе в лицо зло и больно хлестал
Знойный ветер страстей и соблазнов,
Книгу жизни моей торопливо листал,
Так небрежно и так несуразно.
Растерял много сил я в житейских волнах,
Ранил в терниях ноги до крови,
А вдали то ли въявь, то ль в наивных мечтах,
Все мне чудился остров сокровищ.

 

А.С.Пушкину

На рейде Гурзуфа стали с рассветом.
Море сияло и воздух был свеж.
С палубы судна взору поэта
Берег предстал в дымке тайн и надежд.
Плоские крыши хижин татарских
Как соты лепились по склону горы.
Жирные тени и сочные краски
Пленяли гармонией пестрой игры.
Здесь поселившись, плутал он в проулках,
Стараясь постичь их туземный наряд,
Делал визиты, ходил на прогулку,
В море купался и ел виноград.
Когда ж примелькались гурзуфские виды,
Он отбыл, не мешкая, в Бахчисарай
И, едучи, думал о прошлом Тавриды
И что для России отныне сей край.
Кануло в лету владычество хана,
Крым на Европу глядит.
Вот только жаль, в суете окаянной
Наша небрежность опять навредит.
Увы, по прибытьи нашлось подтвержденье.
В ханском дворце запустенье и тлен.
Реет печально призрак забвенья
Пред голой преградою стен.
Фонтан во дворе с проржавевшею трубкой
Сочится стоячей водой.
В душе огорченной осталась зарубка –
Прологом к поэме большой.
Был там и я в одно давнее лето
И у фонтана в смятеньи стоял.
Чудилось будто голос поэта
С тайною грустью меня утешал.

 

Придуманная жизнь

Заполнены партер и бельэтаж,
Пестрят наряды, веера – как птицы,
Духов элитных дорогой кураж
И оживление на лицах.
Негромко струны пробуют смычки,
И дирижер уже на месте.
Прожекторов слепящие зрачки
Лучи сплетают в перекрестье.
Вступил оркестр и стройно зазвучал
Мотив начальный увертюры,
Дух гения из строчек партитуры
По дирижерской палочке стекал.
А сцена жизнью бурною кипит,
Любовь, добро, коварство и злодейство
Сшибаются в красноречивом действе,
И зритель ждет, что победит,
Давая волю скорби и слезам,
И радости, и прочим чувствам…
Придуманная жизнь – зачем она всем нам?
Не для того ли, что высокое искусство?

 

Песня о море

Море в объятиях неба,
Девственная синева.
Нет места другого, где бы
Кружилась так голова.
Нет музыки лучше, чем рокот
Прибоя в подножиях скал,
В нем слышится голос пророка,
Который с колен восстал.
Ничто так не будит желаний,
Как дующий с моря бриз,
Он как любимой дыханье,
Как милый ее каприз.
О, волны, склоняюсь пред вами,
Безмолвно в любви признаюсь,
Не в силах излить словами
Поющую душу свою.
Солнце ли в блестки играет,
Ветер мятежный свистит –
Море от края до края
Являет божественный вид.

 

Затерянный рай

В бесприютной степи от дорог далеко,
Где нет пищи ни уху, ни глазу,
Вдруг лазурной полоской блеснет озерко,
И вокруг все изменится сразу.
Встанет зелень кольцом, крики птиц зазвучат –
Ободряюще, радостно, вольно.
И, усталость стряхнув, очарованный взгляд
Устремится в степное раздолье.
Встретят там кулики, к мелководью с травой
Чайки криком визгливым проводят,
И стрекозы закружат над сонной волной
В бесконечном своем хороводе.
В блестках солнца пройдусь босиком по воде,
Возликую на празднике жизни
И в душе утвержусь, что милей нет нигде
Уголка на пространстве не ближнем.

 

Храни свою звезду

Тих и ласков летний вечер,
Небосвод высок и вечен,
Звёздами усеян словно поле,
Глазу дивное раздолье.
Ну а если гороскопы слушать,
Выйдет--они чьи-то души.
Вон,одна вниз полетела,
А за ней другая подоспела.
Может, где-то и моя ждёт часа.
Не отчаиваюсь, я ведь седовласый,
Не сержусь, хоть и не нравится,
Когда дедушкой зовут красавицы.
От себя куда же денешься.
Не помолодеешь,не изменишься.
Жизнь не ласкова для многих,
Не все находят в ней дорогу,
Мир покидают,не пожив,
Добром свой путь не освятив.
Храни ж свою звезду,храни,
Чтобы до срока не упала,
Не отдавай безделью дни,
И каждый начинай сначала.

 

Картины темного утра

Споткнулось время с разбегу
О неродившийся день.
Лучи фонаря по снегу
Чертят тусклую тень –
Мое отраженье без плоти,
Бледного света игра.
Вижу в окне напротив
Лицо у включенного бра.
Всталкак и я спозаранку…
Чего же не спится ему?
Поздно вернулся с гулянки?
Иль задолжал кому?
А может быть, все иначе:
В ночи размышляет он,
Воспоминаниями захвачен,
О злых причудах времен,
Превратностях славы и судеб
Всех, кто под общей чертой.
Теперьникто не осудит,
Удел их – вечный покой.
Еще, может быть, размышляет
Про наш просвещенный век;
Прогресс, который все знает
И ускоряет свой бег.
Про то, что себя потеряли,
Боясь отстать на бегу,
И вот уж вспомним едва ли,
Как пахнет трава на лугу…
Так за другого я думал,
Глянув в чужое окно.
А по асфальту с шумом
Утро катило давно.

 

Дорога

Жар мотора парит ноги.
Запах кофе, сигарет.
Радужная даль дороги
Упирается в рассвет.
Тонет в ласковом сияньи
Геометрия полей.
Сумрачные расстоянья
Все прозрачней и светлей.
Утро шествует неспешно
Над спокойствием равнин,
Укрывает дымкой плеши
На боках седых вершин.
Мир торжественно распахнут
Как огромное окно.
Травы скошенные пахнут,
Хлебороба ждет зерно.
Веселит глаз изобилье,
Что дают земля и труд;
Тормозят автомобили
У плодовых дивных груд.
Ах дорога, ах дорога,
Ожиданий светлых нить.
Приведи к тому порогу,
Где простор любить и жить.

 

Городская жизнь

Мглистое утро.Сытые тучи,
Съевшие солнечный свет.
По улицам мечется ветер колючий,
Такой непоседа из непосед.
Огни фонарей пробиваются тускло,
Фары машин крутят быструю зыбь.
Окна домов не тухнут,
На пешеходах свинцовая сыпь.
Двери закусочных манят уютом,
Завтраком городским —
Со сдобой и с кофе,заваренным круто,
С ванилью и чем-то ещё не простым.
В день такой, если дома сидеть неохота,
Лучше всего музей посетить,
Вроде не отдых и не работа,
А время летит,не уследить.
Но я направляюсь к зеркальным витринам,
В заваленный разным добром магазин,
Себя осадив по известным причинам,
Гляжу, упражняюсь в выборе вин.
Взял что получше,старался недаром.
Этот пасмурный день проведём мы вдвоём,
Насладимся волшебным нектаром
И хвалу небесам вознесём.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Открыть полный текст в формате Word

 

© Валентин Мельников, 2013

 


Количество просмотров: 874