Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Омельченко Н.М., 2012. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 7 августа 2012 года

Николай Михайлович ОМЕЛЬЧЕНКО

Лирика

Николай Омельченко – автор и исполнитель, патриотических, лирических, детских и православных песен. Дипломант авторской песни международных фестивалей «Благовест», ХV международного фестиваля авторской песни «В единстве наша сила» – 2010 в г. Бишкек. Как поэт, Николай многолик: любовь, жизненные схлёсты, тонко подмеченные штришки наших будней и озорство его поэтической строки… Когда читаешь стихи Николая Омельченко, думаешь о том, что есть на земле Божья правда, когда великое Страдание силой духа переплавляется в радость творчества. …А когда он берёт в руки гитару и, наигрывая себе, начинает исполнять песни собственного сочинения, просто забываешь обо всём на свете. И куда-то очень далеко уходит мысль о том, что этот жизнелюбивый оптимистичный человек ничего не видит… вот уже 12 лет, но видит больше многих из нас и это видение – суть его стихов.

 

О, время! Не остановить твой бег,
Весна пришла и тает снег.
Не вечно всё, и человек,
Как этот мокрый талый снег,
Из жизни медленно уходит.
Что он успел в короткий век?

 

 

ЛИРИКА 1970-1990 гг.

 

***

А в марте весна
И тают снега.
Вот лед поплывет,
Обнажив берега,
Сосульки под крышей
Звенят на ветру,
Солнца лучи
Скоро зиму сотрут.
Весна в сарафане
С тугою косой
Войдет в нашу жизнь
Девчонкой босой.
Она улыбнется,
Прищурив глаза,
И грянет весенняя
Чудо – гроза!

 

***

Весна в зеленом сарафане
Плывет над дымкой испарений,
Мои скупые оправданья
В стихах находят отраженье.

В себя уходим понемногу,
Неоспоримо – жизни мало,
Мы собираемся в дорогу
И начинаем жить сначала.

А если просто в день весенний
И звон капели молодой,
Всю неоправданность решений
Отбросив, встретиться с тобой?

Нет, это стало невозможно,
Зачем искать, чья в том вина,
Что мы становимся моложе,
Когда приходит к нам весна.

 

8 МАРТА

Поздравляю с женским днем!
Отчего же дня так мало?
Зазвенят вокруг бокалы,
Дорогим полны вином.
Радость плещет над страною,
Ах, какой большой волною,
Выливаясь через край.
Людям весело живется,
Я пою, и им поется,
Юн и стар, все подпевай.

Солнце брызнуло лучами,

8 дней – весны начало.

Март вступил в свои владенья,
Алый дождь зари весенней
Растекается по крышам,
Тост родился за столом,
Автор пьян – и поделом!

 

Тост

Поднимаем тост за вас,
Озорных, серьезных, милых,
За здоровых и за хилых,
Дерзких, ветреных, красивых,
Разных, всяких, без прикрас.
Атуальны вы, как прежде,
В юбках, брюках, без одежды.
Льстивых, злых, ревнивых, нежных.
Яркий луч мужской надежды.
Если б вы не постарались,
Мы б, увы, не состоялись.

 

Страшный сон

Я на море боюсь непогоды,
Шторм, как смерть в океане, бурлит.
Только страх за прожитые годы
За меня в этот час говорит.

Я не трус, вновь себя убеждаю,
А в каюте уют и комфорт,
Я морскою болезнью страдаю,
Когда волны грохочут о борт.

Мне сомнения стали врагами,
Равновесье сейчас обрету,
Но не в сговор с морскими богами,
В сговор с собственной волей иду.

Шаг еще и сирена завоет,
Свою жуткую песнь запоет,
И волна с головою накроет,
И о палубу вмиг разотрет…

 

Все прошло

За окном шелестит дождь.
Ты напрасно любимого ждешь,
Не придет он к тебе, не придет,
Через час, через день, через год.


Почему ты жестокой была,
Или чувствам его не вняла?
Не поверила в искренность ты
И сожгла за собою мосты.

Для него ты была звездой,
Только стала большой бедой.
Знать, обыденность ваших встреч
Не дороже сгоревших свеч.

 

***

Капля счастья лежит на ладони моей,
Словно солнца осколочек в капельке той,
Прикоснись к ней губами, родная, скорей
И замри, я желаю остаться с тобой.

Не молчи, умоляю тебя, не молчи,
Говори обо всем, что так нравится мне,
Говори, что земля пробудилась в ночи,
Говори о любви, говори о весне.

А еще, пей ту каплю с ладони до дна,
Для тебя пусть заплещется морем она
И наполнит всю жизнь цветущей весной,
Пусть всегда хорошо тебе будет со мной.

 

Просто сон

Мне недавно такое приснилось,
Не поверишь, ну просто беда!
Ты в объятьях моих заблудилась,
Растворилась во мне навсегда.

И теперь нас во мне стало двое,
Ты не смейся, постой, погоди.
Я хожу, как мне кажется, строем,
Следом я, ты на шаг впереди.

Стал рабом своего наважденья,
Кто я, ты, или все еще я?
И выводит меня из терпенья
Эта странная глупость моя.

Но надеюсь я скоро проснуться,
Чтоб с ума до конца не сойти,
Не дай Бог мне к тебе прикоснуться,
Если встречу тебя на пути.

 

Ожидание

По улицам, по улицам
Пух стелется и кружится
И в лужах отражаются
Седые облака.

А мне все время кажется,
Что милый не отважится,
Что номер не осмелится
Набрать его рука.

Сижу у телефона я
Усталая и сонная,
И жду его заветного
Случайного звонка.

Но не звонит опять он мне
По неизвестно чьей вине,
Иду одна по жизни,
А дорога нелегка.

И я все время думаю,
Что уведут мечту мою
За перевалы горные
И вечные снега.

Вся жизнь – ожидание
Случайного свидания,
Но в дымке вновь растаяли
Родные берега.

 

Дорожная песня

Мы стремимся вдаль,
А путь наш не близкий,
Пейзажи киргизские
На нашем пути.
И нам немного жаль,
Но самую малость,
Что там вдали осталось
У нас позади.

А с нами день,
День такой прекрасный,
Солнечный и ясный день,
Добрый день!

Мы джентльмены – леди
На Иссык-Куль мы едем
В старенькой «Победе»
Весело нам.
Мы этим морем бредим,
Водителю не спится,
А сзади пыль клубится,
И нам не до сна.

А с нами день,
День такой прекрасный,
Солнечный и ясный день,
Добрый день!

 

***

На сердце тяжесть, ну и пусть,
Печальный стих мне не подмога.
По жизни нас ведет дорога:
То радость встретится, то грусть.

Друг, подожди еще немного,
Я одиночества боюсь,
Боюсь внезапных расставаний
И разрушительных разлук.

Боюсь холодных глаз и рук,
Боюсь напрасных ожиданий,
Всегда теряю обладанье,
Когда уходит близкий друг.

На сердце тяжесть, ну и пусть,
Печальный стих мне не подмога.
Стою один я у порога,
Как видно, друга не дождусь.

 

Ссора

Прошла зима и белые метели
Исчезли, испарились без следа.
Весну мы ждали, мы любви хотели,
Но вдруг на нас обрушилась беда.

Ссора, эта наша ссора
Рушит мир моей мечты,
Скоро, верю я, что скоро
Снова улыбнешься ты.

На суетных сибирских перекрёстках
Пытаюсь встретить твой печальный взгляд
И не случайно юные берёзки
Лишь одного меня во всём винят.

Земля сменила снежные одежды
На нежное цветение садов,
Растаяли последние надежды,
Но я к таким потерям не готов.

Ссора, эта наша ссора…
Только не сжигай мосты,
Скоро, верю я, что скоро
Снова улыбнешься ты.

 

***

Проснулся день в своем величии,
Разбужен шумом городским,
Он был мне чужд, тот день столичный,
Но стал вдруг близким и родным.
Всю жизнь приверженец покоя,
Но взвинчен спешкой городской,
Я, увлекаемый толпой,
Случайно встретился с тобой.
Была совсем ты необычной,
Неповторимой и простой.
И этот самый день столичный
Стал для меня моей весной.
И я как будто бы проснулся,
Встряхнулся, словно бы прозрел,
В дела земные окунулся
И полюбить тот день успел.
Дни друг на друга не похожи.
Я целью поглощен одной:
Ищу я в них простую схожесть,
Чтоб снова встретиться с тобой.

 

Совет женоненавистника

Если лет тебе за тридцать,
А жены в проекте нет,
На судьбу не стоит злиться,
Лучше слушай мой совет.

Много вредных жен на свете
И сварливых много в нем,
А от них родятся дети,
Тут прощай покой и сон.

Будут ссоры и скандалы,
Ругань, слезы, мордобой…
Это все ты взвесь сначала
И останься холостой.

 

Послание в будущее

Ты этот мой стих никому не читай,
О нем не рассказывай, не вспоминай,
Он словно бы зыбь на воде, словно сон,
Способен сердца растревожить нам он.

Ты спросишь, кому я его посвятил?
Отвечу – всем тем, кому дорог я был,
С кем хлеб я насущный в походах делил,
Чью дружбу поныне в душе сохранил.

Еще я хочу откровенно сказать,
Того, что прошло не воротишь назад,
И в реку, Конфуций когда-то сказал,
Два раза никто еще не наступал.

Ты время мое для меня обмани
И эти стихи у себя сохрани,
За годы прольется немало воды,
Я буду старик, а стихи молоды.

 

Друзьям

Я не говорю вам до свидания
И не жду от вас прощальных слов,
В сутолоке скорых расставаний
Я простить разлуку вам готов.

Был всего лишь миг для нас отмерен,
Как же мне теперь без вас прожить,
Почему же тот, кто был вам верен,
Должен этот узел разрубить?

Я теряю самообладанье,
Горечи комок сжимает грудь.
Жизнь моя – сплошное ожиданье
Встреч, которых больше не вернуть.

И остановиться невозможно,
И не возвратить былых потерь,
Я пойду по жизни, осторожно
Открывая в будущее дверь.

Повторю безжалостные строки
С высоты прожитых мною лет –
Вы преданье старины глубокой,
Как сказал известный вам поэт.

 

Разговор с памятником В. Маяковского в Москве

Твое время пока не забыто,
Но все реже о нем говорят.
Ты стоишь предо мною в граните,
У подножья гвоздики лежат.

Обращаюсь к тебе я, Владимир,
Вправе я называть тебя так,
Ведь звучит твое гордое имя,
Словно песня в моих устах.

Маяковский, как огненным светом,
Эхом гулким по площадям.
Не был ты элитарным поэтом,
Был гвоздем всем российским гвоздям.

А стихи – гром средь ясного неба
Расплескались волной ледяной.
Жаль, что рядом с тобою я не был,
Счастлив я, что ты рядом со мной.

 

***

Вы прекрасны, как богиня,
Я робею и молчу,
В одеянии бледно-синем
Видеть вас всегда хочу.

 

Зима

Февраль нас хоронит в морозной постели,
Наш домик заносит по самые двери,
Метель разгулялась совсем не на шутку,
Морозная замять не первые сутки.

Когда прекратится? Да кто ее знает,
А ветер в степи все сильней завывает.
Он стонет и плачет неистово зло,
Быть может, полмира уже занесло.

 

Испытание разлукой

Живу в Казахстане, в далекой степи,
Песок на зубах постоянно скрипит,
Стоит Степногорск всем буранам назло,
За что меня, Боже, сюда занесло?
Скажи мне душа моя, счастлива ль ты?
Гнетешься ли в бездне степной пустоты?
Но память мою сквозняки не сотрут,
Замерзла душа на холодном ветру
И плачет, не нужен ей этот простор,
Стремится к вершинам заснеженных гор.
Туда, где грохочет в ущелье поток –
Родник, как слеза, дарит жизни глоток,
Где в горных породах застыли века,
В прозрачных озерах плывут облака,
Джайлоо влечет нас зеленым ковром,
Ну, словом, что мы Кыргызстаном зовем.
Наполнена грузом вчерашних обид
Песчинкой душа над землею летит.
А жизнь бесконечная, как колесо…
Без родины я на земле невесом.
С рождения ты мне до боли родной,
Мой сказочный край, ты повсюду со мной.
Частица души затерялась в горах,
Наверное, к ней мне вернуться пора.



Рождение

Проснулся новый день и солнцем мир залил,
Рождение зари волнует нас, как прежде,
Родился человек и криком разбудил
Он в матери своей любовь к себе и нежность.

Пройдет немало лет, ребенок подрастет
И станет он врачом, учителем, поэтом,
Быть может, корабли он в космос поведет,
А может, на земле построит город где-то.

Для мамы в нем теперь начало всех начал,
Он – смысл бытия и счастья мир бездонный,
Он с этим днем пришел, беспомощен и мал,
Прижми его к груди, прекрасная мадонна.

 

Гимн ванне

Пусть я вдали, в чужом краю,
Но помню ванну я свою
И воспевать не устаю
Ее живительную силу.
Я не жалею добрых слов
И прославлять ее готов,
Пусть не иссякнет к ней любовь,
Да здравствует вода и мыло!
Всегда и летом, и зимой,
Я, возвратясь к себе домой
Из дальних странствий сам не свой,
Вхожу в иное измеренье,
Где пахнет морем и весной,
Сверкает кафель белизной,
Где вечно царствует покой,
Где каждый жаждет очищенья.
Я открываю кран, и вот,
Вода горячая течет,
Голубизной к себе влечет,
Такой желанной и родною.
Теплей парного молока
Твои чугунные бока
И пена, словно облака,
Пушистой горкой над водою.
Я обнажаюсь донага
И покидаю берега,
Уже в воде моя нога,
О, неземное совершенство!
Я в пену нежную ложусь
И без движения томлюсь,
И покидает сердце грусть,
А тело нежится в блаженстве.

 

ЛИРИКА 2000-2006 гг.

 

Нереальный опус про реальный отпуск

Поэма

 

Часть первая: Завод

Нас постигла перестройка,
Шаг шагнул – и ты на дне,
Кто заплатит неустойку
Разорившейся стране?

Пролетели вихрем годы,
Я давно уже не юн,
Но работал на заводе,
Помню, в молодость свою.

Отзовется в сердце с болью,
Как был счастлив мой народ,
Перекусит хлеба с солью
И на атомный завод.

Предназначенный судьбою,
За секретной проходной,
Ждал кормилец нас с тобою,
Молибденовый, родной.

Дружно жили, я не скрою,
Без бригады никуда,
На завод ходили строем
За зарплатой иногда.

Улыбнитесь вместе с нами,
Труд у нас, конечно, риск.
Нам вручил директор знамя
И поставил обелиск.

Постоянно получая
Из урана концентрат,
Бригадира посылали
За спецовками на склад.

В страхе бегают гормоны
И румянец спал с лица,
Где нам взять комбинезоны
Из защитного свинца?

Не пропустит тот свинец
Бета – излучение,
Без него нам всем конец,
Сгинем, как растения.

Я на днях подумал с грустью:
Если нас не облучать,
Будем каждый год в капусте
Ребятишек получать.

А начнут рождаться дети,
Тут уж без сомнения:
Катастрофа на планете,
Перенаселение.

Как-то раз пульпу урана
Растворяя в кислоте,
Я негаданно – нежданно
Засветился в темноте.

Больше ешь говяжью печень,
Так учил товарищ мой,
В ней живая клетка лечит
Нас и летом, и зимой.

После смены, как Стаханов,
Шел к товарищу в гараж,
Из граненого стакана
Пили «чай» за Среднемаш.

Съем еще кусочек сала,
Сверху водочкой залью,
Чтоб тяжелые металлы
Кровь не портили мою.

Мой товарищ после третьей
Не сдержал своих обид,
И язвительно подметил
Он всеобщий дефицит.

Нет товаров на прилавке,
По талонам даже соль,
Он ругал сердито Главки,
Выпивая алкоголь.

Вся страна в упадке стонет,
Скоро мухи перемрут,
А в столице по талонам
Все, что хочешь, продают.

И туда мотался каждый,
Невзирая на сезон,
Я и сам в Москве однажды
Колбасы купил батон.

А талоны доставая
На продукты, сгоряча
Все хвалил, не уставая,
Леонида Ильича.

И в колонне на параде
Первомайскою порой
В авангарде шел, не сзади,
Шаг чеканя трудовой.

Как давно все это было,
Не вернуть тех лет назад,
Злое время развалило
Горнорудный комбинат.

Это происки шпионов –
Раздербанить наш завод,
Кто-то стибрил миллионы
И в Москве теперь живет.

 

Часть вторая: Выбор

Я работой не загружен,
Дайте дело в руки мне,
Неужели я не нужен
Дорогой своей стране?

А вот наши заводчане
Без работы не помрут -
На заводах в Казахстане
Нынче денежку стригут.

Молодцы, ну что ж тут скажешь,
Трудовой у нас народ,
За таких под танки ляжешь,
Если Родина пошлет.

Нам бы тоже на заводе
Оказаться у станка,
Но напрасно в цех приходим,
Наш «Уран» стоит пока.

Без сомненья, каждый хочет
Летом где-то отдохнуть,
Если ты поедешь в Сочи,
Взять меня не позабудь.

Будем набираться сил,
Доктора советуют
Пить настойку девясил,
На пару согретую.
Кстати, я давно заметил,
Солнце, воздух и вода,
Лечат три стихии эти
Организм иногда.

Поскорее соберемся,
В зону отдыха махнем,
В океане искупнемся,
Или в пруд какой нырнем.

Не поедем в город Ялту,
Там скалистый берег крут.
И в Прибалтике прибалты
Нас, естественно, не ждут.

На Канарах сервис хуже,
Если тощи кошельки,
И Лас-Вегас нам не нужен,
Мы с тобой не игроки.

А в субтропиках муссоны,
По полгода дождик льет,
Мы подумали резонно –
Заграница подождет.

Подождут нас неродные
Краснодар и Енисей,
Мы решили в выходные
Ехать к матушке своей.

Выпьем чая на дорогу,
Посидим и помолчим,
На восток поедем строго
В рыбный город Балыкчи.

Мы о том мечтали годы,
Вдруг свершилось, Боже мой!
Ждут нас яхты, теплоходы,
Иссык-Куль манит волной.

Прикатили мы в столицу,
Огляделись, ну дела,
Всюду «радостные» лица –
Революция пришла.

Говорит Усенов метко,
Слепо верим мы ему,
Кыргызстану быть конфеткой
В шоколаде и крему.

Запад хлопает в ладоши,
Слышен долларовый хруст,
Мы народ вполне хороший,
Если наш карман не пуст.

Я горжусь своей державой,
Ржавой, немощной, больной,
Искореженной, корявой,
Но по-прежнему родной.

До сих пор мне сердце гложет
Беспредельная печаль,
Кто стране моей поможет
Стать незыблемой, как сталь?

Ну, конечно, Феликс Кулов,
Вся надежда на него,
Он из нашего «аула»
Не утащит ничего.

На переднем крае глухо,
Сзади вражеский оскал,
Подхалимы сеют слухи,
Что Бакиев – радикал.

Бывший президент Акаев –
Исторический пробел,
В Кыргызстане власть другая
Совершает передел.

И не стоит ждать просвета,
Для волнений нет причин,
Революции – ведь это
Просто игры для мужчин.

 

Часть третья: Дорога к морю

Мы свой экскурс продолжаем,
Сердце екает в груди,
Ведь пока еще не знаем,
Что там ждет нас впереди.

Встретит сказочная Мекка,
Поклонюсь морским богам,
Уезжаю из Бишкека
К благодатным берегам.

Загазованность в столице,
В Канте воздух чист и свеж,
Он для нас, как говорится,
Город радужных надежд.

Но построил кто-то мудрый
Кантский шиферный завод,
Землю цементом припудрил,
Ничего здесь не растет.

По звезде узнаем сразу
Мы российский самолет,
Где-то здесь авиабаза -
Русских летчиков оплот.

Кант, конечно же, прекрасен,
Что тут скажешь, нет и слов,
Только ждут меня на трассе
Много сел и городов.

Что-то стал я статью куцый
И под ложечкой свербит,
От народных революций,
Схлопотал себе гастрит.

Так измучила изжога,
К влаге тянутся уста,
Привела меня дорога
На курорт «Иссык-Ата».

Из земли родник струится,
Принял внутрь я глоток,
Помогает исцелиться
Чудодейственный исток.

Вновь в пути, умолкли птички,
Солнце жарит на убой,
Замечательной водички
Прихватили мы с собой.

Чуй-Токмок, на въезде птица,
На заправке – лимузин,
Казахстанская граница,
Неразбавленный бензин.

Здесь стоит завод стекольный
И стекольщики живут,
Нам для праздничных застолий
Из стекла бутылки льют.

Корпус радиозавода,
Где корейская «Голдстар»?
Поработал он три года
И, видать, навечно встал.

Кстати, где-то под Токмаком,
Виноградный был совхоз,
Нет его давно, однако,
Сорняком простор зарос.

«Чимкургон» мы проскочили
По касательной кривой,
Здесь врачи таких лечили,
Кто не дружит с головой.

Утверждать мы зря не станем,
Но в стране дела сложны,
Очень многим в Кыргызстане
Психиатры нужны.

У кыргызского народа
«Крыша едет» на Урал,
Исчезает год от года
Наш рабочий капитал.

За окном Быстровка тает,
А по-новому – Кемин,
Здесь морковь произрастает
И не зреет апельсин

Потому что здесь бывает
Очень холодно зимой,
Апельсины вымерзают,
А морковь стоит стеной.

Нам навстречу с гор стремится
Чуй – серьезная река,
Норов, как у кобылицы,
Укротится в БЧК.

Щедро даст она напиться
Огородам и полям,
Зацветет, заколосится
Наша дивная земля.

Иссык-кульские ворота,
«Красный мост» в ущелье гор,
Серпантин, и вдруг «Тойота»
Нас выносит на простор!

Балыкчи в моих объятьях,
Пой душа, в груди ликуй,
Ждут гостей кыргызы – братья,
Ждет лазурный Иссык-Куль.

 

Часть четвертая: Уикенд на Иссык-Куле. Возвращение

Нас пугали, там улан,
Бесконечные ветра,
И частенько ураган
Дует с ночи до утра.

Ну и пусть улан кружится,
Если смел ты и не глуп,
Можешь с ветром подружиться
И отправиться в Яхт-клуб.

Наш удел – в разгар сезона
Покорять просторы вод,
Воздух сладок от озона
И прозрачен небосвод.

За борт бросили веревку,
Закрепив ее на мне,
Я плыву за яхтой ловко,
Как чебак на кукане.

Иссык-Куль, середка лета,
Даль бескрайняя манит,
И не верится, что где-то
Сорок градусов в тени.

Прибегу на берег с горки,
Встречу первую волну,
Обожаю на «восьмерке»
Заплывать на глубину.

Утром солнце щедро светит,
Тихо в городе порой,
Это непоседа – ветер
Спит за Колотун – горой.

Чтоб морозов не бояться
И зимою не болеть,
Надо в море закаляться
И живот в песочке греть.

Я расслабился на пляже,
Тело солнышку дарю,
Буду к вечеру, как сажа,
Если раньше не сгорю.

До бесплатного добрался,
Обгорел почти везде,
Благо, друг мой догадался
Охладить меня в воде.

Люди рядышком смеются,
Ты почти уже готов,
Нужно в спирте сполоснуться,
Если хочешь быть здоров.

Бьет волна о пирс игриво,
Я лежу в тени ничком,
Мне б в парную баньку с пивом
Да копченым балычком.

Мы и впрямь проголодались,
Чем бы горло промочить?
Балыкчинцы догадались
Нам напитки предложить.

Что купить, вопрос интимный,
Оплатили мы кумыс,
И народ гостеприимный
Утоляет наш каприз.

А в кафе на берегу
Шашлыков манящий смак,
Аппетитное рагу,
Бесподобный бешбармак.

Так весь год бы отдыхали,
Загорали и ныряли,
Но от отдыха устали
И по дому заскучали.

А когда уже нам стало
Отдыхать невмоготу,
Мы натерли лыжи салом
И назад, в Карабалту.

Постоим еще минутку,
В сердце грусть, в глазах печаль,
Нас сейчас с тобой маршрутка
Увезет отсюда вдаль.

На прощанье улыбнемся,
Балыкчи махнем рукой,
Мы к тебе еще вернемся,
Ты единственный такой.

Вот уже почти мы дома,
Солнце клонится в закат,
В кошельке моем три сома
Одиноко шелестят.

Отдыхать всегда накладно,
Нет движения вперед,
Не пойти ли нам обратно
На урановый завод?

Жалко, нет в цехах работы,
Бедный мой Карабалта,
Экс-премьер урезал квоту
На рабочие места.

А недавно на заводе
Все от счастья прыгали,
Из Германии нам, вроде,
Обещали тигели.

 

Часть пятая: Челнок

Никогда не слыл я лохом,
Был всю жизнь на коне,
Если становилось плохо,
То другому, а не мне.

В жизни множество нюансов,
Катаклизмов и дилемм,
И отсутствие финансов
Создает вагон проблем.

Я решил, на север двину,
Где Макар телят не пас,
Ведь никто еще не сгинул
Из торгующих у нас.

Население в угаре,
Предприимчивые все,
Деньги крутятся в товаре,
Словно белка в колесе.

Взял кредит в соседнем банке,
Заскучал «Дордой» по мне,
Продают там спозаранку
Все по оптовой цене.

Время весело бежало,
Тряпок целая гора,
То, что плохо там лежало,
Упаковывать пора.

Зорька ранняя светает,
Скоро близится привал,
Я баулы из Китая
До рассвета паковал.

Взгромоздясь в свердловский поезд,
Заплатив проводникам,
Затяну потуже пояс
И в Сибирь, к сибирякам.

Поезд временем проверен,
Как старинный чемодан,
В туалете сняты двери
И поломанный титан.

Задремал в вагонном стуке,
И все снились до утра
Мне дордоевские брюки,
Юбки, кофты, свитера.

Насмотрелся всякой мути,
Куда ночь, туда и сон,
Снилось, ждут в Свердловске Путин,
Пугачева и Кобзон.

Я тряхнул самопошивом,
Вот такой я бизнесмен,
У меня товар не вшивый –
Свежештопанный «Карден»

Путин, он в торговле кремень,
Не боится прогадать,
Может быть, покинув Кремль,
Тоже будет торговать.

Весь товар забрали оптом,
В руки доллары суют,
Как напялит Алла кофту,
Все от зависти помрут.

А Кобзон стоял сердитый,
К распродаже не успел,
Все ругался на иврите
И по-русски песни пел.

Я продрал под утро веки,
Нет в титане кипятка,
Проводник еще в Бишкеке
Продал уголь с молотка.

На холме стоит тушканчик,
Смотрит вслед мне, не дыша,
Я налил пивка стаканчик
Под балык из Балхаша.

По купе летят осколки,
Кто кричит в проходе там?
Мой баул свалился с полки
На какую-то мадам.

Сумка прыткая попалась,
Не сдержать ее в узде,
Дама сутки просмеялась
И сошла в Караганде.

Ветер с севера, прохлада,
Я дыханью ветра рад,
Астану увидеть надо,
Бывший наш Целиноград.

Скоро строится столица
В самом центре целины,
И казах не зря гордится,
Что он сын своей страны.

Стала мне Сибирь бедою,
Я от ужаса завыл,
Документы на «Дордое»
На товары позабыл.

В Петухово повязали,
В жизни нет чернее дня,
Весь товар конфисковали
На таможне у меня.

 

Часть шестая: Родина

Поезд мчит меня обратно,
Без икорки корку ем,
Впредь мне будет неповадно
Заниматься абы чем.

Я вернусь к родным пенатам,
Нас, совков, не одолеть,
Если не были богатыми,
Не стоит богатеть.

Мой челнок о быт разбился
Смылся рыночной волной
И на части развалился
Не начавшись, бизнес мой

Я печалиться не стану,
Пыль дорожную стряхну,
Дорогому Кыргызстану
Себя милого верну.

Мне близки просторы наши,
Льется на душу елей,
Нет земли на свете краше
Славной Родины моей.

Любит край киргизский муза,
Песнь акына вдаль плывет,
Не расстанется с комузом
Музыкальный наш народ.

Если б жил во мне художник,
И имел бы я мольберт,
Написать бы смог, возможно,
Чудо – Родины портрет.

Оградил бы я долины
Чередой могучих гор,
Оживил бы мне картину
Рек причудливый узор.

Скалы б устали не знали,
Подпирая синь небес,
Склоны гор бы украшали
Море трав и хвойный лес.

Я заполнил бы садами
Барельеф на полотне,
И земля с ее дарами
Душу радовала б мне.
Золотой добавив краски
В фантастический колор,
Отразил бы в этой сказке
Солнце в отблеске озер.

Этот мир добра и света
Так приятен был бы мне,
Я б оригинал портрета
В зал повесил на стене.

Но, увы, я не художник,
Мне за кистью не успеть,
А портрет Отчизны можно
И с балкона обозреть…

Надо мной сгустились тучи,
В сеть попался соловей,
Жизнь бьет ключом кипучим,
Иногда по голове.

Кредиторы, как стихия,
Не дают спокойно спать,
Молодцы пришли лихие,
Дом хотят конфисковать.

Если только бы не стали
Деловые докучать,
Мы устали бы медали
Трудовые получать.

Я банкиров понимаю,
Что еще с банкрота взять?
Статус-кво свой поднимаю,
Буду веники вязать.

А еще могу на спицах,
Вкруговую и крючком,
Повезло же мне родиться
Рукодельным мужичком.

По электрике – я дока,
По сантехнике – я спец,
С банком, думаю, до срока
Рассчитаюсь, наконец.

Разомнем в работе руки,
Напряжем свои умы,
Чтобы жили наши внуки
Беззаботнее, чем мы.

Вглубь рванем привычным курсом,
Нет дороги нам назад,
Ведь природные ресурсы
Где-то рядышком лежат.

Уголь есть, сурьма и глина,
В недрах золота запас,
Если не тянуть резину,
Все получится у нас.

Чтобы ладно все устроить
И расставить по местам,
Нужно все-таки достроить
Общий дом наш – Кыргызстан.

 

***

Тусклый отблеск от свечи,
Еле слышен шум прибоя,
У тебя глаза, как море,
В майский вечер в Балыкчи.
Этот вечер, как мечта,
Чуть дрожит вино в бокале.
Завтра ждет нас авторалли
Балыкчи – Карабалта.
Как прекрасно, Боже мой,
Мы с тобой грустим немного,
Впереди у нас дорога,
Возвращаемся домой.
Иссык-Куль нас провожает
Теплой, ласковой волной,
Он прощается со мной
И в туманной дымке тает.

 

Прощание с Балыкчи

Пролетело время быстро, как выстрел в ночи.
Я прощаюсь с тобой, город родной Балыкчи.
В абрикосах золотых утопают сады,
По щекам стекают капли соленой воды.

Вероятно, это слезы, а может, прибой.
Омывает мои ноги Иссык-Куль голубой.
Я стою на берегу среди Красных камней,
Проплывает белый лебедь на теплой волне.

Что же это происходит сегодня со мной?
Налетела грусть внезапно, как ветер шальной.
Над водою твои чайки печально кричат,
Словно что-то на прощанье сказать мне хотят.


Полыхает на востоке заря, как пожар,
Я с собою увезу иссыккульский загар.
Еще долго будут сниться твои мне ветра,
До свидания, Балыкчи, расставаться пора.

И на Фрунзенском проспекте махну я рукой,
И в обратную дорогу, забыв про покой.
Если кто-то меня спросит, отвечу всегда.
Ты вернешься в этот город? Конечно же, да!

 

Гимн Иссык-Кулю

В ладонях гор, о, Родина моя!
Животрепещут воды Иссык-Куля,
В восторге чувств и всей душой ликуя,
Здесь нахожу отдохновенье я!

С тобою полон творчества и сил,
Ты утоляешь жажду вдохновенья,
Дал Бог тебе свое благословенье
И красотой безмерной наградил!

Я иногда, когда в душе сомненья
На берег твой пустынный прихожу
И только здесь покой я нахожу
И обретаю мудрость и терпенье.

Мой Иссык-Куль, ты зла немало знал,
Нет Кыргызстану лучшей обереги,
И отражая вражьих войск набеги,
Ты их всегда достойно побеждал!

Народ наш верит, что дождется счастья
И защищенным каждый будет тут,
Где лебеди нашли себе приют -
Нам жить в любви, и в мире, и в согласье!

 

О самом себе

Я поэт – такая фишка,
И к тому же винодел,
Мне давно пришла бы крышка,
Если б был я не у дел.

Я писать стихи пытаюсь,
Говорит поэт во мне,
Винодельем занимаюсь,
Знаю – истина в вине.

И оно течет рекою,
Наполняя мне утробу,
С жизнью винною такою
Доживу едва до гроба.

После в винном консерванте
Пролежу еще сто лет,
Ухмыляться перестаньте,
Винодел я и поэт.

Что во мне преобладает,
Не дано мне это знать,
То вино мое играет,
То стихи пора писать.

Но вино, как говорится,
Знает худшее из бед,
Может в уксус превратится,
Если ты плохой поэт.

 

Комариная история

Где пропал комар несчастный?
Не встречается тебе,
А могла принять участье
Ты в его крутой судьбе.

На постели извертелась
Ты, как уж в сковороде,
Комару приятно пелось,
Он кусал тебя везде.

Хочешь ты рукою сонной
Отмахнуться от беды,
Только было бы резонно
Спать до утренней звезды.

Ох, как ты б его убила,
Попадись он на глаза,
Но исчез – комарья сила,
Будто кто его слизал.

Кровь вкуснячая, как видно,
Есть в тебе для комара,
От бессилия обидно
И не спится до утра.

 

Без глаз

Не жду извне вопросов,
Слагаю стих сейчас,
Я стал почти философ,
Когда лишился глаз.

Ослеп совсем недавно
В двухтысячном году,
С тех пор всегда исправно
Несу свою беду.

Мне жизнь не пряник сладкий,
Осенний день не мил,
Как видела сетчатка
Теперь уже забыл.

С трудом я вспоминаю,
Какой он – белый свет,
Хотя прошло, я знаю,
Совсем немного лет.

Трепещущие нервы
Рукою в ком сожму,
Я на земле не первый
Шагнул в сплошную тьму.

Вернуть глаза не в силах
Не врач, не я, не ты.
Во мне живет бацилла
Коварной темноты.

Я этот чёрный полог
Отбросить не могу,
Богатство книжных полок
Зачем-то берегу.

Но жизнь такая штука –
Без зрения нельзя,
Придут на смену руки
Невидящим глазам.

По-прежнему стараюсь
Все дома делать сам
И узнавать пытаюсь
Людей по голосам.

Родных и близких лица
Мне не дано забыть,
Они мне будут сниться,
Пока я буду жить.

И в этой круговерти
Я вижу Божий перст.
Нести до самой смерти
Мне мой нелегкий крест.

Я узник одинокий,
И пленник без оков,
Дарю вам эти строки
Неписаных стихов.

 

Исповедь русского переселенца

Покидаю родные просторы,
Я решился шагнуть за порог.
Тают в дымке зеленые горы,
Простонал паровозный гудок.

Для меня все всерьез, без обмана,
Но во взгляде не скроешь тоску:
Уезжаю я из Кыргызстана,
Взяв билет из Бишкека в Москву.

Наконец, суета отступила,
Перестуки вагонных колес,
Мне уверенность вдруг изменила -
Не сдержал я предательских слез…

Остаются за тем перевалом
Дом родной, на перроне друзья.
Начинаю я жизнь сначала,
Но и с прошлой расстаться нельзя.

Вот и все, закрываю кавычки
И надеюсь на лучший исход,
А в России чужие привычки,
Знаю я – нас никто там не ждет.

В Кыргызстане родился и вырос,
Каждый камень мне с детства знаком.
Моя жизнь вдруг остановилась,
Когда продал родительский дом.

Вся Россия помазана медом,
Стала Русь богатейшей страной,
А ведь жить мне с кыргызским народом
Как за каменной было стеной.

Покидаю тебя, покидаю…
Прогонять ты меня не спеши,
Если б только ты знал, как страдаю
Всеми фибрами русской души.

Кто-то скажет, что это не важно,
Твердо знаю я правду одну,
Тот, кто жил в Кыргызстане однажды,
Не полюбит другую страну.

 

Концерт слепого гитариста

Эту историю
           мало кто знает,
                        про гитариста,
В консерватории
            он исполняет
                        Ференца Листа.
Необычайно
            музыка льется
                        кажется, рядом,
С ней он случайно
            соприкоснется
                        внутренним взглядом.
Только о зрении
            он вспоминает
                        реже и реже,
Но нетерпением
            мозг обжигает,
                        может, забрезжит?
Жить в полной темени,
            это уж точно,
                        невыносимо,
Но вдохновенье,
            музы источник
                        необходимый,
А в мире звезд
            он виртуоз,
                        как он играет!
В музыке грез
            капельки слез
                        не замечает.

Как в анимации
            на исполнителя
                        сыплются розы,
В зале овации,
            милые зрители,
                        вытрите слезы.
Медленно встал,
            как он устал,
                        веки прикрыты,
Кончился бал,
            занавес пал,
                        гаснут софиты.
Это нюанс,
            люди без глаз
                        радость вам дарят,
Счастье в аванс,
            только для вас,
                        он и гитара.

 

9 мая

В этот день расцветает
Земля, словно сад,
О войне вспоминает
Бессмертный солдат.
Он отмечен судьбою
Десятками ран,
И навечно со мною
Родной ветеран.
Стать всегда он стремился
Творцом для страны,
Но как сталь закалился
В горниле войны.
Обожгло его тело
Разрывами мин,
А теперь стал он белым
От забот и седин.
На Берлин шел с боями
Ради нынешних благ
И победное знамя
Водрузил на Рейхстаг.
Годы подвиг не скроют,
На груди ордена,
Честь и слава герою
На все времена!
Пусть на стеле звезда
Полыхает огнем,
Чтобы мы не забыли о нем.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Скачать полный текст в формате Word

 

© Омельченко Н.М., 2012

 


Количество просмотров: 1760