Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Приключения, путешествия / Путешествия, познавательная, научно-популярная литература
© Кадыров В.В., 2009. Все права защищены
© Издательство «Раритет», 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора и издателя
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 декабря 2009 года

Виктор Вагапович КАДЫРОВ

Южноамериканский калейдоскоп

Путевые заметки о поездке в Эквадор, Перу, Бразилию. Из сборника «В поисках дракона».

Из книги: Кадыров Виктор. В поисках дракона. — Б.: Раритет, 2009. — 176 с., илл.
    УДК 82/821 
    ББК 84 Р7-4
    К 13
    ISBN 978-9967-424-67-8 
    К 4702010201-09

 

Длинная индейская пирога плыла, увлекаемая лишь едва заметным движением реки. Окружающие воду джунгли терялись в ночном мраке. Верхушки гигантских деревьев, словно исполинские существа, возвышались над темной массой густой растительности, слегка освещенные уплывающим за горизонт тонким серпом серебристого месяца. Над нами раскинулся шатер южного звездного неба. Чуть ниже зенита на востоке сиял пояс Ориона, и недалеко от него призывно горел Арктур. Я искал глазами очертания других знакомых созвездий и не находил их.

Наша лодка плыла по течению реки Момон, которая километра через три должна была влиться в реку Нанай и спешить вместе с ней навстречу великой реке Амазонке.

Дневная духота ушла вместе со спрятавшимся солнцем, и мы с наслаждением вдыхали прохладу, исходящую от темной глади ленивой реки. В ней отражались дрожащие звезды и яркие черточки вспыхивающих на мгновение метеоров. В лодке нас было семеро: я с женой, чета Дудашвили, Ольга Губаева, наш проводник Джимми и хозяин лодки молчаливый индеец. В очередной раз наша пятерка вырвалась из зимнего плена, в котором пребывал Кыргызстан, и устремилась в края, никогда не видавшие снега. Теперь это была Южная Америка. Далекий континент, где никто из нас не бывал прежде. Это страна из сказочного сна, сплошь поросшая джунглями, в которых гигантскими змеями извиваются мощные реки и царица всех рек великая Амазонка. Это высокие горы – Анды, протянувшиеся из конца в конец всего континента, с белыми верхушками спящих вулканов, с бродящими по их склонам стадами лам и цветными пятнами пестро одетых в длинные пончо индейцев. Это аквамариновые воды высокогорного озера Титикака, забравшегося на высоту 3800 метров над уровнем моря, и желтые пятна тростниковых островов, созданных руками местных жителей, и вязанные из этого же тростника лодки, снующие между островами и Большой землей. Это прячущиеся в джунглях и горах руины древних городов инков, над которыми до сих пор витает дух алчущих золота конкистадоров. Это тревожащий кровь сладостный трепет тростниковых дудочек, зажигательный ритм небольшой гитары – чаранги и мелодии страстных танцев, смесь южноамериканских напевов и испанских любовных песен. Это желтые юбки женщин, веером стоящие от бесчисленных накрахмаленных нижних юбок, замысловатые узоры вязаных шапочек и поясов мужчин, бесконечные процессии народного карнавала… Словом, все было так, как мы и ожидали. Только ярче, потому что мы были там, в центре этого карнавала, нас поливали водой и брызгали пеной из баллончиков, над нашими головами разрывались ракеты фейерверков, нам слепили глаза огненные потоки праздничных фонтанов. В наших ушах звенела вечная мелодия песни «Эль кондор паса», ставшая настоящим гимном Южной Америки.

После утомительного многочасового перелета в Амстердам и бесконечного, как казалось, ожидания рейса в Эквадор в душных салонах огромного аэропорта, пропахшего запахом пота и несвежих носков уснувших пассажиров, гудевшего от суетящихся людей, от криков утомленных детей, бормотания пьяных русских матросов, возвращающихся из далекого плавания домой; после пятнадцатичасового полета в Южную Америку Кито – столица Эквадора ворвался в нашу жизнь, еще не очнувшуюся от серой однообразной жизни трудовых будней, словно взрыв бомбы.

Город раскинулся на огромном плато, расположенном на склоне вулкана Пичинча на высоте более 2800 метров над уровнем моря. Дома словно выплеснулись на склоны вулкана и трех больших холмов, делящих Кито на три части. Кратковременный ливень и выглянувшее после него солнце сделали воздух непереносимым для нас, выдернутых из зимнего Кыргызстана. Влажность поднялась до состояния парной русской бани, наше белье в один миг пропиталось потом и прилипло к мокрым телам. И это при температуре воздуха не выше 22 градусов по Цельсию!

Роскошь испанской архитектуры, с примесью голландского стиля, разбавленная колониальной индейской экзотикой, изобилие цветов и тропических фруктов, улыбающиеся люди, которые, несмотря на заморскую пеструю одежду, по типу лиц не отличаются от наших узбеков на Ошском базаре, узорные пончо, изделия, копирующие символику инков, многочисленная керамика с откровенной сексуальной тематикой, характерная для инкской культуры, яркие ковры – все захватило наше внимание, утомленное долгой дорогой в Западное полушарие и большой разницей во времени, ведь одиннадцать часов – не шутка. Когда просыпается Кито, Бишкек уже готовится ко сну.

Двадцать четыре километра от города, и вот она – заветная цель нашего путешествия – символическая линия, которая делит нашу Землю на две половины – экватор! Местные гиды показывают чудеса, которые приписывают этой символической линии: яйцо, стоящее на шляпке гвоздя, вбитого точно в экватор; уходящую в отверстие воду, вращающуюся по часовой или против часовой стрелки в зависимости от того, в каком полушарии она находится; силу человека, ослабевающую точно на экваторе. Туристы довольны. Они ходят по экватору с закрытыми глазами, фотографируются, выстроившись в линию, дивятся на экспонаты, выставленные тут же, в небольшом музее. Шкура двенадцатиметровой анаконды, высушенные головы врагов – тсантсы, которые передавали индейцам силу убитого неприятеля, небольшие тонкие рыбки, умудряющиеся проникнуть в тело человека, который неосмотрительно решится «сходить по маленькому» в воды Амазонки. Метрах в ста от линии экватора возвышается грандиозный монумент в виде ступенчатой пирамиды с земным шаром на вершине – это французское сооружение показывает линию экватора, которую определили в девятнадцатом веке. Тогда не было спутников и системы Джи-пи-эс!

Еще несколько часов на машине на север, и мы в зоне тропического дождевого леса. Горы, сплошь поросшие лесом. Верхушки деревьев окутаны клубами туманных облаков. Время от времени начинающий капать дождь переходит в ливень. После дождя джунгли мокрые и грязные. Деревья опутаны лианами и изнемогают под тяжестью цветущих растений-паразитов: великолепных бромелий всяких расцветок и видов. Среди этого буйства природы порхают огромные бабочки, со свистом проносятся колибри всевозможных размеров и цветов. В нашем деревянном домике огромное, в полстены, окно, через которое открывается захватывающий вид на джунгли. Можно просто сидеть на небольшом диванчике напротив окна и слушать неумолчный звон цикад, иногда перекрываемый громким криком ночной птицы и всматриваться в таинственный мрак эквадорских джунглей. Возможно, в топких болотах ждет свою добычу анаконда, готовая сжать ее в своих мощных, сокрушающих объятиях. Где-то крадется ягуар, в надежде застать врасплох задремавшую обезьяну. А выше в горах – царство горного льва – кугуара или, как его называют индейцы, всесильной пумы.

Утром часть шоссе снес сель. Гигантская трещина, шириной метров в пятьдесят, разрезала полотно дороги надвое. По крутой объездной грунтовой дороге, утопающей в грязи, не могут подняться большие пассажирские автобусы. На шоссе автомобильная пробка в несколько километров. Мы пробираемся пешком вдоль длинной очереди машин, затем едем на попутках к древним инкским развалинам. Для нас это новое приключение. Запросто шагать по глухой индейской деревеньке со знакомым названием Ла Армения, покупать фрукты из кузова небольшого легкового грузовичка торговца, снабжающего местное население необходимыми товарами, ехать, присев на запасной баллон, в открытом всем ветрам кузове нанятой в деревеньке машины – это нам кажется привлекательней поездки в туристическом автобусе с гидом «посмотрите направо, посмотрите налево».

Ночуем в старом испанском доме, который простоял не один век на далеком южном континенте. Это даже не дом, а целое имение с многочисленными постройками, двориками, каменными фонтанами, конюшнями, манежем. Вокруг соответствующая резная раритетная мебель, старинные камины, скамейки и диваны, на стенах гобелены и картины, на крышах поросшая мхом старая черепица. Теперь это гостевой дом для туристов. Вечером музыканты этой гасиенды дают нам замечательный концерт во время ужина при свечах, а всю ночь напролет сотни лягушачих Лучано Паваротти на разные лады поют нам свои колыбельные песни.

И снова, как в калейдоскопе, меняются интерьеры и ландшафты. Мы взбираемся на вершину древнего вулкана. В его жерле большое озеро с небольшим островом в центре. На склонах пышная растительность, яркие птицы, бабочки. Вулкан сменяет пестрота индейского рынка Отавало, яркие одежды прогуливающихся индейских семейств. В который раз я отмечаю сходство индейцев с тибетцами. Это не только страсть к ярким нарядам, но и чисто внешнее впечатление. Такой же небольшой рост, в основном ниже полутора метров, длинные черные волосы, у мужчин заплетенные в косички, похожие широкополые шляпы. Даже накидки женщины-отавалки носят, надевая лишь на одну руку, так же как и тибетки.

Еще один поворот калейдоскопа – мы высоко в горах. Ночевка в деревеньке Папалакта на высоте 3200 метров над уровнем моря. Вечером прохладно, и мы с удовольствием греемся у каминов в наших комнатах и принимаем горячие ванны в термальных источниках. Утром мы бредем через влажные джунгли, постепенно набирая высоту, минуем зону лесов и поднимаемся до высоты 3700 метров над уровнем моря. Невзирая на учащенное дыхание, заливающий лицо пот, мы счастливы. Мы опять свободны, мы идем, куда глядят наши глаза и несут ноги. Вокруг горы, падающие с отвесных скал водопады, в облаках кутаются белоснежные головы вулканов, в ущельях прячутся синие зеркала горных озер.

И снова дорога, временами перекрываемая обвалами камней, ремонтом полотна, постоянными пробками. Вокруг леса, в которых рождаются облака. Они клубятся, обволакивая стволы деревьев, верхушки гор. Впечатление, словно гигантский пожар охватил все пространство и пожирает джунгли. Только постоянный дождь рушит эту иллюзию – мы в зоне тропического дождевого леса. Воткни в землю палку, и она тут же зацветет – такова сила жизни в экваториальных лесах Эквадора.

Поворот калейдоскопа – мы, по грудь в воде, преодолеваем поток во мраке пещеры Джуманди. Подземная река водопадом стекает по каменным откосам, образуя глубокие ванны и колодцы. Наш проводник внезапно словно проваливается сквозь землю – он демонстрирует древний священный обряд. Прямо под нашими ногами возле водопада жерло пятиметрового колодца, заполненного водой, куда и ныряет, к нашему изумлению, индеец. Под водопадом скрывается небольшая, свободная от воды ниша, где может спрятаться человек, чтобы спустя некоторое время объявиться далеко внизу в выбитом потоком бассейне – это тоже часть священного ритуала.

И опять девственный лес, опутанный воздушными корнями и лианами, поросший бромелиями и цветами, повисшая ниточка моста над клокочущим водопадом, напитавшим окружающий воздух мелкой водяной пылью. «Котел дьявола» – так зовут местные индейцы это буйство водяной стихии. Над ним причудливой формы скалы, на срезе одной из которых затейливый узор каменных кристаллов.

Где-то в недрах нашей памяти осталась поездка на крыше старенького локомотива по единственному участку узкоколейной железной дороги, связывавшей при испанцах Гуаякиль с Кито. Рельсы вились по крутому склону горного ущелья. Наш локомотив челноком двигался то в одну, то в другую сторону, не имея возможности развернуться и переходя с одного участка дороги на другой, более высокий. Вскоре под нашими ногами лежала уже настоящая пропасть, где на глубине двухсот метров в скальном ложе текла горная река.

Наш путь лежал через Анды, поднимаясь выше 4000 метров над уровнем моря и спускаясь то в сторону Амазонии, то к самому побережью Великого Тихого океана. Высокогорные луга сменялись влажными джунглями, банановыми плантациями, попугаями, обезьянами, пестрыми бабочками и колибри. Через неделю из Эквадора мы переехали в Перу. В нить нашей памяти вплетались уже ландшафты Перу, с теми же неизменными ламами, Белыми Кордильерами, руинами древних городов инков, озером Титикака. Яркими пятнами в ней остались город Куско – древняя столица империи инков, где до сих пор стоят старые испанские дома, построенные на мощных инкских фундаментах, и затерянный в горах город Мачу-Пикчу – восьмое «чудо света». На плато, вознесенное к небесам на пятьсот метров выше реки Урубамбы, между двух пиков Уайну-Пикчу и Мачу-Пикчу прячется от людских взоров таинственный город инков. Здесь жрецы инков общались с небесными богами. Здесь «привязывали» солнце, чтобы оно не покинуло наш мир. Здесь, поднявшись еще выше к небу, на вершину Уайну-Пикчу, которая взметается над городом на 300 метров, обращались к богу-солнцу Инти со своими земными просьбами: принести обильный урожай, успех в ратных делах и управлении огромным государством.

Мы карабкались на вершину Уайну-Пикчу по таким крутым, выдолбленным в скалах ступеням, что приходилось держаться руками за верхние ступени. Далеко внизу под нашими ногами вокруг утеса вилась река Урубамба, до нее было не менее 700–800 метров. Облака поднимались прямо из лежащих внизу джунглей, и, казалось, что весь утес Уайну-Пикчу, словно гигантский корабль, двигается по туманному морю. Временами облака разрывались, и мы наслаждались видом лежащего под нами города инков. По склону вился крутой серпантин дороги, ступенями спускались террасы, на которых когда-то инки выращивали сады и кукурузу, пирамидой возвышался на плато храмовый комплекс, сложенный из гигантских каменных блоков сложной формы весом до 150 тонн и идеально подогнанных друг к другу. Ночной Куско, где огни домов, разбросанных по окружающим город предгорьям, создают впечатление звездного неба с парящим над Куско сияющим Иисусом, Священная долина инков с многочисленными террасами, сохранившимися еще со времен империи инков, вяжущие на спицах индейцы-мужчины, святые места – ваки, где некогда стояли древние храмы, а теперь возвышаются католические церкви, карнавальные процессии, незамысловатые мелодии, сходу врезающиеся в память и,. словно заезженная пластинка, навязчиво звучащие в ней, – все слилось для нас в сплошной цветной ковер. Ежедневные переезды, постоянная смена декораций, схожесть культур Эквадора и Перу, калейдоскоп событий – все смешалось в нашем восприятии мира. Мы уже не помнили, где и чем началось наше путешествие, в каких гостиницах или приютах мы находили покой. Мы просто неслись вперед к новым встречам и открытиям.

И вот, наконец, Амазонка и последние четыре дня нашего путешествия. Джимми, наш гид, с удовольствием рассказывает нам о различных деревьях, цветах и растениях, которые может использовать человек, он – индеец, вырос на Амазонке и знает о джунглях все. Мы пробираемся с ним сквозь тропический лес. Иногда Джимми ударяет мачете по стволу дерева и показывает нам выступивший сок. Это может быть резко пахнущая жидкость, которую наносят на тело, чтобы отогнать гнус, кишащий во влажных тропиках и с ног до головы облепляющий нас. Или кристально чистая вода, которой мы с наслаждением утоляем жажду. Есть пальмы, из древесины которых можно приготовить вкусный салат, из других растений можно получить различные целебные снадобья. Это занятие для местного шамана-колдуна. К нему приезжают даже из Европы, чтобы попробовать таинственный напиток, приготовленный из специальной лианы, – уайяваску. Джимми рассказывает, что люди, принявшие этот напиток, могут видеть прошлое и будущее, могут излечиться от разных болезней. Они видят фантастические картины, превращаются в диких зверей. «Я два раза пил уайяваску, – говорит Джимми, – один раз я был змеей, а другой раз ягуаром». «Нет, это не наркотик, – возмущенно реагирует он на наши предположения. – После алкоголя или наркотиков человек болеет, у него раскалывается голова и плохое самочувствие. А после уайяваску человек испытывает прилив сил и энергии. Он становится обновленным и здоровым. Ему открывается будущее. Правда, когда человек выпьет этот напиток богов, ему становится плохо. Его рвет, у него крутит живот, за ним должен присматривать шаман. Но это из человека выходит все злое, все ненужное. Взамен он получает энергию богов».

Вечером, едва стемнело, мы садимся в лодку и плывем против течения около получаса. Мы забираемся далеко в джунгли, где не слышно звуков индейских деревень. Хозяин лодки выключает мотор, и мы медленно возвращаемся назад, дрейфуя по течению. Джимми говорит, что это одна из лечебных практик шамана – звуки ночных джунглей.

Лодка скользит по водной поверхности, в которой отражаются звезды. Воздух дрожит от неумолчного звона цикад и концерта «стеклянных» лягушек. Звуки несутся со всех сторон, и, кажется, что это музыка хрустальных сфер небесного свода над нашей головой. Мы слышим, как двигаются планеты по своим орбитам. Вспышки метеоритов и полет далеких спутников делают звездное небо живым и подвижным. Изредка сквозь фон стрекотания цикад и кваканья лягушек доносится мощный глухой звук. «Это лягушка-бык», – поясняет Джимми. То там, то здесь вскрикивает какая-то ночная птица. Над нами бесшумными призраками проносятся летучие мыши. Словно крохотные фонарики появляются над водой. Они неспешно пролетают над поверхностью реки и внезапно гаснут, пропадая во мраке ночи. На смену им включаются все новые и новые фонарики, светящиеся зеленым фосфорицирующим светом. Это полет светлячков. После нашего многодневного калейдоскопа такая умиротворенность и неспешность поразительны. Мы каждой клеточкой своего тела ощущаем реальность окружающего мира. Мы маленькая песчинка в нем. Он живет и дышит без нас. Нас случайно занесло сюда, на самый край земли, и мы замерли, пытаясь уловить ритм живущего здесь мира.

– Господи, как хорошо, – голос Светы, моей жены, нарушил эту звенящую тишину. – Кто бы мог из нас подумать, что мы вот так будем плыть по Амазонке!

На нее зашикали, чтобы вновь погрузиться в мир ночных звуков амазонских джунглей. А я вспомнил, как еще в Эквадоре в одной из гасиенд встретил пожилую пару поляков. Они страшно обрадовались встрече, хорошо говорили по-русски и искренне желали нам счастливого путешествия. Позже, уже в другом месте, к нам внезапно подошла женщина в возрасте. «Вы русские! – в восторге воскликнула она. – Как я рада. Я из Румынии, но уже давно живу в Америке, в Нью-Йорке. Я никогда даже и мечтать не могла, что кто-нибудь из России будет иметь возможность попасть сюда и что я встречусь с вами! Как прекрасно, что у вас там все изменилось!» И хотя мы объяснили женщине, что приехали не из России, а из Кыргызстана, всем было ясно, что большой разницы нет. И поляки, и румыны, так же как и киргизы, вырвались из одной общей тюрьмы, которая называлась социалистическим лагерем. И люди искренне радовались, что этот лагерь прекратил существование и его обитатели получили свободу. И то, что мы были здесь, в Южной Америке, говорило само за себя.
Мы плыли по ночной Амазонке и мечтали вернуться в родной Кыргызстан. Мы устали от калейдоскопа Западного полушария. Как бы ни было хорошо в гостях, а дома лучше. Ни на что мы не променяем наши родные горы и прохладу голубого Иссык-Куля. Ни на экзотику джунглей, ни на красоты заморских диковин. Зачем нам чужая земля?

 

Скачать всю книгу «В поисках дракона» в формате MS Word, 689 Kb

 

© Кадыров В.В., 2009. Все права защищены
    © Издательство «Раритет», 2009. Все права защищены

 


Количество просмотров: 2073