Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Философские работы, Нелинейный уровневый подход (ноу-хау) / Научные публикации, Естествознание
© Бондаренко О.Я., 2003. Все права защищены
Статья публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 16 ноября 2009 года

Олег Ярославович БОНДАРЕНКО

А всё-таки она вертится…

О жизни и исследованиях кыргызского физика Самата Кадырова, не понятого своей страной. Опубликовано в газете "АиФ-Кыргызстан" за октябрь 2003 года.

 

25 августа 2003 года Бишкеке (Киргизская Республика) в возрасте 70 лет ушел из жизни физик-теоретик Самат Кадыров. Этот ученый стал своего рода явлением в новой истории страны.

С момента опубликования первых "несогласных" работ Самата Кадырова — в 1990-х годах — отношение к нему в Кыргызстане стало далеко не однозначным: академическая среда теорию Кадырова с ходу отвергла, а неформалы и большинство кыргызской творческой интеллигенции, наоборот, приняли как пример нового мышления и символ возрождения нации. Споры кипели нешуточные. Кто же прав?

 

Другая физика

Вообще-то в мире очень много физиков, и лишь незначительная их часть занимается теорией. Эйнштейн шутил, что он впервые увидел теоретика лишь в тридцать лет — в зеркале. Кадыров был именно теоретиком. Но этого мало, чтобы вызвать споры в обществе. Секрет его "популярности", видимо, в том, что Кадыров попробовал посмотреть под другим углом на всю физику вообще, а не на какую-то отдельную ее часть. По существу, он замахнулся на создание самостоятельной науки надфизического уровня. Как так может быть?

Дело в том, что хотя физика — точная дисциплина, но основана она на ряде понятий, которые ученые, "договорившись между собой", ввели в науку для собственного удобства: масса, энергия, движение, время, пространство и т.д. Если вы, не "согласившись" с остальными, попробуете дать собственную трактовку этих понятий и докажете целесообразность такой постановки вопроса, то тем самым заложите основы альтернативной физики. Конечно, физические законы при таком подходе совершенно не изменятся, но изменится видение этих законов, они откроются в ином свете.

Скажем, масса в обычной физике — постоянная величина. Масса Земли, по идее, не должна зависеть от положения планеты на орбите. Кадыров говорит: нет! Он вводит новое определение массы — она у него становится переменной, — и... Земля имеет разную массу в зависимости от того, ближе она к Солнцу или дальше. То есть из закона всемирного тяготения автоматом следуют эллиптические (то есть как бы "неправильные") орбиты планет. Снимается ряд вопросов в астрономии, объясняются причины сейсмической активности и землетрясений, изменения климата, но... до Кадырова никто подобного не делал, и его подход встречается в штыки.

У Кадырова вообще почти нет постоянных (только самый минимум), и все величины у него динамичны. Таковы характерные особенности кадыровской "физики абсолюта": в единственном, универсальном и, в общем, асимметричном мире нет застывших состояний и никогда ничего не повторяется. В отличие от сегодняшней, если так можно сказать, "физики относительности" с ее идеализацией симметрии (зеркальности), более строгим отношением к формальным процессам и избранным рядом фиксированных величин. Одна физика стремится абстрагироваться от статичных форм, сбросить их, увидеть, что стоит за ними, другая, — наоборот, ориентирована как раз на выявление все новых и новых внешних форм и разновидностей. Можно сказать, что каждая видит красоту мира по-своему...

 

Вселенная вращается

С детства нас учили, что Вселенная расширяется. Такая гипотеза — именно гипотеза, а не доказанный факт! — вытекает из теории относительности Эйнштейна. Но, оказывается, существуют другие мнения. Известный ленинградский физик Павел Паршин, основатель секции "Науки о Вселенной" в Доме ученых им. Горького, писал незадолго до своей смерти в 2000 г.: "...Неведомое по своему размаху во все прежние времена внедрение астрофизических представлений, основанных на исходных идеях Эйнштейна, в широкие массы населения может привести к необратимому процессу в сознании людей, ограничивающему их мировоззрение единственно допустимой картиной Вселенной".

Кадыров стал на позицию вращающейся Вселенной. Собственно говоря, эту идею высказывали задолго до него, но, в отличие от других ученых, Кадыров мыслил с позиции физики абсолюта, и его модель приобрела новые, ни с чем не схожие черты. Так, Вселенная вращается вокруг некой условной точки (центра масс), "слой" за "слоем", причем чем дальше от центра, тем быстрее. Естественно, что последний "слой" вращается с предельной скоростью, существующей в природе, — скоростью света. И наша Вселенная представляет собой замкнутую сферу определенных размеров, которую не может покинуть ни вещество, ни энергия. Иными словами, "черную дыру".

Если так, то мы имеем единую, универсальную точку отсчета — центр вращения. Мир становится абсолютным (у Эйнштейна он относителен, без общего центра, причем существует бесконечное множество равноправных друг другу точек отсчета). Это уже серьезно. Ведь "абсолютный" взгляд на мир предполагает и единое начало, по отношению к которому измеряется все сущее... Поэтому многие посчитали, что Кадыров своей теорией подводит к идее Господа Бога.

В абсолютном мире — абсолютные время и пространство. То есть нет других измерений, "четырехмерного пространственно-временного континиума", а пространство — всего-навсего нематериальная пустота. Такой взгляд Кадырова вызвал полное непонимание сотрудников Института физики Национальной Академии наук; автору этих строк довелось услышать упреки, что Кадыров-де "мыслит категориями XVIII века" и "вернулся к Ньютону". Да, вернулся, развивая и дополняя теорию своего великого предшественника, но — на свой лад. Ведь остался незамеченным факт, что в замкнутой Вселенной-сфере нет и не может быть бесконечных прямых линий — все они в конечном итоге окажутся свернутыми "змейкой". А отсюда следует, что в нашем мире нет идеального прямолинейного движения, и всякое движение, продолженное в бесконечность, на деле окажется... криволинейным, то есть ускоренным. Но ведь механика, в которой присутствуют только ускоренные движения, — отнюдь не ньютонова... Такого необычного "абсолютного пространства" еще не видел мир.

Не заметили, увы, и другого. В обычной физике причиной движения считается сила (второй закон Ньютона). А в мире Кадырова, вращающемся, между прочим, по инерции, все тела также движутся относительно общего центра масс сами собой, по инерции — просто потому, что они находятся внутри Вселенной. Соответственно меняется роль силы — она лишь корректирует извечное движение, направляет его, но не может отменить! Чувствуете разницу? Ведь сила, свергнутая с пьедестала, означает свободу!

 

Эйнштейн и Кадыров

Кадырова нередко называли "опровергателем Эйнштейна". Но, если разобраться, это — не более чем журналистский штамп. Самат Кадырович исключительно высоко ценил Альберта Эйнштейна как ученого, но выступал против "обожествления" его учения и стремления придать ему универсальный характер.

Дело в том, что к концу XIX века казалось, будто классическая физика исчерпала свой потенциал. Она не могла объяснить ряд явлений в области микро— и макромира, и поэтому на свет появилась физика неклассическая, в том числе теория относительности. С ее помощью непонятные явления удалось объяснить — странно, причудливо, с привлечением "материализовавшихся" времени и пространства. И вскоре ученые попытались закрыть новой по тому времени, необычной физикой "все дыры".

Что сделал Кадыров? Он просто вернулся к истокам — в момент, предшествующий возникновению теории относительности, — и развил дальше классическую физику, в частности дополнив механику Ньютона и разработав полную и квантовую теории гравитации (новые разделы). И, таким образом, объяснил все необъяснимое, не прибегая к учению Эйнштейна — как если бы его вообще не было. То есть он просто обошел Эйнштейна стороной, продемонстрировав доселе скрытые возможности классической физики.

Миф об "опровергании" Эйнштейна появился вот отчего: согласно теории Эйнштейна, скорость света абсолютна (неизменна) и существует бесконечное множество относительных по отношению друг к другу систем отсчета; у Кадырова же, наоборот, скорость света относительна (переменная величина), а общая, универсальная система отсчета — центр мира — одна, то есть она абсолютна. Все "шиворот-навыворот"! Что математика без труда допускает.

Нильс Бор сказал бы, что эти две теории дополнительны друг другу — обе нужны в равной степени для познания сущности мира. Но и это, увы, осталось за пределами понимания оппонентов...

 

В жизни

В молодости Кадыров писал лирические стихи и песни. Являясь по роду занятий профессиональным физиком-ядерщиком, он, тем не менее, всегда старался уходить от строгой "загеометризованности", излишней "правильности" форм. Коллеги жаловались на него: мол, не очень компанейский, во время коллективных выездов на природу вместо того, чтобы пить со всеми водку и есть шашлык, больше предпочитал уединяться и что-то писать.

Но с единомышленниками Самат Кадырович готов был спорить на кухне всю ночь. Он был очень увлеченным и порой доверчивым человеком, верил всем, кто казался ему искренним. Обращался со всеми ровно — и со студентом, и с академиком. Мог объяснять каждому, кто заинтересуется, сущность своей теории — той самой, над которой, не торопясь, работал "в стол" в течение 36 лет.

И еще он очень страдал, что по должности обязан читать студентам лекции по официальным разделам физики, — в которых, по его мнению, порой "содержится ерунда"...

О его рассеянности слагали легенды. Так, он никогда не хранил чужих визиток и не мог связаться с "нужным" человеком в "нужный" момент. Приходя в гости, он потом не мог отыскать свою обувь, поскольку не способен был отличить ее от остальной. Он вообще был довольно слабо приспособлен к повседневной жизни, и ему трудно было обходиться без своей верной жены Мелисгуль Оморовой, которая помогала ему во всем.

Когда в 2000 году в Санкт-Петербурге решением конгресса "Фундаментальные проблемы естествознания" под председательством академика Михаила Варина его теория была признана "величайшим открытием ХХ века", он ничуть не возгордился. И особенно не переживал, что все кыргызстанские СМИ, кроме одного, это событие проигнорировали.

В последние годы жизни он очень нуждался. Денег не хватало и на публикации. Кадырову помогала отечественная интеллигенция — кинорежиссеры, философы, поэты; но много ли они могли дать? Случалось, что старому, почти слепому человеку приходилось сидеть дома и лишь мечтать о работе, творчестве, чтении лекций.

Летом 2002 года из-за отсутствия средств он не смог выбраться в Санкт-Петербург на свой последний конгресс, куда его пригласили персонально. А через три месяца, как и положено у кыргызов, все многочисленные члены рода, скинувшись, пышно отметили 70-летний юбилей Самата Кадыровича. Праздновали в огромном ресторане. Говорились речи, звенели бокалы, и только сам виновник торжества скромно стоял, отдавая дань уважения пригласившим его, и чувствовалось, что мыслями он не здесь, а где-то далеко-далеко. Может быть, он думал о звездах...

 

© Бондаренко О.Я., 2003. Все права защищены
    Статья публикуется с разрешения автора

 

См. также страницу Самата Кадырова на нашем сайте

 


Количество просмотров: 1786