Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве / Эпос "Манас"; малый эпос
© Джигитов С. Все права защищены
© Издательство "ЖЗЛК", 2004. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения издателя
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 марта 2009 года

Салиджан Жигитович ДЖИГИТОВ

Ташим Байджиев – писатель, журналист

Очерк о жизни и творчестве Ташима Исхаковича Байджиева – известного ученого-манасоведа, писателя, педагога, ставшего жертвой сталинских репрессий в начале 50-х годов

Из книги: Байджиев Мар. Ташим Байджиев. – Б.: 2004. – 304 с. (Жизнь замечательных людей Кыргызстана).
ББК 74.03(2)
Б 19 
ISBN 9967-22-302-2
Б 4302000000-04

Главный редактор ИВАНОВ Александр
    Шеф-редактор РЯБОВ Олег
    Редакционная коллегия:
    АКМАТОВ Казат
    БАЗАРОВ Геннадий
    КОЙЧУЕВ Турар
    ПЛОСКИХ Владимир
    РУДОВ Михаил

 

Ташим Исхакович Байджиев в свое время был известной личностью. В 30–40-х годах XX столетия школьники обучались кыргызскому языку и литературе по учебникам, написанным им в соавторстве с Зияшем Бектеновым. В этот период активно публиковались и его научно-критические и публицистические статьи по проблемам кыргызской литературы и устного народного творчества.

Ташим Байджиев был одним из первых среди кыргызов, получивших высшее образование по русской филологии. В 1930 году он окончил Фрунзенский педагогический техникум, а в 1940 году – факультет русского языка и литературы Киргизского педагогического института. С 1940 по 1942 год заведовал сектором фольклора и эпоса “Манас” в Институте языка, литературы и фольклора Киргизского филиала Академии наук СССР. В 1949 году его успешная научная деятельность была прервана. Вместе с Тазабеком Саманчиным и Зияшем Бектеновым он с ярлыком “буржуазного националиста” был осужден на 10 лет. Реабилитирован посмертно.

Сегодня Ташим Байджиев мало известен широкому читателю, хотя его перу принадлежит целый ряд художественных произведений и очерков. В 1929–1932 годах в первых кыргызских газетах и журналах публиковались его ранние рассказы и повести: “Кто ты?”, “Друг”, “Борьба”, “У реки”, “Смерть притворщика”. А повесть “Смерть притворщика”, переведенная на русский язык и изданная в Ташкенте в журнале “Советская литература народов Средней Азии”, получила высокую оценку московских литераторов. Если бы Ташим Байджиев продолжил свою писательскую деятельность, он, несомненно, стал бы одним из выдающихся прозаиков. К сожалению, его многострадальная судьба сложилась так, что он перестал писать художественные произведения.

В 30-х годах в республике шла так называемая чистка кадров от “чуждых элементов”. В это время представителей интеллигенции – выходцев из богатых, обеспеченных семей – исключали из комсомола и партии, освобождали от занимаемых должностей. Так, к примеру, были отчислены из Института культурного строительства из-за своего социального происхождения Каридин Кашимбеков, Ажийман Шабданов, Султан Курманов, Турдакун Сопиев. При этом не учитывались честность, исполнительность и добросовестность работника, преданность его Советской власти, малочисленность подготовленных кадров и образованных специалистов.

К тому же в литературной среде создалась нездоровая морально-психологическая атмосфера. Некоторые начинающие авторы из бедных крестьянских семей подписывались под своими первыми произведениями как “пролетарские писатели”, так как на литературном фронте был брошен боевой клич: “Долой писателей – потомков бай-манапов”. Практически перестали писать и издаваться Жума Джамгырчиев, Сатыбалды Нааматов: их отцы были биями (судьями), а талантливый акын Бору Кенесариев был сыном известного манапа.

Художественные произведения, выходившие в тот период, подвергались суровой и беспощадной критике по идеологическим мотивам. При этом критики не считались с тем, что где-то были первые литературные опыты молодых авторов. Так случилось, например, с произведениями С. Карачева, К. Баялинова, Ж. Жамгырчиева, К. Тыныстанова, которые были резко осуждены в партийных постановлениях как произведения, чуждые идеологии партии большевиков.

Ташим Байджиев был внуком бия, происходил из знатного рода. В период завершения учебы в педтехникуме его исключили из комсомола, подвергнув детальному разбирательству социальное происхождение. Оставаться в Фрунзе было опасно, и молодой прозаик уехал на Алай. Опасаясь литературной критики и политических преследований, он с 1932 года перестал писать и публиковать свои художественные произведения.

Во время Великой Отечественной войны Байджиев, попав в госпиталь, написал драму “Джигиты”, которую опубликовал в 1944 году в журнале “Советтик Кыргызстан”. Редчайший случай в литературной практике, чтобы с поля боя приносили пьесу. В ней рассказывалось о том, как выполняют свой воинский и патриотический долг кыргызские джигиты. Пьеса готовилась к постановке, но тут же на нее ополчилась критика, так как один из персонажей пьесы попадает в плен. А позже, в 1950 году, первый секретарь ЦК КП(б) Киргизии Н. Боголюбов докладывал секретарю ЦК ВКП(б) Г. Маленкову о том, что пьеса Т. Байджиева “Джигиты” наряду с другими произведениями снята с репертуара как антихудожественная, грубо искажающая советскую действительность. И только в 1989 году пьеса была поставлена на сцене Кыргызского академического театра.

Ташим Байджиев был активным членом литературного кружка “Кызыл учкун” (“Красная искра”), созданного в 1928 году. Руководители кружка Базаркул Данияров, Сыдык Карачев, Касым Тыныстанов особо хвалили Ташима Байджиева и Узакбая Абдыкаимов как будущих талантливых писателей.

В 1929 году Байджиев написал повесть “В пустыне жизни” на материале восстания 1916 года. Она была представлена на литературный конкурс, получила высокую оценку и была рекомендована к печати после небольшой доработки. Однако вскоре автор уехал в Алайский район и там, спасаясь от преследований, потерял рукопись повести, которая так и не вышла в свет.

При знакомстве с опубликованными художественными произведениями Ташима Байджиева, его журналистскими очерками и литературоведческими статьями бросаются в глаза многогранность, своеобразие и неповторимость его творческого дарования. В отличие от многих своих современников, Байджиев-писатель никогда не отходил от позиций правды жизни и художественного реализма, а Байджиев-ученый никогда не изменял научным принципам, не делал уступок политической идеологии.

В художественном творчестве Ташим Байджиев повествовал о событиях, свидетелем которых он был сам.

Как считает почтенный Зияш Бектенов, повесть “В пустыне жизни” о восстании 1916 года была написана под непосредственным впечатлением увиденного и пережитого в детстве. На чужбине семилетнему Ташиму пришлось испытать все невзгоды и тяготы беженца. Здесь он потерял всех своих близких. В течение недели после прибытия в Китай умерли его отец Исхак, братья отца Исмаил и Ибраим. Только вчера его дед, народный бий, жил в почтении и достатке, растил детей, приумножал скот, обучал своих сыновей в русско-туземной школе, баловал своего любимого внука Ташима. А здесь, на чужбине, Ташим вдруг осиротел, а потом пешком, обливаясь слезами, с матерью Апакай вернулся на родину, к берегам Иссык-Куля.

“Перед войной, – вспоминает писатель Мар Байджиев, сын Ташима Исхаковича, – частыми гостями нашего дома были Жусуп Турусбеков, Мукай Элебаев, Абдылас Малдыбаев, Шамши Туменбаев, Касымалы Джантошев. Собирались они каждый раз после спектакля “Аджал ордуна” (“Не смерть, а жизнь”) Ж. Турусбекова. <…>Трогательно, доводя до слез, звучала ария Бектура “Прощай, земля Ала-Тоо” в исполнении Абдыласа Малдыбаева, смех и веселье вызывал монолог жены Учей Фу, исполняемый по просьбе гостей супругой Шамши Туменбаева – Таты”. Кстати, все артисты и писатели, собиравшиеся в доме Байджиевых, пережили и испытали на себе трагедию 1916 года, поэтому для них были понятны и близки события, описанные в драме Ж. Турусбекова.

Работая в Алайском районо, Ташим Байджиев написал очерк “Борьба” и повесть “Смерть хитреца” под непосредственным впечатлением событий периода коллективизации. Он ярко описал реалии своего времени, реалистически воссоздал драматически напряженный этап социальной жизни на юге Кыргызстана. В этих произведениях слышится ритм и интонация смутного, переломного времени. В художественно-красочной и лаконичной форме описаны события, диалог героев построен на резких, контрастных фразах:

“Ночью селение в горном ущелье погружается в беспросветный мрак. Скрипнула дверь в бедной лачуге. Рука врага зажала рот Нурмата. Тишина. В юрте ни звука. Перед дверью неясные тени. Проснулась старуха, испугавшись за жизнь единственного сына.

– Нурмат! Ээ, Нурмат!

– Заткнись, стерва!

Вмиг сдавился язык старухи, из глаз потекли слезы”.

Большевики, красноармейцы, басмачи, бедные крестьяне, активисты Советской власти – все это ввергало народ в растерянность и замешательство, нужно было определяться в водовороте борьбы и политических страстей. Это было смутное и противоречивое время, сложный период метаний и идейных исканий, борьба за жизнь. Байджиевские произведения, посвященные этим событиям, публиковались в первых журналах – “Чабуул”, “Маданият жолунда”.

В своих художественных произведениях, критических статьях и публицистических выступлениях Ташим Байджиев всегда оставался верным сыном своего народа, страдал и радовался вместе с ним. Так было и в годы Великой Отечественной войны.

К теме войны обращались поэты, прозаики, драматурги, режиссеры, художники. Большинство авторов были непосредственными участниками войны. Но было немало и таких, кто, даже не понюхав пороха, писал о войне как очевидец. Драму “Джигиты” Ташим Байджиев начал писать в окопах Украинского фронта, а завершил в госпитале, где находился после тяжелого ранения.

События драмы, ее герои, конфликты были взяты из реальной фронтовой действительности. Захватывающий сюжет пьесы, стремительное развитие действия, фронтовая атмосфера, умелое построение диалогов – все это свидетельствует о росте художественного мастерства Ташима Байджиева, как драматурга.

Возвратившись с фронта, автор опубликовал пьесу. Однако пока решался вопрос о ее постановке в театре, пьеса подверглась резкой критике со стороны Райкана Шукурбекова – фронтовика, недавно вернувшегося с войны. В пьесе есть эпизод, когда один из персонажей, обидевшись на советскую власть, переходит на сторону врага. Джигиты, захватившие перебежчика, выносят ему суровый приговор и сами расстреливают земляка, предавшего родину. “Это противоречит политике нашего государства. Может оказать дурное влияние. На сцену нельзя выводить предателей”, – таковы были претензии критиков.

После войны работа по постановке пьесы возобновилась. Однако после доклада А. А. Жданова драматургов Р. Шукурбекова, К. Джантошева, К. Эшмамбетова и Т. Байджиева обвинили в том, что в их произведениях грубо искажается советская действительность. Пьесе “Джигиты” так и не суждено было увидеть сцену при жизни автора.

У Ташима Байджиева была трудная, полная невзгод и испытаний судьба. В сорок лет он оказался в тюрьме по ложному обвинению и умер там в сорок два года. Восемь лет ушло на получение среднего, а затем высшего образования, четыре года отняла война, два года – лагерь. Очень мало времени было отведено ему на творчество. Реализовать свой творческий потенциал, выразить свои мысли и чувства не позволила сложившаяся историческая обстановка его эпохи. Так и прошло его время, полное страхов и ожиданий грозящих репрессий, а затем их рокового пришествия.

Несмотря на то, что художественное наследие Ташима Байджиева невелико и занимает скромное место, он был одной из ярких личностей, стоящих у истоков профессиональной кыргызской литературы.

Перевод М. Байджиева.

 

Скачать книгу «Ташим Баджиев», MS Word, 1712 Kb

 

© Джигитов С. Все права защищены
    © Издательство "ЖЗЛК", 2004. Все права защищены

 


Количество просмотров: 3912