Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Критика / Публицистика
© Эрлан САТЫБЕКОВ, 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 9 февраля 2009 года

Эрлан САТЫБЕКОВ

Перо АДМИРала

Интервью с молодым писателем, чья книга «Любовь с обложки» признана книгой №1 в номинации «Книжный дебют. Проза» на конкурсе «Выбор года» в Кыргызстане в 2008 году.

Опубликовано в газете "Вечерний Бишкек" за 6 февраля 2009 года

 

“Нашего полку прибыло!” — потирают руки доброжелатели в писательском цеху. “Как бы этот молодой, да ранний не стал конкурентом”, — озабоченно скрипят старые перечницы. “Полистаем, поглядим, оценим”, — любопытствуют книгочеи республики. На книжный рынок сей автор 28 лет от роду ворвался, словно комета — нежданно и ярко. За дебютный сборник “Любовь с обложки” его не далее как два месяца назад премировали золотым знаком “Выбор года № 1” в номинации “Литература и искусство — крылатое будущее Кыргызстана”. Прозаик Адмир J.К. сегодня пьет кофе в нашей редакции.

— Слушай, странный у тебя какой–то псевдоним, ты не находишь, а?

— Это еще со студенческой поры. Отдых на Иссык-Куле, волны, бриз, яхты, паруса. Вот друзья и прозвали меня Адмиралом. А в аббревиатуре J.K. зашифрованы настоящие имя и фамилия. Так и подписываюсь до сих пор — Адмир J.К.

— Из–за перманентного дефицита времени я, признаться, не смотрю фильмы дольше двух серий и не читаю книги толще мизинца. Все равно канву потеряю, чего распыляться. У тебя же под лощеной обложкой целых 244 страницы. Но знаешь, одолелись они на удивление легко!
   
— Спасибо. Я писал свою книгу в общей сложности более пяти лет. Вдохновение находило, когда здесь жил, в ходе командировок в Казахстан, США, Испанию, Турцию. В поездках, кстати, часто и сюжеты черпал.

— Как это у тебя сейчас вальяжно-небрежно обронилось, словно у тертого мэтра! Так сразу и представляется: сидит Адмир J.К. со стаканом мохито или дайкири где-нибудь в Касабланке, как Эрнест Хемингуэй, ищет в баре свою музу. Представляется и О’Генри, прогуливающийся по ночному Бродвею с целью пополнения багажа впечатлений. Набоков видится в узких улочках Стамбула, наблюдающий за суетной жизнью. Да, маститому литератору без этого никак.
   
— Ну что вы! Просто я после окончания факультета международных отношений в КНУ участвовал в нескольких крупных проектах, вот и стажировался за границей, английский и испанский языки практиковал, внедрял различные ноу-хау. За инновации и креативный подход к работе был даже отмечен наградой, которую мне вручили в штаб-квартире ООН в Нью–Йорке.

— А сейчас чем промышляешь?

— Готовлю сценарии крупных шоу, конкурсов, гала–концертов.

— Разносторонний ты, как я погляжу. Но с чего вообще начал писать?

— Со сказок и новелл. Еще в школе. Теперь, приобретя опыт, начал работу над большим футуристическим романом о том, что ждет человечество в недалеком будущем. Как и в дебютном издании, там тоже будет тема любви, столкновения характеров, интриги, предательство, стремление к победе и — верность мечте.

— Всегда считал, что по-настоящему одаренную личность может сгубить только одно — чувство ложной скромности. Особенно, если окружающие бездари и графоманы постоянно одергивают. Дескать, не высовывайся, умерь амбиции, дождись вердикта авторитетного жюри, если талантлив, тебя потом обязательно заметят. Ага, после смерти! Отрадно, что нашелся такой вот честолюбивый парень, который замахнулся на классику — “Лягушку–путешественницу”, написанную в XIX веке Всеволодом Гаршиным. Ты продолжение свое предложил. Хотя будь готов к тому, что тебя могут не понять. Ведь героиня сатирика Гаршина сама виновата — слишком высоко взлетела, много квакала, стоило один раз где не следует рот открыть — и фиаско, с небес на дно, очутилась в натуральной болотной жиже. И поделом. Ты это земноводное решил реабилитировать?
   
— Мне с детства было обидно, глядя знаменитый мультик про лягушку, что утки улетели, а она осталась одна. Вот я и воплотил ее мечту — Квакушка долетела-таки до юга, где тепло и сытно круглый год, где она под именем Травелски (от английского слова “travel” — путешествие. — Авт.) становится жительницей лягушачьего мегаполиса — Амфибии-сити, и про другие ее приключения.

— Адмир, мы тут сидим уже час, о нелегком писательском труде балакаем, а ты мне даже книгу не удосужился на память подписать. Не солидно как-то...
   
— Ой, извините! Конечно, давайте, с удовольствием подпишу. Кстати, а у вас ручки с собой нету?..

 

О чем новинка?
    Про вяленых комаров, кокаин и НЛО

   
“Любовь с обложки” объединила в себе четыре произведения. Во-первых, это, собственно, “Любовь...”, эдакая романтическая зарисовка про пастуха Айдына и взбалмошную итальянку Патрицию, которая просто обалдела, увидев воочию “Вторую Швейцарию”.

Во-вторых, сиквел “Лягушки-путешественницы”, ставший памфлетом на современный мир гламура.

Затем алматинская история “Карта судьбы”: фактически готовый сценарий для кинодрамы.

И в завершение — “Каприз Вселенского Разума”, где уже из названия ясно, о чем эта фантастическая повесть.

Рецензии к сборнику представили такие маститые персоны, как Муратбек Бегалиев, композитор, академик, народный артист КР, а также его коллега из Казахстана прославленный Алибек Днишев, депутат парламента РК Толеген Мухамеджанов и космонавт из соседней республики Талгат Мусабаев.

Книга посвящена памяти Чингиза Айтматова.

 

 

Из контекста
    Любовь с обложки

   
“Вот видишь! — сказала бабушка, свысока глядя на Айдына с умным видом, и поучительно произнесла:

— Надо бы тебе учить русский язык. А то сидишь и не знаешь даже, что означает слово “еротический”!

 

Из контекста
    Лягушка–путешественница. Эпизод II

   
“Франки выбежал из воды, подбежал к мисс Травелски, принимающей солнечные ванны, и лег рядом на песок:

— Как думаешь, когда весна у тебя на родине?

Квакушка убрала журнал “Ля Фрог де Гламур”, повернулась к нему лицом и надела солнцезащитные очки:

— Об этом надо спросить у уток. Они знают, когда она наступает, и начинают собираться в путь.

— Дорогая моя, я хочу с тобой посмотреть мир и твою родину. Я уже заказал устройства для парашютирования — в случае падения — и специальные костюмы от холода. Твои утки согласятся взять нас двоих? — спросил Франки.

— Я думаю, что да. По крайней мере, я буду просить их убедительно...

— С тобой, любимая, хоть на край света! — обнял ее Франки”.

 

Из контекста
    Каприз Вселенского Разума

   
“Лэвини выпрямилась в кресле, облокотилась о столик и внезапно сказала:

— Я представитель инопланетного разума...

Лино подумал, что у девушки не все благополучно с психикой. Она, возможно, влюбилась в него и, зная его слабость и наивный характер, решила таким способом обратить на себя внимание.

— Ну, хорошо. Тогда, скажи, почему ты выглядишь как обыкновенный человек? Почему ты не серого или зеленого цвета? Не карлик с большущей головой и рыбьими глазами? — съязвил он.

— Потому что, как ты сам понимаешь, я в мире людей и мне не пристало носить чешую, ходить с хвостом бронтозавра и мигать поочередно паучьими глазами, — ответила в тон ему Лэвини”.

 

Из контекста
    Карта судьбы

   
“Допив кофе, он со звоном поставил чашку на блюдце, и бармен испуганно обернулся. Тлеу встал со стула и пошел к выходу. Дав еще пару указаний по дороге своему менеджеру, он вышел на улицу. Без телохранителей ему было несколько неуютно: он отпустил их на пару часов, решив, что пока обойдется без них. Автоматические двери казино бесшумно открылись, услужливо пропуская своего владельца наружу. Тлеу направился к стоянке, вынимая из кармана пульт сигнализации, которая визгнула пару раз. Замки дверей щелкнули, приглашая хозяина. Тлеу открыл свою дверь и замер, услышав автоматную очередь, и тут же почувствовал резкую боль в теле. Он не мог двинуться дальше и уперся руками о крышу автомобиля. В этот момент Тлеу осознал, что зря вышел без телохранителей и что в случае смерти никто так и не узнает, кто сделал это. Эта мысль вызвала у него злобу, и он, стиснув зубы, держался за машину, превозмогая боль. Он сжал кулаки и ощущал каждую пулю, пропуская ее через себя и чувствуя, как она пробивает его тело и проходит в корпус машины. Стрельба продолжалась до тех пор, пока убийца не решил, что можно остановить огонь. Тело Тлеу замерло на миг в ожидании конца и обмякло, тяжело съезжая вниз... Багровые, густые полосы и несчетное количество дыр на корпусе машины красноречиво говорили о мгновенной смерти”.

 

© Эрлан САТЫБЕКОВ, 2009. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 

См. также произведения Адмира J.K. на нашем сайте:

Любовь с обложки. Рассказ

Лягушка–путешественница. Эпизод II. Фрагмент повести

Каприз Вселенского Разума. Фрагмент повести

Карта судьбы. Фрагмент повести


Количество просмотров: 2096