Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Светлана Луговая, 2018. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 14 апреля 2022 года

Светлана Александровна ЛУГОВАЯ

Изморозь

(Сборник стихов)

 

Луговая Светлана Александровна – поэт, переводчик, детский писатель, автор двенадцати лирических сборников, множества книжек-раскрасок для детей младшего и среднего возраста, двух сборников сказочных историй и нескольких легенд. «Золотое перо» Кыргызстана. В новый поэтический сборник «ИЗМОРОЗЬ» вошли стихи, написанные за последние два года, и лирическая легенда «Боом». В обнаженной, жертвенной исповеди человеческой души затронуты глубинные чувства и ощущения, способные вызвать ответную реакцию читателя, находящего в откровении строк отголоски своего личностного восприятия окружающего мира.

Публикуется по книге: Луговая Светлана Александровна. Изморозь: стихи, легенда – Б.: Салам, 2018. – 264 с.

УДК 821.161.1

ББК 84Р7-5

Л 83

ISBN 978 — 9967-9137-3-8

Л 4702010202-18

 

***

 

Я – атом вселенной,

пылинка дороги.

Частичкой нетленной,

рожденной от бога,

я облик земной вновь

                     и вновь принимаю,

в стихах назначенье

                     свое ощущаю.

Держу на ладони

печали и радость.

Боль чья-то затронет,

уйму чью-то слабость –

в стихах отразятся

                     извечные страсти

земной карусели

                     людского пристрастья.

Уйду, не прощаясь –

прощенье с прощаньем,

орбиту смещая,

оставят лишь тени

моих искушений земных

                     и желаний.

Крылатые мысли

                     несут подсознанье

в заоблачный мир

                     и опять возвращают –

стихами плачу за грехи и смущаю

сердца и умы бесконечной Вселенной –

в межзвездном сознании

                     мысли нетленны.

 

 

ПОДСОЗНАНИЕ

Среди звезд затерялся мой ангел –

ночь проплакал, наутро исчез:

Небеса ли повысили в ранге?

Или в ад заманил его бес?

Я не знаю, и вряд ли кто скажет,

где сейчас он летает и с кем.

Защищая меня, был отважным

ангел мой, а теперь – глух и нем.

По ночам к звездам взгляд устремляя,

сотрясала я воплями дом,

бесконечность небес умоляя,

рассказать мне хоть что-то о нем.

Молчаливые звезды глядели

безразлично, скрывая ответ

где-то в дальнем вселенском пределе

никому неизвестных планет.

Там, где звуки не спорят с безмолвьем,

не имеют значенье слова.

Только блеск ослепительных молний

прорезает небес острова,

приютившие ангелов блудных.

Не до нас нашим ангелам там.

Завтра небо просить снова буду

Млечный путь завернуть к островам.

И по звездам земного пространства

ангел вновь возвратится ко мне.

Вечный искус неведомых странствий

сладкой дрожью бежит по спине.

 

 

ШУТКИ НОЯБРЯ

Я в этот мир пришла осенним днем.

Ноябрь – не самый лучший месяц года:

укрыт покровом снежным двор и дом,

все чаще хмурит небо непогода.

 

От завываний ветра стынет кровь.

В шаль кутаю озябшие виденья.

Обрывки мыслей с вереницей слов,

объединяясь, правят настроеньем.

 

Позвякивают стекла ветру в такт,

свет зажигает потемневший вечер.

Замедлил кто-то перед дверью шаг,

от напряжения под шалью сводит плечи.

 

Мрачнее нет ноябрьской поры –

по моему придирчивому мненью:

яд скорпиона выжег изнутри,

с упрямством спорит вечное сомненье.

 

Дыхание сдержав, крадусь к двери:

Притих за дверью гость или разбойник?

Ноябрь на мгновение смирил

порывы ветра. Тайных встреч поклонник

вставляет ключ в податливый замок…

Как всемогущ ноябрь и как жесток.

 

 

НОЧНАЯ ДОРОГА

Далеких звезд холодный свет,

туманный диск луны,

почти неразличимый след

дороги, тишины,

пугающей обманной тьмой

деревьев и кустов

по сторонам глуши ночной

в безвременье миров.

 

Картина проникает в мозг,

рождая мыслей рой.

Они протягивают мост

меж звездами и мной.

Кажусь себе одной из них,

ловлю Вселенной взгляд

и богом становлюсь на миг,

творящим рай и ад.

 

Они две стороны во мне

земного бытия.

Дорогой Млечной в вышине

бегу куда-то я.

Остановиться недосуг,

чего-то изменить

мне некогда.

Слепой испуг

рвет дерзких мыслей нить.

Мерцая льется лунный свет,

звезд иней стелет путь

глухой дороги… Или след,

мне приоткрытый чуть?

 

 

ДУДОЧКА

Вдалеке играла дудочка.

Кто кого там завлекал?

Стать бы снова юной дурочкой,

чтобы кто-то мне сыграл.

Я сплетала бы ромашками

для гадания венок,

а меня бы, споря с пташками,

услаждал игрой дружок.

 

Увлеклась бы вновь, как в юности,

до потери головы.

Ах, как хочется бездумности –

в ложе шелковой травы

вновь сплетать венок рассеяно,

в звуках дудочки томясь.

 

Собираю, что посеяно,

ощутить пытаюсь связь –

между той и этой дудочкой

расстоянье в две судьбы.

Я напевом с дальней улочки

двум юнцам калечу лбы:

метки татей выжигаю –

в палача судьбы играю…

…Дудочка не замолкает,

слез поток со щек стекает.

 

 

ЧЕРНО-БЕЛЫЙ

Не оглянусь ни на мгновенье –

оставлю памяти хранить

руки пугливое движенье

и паутины липкой нить.

 

Я ощущала ее кожей –

она сплелась в тугую сеть.

Поспешный шаг неосторожен –

зло правит путь обиды плеть.

 

Бегу по узким переулкам –

их лабиринту нет конца.

Слух обострен от звуков гулких

кнута и тенью без лица.

 

От щелканья бича тупеет

мой разум, затуманив взгляд:

миг оглянутся не успеет,

как годы мимо пролетят.

 

До осознания побега

шагов и лет не сосчитать.

В наряд одежд белее снега

путь прошлый стану наряжать.

 

И паутины сеть, и кнут

к порогу старому вернут.

Вновь повторится все сначала:

миг, вечность, снега покрывало.

 

 

ИДИЛЛИЯ

Шалый ветер гуляет в поле,

волны трав восхищают взор.

Птица в небе поет о воле,

снег блистает на пиках гор.

 

Полной грудью вдыхаю запах

пышных трав, полевых цветов.

Дальних елей колкие лапы

медлят поступь моих шагов.

 

Небу нет ни конца, ни края,

синева услаждает взгляд.

Голубая флейта играет

вечных звуков напевный ряд.

 

Рев машины, врываясь в тайну

мироздания, рвет с ним связь.

Уши глохнут на точке крайней.

Тут же вновь ощущаю власть

над собой колдовства природы

и Вселенной над головой –

 

даль бескрайнюю небосвода

можно тронуть в горах рукой.

 

 

ТАЙНЫ

Меж двух миров – пространство тайн Вселенной.

Земной душе туда известен путь –

освобождаясь от останков тленных,

в иной предел спешит передохнуть

от суеты мирской и многословья

грехов, рожденных омутом страстей,

где ненависть, забытая любовью,

кипит в крови бунтующих людей.

Душе усталой хочется покоя –

земной судьбы отсчитаны шаги –

раскаянья ничьих обид не стоят,

оплачены по всем счетам долги.

Последствия не жаждут возвращенья

из дальних странствий призрачных надежд.

Лишь ангелы, томимые прощеньем,

в сверканье ослепительных одежд

с ее смиреньем разделить готовы

пространство внеземного бытия.

К ночному небу взгляд земной прикован,

из подсознанья вырываюсь я

на уровень связующих материй

два мира в бесконечность волшебства

загадок и открытий. Их критерий

вмещается в сознание едва,

но связь интуитивно ощущаю

между мирами, бездной звезд и мной…

След тайный подсознание смещает,

вновь возвращая на порог земной.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Скачать полный текст в формате PDF

 

© Светлана Луговая, 2018

 


Количество просмотров: 185