Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Розвадовская А.И., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 23 декабря 2008 года

Алла Иосифовна РОЗВАДОВСКАЯ

Горящий цветок

Избранные стихи

Лирика поэтессы из Бишкека, в настоящее время живущей в Москве, хорошо известна кыргызстанцам. Предлагаем подборку избранных стихов последних лет, составленную самим автором. Часть стихов была опубликована в книгах "Женский портрет в полдень", "Я падаю в небеса", часть размещена на поэтических сайтах Рунета

 

Горящий цветок

Циферблат луны был очень ярок. О приближении полуночи кричали филины…

Волк, покидая логово, прошёл мимо тлеющих сердец и направился к замку. Он подходил всё ближе и ближе...

"Что, если это ловушка?"— рассуждал он — "И ей нужна только моя шкура и ничего больше?.."

У самых ворот он оскалил зубы, но его встретили приветливо и жестом указали на дверь... Дверь открылась, и он оказался в уютной гостиной. Стены гостиной были увешаны различными шкурами.

"Я так и знал..." — мелькнуло в голове у волка, но в это время появилась ОНА и протянула ему горящий цветок…

"Что это?" — прохрипел волк.

"Это моё сердце", — ответила она. — "Отныне оно принадлежит тебе..."

 

Самый близкий

Кто в жизни не сорил грехами?...
И видел только самый близкий,
Как пересохшими стихами
Глотала я холодный виски,
Как уходила по-английски,
Произнеся: «All here is hammy»...* 
И пел о чем-то голос низкий,
Пропахший резкими духами...

Презрительно ведет плечами
И судит тот, кто рядом не был...
Диплом духовного врача мне
Не защитить под этоим небом..
В заботе о насущном хлебе,
Я говорю тебе: «Be chummy»...** 
И детских голосов молебен
В моих слезах звучит ночами...
_______________________
(* Здесь все утрированно)
(** Будь дружелюбным)

 

Порок солнца

Я, по прихоти бессонниц,
По ночам скольжу на пристань,
Ночь крадет у встречных лица,
Я краду у ночи сны…
Я больна пороком солнца,
У меня случился приступ,
А дежурная больница
Не спасла моей весны…

 

Единожды

У мастера ворует подмастерье,
В карман кладет листы бесценных глав...
Как трудно будет вымолить доверье,
Единожды солгав...

А вследствие плохого обращенья,
В гадюку превратится и удав...
Как трудно будет вымолить прощенье,
Единожды предав...

Настройщик покидает фортепьяно,
Маэстро плачет, руки опустив...
Кого-то мы прощаем постоянно,
Единожды простив...

 

О, Жизнь!

Священник. Очередь. Причастие...
Слова напутствия...
О, жизнь без моего участия
В мое присутствие...
Логины, коды, регистрации.
У всех пароли.
Москва — большая декорация,
а я без роли...
И, кстати, что там за история
О вечной Приме?
О, жизнь! Повсюду бутафория,
А я не в гриме...

 

Билет

Наши жизни — программы и миссии,
Усредненные фабулы лет.
Председатель небесной комиссии,
Я нащупала нужный билет.
Ты проверишь меня на экзамене,
А пока над моей головой
Три колора небесного знамени,
Белый, розовый и голубой.

 

Осень

Осень. Лихорадит. Нервы. 
Взгляд сканирую со стервы. 
К черту! Чувства не консервы, 
Их не хватит до зимы... 
С голым задом бродит осень. 
На термометре плюс восемь, 
Вирус грусти в душах носим, 
А глазища... черт возьми...

Осень. Вечер. Двадцать. Гости. 
Здесь неплохо «моют кости» 
И без радости и злости 
В полприсутствия дышу. 
Объявиться. Осмотреться. 
Не напиться, отогреться... 
Не дано. Бунтует сердце. 
Господа, я ухожу....

Отвернусь и «стрелы» в спину. 
Улыбнусь и сердце выну. 
На прощание подкину 
это сердце дураку. 
Пусть скулит, болит и стонет, 
Пусть, других спасая, тонет, 
Пусть боится быть не понят. 
Я ушла... merci beaucoup

 

Я падаю в небеса

Разведены мосты, 
Но еще не сожжены... 
Я слепну от темноты, 
Я глохну от тишины. 
Я падаю в небеса, 
Не нужно меня спасать.

 

Тени

На что похожи мы, когда мы только тени?
Ни звука, ни слезы, ни цвета, ни тепла.
Тень барышни в ночи скользнула на ступени,
Тень юноши за ней невидимой прошла….
Вот движется вперед, пытаясь удержаться
Горбатое пятно с изогнутой клюкой,
А тени куполов наискосок ложатся
На маленькую тень с протянутой рукой…
Вот целая семья теней крестообразных,
Пронзая грудь мою, исчезла под мостом.
И оживилась вмиг, среди теней неясных,
Взлохмаченная тень с виляющим хвостом.
По массовым теням скользят автомобили,
Шагают тени в ряд, идут по головам,
И в этой кутерьме Вы, кажется, забыли,
Какая из теней принадлежала Вам…
Я встала со скамьи, преодолев смятенье,
И, ежась от дождя, пошла по мостовой…
И стала я, как все, промокшей, жалкой тенью,
Своей живой души… пока еще живой…

 

Я вас не виню

Я вас за словоблудье не виню,
И рейтинг ваш не опускаю вниз.
Вся жизнь напоминает болтовню,
Богатую Коллекцию реприз.

Я вас не преднамеренно смешу,
Здесь каждый поразительно смешон
При нашей встрече я всегда спешу
На душу нахлобучить капюшон...

Я вас за достиженья не хвалю,
Любой жилец чего-нибудь достиг...
Я вас легко и радостно люблю,
Все остальное попросту инстинкт...

 

Сведу на нет

Я сведу на нет боль,
Угощу себя блюзом,
Я теперь число — ноль
Ты теперь один... с плюсом,
Я сведу на нет свет,
В теме золотых пятен,
Если ты сказал «Нет»,
Ты наверное спятил...
Я сведу на нет плач,
Буду тосковать молча.
Ни к чему теперь врач,
У меня болезнь волчья.
Я сведу на нет шум,
Я закрою все двери,
Не сошьют теперь шуб
Из моей души зверя.
Занесу тебя в текст
Своего стихотвора,
А потом меня съест
Совести моей свора......

 

В заблужденье полезности слез

Я ушла из себя. Это был стопроцентный подвох…
Я ушла из себя, оставляя ответ без вопроса,
Я устала бродить с ощущеньем отсутствия ног,
Я устала бросать свой затравленный взгляд под колеса.

Отыщу ли себя в череде черно-белых полос?
Отыщу ли себя в каждом прожитом мной человеке?
Я смертельно больна заблужденьем полезности слёз,
Я смертельно больна вероятностью счастья навеки…

 

Тысячи дорог

Я думала – ты Бог.
Я думала – ты светел.
Я тысячи дорог
Направила к тебе.
Но скомкан монолог
И выброшен на ветер
И виртуозно срок 
Играет на судьбе.
Не разглядеть меня
Среди линялой прозы,
У слабого огня
В зашторенной тоске.
Не разглядеть меня
В бессмысленности позы,
В беспомощности дня,
На часовом песке...
А ночь плетет тайком
Своих созвездий снасти,
На золоте морском
Рисует корабли.
И плачет та, о ком
Сегодня грезит счастье,
И бродит босиком
По лезвию земли...

 

Как будто не было меня

Ушла за тридевять недель,
Ушла на тридесять часов…
Волчицей выла на метель,
Боялась лая голосов…
Топила лед, гасила жар,
Светила ночь в темнице дня…
Никто, никто не возражал,
Как будто не было меня…

 

До полнолуния – три четверти

В моей ладони нежно чертишь ты
Любви невидимые линии,
Балконный ветер пахнет моросью
И вносит в комнату уют...
До полнолуния – три четверти,
А электрические лилии,
Среди теней, подобных порослям,
через минуту отцветут...

И сквозь фату глаза оконные,
И слезы льют, и счастьем светятся,
Танцует музыка венчальная,
Касаяь тонкого «шабли»...
... А мы могли не быть знакомыми,
Мой бог, ведь мы могли не встретиться,
Когда б не набрела случайно я,
на краешек твоей земли...

 

Не значит

Не достроить — не значит — разрушить,
Только вот все равно, все равно,
Он стоит, надрывая мне душу,
Этот храм, что заброшен давно…

Не вернуться — не значит — расстаться,
Только что ж так скулят провода?
Даже если бы не было станций,
Их бы выдумали поезда….

Недоверье — не значит — презренье,
И молчанье — не есть забытьё,
Посмотри, как лишённые зренья,
Пишут правильно имя своё…

 

Я из тех…

Я из тех краев, 
Где июль суров,
Где тоской ветров
Детство выдували.
Я из тех земель,
Где скулит метель,
Где мою постель 
Замуж выдавали.
Я из тех сестер,
Где одной – в костер,
Где другой – в костел,
Третьей – с коммунистом.
Я из тех девиц,
Кто лицом в цариц,
Кто душой – в блудниц,
Сердцем – с букинистом.
Я из тех кровей,
Чем течет Бродвей,
Мой излом бровей
Слишком выражен…
Я из той среды,
Что не ждет беды,
А приход беды
Молча выдержит...

 

В чужом раю

Я пожила в чужом раю,
Но спущена была на землю,
Ах, не затем ли, не затем ли,
Чтобы найти любовь свою?
Казалось мне, что мир продрог
От слез и боли нелюбимых.
О, сколько их — Любовей мнимых,
О, сколько их — Чужих дорог...

 

В мире самая злая собака – змея

Я хочу рассказать вам о трусости дней,
О мечте, убиенной словами.
Я хочу вам кричать о проступках теней,
В полнолуние брошенных вами.
Я хочу вам открыть заколоченный взгляд,
Выдать код сохраненья минуты,
Как хронически-остро в вас боли болят,
Те, что вы причиняли кому-то!!!
Я не знаю, чем так оталантлена я,
Что никто меня не унижает…
В мире самая злая собака – змея,
Но на цепь ее не сажают!!!
Я узнала секрет избежания драм,
В этом мире, где толки контрастны:
Вы не слушайте мудрых и опытных дам,
Они тоже бывают несчастны…
Тише… тише… стучит мое сердце навзрыд,
Истекает потеря тревогой;
Путь закрытый всегда остается открыт,
Если следовать верной дорогой…

 

Верните мне

Любить в унисон и жить в унисон
Мне с вами хотелось всегда.
Верните мне сон, верните мне сон,
Верните мне сон, господа…

Вагончики-чики, я сяду в любой.
В кармане чужие ключи.
Спасайте любовь, спасайте любовь,
Спасайте любовь, москвичи!

Сегодня в ночи мне дано умереть,
Чтоб стать знаменитой с утра.
Верните мне смерть, Верните мне смерть,
Верните мне смерть, доктора,

Расколото время на смокинг и джинс,
Не слышат, кричи— не кричи…
Спасайте мне жизнь, Спасайте мне жизнь,
Спасайте мне жизнь, палачи…

 

За творца

Я читала слова, но чаще – 
— по глазам…
Я не знала, кто Бог настоящий,
А кто зам.
Было холодно и тревожно 
Поутру,
Словно сталью неосторожно 
По нутру…
В этом хаосе голосящих
Дух застыл,
Оттого то и лик лоснящийся
Был не мил…
Оттого то с открытой раной
За творца
Уходила с пустым карманом
Из дворца

 

Удобная женщина

Не судьею быть, не истицей,
Не хочу.
Я раздроблена на частицы.
Но молчу.
Он красивый, он бесподобный,
Наш роман.
Стала женщиной я удобной,
Как диван.
Я обтянута кожей тонкой, 
Я мягка...
Не изношена... если только
Так... слегка...
Никуда я не сдвинусь с места!
Буду ждать!
Очень преданно, очень честно
Буду ждать.
Но диван не зовут судьбою 
Никогда!
И диван не берут с собою
Никуда.

 

Мы втянуты

Зеленый парк перед парадом
Стоял красиво и уверенно…
Зеленый парк расстрелян градом,
И я с ним заодно расстреляна.

Вот так всегда чужая участь
Становится моей по случаю,
Живу, сама изрядно мучась,
Да и других изрядно мучаю…

Ты думаешь, ты втянут не был,
Во что другие были втянуты?
Но шар земной обманут небом,
И мы с ним заодно обмануты…

 

Грань

О, дай мне, Бог, нащупать эту грань,
Где счастье переходит в испытанье,
Любовный спор перерастает в брань,
А краткая разлука — в расставанье.

Где нежность выливается в тоску,
Любой совет сливается с упреком,
А пистолет, приставленный к виску,
Становится трагическим уроком.

О, дай мне, жизнь, глоток небытия!
И снова всплеск эмоций первозданных,
Чтоб никогда не окуналась я 
В пучину чувств животных и бездарных…

Не сокруши меня и не порань!
Не уступи сердечному смятенью.
О, Господи, я вновь теряю грань
В поэзии, ведущей к откровенью

 

Дверь в стене

Убитая печаль
Не превратилась в счастье,
И сброшена вуаль
Фатою без венца.
Холодный лондестраль
Стекает на запястье.
Прическа "Шик-Модерн", но не найти лица...
Закончен макияж,
Но не залюбоваться.
И от сердечных краж
Нельзя в себя прийти.
О, благодетель наш,
Чему же удивляться?
Тоскуя, красоту не просто обрести...
Напрасно плакал воск, 
Напрасно сердце билось,
Неутомимый лоск -
— Для собственных зеркал...
И воспалялся мозг,
И что-то позабылось,
Когда свернулась жизнь в обычный ритуал.
А я тебя звала
и от тебя бежала,
Любовная зола
Не прекращала тлеть...
С чего же я взяла, 
откуда я узнала,
Что пряником твоим
Сегодня стала плеть?
Живучая любовь
Сопротивлялась моргу,
Ты ей не прекословь,
Какой быть может морг?
В меня стекалась кровь
Семи духовных оргий,
а кровь чиста лишь там, где неуместен торг...
Дышу "Шанель Аллюр",
Молюсь упорно Богу,
И тающих купюр 
Не заморозить мне...
Как много в мире дур.
Перехожу дорогу.
Ну вот и перешла... А вот и дверь в стене...

 

Не плакать

Блестит асфальт, покрытый лаком,
Бунтует зной, шумят дожди.
Я научу себя не плакать,
Ты только сердце не дожги.

Как часто трон сменяет плаха,
В забытом королевстве чувств,
Я научу себя не плакать,
Как только плакать научусь...

 

Мне некого больше любить

Усилием воли
Я вновь избавляюсь от боли.
Меняю пароли,
В надежде их сразу забыть.
Клонирую сердце,
Меняя его мегагерцы,
Мне негде согреться,
Мне некого больше любить…

Снимаю надежду,
Бросаю ее как одежду,
Покорная, между
Любовью и болью стою.
Я стала бы злее,
Но, лучше, я стану взрослее,
Уйду по аллее,
Теряясь в фонарном строю…

 

Нет худа без добра

Чем ближе люди, тем хуже связь,
Чем меньше слов, тем сильнее чувство,
Чем чище мыть, тем виднее грязь,
Чем меньше сцен, тем ценней искусство.

Чем ярче свет, тем темней в глазах,
Чем громче звук, тем сложней расслышать,
Чем ближе враг, тем слабее страх,
Чем больше жить, тем труднее выжить

 

Шкатулка

Пусть будет все как мир старо,
Я снова разложу ТАРО,
в который раз достану руны,
и трону струны…
В который раз скажу «люблю»
Крестовой масти королю,
И возведу его на трон,
А он — картон
В который раз в моей судьбе
Играет карлик на трубе,
В его берет летят монетки,
И листья с ветки…
Вот продается неликвид,
И у него отличный вид,
Вокруг толпа людей-ворон,
Мерси, пардон…
Вот беспризорное дитя
«Подай»,— заучено твердя,
Нещадно жмется в уголок,
А мир жесток…
Девчонки, с внешностью принцесс,
Садятся в белый «Мерседес»,
Но за рулем его не принц,
Не видно лиц…
Дрожит, как лист, облезлый пес,
Он столько горя перенес,
Ему чужой хозяин в шляпе 
Не купит «Чаппи»…
Вот юноша и он влюблен,
Он что-то шепчет в телефон,
Как глуповато-счастлив лепет…
О, трепет!
Земля – коллекция чудес,
Шкатулка судеб для небес,
А Коллекционер достанет –
— Тебя не станет…

 

Мечта неподсудна

Ты прячешь надежды, 
Ты видишь людей без «одежды», 
Твой пристальный опыт меня пронимает насквозь. 
Под маской искусно 
Скрываются нервные чувства, 
Ладони твои еще помнят вколоченный гвоздь.

Мы чистим квартиры, 
А дышим сквозь черные дыры, 
В расщелину мира не выйти любому из нас. 
Продажность эфира 
Все чаще меняет кумира, 
Первичная совесть с годами меняет окрас.

К чему эти цепи, 
Когда огорожены степи? 
В разрушенном склепе схоронены сотни идей, 
И снова не спится, 
Тебе кто-то жаждет присниться? 
Лазутчики снов под личиной любимых людей…

Но где бы ты не был, 
Не смей продавать свое небо, 
У встречных купцов не найдется два солнца рублей! 
Мечта неподсудна, 
И мы снарядим свое судно, 
Ведь мы то не верим, что крыс больше, чем кораблей…

 

Пустота

Я боюсь пустоты, но она окружает уже…
Я тебя не зову в пустоту, ты укрылся за снегом…
Многотонно скулит чья-то скрипка в уставшей душе…
И надежда, похоже, решила спасаться побегом.

В пустоте никогда не бывает восторженных слов,
Не бывает мечты, и желаний, и просьб не бывает -
Черно-белая ночь от цветных отрекается снов
И ничто пустоту эту утром не перебивает.

Бесконечность времен… Смена ценностей, смена знамен…
Выбор сделан давно, только правильный путь не указан…
Пустота отнимает единственное из имен,
Ведь никто никогда никому и ничем не обязан…

 

Предчувствие

У меня предчувствие, у меня тоска,
Так наверно, пистолет держат у виска,
Или смотрят в реку с мОста,
И в туман идут с погоста….

На поля пустынные наползает мрак,
Ветки гнутся длинные, нагнетая страх!
И небесный свет неровен
И закат подобен крови.

У меня предчувствие, смертная тоска,
Для креста Иисусова режется доска…
Плачем надрывают сердце
Некрещеные младенцы…

Разве вы не видите? вурдалак-упырь
Под плащом игумена входит в монастырь!!!
Он по стенам водит взглядом…
Светит фосфор, сохнет ладан…
У меня предчувствие, горькая тоска
Может быть, все это ОН сделал из песка?
И придет наш час песочный,
Полуденный, полуночный…

 

Я улизнула от пророчества

Я улизнула от пророчества,
Я обманула одиночество,
Я зачеркнула имя отчество,
Сломала стрелы лет…
Реальный мир лежит на блюдечке,
Все у него висят на удочке,
И на игре стандартной дудочки,
Построен весь балет….
И так посмертно и пожизненно
Здесь все возвышенно и низменно
И ложью правды все пронизано,
куда ни загляни.
Но в крике каждого молчания,
Среди восторга и отчаянья,
Среди позора и венчания,
Меня не оттолкни…

 

Слезы неба

Как будто кто-то плачет с высоты,
От счастья плачет или от позора?
Из чистых слез рождаются пруды,
Из светлых слез рождаются озера,

От горьких слез рождаются моря,
Рыданья наполняют океаны…
Что небу до крушенья корабля?
Оно свои оплакивает раны…

И как же нужно небо довести!
Чтобы оно расплакалось как баба,
Потоп всемирный… Господи, прости,
Истерика вселенского масштаба?..

Маргарита

Всегда хранил он водку в морозилке,
Носил пальто с воротником мурзилки,
Но было с ней ему тепло и пьяно,
Она играла на фортепиано…

Он был бездарным грязным стихоплетом,
(Мечтал парашютистом и пилотом),
А ей нужны такие были страсти!!!
Ведь Маргарите очень нужен мастер…

Не уживаться же с богатым мужем!
Несчастный и непОнятый ей нужен!
Она была, по сути, Маргарита,
Ведь дверь закрыта, а окно открыто…

 

Как быть?

Как быть, не умеющей плавать, мне?
— Плыть, но только в огне…
— А если горю, то гореть мне где?
— Гори, но гори в воде…
— Как быть мне, боящейся высоты?
— Спуститься под землю, до темноты,
— А если мне страшно и смерть в глаза?
— Для этого есть небеса…

 

Пепелище

Когда ты уйдешь в свой холодный уверенный разум,
Живым, из огня моего подожженного сердца,
Ты станешь счастливым, свободным, но чуточку грязным,
Но это не важно, ты будешь отменно смотреться…

И было бы глупо вернуться на пепелище,
Туда, где останется пара знакомых мелодий,
И фраза о счастье, впоследствии ставшая нищей,
И лишняя дама, в рассыпанной мною колоде…

 

Леди Боль

Мне больно за черное белое
О. Астральный

Я стыжусь своих признаний,
Я стыжусь своих рыданий,
Снова пробуюсь на роль
Леди Боль.

С кинопленки краски смою,
Черно-белое, немое...
Легкомысленная роль
Леди Ноль.

После всех сердцеаварий
Жизнь дает другой сценарий:
Не хотите ли прочесть,
Леди Месть?

Чтобы поздно или рано,
При коррекции экрана,
Стали Вы, такой как есть
Леди Честь.

Что ж, пора закончить пробы.
Антураж. Подобие гроба...
Не хотите умереть,
Леди Смерть?

 

Нашедшие солнце в пургу

Звенели слова напрасные,
И голос от них замерзал,
«Какие мы все-таки разные»,
Ты мне, уходя, сказал…

Кто мы друг для друга? Прохожие,
Нашедшие солнце в пургу?
Я знаю, что мы непохожие,
Но жить без тебя не могу.

 

Воды живой напиться

Давай поговорим о том,
О чем мы вечность промолчали,
Как мы с тобой входили в дом,
После того, как нас венчали

И как на свадебном пиру
Мы никого не замечали.
И ночь была… а поутру,
О счастье долго мы молчали…

Потом ты на войну ушел,
А я ждала, храня надежды,
Меняя кружева и шелк
На грубое сукно одежды.

Земля сутулилась в дыму,
Горели города и страны!
Непостижимая уму,
Стонала боль и ныли раны…

Победный звон в колокола!
Вернулся ты, родной и грубый,
Усмешка горькая легла
На тронутые лаской губы…

И только, Господи, прости!
Защитник мой, мой сильный рыцарь,
Не расплескать мне, донести,
Тебе воды живой напиться…

 

Монетка

Небо рассеянно-бледное 
Плачет...
Монетка по городу медная
скачет...
Ах, надо поднять мне бы
монетку...
Деньги падают с неба
Так редко...

 

Ключи

Мы сами — собственной глупости раны - 
Свои адвокаты, себе палачи,
Нам все слишком поздно и все очень рано,
Учись подбирать ключи.

Ключи к бессердечью, ключи к откровенью,
От непониманья ключи,
Откроется вечность ключом от мгновенья,
Калечь себя и лечи…

Взорви свое эго, измерь мегагерцы
Сместмвшихся дней и ночей.
Открой свою душу, отдай свое сердце,
Но не отдавай ключей…

 

Перелом

Я тоже когда-то шла напролом,
По этой земле войною изрытой,
Но если в судьбе наступил перелом,
Неважно, открытый он или закрытый.

И вовсе не важно, что скажут вокруг,
Какие фантазии вспыхнут в рассудках,
Не нужно мне мира, мне нужен лишь друг…
Порою вся жизнь умещается в сутках.

 

Помиловать

Я азартной была, я ходила Ва-банк,
Я всегда презирала монету,
Но пока я чужой заполняла бланк,
Кто-то мою заполнил анкету.

Я пришла к президенту духовных сил
За помощью, за силою.
Он у моей совести о чём-то спросил
И с ухмылкой изрёк: “Помиловать

 

Я просто напишу тебе письмо

Я просто напишу тебе письмо
О том, что я люблю тебя до жути…
Что я почти забыл о парашюте,
Поскольку холодно у нас зимой…

(И cердце заволакивает мглой…)

О том, что сильно по тебе грущу,
Что разлучает нас моя работа… 
И что, твое рассматривая фото,
Улыбку и глаза твои ищу…

(И губ твоих коснуться я хочу…)

Я просто напишу тебе письмо, 
Что плохо мне без твоего общенья, 
Что я люблю тебя до восхищенья.
А месяц близится к концу восьмой…

(А ты надела кофточку с тесьмой)

О том, что знаю, как тоскуешь ты,
И как тебе бывает одиноко… 
С тобою вместе… но из разных окон…
Мы смотрим на падение звезды…

(Любимая, я знаю, плачешь, ты)

О том, что ты когда-то, не во сне,
Мой голос обязательно услышишь…
О том, что счастлив я, пока ты пишешь…
О том, что ты лечила душу мне…

(Остаться бы с тобой наедине)

Я просто напишу тебе письмо…

 

Просто быть со мной

«Я молюсь на тебя, я в тебе растворюсь,
Я не умею любить на треть»,
— « Милая, я за тебя боюсь,
Так ведь можно легко сгореть».

— « Буду гореть, не сжигая мосты, 
И ни о чем никогда не просить,
Милый, я так боюсь мерзлоты…
Только не дай мне остыть.

Что же мне делать? Солнышком быть,
Или холодной луной»?
— « Маленький, глупый… просто любить…
Просто быть со мной»…

 

Зов

Я ощущаю острую печаль,
Переживая горькую разлуку
С тем, кто не подал мне ни разу руку,
Не улыбнулся, словно невзначай.

Не целовал моей слезы ночной
И утренней улыбки не касался,
Со мною в трудный час не оказался
И мой успех не разделял со мной.

Но там, где снег скрывает города,
Живет он, в меру весел и печален
И круг его движений обручален
И сердца не коснулись холода.

Когда мой зов перерастает в дрожь,
В мои невыносимые минуты,
Его глаза тоскуют почему-то
И он выходит прогуляться…в дождь

 

Цветы

Бывают дни особой суеты:
Экзамены, помолвки, именины,
В такие дни срезаются цветы
И мило помещаются в корзины.

А там, где обелиски и кресты
Вещают об ушедшем человеке,
Лежат такие же погибшие цветы,
Отрезанные от корней навеки.

В гримасе отсеченной головы
Улыбка застывает или слезы?
А я хочу, чтобы понимали вы,
Что так прекрасны, но уже мертвы,
Сегодня утром, срезанные розы.

 

Вас видели вместе!

По улице тени. 
Строения… Сердцебиение…
Четыре ступени прикинулись лестницей в Рай.
Казалось: мгновенье…
и будут цветы и колени…
Но хриплые губы застали врасплох: «Выбирай»
Отсутствие взгляда
и фраза змеиного яда,
И кадры из прошлого (жизнь неплохой режиссёр)
-«Не рада?»
-«Не надо!»
Но дробь обвинений злорадна!
— «Неправда!»
— «Неправда? Позор!»
— «Это вздор, это вздор!»
— «Нелепые вести! 
Не лезьте!»
— «Вас видели вместе!
Подумай о чести!» И с грохотом падает стул…
Плаксиво-красива… 
бесчестие…Бестия…
— «Бестия!»
Открытая дверь, ступени, дома, переул…

 

А наша жизнь похожа на вокзал

Мой старый друг сегодня мне сказал,
Что счастье долго никогда не длится,
А наша жизнь похожа на вокзал,
Где каждый поудобней сесть стремится.

Он мне сказал, что обладать мечтой
В реальном мире, просто, неуместно,
Что мы в вокзальной сутолоке той
Своё кому— то уступили место…

 

Что для тебя…

— Что для тебя ненастье?
— Счастье…
— А кто твоя подружка?
— Подушка…
— А что такое время?
— Бремя…
— Скажи, а ты любила?
— Было…
— Нет, нет, ну я серьезно…
— Поздно…
— А что такое сердце?
— Дверца…
— Её ты открывала?
— Мало…
— А что такое совесть?
— То есть?
Ах, ты об этом…совесть…
Горесть…
— А что такое вера?
— Мера…
— А что такое горе?
— Море…
— Нет, море – это волны…
— Полно…
— Но кто твои друзья?
— Я…


Глухой король

На чём клялась – божилась,
Я больше не люблю,
Попала я в немилость
К глухому королю.
Всё, чем душа томилась,
Я повторяла вслух,
Но чуда не свершилось,
Король остался глух.
И боги не исправят
Сомнения земли,
Пока любовью правят
Глухие короли.

 

Алла

Противочасовыми стрелками
Время бежало в зеркале,
Справа налево ложилась строка,
Правое сердце болело слегка.

Смысл теряли заповеди,
Солнце вставало на западе,
Солнце спешило сесть на восток,
Устье реки превратилось в исток.

Тогда девяносто второго числа
Были бессильными зеркала,
Имя моё и с конца и с начала
Читается правильно: АЛЛА.

 

Суд

Мне жизнь казалась серой и безликой,
Адреналина не было в крови,
Забилось сердце, ставшее уликой,
Теперь подозреваюсь я в любви.

На суд души, на нежность обречённой,
Пускать я адвокатов не велю,
Хочу скорее быть я заключённой
В объятия того, кого люблю.

 

Маленький человечек

Маленький человечек
Смело шагал по дороге,
Маленький человечек 
Шёл в гости к своей подруге.
Маленький человечек
Купил ей розы в корзине,
Торт ей купил и свечи,
И коньячок в магазине.

Маленький человечек
Подошёл к знакомой двери,
Но вышел к нему навстречу
Человек с гримасою зверя.
Большой человек и грубый
Маленькому человечку
Разбил до крови губы
И выбросил тортик и свечи.

Маленький человечек
Шёл по дороге и плакал
И на сутулые плечики
Дождик холодный капал.
Маленький человечек,
В жизни всё так не просто
И очень обидно, конечно,
Если ты низкого роста.

 

Ложь

Дождь прохладный на плечи падал
И меня охватила дрожь.
Кто сказал, что горькая правда
Лучше, нежели сладкая ложь?

Лестна ложь, кто её не любит?
Она красит всё подряд…
Знаю я, как страдают люди,
Те, что правду говорят

 

Никто

В никуда из ниоткуда
Шёл никто.
Он менял в дороге чудо
На пальто.
В тот же час ему на встречу
Шёл другой
И сказал он: «Добрый вечер,
Кто такой?»
— «Как тебе сказать, дружище,
Я — никто,
Я меняю Чудо нынче 
На пальто.
Как добраться мне скорее
В никуда,
Пиджачок совсем не греет,
Холода...”
— «Знаю я туда дорогу.
Видишь — свет?
Только знаешь ли, ей-богу,
Смысла нет.
Я вчера встречался с ними,
(Чтоб ты знал)
Я вчера на шапку имя обменял...»

 

Он заметил еще с утра

У нее все из рук валилось
Он заметил еще с утра
Как в задумчивости остановилась
Фортепианная игра…

Как любимая чашка разбилась,
Как влюбленно звонил телефон,
Как походка ее изменилась
И повадки, и голос, и тон.

«Дорогая, ты не заболела, 
Что с тобою, спросить позволь».
Улыбнувшись, она посмотрела,
И насыпала в кофе… соль…

 

Душа и тело

Жила красивая душа,
При ней имелось тело,
Душа хотела подышать,
А тело спать хотело.

И как душою не криви,
Все беды крылись в теле,
Душа мечтала о любви,
А тело о постели.

Душа мечтала о стихах,
Хотела нежных песен,
А тело путалось в грехах,
Страдало лишним весом…

Кто станет этот спор решать,
Кто прав на самом деле?
Так пусть же каждая душа
Живёт в достойном теле…

 

Правда

Больной и хилый шёл дорогой страх,
От лжи— подружки из гостей тащился.
И вдруг перед собою в двух шагах
Увидел правду и остановился.

И понял он, что нет пути вперёд,
Как не было и в прошлых поколеньях:
И он скривил в глухом страдании рот
И умер перед нею на коленьях.

 

Чукча

В забытой яранге на севере крайнем
Мой чукча страдает в мороз.
И слышится чукче мой голос печальный,
Мой голос знакомый до слёз.

И кажется чукче, что с белою вьюгой
Приду я в ярангу к нему.
И самой надёжной и верной подругой
До гроба я буду ему.

У чукчи талант проявления лени,
Однако он любит мечтать,
Он знает, что нерпу и мясо оленя
Ему принесу я опять.

Меня подпускал чукча ближе и ближе,
Дыханье в дыханье, о Бог…
Но там, за ярангой припрятаны лыжи,
Чтобы вовремя смыться он мог!

 

Письмо об ошибке

На столик стеклянный поставлю свечу,
Заплачу – со скрипкой.
Я – Ваша ошибка. Но я не хочу
Быть Вашей ошибкой.
На белую скатерть случайно пролью
Ликёр терпко— липкий:
Мой тост необычен, сегодня я пью
За расставанье с улыбкой.
Когда Вы в подругу свою влюблены,
Обнимете стан её гибкий,
К Вам в комнату тихо сойдёт со стены
Душа моя в тонкой накидке.
Я в то же мгновенье во сне закричу,
Вся дрожью охвачена зыбкой:
«Ах, милый мой, милый, я так не хочу
Быть Вашей ошибкой…»

 

Ненависть

Ты приходишь поутру,
Дышишь еле–еле,
Говоришь мне: «Я умру
У твоей постели»…Открываешь чёрный рот
И смеёшься хрипло,
Говоришь: «Он не придёт,
Зря к нему прилипла,Для чего тебе такой?
Ты не знаешь счастья»…
И изогнутой клюкой
Сердце бьешь на части…
А, потом когда душа
Требует покоя,
Отступаешь, не спеша,
Гордая собою.
Как улыбка холодна,
Как бездонна злоба…
Ты уходишь. Я — одна:
Больно — до озноба…

 

Розвадовская А.И., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1436