Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Луговая С.А., 2014. Все права защищены
Книга публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 26 июля 2016 года

Светлана Александровна ЛУГОВАЯ

Эрнат и Сабина: Возвращение

Легенда «Эрнат и Сабина: Возвращение» родилась красивым и трепетным слухом о трагической любви двух юных сердец. Вдохновение унесло автора за грань человеческого существования и нарисовало иной мир, в котором влюбленные отстояли свое право быть вместе и не расставаться ни в этой жизни, ни в той таинственной, незнакомой нам обители уходящих от нас дорогих людей.
 
Публикуется по книге: Луговая Светлана Александровна. Эрнат и Сабина: Возвращение. – Б.: Салам, 2014. – 284 с.
 
УДК 821.161.1
ББК 84 P 7-4
Л 83
ISBN 978 — 9967-27-267-5

 

Зарине и Канату
 
Конечной жизни память бесконечна,
Не меркнут небеса в осколках звезд,
Таинственны следы дороги Млечной,
Земные страсти ткут покровы грез.
 
Я подключалась к небу или нет?
Мое лишь сердце слышало ночами
На все вопросы трепетный ответ
И плакало над вымыслом печальным.

 

I

Машина летела
Как алое пламя,
А сверху глядела
Душа или?.. «…мама,
С которой шутливо
Недавно рассталась.
Как тихо к счастливым
Беда вдруг подкралась.
Картошечку жарить
На ужин хотела.
Так больно ударить,
Как горе посмело?!
Тревожный звонок
Оглушил черной вестью.
Никто не помог
Сиротливой невесте.
Эрнат, не прожить
Без тебя твоей зайке!
Кого же просить
Рассказать без утайки,
В какие края
Улетел мой любимый?
Дорога моя
Проносится мимо.
Ищи, не ищи –
Не найти мне Эрната.
Как смерть не страшит,
Так и жизни не надо.
Ты зайке своей
Не сказал на прощанье,
Как выполнить ей
За двоих обещанье:
«Нам жить с тобой рядом
До вечного вздоха!»
Я жизни не рада!
В ушах – сердца грохот!»
 
Машина летела,
Как алое пламя,
А вслед ей глядела
Далекая мама…
Девчонка у рока
Свой путь выбирала:
«У смерти нет срока… –
В крик сердце стучало. –
Как мог он уйти,
Не сказав мне ни слова?
Машина, лети!
Я к встрече готова…»
 
Машина летела,
Кричала вслед мама.
Душа вниз глядела
На алое пламя.
Был взгляд растревожен,
Но, будто, ждал встречи:
Он жизнь подытожил,
Любви не перечил:
Машина летела –
По воздуху прямо.
На скорости смело
Гнал гонщик упрямый
Алеющий сгусток
Отчаянной боли, –
«Жить страшно и пусто
У горя в неволе!» –
Свистящего ветра
За грань окоема.
Последние метры
До вечного дома
Сабину держали
Всего полсекунды… –
– Ужасны детали
Дымящейся груды!
– Свернуть не успела!
– В деревья врывалась,
Как будто хотела!
– Вмиг с жизнью рассталась. –
Толпа гомонила,
Тушить не решалась.
С безжизненным телом
Душа расставалась.
Другая душа
К ней с небес опустилась.
Вдвоем, не спеша,
Пара ввысь устремилась.
Им ангелы пели
В сверкающей дали…
Останки горели,
Деревья стонали –
Удар искорежил
Стволы и машину.
Наряд подытожил
Несчастья причину:
«Девчонке хотелось
Смертельного риска. –
Взглянули на тело. –
Пора искать близких…»
 
…На землю смотрели
Бесплотные души.
На облако сели.
– Сабина, послушай,
Как жалобно плачут
О нас наши семьи.
– Для них много значим.
– Отцы наши кремни:
Пытаются скрыть
Безутешное горе,
Слезу не пролить
В плача долгого море.
– Любимые мамы
От слез постарели.
– Незримые граммы
Сердца их задели.
Я выстрелил первым
Невольно и страшно.
– Мной правили нервы?
Нет, нет! И не блажью
Считаю свой выстрел
Я в папу и маму:
Машина шла быстро,
Но верно и прямо.
К любимому я
На свиданье спешила,
На встречу меня
Любовь торопила.
Я знала, что мне
Без тебя жить не стоит.
– По чьей же вине
Родня наша воет?
Кто жизни лишил
Мою плоть слишком рано?
– За нас кто решил
Изменить наши планы?
– Сабина, Сабина,
Найти ли виновных? –
Во мне вся причина.
Все в жизни условно.
Болезнь погубила
Меня в одночасье.
Судьба посулила
Обоим нам счастье.
Мы строили планы,
Года торопили,
А рок неустанно
Толкал нас к могиле.
– Как жалобно стонет
Родня и подруги.
– И голову клонит
Мой дед как в недуге.
Друзья суетливо
Меня вспоминают.
– Дома сиротливо
О мертвых вздыхают.
– Вас что-то пугает? –
Рок тихо подкрался. –
Земля поскучает…
– Ты что привязался?
Не видишь, что мы
Увлеклись разговором?
Я текстом прямым
Нарываюсь на ссору.
– Малыш, не спеши
С незнакомцем ругаться.
Сначала реши,
С кем ты хочешь остаться:
С возлюбленной? Или
В иной круговерти?
Сюда поспешили
За Роком, поверьте!
А я – это он!
Или он – это я!
Ты, мальчик, сражен?
Испугался меня?
Эрнат усмехнулся:
– Я рад нашей встрече.
Ты, Рок, обманулся –
Твой вывод беспечен.
Я, вправду, напуган
Безвременной смертью,
Боюсь за подругу
В твоей круговерти.
Ты нами внизу
От рождения правил,
Но все я снесу
Из твоих жестких правил,
Здесь лишь бы в покое
Оставил Сабину.
– Чего бы я стоил
В работе рутинной,
Коль стал подчиняться
Мальчишеским бредням?
К тому же, признаться,
Я не был последним
Ни разу, мой друг,
При раздаче последствий.
Когда ближний круг
Наказания средства
Готов огласить,
Я, как правило, прежде
Успею сообщить
Мечты и надежды,
Которыми правил
Грехами созданий
Внизу, где расставил
Им сети вниманьем
К любым проявленьям
Их чувств или тяги
К дурным устремленьям.
Там все передряги
С людьми не случайны:
Я всем управляю.
Чем страсти печальней,
Тем больше желаю
Входить в ваши души,
Придумывать планы…
– Все понял. Послушай.
За что слишком рано
Сюда привела нас
Твоя расторопность?
– За что пожалел вас?
Желаешь подробно
В деталях услышать,
Зачем вас пометил
Мой перст? Бери выше –
Я так бы ответил:
Не я вам придумал
Небесные сферы,
А ветреный умник –
Всегда был он первым
С докладом у бога –
Амура решенье:
На этих дорогах
Искать вам спасенье
От зависти, козней
И прочего блуда.
Менять что-то поздно,
Да я и не буду.
Сабина вступила:
– Вы нас наказали?
Эрната любила –
Вы сами признали –
Я так обнажено
И так откровенно,
Что в ряд прокаженных
Попала?
– Отменный
Ты сделала вывод.
Какая проказа?
Единственный выход
Навеки и сразу
Вас к небу причислить –
Сюда вас направить!
Крамольные мысли
Прошу вас оставить.
Любовь неземную
Вы выбрали сами.
– Я, Рок, не бунтую,
Но жжет сердце пламя
Трагедии в доме,
Родни безутешность.
О них только помню.
– Согласен. Поспешность
В решении дела
Влюбленных подростков
Была беспредельно
Напористой просто.
С веселым Амуром
Я даже поспорил –
Скорее он сдуру
Вас к небу готовил!
Девчонку с мальчишкой
Сразил он любовью –
Надумано слишком!
Я больше злословью
Доверил бы ваши
Зеленые чувства.
Решением старших
Отверг бы безумства,
Которые вы
Совершать лишь учились:
На гребне молвы
Вы бы просто резвились,
Примерные планы
Легко выполняли,
Как дальние страны
Себя познавали,
Друг друга любили,
Как все – понемногу.
Вы просто бы жили,
Предстали пред богом
В положенный час,
Не имея претензий.
Он принял бы вас,
Или ад выжег вензель
В морщинистых лбах
По земным прегрешеньям.
Отчаянный страх
Был бы вечным мгновеньем.
Мой ум изощренный
Всего понемногу
Отдал бы влюбленным,
Пуская в дорогу.
Земным бездорожьем
Вы шли бы неспешно,
Я дни бы умножил.
С родней безутешной
Не так бы печально
Пришлось расставаться.
– Ты богом случайно
Не хочешь назваться?! –
Кудрявый Амур
Появился мгновенно.
– Опять этот бур
Готов к столкновенью, –
Шепнул Рок под нос,
Не скрывая досады. –
Тебя кто принес?
– Вопросов не надо,
Сам вижу спасать
Ребятишек придется.
– Меня донимать
Как тебе удается?
Нос всюду суешь ты.
Тревожься, наперсник:
Такой суеты
Не выносит «соперник» –
В аду очутиться
Ты сам не боишься?
– Не может случиться,
Чего не страшишься!
Пугать не позволю
Своих подопечных.
Я сам приневолил
Любовь их стать вечной!
Шутя тетиву
Натянул посильнее –
Стал мир наяву
Для обоих светлее!
Стрелой прочертил
Путь на небо обоим!
– Ты нас умертвил?!
– Давай бунт здесь устроим! –
Шепнула Эрнату
На ухо Сабина.
– Вам сил наших трату
Объять не по чину, –
Презрительно бросил
Рок паре влюбленной. –
Вас искренне просим
Не рушить законов.
Вы только частицы
Малейшие бога.
– Нам надо учиться,
Наверно, у Рока,
Как ставить капканы
Словам и поступкам?
– Эрнат, я не стану
Так править рассудком.
Давай разберемся,
Любимый, с Амуром.
С ним к богу пройдемся.
Рок вымолвил хмуро:
– Так значит, со мной
Не хотите остаться? –
Мил жох со стрелой?
Что ж, пора распрощаться
Мне с вами на этом –
Терпенье теряю.
– Я ангельским светом
Сердца наполняю.
У бога просил
Я вам райское место, –
Амур уступил
Венок свой невесте.
А Рок, удаляясь,
Хотел возвращенья
И все, чтобы, каясь,
Просили прощенья.
Никто не пытался
Исполнить желанье,
Шаг сам замедлялся.
«Амура призванье:
Со мной постоянно
Шутить, пререкаться.
Ни поздно, ни рано –
Пора возвращаться».
И Рок повернулся.
Пленяясь виденьем,
Взгляд танца коснулся,
А слух слился с пеньем:
От белого платья
Лучилось сиянье.
Эрнат пел от счастья
Любимой признанья.
Прельщала их вечность
И жизнь друг для друга.
«Что дети беспечны –
Амура заслуга.
Но в ангельский круг
Их еще не призвали…»
– Ах, Рок, ты мне друг,
Но понять я едва ли
Смогу твои мысли.
Ты чем-то встревожен?
– Забыл ты о числах?
Их сбой невозможен.
Пройдет сорок лун,
Прояснится решенье.
Амур, я не лгун:
Нет у них прегрешений,
Но в ангелов чистых
Тогда превратятся,
Как бренные мысли
Не станут слетаться
К юдоли земной
И порогу родному.
Не спорь ты со мной:
Скучать им по дому
Захочется скоро.
Отвлечь не сумеешь.
– Я с этим не спорю.
– Детей не жалеешь?
– Зачем ты вернулся
Сюда с полдороги?
Тут Рок усмехнулся:
– Привык я уроки
Давать всем и всюду,
Быть первым стараться –
Иначе не буду
Судьбой прозываться.
– Так что же нам делать?
– Следить и молиться.
Чтоб в нижних пределах
Не очутиться
Созданиям юным,
Сам правь их сознаньем.
Амур, ты же умный –
Направь их скитанья
В законное русло
К небесному раю.
Здесь горькие чувства
Лишь бес одобряет.
 
Эрнат осторожно
Придвинулся ближе
К Сабине.
– Возможно,
Не так что услышал,
Но, кажется, Рок
Не сулит пустословий.
Ах, если б я мог
Не признать всех условий,
Сбежал бы отсюда
С любимой на землю!
– Везде с тобой буду,
Любое приемлю
Решение Рока,
Амура решенье,
От вечного срока
Не избавленье,
Лишь бы с тобой быть
Повсюду, любимый!
– Мне не забыть
И в аду твое имя! –
Эрнат сжал легонько
Бесплотные плечи. –
Пойдем потихоньку,
Пока занят речью
Амур перед Роком.
Пускай потолкуют.
От них мало прока
И страсти волнуют
Другие, наверно?
Сабиночка, слушай –
Скажу откровенно:
Повсюду здесь уши –
Но я за мгновенье
Спрошу, ты ответишь,
Каким сожаленьем
Ты разум свой метишь?
Мне, зайка, скажи,
Если б крылья имела,
Куда, покажи,
Ты сейчас бы летела?
Рука опустилась
Мгновенной указкой –
Земля там кружилась
Несбыточной сказкой.
– Туда мое сердце
Тоже стремится.
Умчаться б от смерти
Волшебною птицей!
– Ах, стать бы, любимый,
Нам лебедями!
– Земля-то нас примет.
Как быть с небесами?!

 

II

Горе в доме в голос выло
Дни и ночи напролет.
У могилы сторожило
Двух семей слепой приход:
От рыданий взгляды меркли,
Хрипло стыли голоса,
Оставляла привкус терпкий
На губах беды слеза.
Всем казалось, каждым вздохом
Горечь обжигает рот.
Становилось мамам плохо,
За отцов болел народ:
Будто сфинкс мужские лица
Каменели на ветру –
Ни одной слезе пролиться
Не давали на миру,
Только желваки ходили
На бледнеющих щеках:
Не влюбленные почили –
Жизни свет померк в домах.
Но безрадостные встречи
Двух горюющих семей
Каждый день и каждый вечер
Могли б радовать детей:
Словно близкие по крови,
Они дружбу завели,
Породненные любовью,
В ней поддержку обрели.
Заре дедушка Эрната
Стал роднее, ближе всех:
Он таким же был когда-то
Как и внук, такой же смех
Слышала ее Сабина
От любимого и взгляд
Был такой же – ей причиной
Их родства служил Эрнат.
Дед о внуке столько разных
Ей историй рассказал,
Столько он моментов важных
В одно целое связал,
Что понятно стало Заре,
Чем пленилась ее дочь.
Мать, скорбя, с далекой парой
Говорить могла всю ночь.
Им вопросы задавала,
Как живется там вдали,
Над альбомом горевала –
Сердце лица мертвых жгли.
Отдохнуть от слезных мыслей
Зара снова к деду шла.
Он писать судьбу замыслил
Двух влюбленных и ждала
Зару жажда вдохновенья
Молодого старика.
Становился на мгновенья
Он Эрнатом, и рука
По листу легко бежала,
Мыслям подчинялся дед.
Зара рядом наблюдала,
Как из глаз струился свет.
Ей казалось, что Сабина
Тоже смотрит на листок,
И Эрнат следит за длинной
Вязью вдохновенных строк.
Все вокруг переполнялось
Изумительным теплом.
Мать вспугнуть детей боялась,
Посетивших отчий дом.
На работе, дома – всюду
Зара спорила с бедой.
«Подчиняться ей не буду», –
Говорила, но слезой
Умывала свои щеки,
Просолила омут глаз:
Выливались их потоки
Бесконечно.
Как-то раз
Ей приснился звездный купол
И два облачка на нем.
Зара, в мыслях роясь тупо,
Ощущала мглу кругом.
Беспросветный мрак клубиться
Вихрем, налетевшим, стал.
Небо начало светиться,
Тут же липкий мрак пропал.
А два облачка, как прежде,
Плыли рядом вдалеке.
Было столько в них надежды,
Что хотелось налегке
Устремиться к звездной выси,
Заглянуть за облака.
Сон прервался этой мыслью,
Сжала перышко рука.
Белоснежную пушинку
Всколыхнул дыханья миг.
– Где же ты, моя кровинка? –
Тишину разрушил крик.
Муж вскочил, пытаясь Зару
Поскорей из сна вернуть.
До утра сидела пара,
Выясняя, в чем же суть
Сна и перышка в придачу.
С губ жены сорвался стон:
– Я, наверно, много плачу,
Потому тревожный сон
Мраком черным заклубился
И меня всю поглотил.
– Но он тут же растворился.
– Купол звездный свет пролил.
Ах, Байиш, за облачками
Были дети, мне поверь.
Этот сон связал их с нами –
Видела я в небо дверь.
Стало перышко наградой
За безрадостный удел.
– Плакать, милая, не надо –
Сон за ночью улетел.
 
Заре целый день хотелось
Побежать в Эрната дом,
Откровенно не терпелось
Поделиться с дедом сном,
Принести пушинку деду,
Свои мысли рассказать.
Чтоб не посчитал их бредом,
Знак небесный показать.
Но с утра, как ни старалась,
Все дела шли кверху дном –
Только к вечеру примчалась
Зара в близкий сердцу дом.
Туменбай не удивился
Ни взволнованным слезам,
Ни тому, что изменился
Цвет лица – бледней был сам.
Мать невесты его внука
Была гостьей дорогой.
Протянул дед Заре руку,
Показал ей головой
На проем открытой двери
В свой уютный кабинет:
Был седой мудрец уверен,
Что других желаний нет,
Лишь бы говорить о детях
С ним вдвоем наедине.
В книжном мире кабинета
На столе и на стене
Фотографии царили –
И со всех смотрел Эрнат.
«Что глаза его судили?
Чем был озабочен взгляд
На портрете посредине
Светом залитой стены?
Мальчик дорог был Сабине,
Ей готовил роль жены.
И теперь они там вместе, –
Зара, вздрогнув, замерла. –
Обет верности невесте
Дочка сердцем приняла.
Мальчик, мальчик, что так смотришь?
Что ты хочешь мне сказать?
Там обет любимой помнишь?
Как хотела бы я знать,
Где вы, наши дорогие,
Обитаете сейчас?
В небе ангелы святые
Как оберегают вас?»
От игры ли бликов света
Или воли тайных сил
Парень ей кивнул с портрета
И улыбку подарил,
Успокаивая сердце,
Истомленное в тоске.
«Может, нет и вовсе смерти?!» –
Мысль сверкнула, а в руке
Перышко на миг единый,
Будто сделалось живым,
Шевельнулось.
«От Сабины
Прилетел привет мне с ним, –
С этой мыслью сердце Зары
Обдала волна тепла. –
У таинственного дара
Я покой душе взяла!
С ним теперь я буду сильной.
Горе надо пережить!
В небесах Эрнат с Сабиной,
Верю, продолжают быть!»
Поворачиваясь к деду,
Сердца стук смогла сдержать.
Зара начала беседу
С пожеланья почитать,
Что он написал за время,
Проведенное не с ней.
Дед попал с полслова в стремя –
Все забыл в пылу речей,
Лишь Сабину и Эрната
Каждым словом поминал.
Час за часом как набатом
Память сердца заклинал.
Зара, слушая, сжимала
Перышко в своей руке,
Близко к сердцу принимала
Мысли, скрытые в строке.
Ей седой мудрец напомнил
О счастливых дней поре.
Клад ее наивно скромный
Был приветом детворе
На исписанных страницах
Мудрой старческой рукой.
Перед взором плыли лица
Совершенно из другой
Жизни, еще полной света.
«Путь любви взорвал набат
Телефона и с приветом
Вторглась весть: «Ушел Эрнат!»
Как невыносимо было
Этот миг перенести
Моей доченьке – все скрыла.
Как решала в мир уйти
За чертой живых созданий,
Кто бы матери сказал?!
Содрогнулось мирозданье,
Когда рок машину гнал,
И когда она врезалась
В гущу раненных стволов.
Я зачем живой осталась?!
Где сейчас дочурки кров?»
Сбросив хлад оцепененья,
Зара вслушалась в вопрос:
– Не мое ли сочиненье
Довело тебя до слез? –
Туменбай пригладил прядку
Растрепавшихся волос. –
Призовет нас чай к порядку,
Чайник я уже принес.
Зара на ноги вскочила,
Чай в пиалы налила.
– Память я разворошила.
Повесть жизни ожила
На страницах вашей книги.
Вновь живые дети в ней.
– Сколько в мире есть религий –
Знают всё до мелочей
Про цветенье райских кущей
И про пекло сатаны.
Мне хотелось знать бы пуще,
Где и кто рождает сны.
Часто вижу наших пташек
В яркой зелени травы.
Крыльями нам, будто, машут,
Мне же хочется завыть.
Просыпаюсь, слезы льются
И тоску не превозмочь.
Мысли вскачь туда несутся…
– Мне сегодня снилась дочь
И ваш внук, но в виде странном:
Два пушистых облачка
В свете призрачно туманном
Плыли к нам издалека.
Сон закончился внезапно,
Но в руке остался знак.
Все проверив многократно,
Не установила, как
Он попал в мою ладошку?
Кем, откуда принесен?
Я ношусь с пушистой крошкой,
Не умея в толк взять сон.
– Думай так, как хочет сердце,
И пушинку береги.
Мы перенесли две смерти –
Кружит мгла свои круги.
Что за гранью происходит,
Разве кто-то разберет?
Может, рядом души бродят?
В мысли мало ль что взбредет.
Иногда дыханье внука
Ощущаю на щеке.
Сердце рвет такая мука –
Жилы бухнут на виске.
Я свою подушку глажу,
Будто рядом внук лежит.
Но стеречь их взялись стражи,
От которых кто сбежит?!
– Вправду, ничего не знаем
Мы о странствиях души,
В вещих снах лишь представляем
Покорение вершин,
На которые взлетает
За мгновение душа.
– Скоро сам все испытаю.
– Так не надо утешать.
Чем вы дольше проживете,
Тем светлее будет нам.
Вы когда-нибудь уйдете…
– Быть давно мне надо там.
– Нет, нет, нет, не говорите
Даже в шутку о таком.
Уму-разуму учите
Еще долго род и дом.
– Что даст бог, приму, родная.
Ты мне силы придаешь.
Будто по крови чужая,
Но и ближе не найдешь.
Нас связали внук и дочка
Крепче всякого узла.
– Смерть связала души прочно –
Жизнь едва ли б так смогла.
– Разве мы сейчас узнаем,
Как сложилась бы судьба
Двух семей. Зачем гадаем?
Плоть людская так слаба.
Верю, мой Эрнат с Сабиной
Принесли бы счастье нам.
Целого две половины
Выстроили светлый храм
Для своей любви великой.
Нам бы мест хватило в нем.
– Замечаете, как блики
Заиграли под стеклом
Фотографии Эрната
Вместе с дочерью моей?
– Отблеск люстры многократно
Преломляется на ней.
Лучи света, отражаясь,
С воображением чудят.
– Нет, причина тут иная –
Дети с нами говорят!
– Не выдумывай!
– Смотрите,
Улыбается Эрнат.
Делать вывод не спешите.
– Я, конечно, был бы рад,
С моим солнышком любимым
Непрестанно говорить,
Но не встретиться нам с ними.
Лишь осталось сны просить
В создаваемых картинах
Наши встречи учащать.
– Присмотритесь, нам Сабина
Что-то хочет рассказать!
– Веришь в мир потусторонний?
Я бы сам поверить рад.
По физическим законам
Мертвым нет пути назад.
Чтобы сердце успокоить,
Надо бы нам к ним сходить.
Еще раз хочу напомнить,
Мне осталось меньше жить,
Чем уже на свете прожил.
Я оттуда передам,
Кто и как смерть подытожил.
А смогу, вернусь к вам сам, –
Дед Эрната улыбнулся. –
Ты почти внушила мне,
Что с неведомым столкнулся
Я при жизни не во сне.
– У вас дар шутить и в скорби.
Вы во всем меня сильней.
Дед Эрната спину сгорбил
Над столом.
– Чайку налей.
Что бы тут ни говорили
Мы с тобой, не разгадать
Эту тайну. Нас учили
Атеизмом веру гнать!
– Времена другие были.
А сейчас наоборот
Место вере уступили.
– Мир иной умы влечет.
Моя дочка на могиле
Скоро будет проводить
День и ночь.
– Я посадила
Розы – надо бы полить.
– Да. С утра поедем завтра.
У Байиша как дела?
За тебя боится? Прав я?
– Вы – мудрец. Совсем сдала:
По ночам не сплю – тоскую.
Муж и сам не спит порой.
Потерять любовь такую –
Горевать не мне одной!
Днем работа отвлекает.
С ним о чем-то говорим
Вечерами. А, бывает,
До полночи просидим
Мы над траурным альбомом.
Вспоминаем каждый шаг
Доченьки. Небесным громом
Бьют часы, пугая так,
Что все тело дрожь пронзает.
– Понимаю. Сам могу
До утра смотреть, как тает
Ночь. Заря спешит сквозь мглу
Предрассветного дыханья,
Я жалею и скорблю,
Сквозь глубины мирозданья
Свои мысли тороплю.
Говорить могу часами
С обездоленной родней
Я о тех, кого нет с нами –
Всюду, Зара, внук родной.
Я пишу о наших детях
С необычной быстротой –
Рассказать о них успеть бы
Прежде, чем не скрыт плитой.
– Все успеете, поверьте
Моим чувствам и словам.
– Не прошу у бога смерти,
Обращаясь к небесам.
Я молю лишь о продленье
Моей жизни для стихов
О счастливейших мгновеньях
Дней моих. Как дымка снов
Жизнь промчалась, но желанье
Вдохновения влечет
Как и в юности… Свиданье
Превращается в отчет, –
Туменбай взглянул на Зару,
Щуря умные глаза.
Скрыть хотел писатель старый,
Что блеснула в них слеза.

 

III

Гроза грохотала
Исчадием ада.
Вокруг полыхало
От молний каскада.
Амур, обмирая
От страсти кипящей,
Повел взгляд по краю
Войны настоящей,
Где ветры и громы
Друг с другом сражались,
А молний надломы
Их влет поражали.
В дали неоглядной
Чуть небо синело.
Фигуркой нескладной
Там что-то белело...

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Открыть полный текст в формате PDF

 

© Луговая С.А., 2014

 


Количество просмотров: 915