Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Луговая С.А., 2014. Все права защищены
Книга публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 28 июля 2016 года

Светлана Александровна ЛУГОВАЯ

Грани искупления

В новую книгу С. Луговой «Грани искупления» вошли стихи и сказка «Белый принц», написанные в 2014 году. Эмоционально-образное воспроизведение смысла бытия, познание граней Любви, Добра и Зла в их тончайшем соприкосновении наполняют лирику поэтессы особой притягательностью. Энергетический сплав чувств и мыслей приглашают читателя к размышлению и познанию самого себя.
 
Публикуется по книге: Луговая Светлана Александровна. Грани искупления. – Б.: Салам, 2014. – 204 с.
 
УДК 821.161.1-93
ББК 83.8
Л 83
ISBN 978 — 9967-27-470-9
Л 4803010202-14

 

Сколько раз я спотыкалась,
Сколько падать довелось.
От обиды задыхалась,
Слезы проливать пришлось.
 
Перескакивала ямы,
По прямой дороге шла.
То в комедиях, то в драмах
Роль играла, как могла.
 
Свое сердце не смиряла,
Издевалась над судьбой.
Была верной, изменяла –
Нрав служил страстям судьей.
 
Разбиралась в чьих-то спорах,
Выносила приговор.
То безропотно, то вздором
Отвечала на укор.
 
Я тиха и своенравна.
То покорна, то дерзка.
Все ищу святую правду –
Не нашла ее пока.
 
Кто-то машет мне рукой –
Вновь зовет терять покой!

 

НАСЛАЖДЕНИЕ
 
Чем дальше ухожу к небытию,
Тем от восторга радостнее плачу.
Качает ветер утлую ладью,
А парус верный вновь несет удачу.
 
Дыханье обжигает снова рот,
Из легких рвется песня удалая.
Искусный челн меня в волнах несет,
На гребне в небо прямо поднимая.
 
В усталом теле боль грызет хребет,
Вот-вот я упаду на повороте.
Душа поет о мнимой власти бед,
Челн с ней поет, особенно на взлете.
 
Прекрасна жизнь в любые времена.
В последний вздох душа уходит юной.
Челн подгоняет юная волна
Из древних вод и притяжений лунных.
 
В простор Вселенной улетит душа
И возродится вновь без промедленья.
Мне хочется восторженно дышать,
Испытывая жизнью наслажденье!

 

НЕОБЫЧНЫЙ ПУТЬ

Степь от края и до края!
Глаз влечет за окоем.
Горы небо обнимает,
А меня – окна проем.
 
По степи дорога вьется,
Я на привязи сижу.
Лишь моей душе неймется –
Я ее не удержу!
 
В неба синь ее уносит,
К звездам бабочкой летит.
Разрешения не спросит,
Не заметит и обид.
 
Что обиды?! Что сомненья?! –
У нее их просто нет!
У себя прошу прощенья
За пустую трату лет.
 
Облака плывут над степью,
Манит путь земной простор.
Приковал кто сердце цепью
К дому в окаймленье гор?
 
Трата лет? – пустой обман! –
Путь мне необычный дан.
По нему душа летает,
Сердце счастьем наполняет.

 

АРОМАТ
 
Аромат у вдохновенья
Необычен, но летуч.
Запах роз, ночной сирени
Изумительно пахуч.
 
Он весь мир переполняет
Утром, вечером и днем.
Вдохновенье залетает
На мгновения в мой дом
 
Ароматом вязи строчек,
Искушающих листок,
Запахом страстей порочных,
Ласки, смуты между строк.
 
От их запаха сердечный
Ритм, взрываясь, мысли жжет,
Ароматом жизни вечной
Наполняет их полет…
 
…Ощущение полета,
Запах рифм и куража –
Вдохновенье ждет работа,
Нетерпением дрожа.

 

СКАЧКИ
 
Встану утром на рассвете,
С песней запрягу коня.
Он посмотрит на меня
И помчится словно ветер,
Колокольчиком звеня.
 
Дзинь-дзинь-дзинь! – по буеракам.
Дзинь! – по берегу реки.
Мановением руки –
В шелк травы, по алым макам,
По ромашкам в васильки.
 
Мчится конь без остановки,
Сердце в такт стучит в груди,
Время скачет впереди.
Я цветы срываю ловко,
А оно за мной следит.
 
Дзинь-дзинь-дзинь! – в руке ромашка.
Дзинь! – срываю василек,
Рядом алый огонек,
Словно каплей крови краска
Разлилась на мой цветок!
 
Скачет конь, мелькает время –
Осветила ночь луна,
Чуть встревожив скакуна.
Натянуло повод стремя.
Дзинь!.. Дзинь!.. Дзинь!.. – и тишина.

 

ЛИШЬ СЕЙЧАС
 
Может, я ангелом стану?
Или подручным у черта?
Выбор оспаривать рано –
Тонкая грань полустерта!
 
Камни в подол набирала –
Груз их придавливал плечи.
Вслед обреченным бросала –
Память задабривать нечем.
 
В долгом пути торопилась
Все испытать понемногу.
Что-то, бесспорно, сложилось,
Кто-то не вынес дорогу
 
Рядом с моим безрассудством.
Или с чужим нетерпеньем?
Слышала столько напутствий,
Выбрала только смятенье.
 
Сердцу на воле поется,
Стала к обидам добрее
Я лишь сейчас.
Остается –
В небо смотреть веселее!

 

СТУЖА
 
Вдыхаю колючий воздух,
От стужи дрожат небеса.
Застывшие звезды, как гроздья,
В бездне туманной висят.
 
На голых деревьях птицы,
Жмутся к лунным лучам.
Замедленно время длится
В глухие часы по ночам.
 
Рассвет не наступит, может,
Для стайки пичуг никогда?
Меня пробирают дрожью
До самых костей холода.
 
Кто выгнал меня из дома? –
Стою сиротой под окном.
Адрес как будто знакомый,
Но как безразличен дом!
 
Я стану ледышкой скоро.
Но ждут ли за дверью меня?
Я с давней обидой спорю!
Сосульки от стужи звенят.
 
Становится спор неважным.
Замерзшая дверь скрипит…
Мороз на пороге стражем
Дыханье мое леденит.

 

ПУТЬ ПОКАЯНИЯ
 
Путает дорога
Или мысли лгут?
Выглядит убого
Покаянный кнут.
 
Весь поистрепался
От моих обид.
Болью обжигался,
А теперь дрожит.
 
Может, его надо
Спешно обновить?
У дороги сяду,
Волком стану выть,
 
Не судьбу жалея,
А кнута размах.
Бил бы побольнее,
Стал бы кротким страх.
 
Пылью у дороги
Пропитался путь.
Взвился кнут убогий,
Высек – не вздохнуть!

 

ГОЛУБЬ
 
Голубь мира – божья птица –
Сел на выступ близ окна.
На меня, сидит, косится,
Стать породы в нем видна.
 
Птичий сноб сидит довольный –
Всех пичужек разогнал –
Раньше воробьишек вольных
Дом из окон наблюдал.
 
А теперь они гуляют,
С важным видом корм клюют.
Как вельможи принимают
То, что люди подают.
 
Нет на голове короны,
Но я вижу блеск ее.
Выступ видится мне троном.
Гость – король! – зудит чутье.
 
Всеми тут повелевает
Белый голубь с хохолком.
Он мой выступ привечает.
Есть с руки по-царски корм.
 
Что за весть король принес?
Глаз мигнул: «К чему вопрос?
Лишь благую весть несу!
От всех бед тебя спасу!»

 

СЛЕД ВЕТРА
 
Ветер вдаль уносит
Пыль чужих дорог.
Прилетев, не спросит,
Отчего продрог
 
В летний зной под крышей
Одинокий дом.
Только расколышет
Ветви под окном.
 
Сквозь стекло вслед ветру
Я смотрю с тоской,
Чертит километры
Карта под рукой.
 
Облетит в минуту
Ветер дальний путь.
Давит горло, будто
Ком – не продохнуть.
 
Я вдохнуть пытаюсь
Воздуха глоток.
Слишком поздно каюсь –
Не услышит бог.

 

СМЕРТЬ СЕРДЦА
 
Я отпустила тебя, не прощаясь.
Бога молила забрать в небеса
Сердце свое. На могилу слетаясь,
Ангелы пели на все голоса.
 
Слезы катились, я выла от боли,
Горе взрывало чужие умы:
За окоемом нету неволи,
Там не придавит бремя сумы!
 
Вышла с порога в нищем наряде,
По бездорожью вдаль побрела.
Горе тащилось с боку, но рядом.
Память ему град камней собрала.
 
В сердце мое они били прицельно.
Я пригибалась – так били сильней.
Демоны выли, ангелы пели –
Сердце мое принимал мир теней.
 
Там – за пределом ночного светила –
Звезды сплетут вкруг него хоровод.
Горе меня беспощадно судило.
Вой разрывал перекошенный рот.
 
Рубище сброшу, горе на плаху
Вместе с нещадной сумой положу.
Скосит смерть горе с первого маха –
Сердцу я песню Орфея сложу.

 

НАИВНЫЙ ЦВЕТОК
 
На ромашковом поле сидела
И сплетала ромашки венком.
Белым нимбом сплетенье надела,
Завязав два конца узелком.
 
В зазеркалье мое отраженье
Засмеялось, не скрыв торжества.
Мимолетным крылом раздраженье
Замутило сознанье едва:
 
За ромашковый нимб недотроги
Заплатить зазеркалью должна
В круг искусно сплетенной дорогой
Или век прокукую одна?
 
Отвернусь и, немножко волнуясь,
Оборву лепестков белый цвет
С той ромашки, что, с ветром целуясь,
Обмануть обещала рассвет.
 
Лепестки облетели, – «Не любит! –
Мне ответил последний листок.
Улыбнется рассвет и забудет
С легкой грустью наивный цветок.

 

НЕРАЗГАДАННЫЙ ОТВЕТ
 
Не догоню стрелу на взлете,
Не призову к ноге стрелка.
Хриплю я: «Раз, два, три» – при счете
Отмашку делает рука.
 
И остаюсь стоять на месте,
Вдыхая воздуха глоток.
Кукушка подает мне вести,
Когда закончу жизни срок.
 
Мы обе сбились с ней со счета.
Она погналась за стрелой.
От всполошенного полета
Дрожит осина надо мной.
 
С ее ветвей слетает нервно
Пожухлых листьев желтый дождь.
Мне осень подарила первой
Кукушкой вызванная дрожь.
 
Стрела за августом летела,
У птицы был другой расклад.
Чего же я тогда хотела,
Когда стрелу поймал мой взгляд?
 
Летит листвы пожухлой дождь,
Меня охватывает дрожь.
Чего я жду? – Сил больше нет!
А сердце ждет другой ответ.

 

ОСМЫСЛЕНИЕ
 
Придуманной судьбой я усмиряю
Воспоминанья памяти своей.
Саму себя зачем-то уверяю,
Что нет меня в смятенье прошлых дней.
 
Неверность сердца, легкость прегрешений
Взошли на плаху с чувством торжества.
Я не ждала проклятий и прощений,
Срывая с губ обманные слова.
 
В круговороте множества событий
Слова сплетали миражей узор –
Определяя жертву по наитью,
Лгала себе словам наперекор.
 
Я распускала слухи, споря с ветром,
Ночную тишь мой голос разрушал.
Вопросами туманила ответы,
Закон любви по швам от лжи трещал.
 
За все мои надежды и потери
Самой себе медяшками плачу.
Придуманной судьбе давно не верю.
Не доверяю плаху палачу.

 

ДЕРЕВЕНСКИЙ СОН
 
По ухабистой дороге
На чужую свадьбу шла.
Пыль несли босые ноги,
Голова платок несла.
 
Как воробышки, порхали
Мысли дерзкие вокруг.
Лихо замуж отдавали:
Под венец шел давний друг.
 
Ждать его пообещала,
А сама не дождалась.
Меня счастье не прощало,
Уступая горю власть.
 
У кого-то в доме радость,
А кому-то – мыслей яд.
За дорогой ждет усталость,
Рой вопросов – невпопад.
 
У церквушки тьма народа,
И звонят колокола.
Ноги – в кровь от перехода.
Что ж душа сюда звала?
 
Нет лица у жениха –
Сон уводит от греха?

 

ДОЛГИЙ СНЕГ
 
Снег идет неожиданно долгий.
В шапки пухлые крыши одел.
Обещают глумливые толки,
Что весь мир поглотит беспредел.
 
Заморозит зима дни и ночи,
От деревьев останутся пни.
Обогреться и небо захочет,
На потухшие глядя огни.
 
Птицы с юга домой не вернутся,
Затуманит им снег сюда путь.
Как от этой печали очнуться
И за туч легион заглянуть?
 
Там огромное солнце сияет,
Ткет лучами весенний наряд.
Все равно снег когда-то растает,
Птицы с юга домой прилетят!
 
Долгий снег завладел наважденьем,
Моих мыслей плетет кружева.
Снег – всего лишь к тоске приложенье –
Завтра вспомню иные слова.

 

СТРАСТЬ
 
Как же я легко влюблялась,
Жгла минутами года.
Где-то надо мной смеялась
В жгучем омуте вода.
 
Уходила, не жалела.
Оглянуться не могла.
Вода в омуте кипела,
Сердце шалое звала.
 
Может, я всегда стремилась
В тайный омут миража?
Второпях земля кружилась,
Спали страсти сторожа.
 
Я обид не замечала,
Слез чужих не берегла.
Где-то маялись печали,
А меня беда ждала.
 
В омут страсти окунулась –
Погрузилась с головой.
Жгучим вдохом захлебнулась,
Напилась сполна бедой.
 
Горькой страстью заполняла
Торопливые года –
Цепко в омуте держала
Страсти сладкая беда…
…Волны ходят надо мной –
Платит прошлое бедой.

 

СВЯЗУЮЩАЯ НИТЬ
 
О ком-то плачет раненное сердце.
Опять ищу ответы на вопросы,
Рассыпанные, словно горсти проса,
То сатаной, то ангелом, то смертью
Без подтвержденья истинного спроса
И отрицанья вечной круговерти
В сознании, или в крупинке проса.
Или за гранью мира после смерти?
 
Земная твердь измерена шагами,
Власть отчих мест владеет мной с рожденья
И, уезжая, каждое мгновенье
Стремлюсь домой, как будто между нами
Незримой нитью божьим провиденьем
Протянут мост. Чужими городами
Душа прельщалась, но моей Вселенной
Был горный край и этот мост меж нами.
 
Моих надежд свершение! Здесь вечность
Я признаю законом мирозданья!
Мгновения и века быстротечность
Едины за пределами сознанья…
Слезой омылся звездный путь за гранью
И этот мост меж нами в мирозданье!

 

У РЕКИ
 
За чужими берегами
Исчезают облака.
Мне уплыть за облаками
Не дает без дна река.
 
В бесконечных перекатах
Темных волн бежит вода:
От рассвета до заката
Льется речка никуда.
 
Берег мой глядит угрюмо
Вслед бегущим облакам.
Он, какой, встревожен думой?
Что ж болит моя рука?
 
Отчего повисла плетью –
Облакам не шлет привет?
Золотую рыбку сетью
Мне б поймать, да силы нет.
 
Ноет грудь от неуменья
Переплыть реки поток.
Все надежды и сомненья
Перепутались в клубок.
 
Как же мне его распутать?
Где искать желанный брод?
Поманили сердце смутой
Облака за небосвод.

 

НАКАНУНЕ
 
От усталых дней одна морока,
Бег на месте, чаще – от себя.
В жилах не хватает крови тока,
Ангелы победно не трубят.
 
Старые и новые обиды
Выгоняют из дому покой.
Из рутины выхода не видно,
Тучи страх сгущает надо мной.
 
Невозможность изменить хоть что-то
Мысли заполняет целиком.
Бросить бы ко всем чертям заботы,
В горле вызывающие ком.
 
Хочется заплакать, но боишься:
Вдруг увидит кто-нибудь чужой.
Даже ты мне в эти дни не снишься…
Кто там машет издали косой?
 
Справиться со мной ей рановато,
Но гнетет тягучая тоска,
Уводя сознание куда-то,
Где любви рождается строка.

 

СИНЕЕ НАВАЖДЕНИЕ
 
Черные ресницы, синие глаза.
В них бы окунуться! Почему нельзя?
Запрещает мама, говорят друзья,
Что любить женатых – время тратить зря!
 
"Разбегусь, с обрыва брошусь в синь небес", –
За меня решился на досуге бес.
На глаза чужие загляделся сам.
Закогтил чье сердце в пику небесам?
 
Разум мой бастует, спорит до конца.
Одного довольно в доме мудреца:
Маминых запретов хватит до небес!
Что же так глумливо подмигнул мне бес?
 
За меня решает, а потом чудит.
Синяя усмешка сердце бередит.
Как оно трепещет под чужой рукой.
Память обещает вылиться строкой.
 
Может, через годы напишу стихи,
В них припоминая пылкие грехи.
Синих глаз озера выпила до дна!
С берегов, пустынных, плата не видна.
 
На пороге встретит мужа не жена,
А моих сомнений вечная вина.
Вновь меня сжигает наважденья зной –
Не сегодня, завтра встретится другой!

 

СОН БУДНЕЙ
 
Ругаю старые долги –
Зачем они копились?
Я раздала себя другим,
Мне сны чужие снились.
 
Прощалась быстро и легко,
Мосты дотла сжигала.
Своею собственной рукой
Два мира разрушала.
 
В один ты звал издалека,
В другом – жила надежда.
Смывала памяти река
Пыль с вытканной одежды.
 
Искусный ткач сплетал наряд
Для посторонних судей.
Сопровождал меня твой взгляд
В дорогах странных будней.
 
Там нет теперь обоих нас,
Не безутешны судьи.
Искусный ткач – «калиф на час» –
Когда мой сон разбудит?

 

ХРАНИТЕЛЬ
 
Старый ангел сел на крышу
И меня к себе позвал.
Мой ответ он не расслышал?
Или он его не ждал?
 
Обо мне и так все знает
Старый ангел – с юных лет
С крыши головой кивает
Мне хранитель от всех бед.
 
Он меня от них спасает,
Но, бывает, в край иной
Мой защитник улетает
И тогда рок правит мной.
 
Беды все спешат к порогу –
То скачками, то ползком.
Я молю напрасно бога
Пожалеть тогда мой дом…
 
Звезды с неба опадают,
Словно листья на ветру.
Ангел где-то пропадает,
Беды бродят по двору…
 
…Старый ангел в дом вернулся,
Рок на время отвернулся…

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Открыть полный текст в формате PDF

 

© Луговая С.А., 2014

 


Количество просмотров: 514