Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Чоро Тукембаев, 2014. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 января 2015 года

Чоро Абдылдаевич ТУКЕМБАЕВ

Россомоны и динлины

Поэма повествует о судьбоносных событиях 840-860 годов в истории России, Украины, Кыргызстана, Норвегии и Швеции. В ней найдена родина предков шведов и норвежцев и где она была расположена до 9 века нашей эры, то есть до обоснования династии Инглинов в Уппсале. Каждое слово поэмы подтверждено историческими фактами из независимых источников того времени, к которым относятся события, а также ДНК-анализом народов, проживающих в Евразии. Впервые опубликована: http://www.stihi.ru/2014/11/29/7728

 

 

Мудрые важные историки,
Экс-политики и раскольники!
Что там ведают былины
Про жизнь, про подвиги лихие?
Ответьте, кто они такие:
Россомоны и динлины?
 
Об их деяньях тыщу лет назад,
Про Тор и величественный Асгард.
Где их потомки обитают?
– Иль спят, иль водку распивают?
Умом постигайте «Сагу об Инглинах»,
А не чертыхайтесь в дряблых паутинах.
 
I
Асгард расположен на Алтае (1),
А не где-то в позабытом крае,
Но Тор – Ферганская долина –
Алмаз в короне Исполина! (2)
Так в Сагах написано пером,
Чего не вырубить топором.
 
Асгард вырос после сражений с Аттилой,
Где россомоны стали кастой строевой,
Но россы – железный народ
За полвека до рождения Христа
В великий двинулись поход, 
Чтоб святую землю, вымыть дочиста.
 
Заруби на носу, червь злобного рода!
История – это кровь и плоть народа,
А не заклятая продавошка (3)
Под прицелом, как хромая кошка (4),
Со смаком ковыляет к вражьим предкам
На съедение ракам и креветкам.
 
На повестке дня вопрос не праздный,
А, значит, коварный и опасный.
Ответишь так, падёшь в немилость,
Ответишь сяк и за строптивость
Со страху, даже не успеешь пикнуть «ой»,
На паперть вылетишь с протянутой рукой.
 
Вот так-то мутный книжный червь
На свет вылазь, зануда-стервь!
А то прихлопну меж страниц,
Аж брызги полетят с ресниц.
Засохнешь там! Ты навсегда
Во тьме под прессом, на века!
 
Россия не проект, а континент
Природой дан ей суверенитет.
Стоит меж трёх океанов до небес,
Чтоб зло и ложь командировать под пресс.
В ней нет ни пяди земли такой,
Где не пахнет кровью и войной.
 
Её устои непоколебимы,
         пока есть Правда, Справедливость
На базе Веры и Добра.
Но в ней всегда боятся гильотины
         разврат, предательство и лживость
И ищут тёплые места,
Где испокон не чтят Христа.
 
Пока там ещё не усох буквор!
Послушай борзописец, крючкотвор.
Пробил час! Отступает смутное время,
Корчится в судорогах мутное племя.
Над ним вознеслась булава и секира
Зарёй возрождения Русского мира!
 
Величаво с ликом грозным на параде,
Как твердь, чтоб взирала в тиши толпа,
Ты громадою возвысилась на граде
Выше Александрийского столпа!
Чтобы противостоять чужой армаде
В наисветлейшем городе Петра.
 
Запомни червь, на весь свой век:
Россия вечный континент
Из Асгарда, Аркаима родилась
Святого воплощения ипостась,
Чтобы в порядке, бок в бок
Жили Запад и Восток.
 
Под чьим паспортом не скрывайся,
Знай червяк, и вся твоя порода!
Что ты – манкурт, сколь ни старайся
Пролезть в обличье чужого плода,
Но видно, насквозь, без микроскопа
Лживую натуру злого рода.
 
II
Доброе утро, лучезарная страна!
Все-таки не понапрасну жизнь отдана
Слогам и нотам, их творенью,
Чтобы преображалась верою душа
И призывала к возрожденью
Сердца из тленного забвенья.
 
Скажи Асура, чья же ты звезда?
Ригведа (5) сравнивает с богом Ра,
Причем на иной стороне Земли
Закручиваешь по ночам Агни.
Ясно, что вокруг полярной звезды
Вращаются небесные огни.
 
Значит, асуры в Индию пришли
С дальней, северной стороны Земли,
Где чтят Веру и Любовь страны
Россомоны – верные сыны
И несут миру крест земной,
Навек доверенный тобой,
Моей прекрасною звездой!
 
Верные дети Полярной звезды
Не потонули в болоте нужды,
Где издревле топили гуннов,
А потом их потомков – турков.
Те так лежат с волками в болоте
Со стаей в бархате, в позолоте.
 
Первым долгом, Асгард воздвигнут на пупе Земли
Для торговли ценным товаром,
Чтоб из Китая по Оби ходили корабли (6)
Через Арктику к англичанам.
Там их нарекли викингами
            или норманнами (7) европейскими,
А в Евразии – динлинами (8),
           то есть кыргызами (9) енисейскими.
 
Те голубоглазые динлины –
Мощные высокие блондины
Среди азиатов выделялись статью
И восьмидесятитысячной ратью!
И числом такое же ополчение
Защищало от врагов свои владенья.
 
Когда святая рать по степи скакала
На белых, вороных конях,
Вся Азия сотрясалась и дрожала
От грохота в своих домах
И кротко провожала взглядом
Войска под сине-красным флагом.
 
Их песня на непонятном языке,
Летя над степью стройными рядами,
Оглушающе звенела в голове
Своими неазиатскими ладами (10).
Так с Азии на запад (11), устремлённо,
Реяли сине-красные знамёна.
 
Два цвета – синий с красным, навсегда!
Дадим мы нашим детям на века!
Они прольются трепетом любви,
Как символ первозданной чистоты,
Чтоб вечно чтили прадедов, отцов,
Потомкам давших веру, мир и кров.
 
Два цвета – синий с красным – нам судьба,
Желанней их не будет никогда.
Корнями мы вросли в них на века
Надежда в них и Вера, навсегда!
Услышьте люди, как поют они,
Поют с надеждой, верой о любви.
 
Навек дыхание любви в себе храните…
В надежде, вере и любви всех обнимите…
Наш мир был создан без прикрас
В нём только я люблю всех вас
Из нот и слов пою для вас,
Чтоб помнить вас на небесах.
В надежде, вере и любви всех обнимите…
Навек дыхание любви в себе храните…
 
III
Сейчас порадую казака,
Сына атамана и полка
Поэмой о битвах и подвигах ратных,
Добрым словом о крепких молодцах статных,
Про парней отважных и врагов коварных,
Воинах удалых и временах былых.
 
От этих слов жена притихла у окна
И разом пригорюнились её глаза.
Вдруг, сбегая с родного края,
Росинка покатилась по листку
И грустно, взгляд не поднимая,
В глазах притихнув, замерла в углу.

         Лишь она мила, добра,
         Ждёт от Родины тепла,
         Хоть радёхонько едва.

От империи франков до Урала
Простиралась пустошь, нищета,
Лишь знать и мразь грешила и гуляла
В те стародавние времена,
А по странам и по миру ползут смута и разлад,
Кругом царят грабёж, бесчинства, убийства и разврат.
 
Тогда в восемьсот сороковом году
Под сине-красным стягом
Россомоны (12) вызвали непогоду
Над Тюркским каганатом.
Из Алтая к Волге мчалась рать
Святую Русь освобождать.
 
В то время, чтоб братьев поддержать,
Россы (13) бросили мечи ковать  
И выдвинулись кордоном               
В далёкий путь пешком в обход,
Чтоб меж Волгою и Доном
На север запереть проход.
 
Допустим, у царя родились детки
От турчанки, монголки и еврейки.
Эти мамки научат деток, ещё в утробе,
Друг друга ненавидеть, враждовать и жить в злобе,
И порвут на части государство
В ход, пустив интриги и коварство.
 
Ясно, что и простого смертного
Свои невестки свойской веры
Доведут, запросто, до нервного,
А тут-то царские размеры!
Придётся вершить всё по-военному:
Бить язычников по-сокровенному. 
 
Под натиском сине-красной веры,
Уйгуры, хазары и венгеры (14),
Как зловонные бактерии,
Гибнут в гнилой империи.
От удара рухнули во тьму, как тамплиеры,
Так и поползли на юг, за Дон в свои пещеры.
 
Как их воякам достойно воевать
Против гвардии двухметрового роста?
Вот и драпали на кузькину мать,
Спасая шкуру, подалее от погоста.
Ту мать звали Энеей (15),
            задолго до крестовых походов,
Уж потом назвалась Европой
            для живущих в ней народов
 
Наши враги, знай без кривотолков!
Эти потомки племени волка
Разбиты в щепки о гранит.
– Взгляни, а враг уже бежит!
Вылетели надменность, спесь
Остались трусость, страх и лесть.
 
Бегут, поджав хвосты под зад,
Чтоб грены не разбить об зад,
Надеясь, что, мол, пригодятся
И будут в ком-то размножаться.
Эх, как дам, аллюр за три креста,
Так и останешься без хвоста.
 
IV
Что рассказать про ванов, как вояк?
Драпая, побросали скарб, коняг,
Между Доном и Днепром 
В бездну полегли гуртом,
Но хитромудрые червяки
В Европу тихо уползли.
 
В том каганате процветало кровосмешение,
Из-за него из поколения в поколение
Припёрло ванов от болезней,
И жизнь их стала бесполезной.
Одна надежда на колдовство
Короля Квасира (16) волшебство.
Ваны правили колдовством.
Так экстрасенсы и шаманы
В гипноз заводят бесовством
Податливого на обманы.
 
Осмысли друг, когда в голове нет идей,
То никакому не бывать прогрессу
Ни в знаниях, ни в обществе среди людей
Нет ходу животворному процессу.
Тогда на арену является злодей,
Вдобавок, прихватив на хвост принцессу.
 
Колдовство ванам на войне не помогло
Всё войско меж Днепром и Доном полегло.
Славяне тогда-то народились
От россомонов и дочек ванов.
Им детишки не с Луны свалились
И не воскресли из-под болванов.
 
С тех пор, засело слово «кет»
В мозги ванок на тыщу лет
Бранным словом «геть» и жжёт, как плеть,
Так её братьев сажали в клеть.
Из неё гонит дуру мова,
Жить возжелала в клетке, снова.
 
Напомню, что дурные слова
Слизаны с чужого языка.
Чего в украинском языке полно,
Поскольку с языком матери пришло (17).
Она из покоренного народа,
Её ненависть не найдёт исхода.
 
Вчера в тебе грустил ангел,
Сегодня его нет.
Вчера так плакал ангел, 
Что вселился бес. 
Ответ сам спал с небес.
В сознанье пришло, 
Что жизнь прекрасна,
Она всегда прекрасна, 
Хоть больно будет, иль нет.
 
Судя по украинке и русской,
Стоило того, дабы срезать ванов,
Чтоб дети фигурой и красотой
Не походили на степных болванов,
Поскольку задаются генетикой,
А не физикой и кибернетикой.
 
Так вот, в тот век наперекор чужой морали
Киев на пустоши впервые основали
Не какие-то бурбоны,
А Аскольд и россомоны!
Но спустя два века, динлины воздвигли монастыри,
Чтобы сине-красной верой, народ проникся изнутри.
 
Соборы, церкви и их дивные размеры
Динлины – поборники сине-красной веры
Строили со знанием божественной меры,
Чтоб дух народа возвести в высшие сферы
Основами золотого сечения –
– Божественного прикосновения.
 
Золотое сечение, как мера,
Солдата превращает в кавалера,
Вселяет в сердце вдохновенье,
Неся с собой душе прозренье,
Надежду, страсть и откровенье.
 
Сначала художник остановил мгновение,
Создав на Тянь-Шане в петроглифах творение.
Сорок веков тому назад изваял диву
На будущие времена, на перспективу,
О том, что наши предки дали знания миру
И всегда во всём были первые по ранжиру,
Поскольку держали золотую середину.
 
С тех пор, божественное сеченье
Стало истоком доброты
И поражает воображенье,
Как свет чудесной красоты!
 
Дива, сошедшая из камня,  
Так это русская балерина!
Она фигурой, как святыня,
Точь в точь, золотая середина!

Как сорок веков назад, так и сейчас
Великолепием восхищает глаз,
Так как гены грации, следуют из нас,
Чтоб своею красотой, радовали вас!
Так же, как сорок веков назад... Как сейчас!
 
V
Один оставил в Асгарде
Во и Вили (18) в арьергарде
С мощным войском из двух дивизий,
Дабы отправляли в путь неблизкий
Оружие и воинов на подмогу,
Чтоб в Европе не страдали киски
Под поясом верности (19), согласно долгу.
 
А те воины – смекалистые ребята
Не то, что нобелевские лауреаты,
Чтоб киски в рабстве не страдали,
К замкам отмычки подобрали.
Ну не мечом же, впопыхах, ломать замок,
Который без мужа проржавел, промок.
 
В общем, воины бравые, молодые
Энейцам крепко афедрон надрали.
Что там рыцари и киски голубые?
Всех и вся, всю Европу потоптали
Викинги удалые – морская пехота
Перепрыгнули Ла-Манш, ещё охота!
 
Сначала мечом Англию покорил,
Её тогда звали Гардарикой,
Поэтому викинг стал владыкой
И Страну Саксов на юге разгромил (20),
И сжал Европу в ладони
От Арктики до Булони!
         Так ведает "Сага об Инглинах"
         О поражении Каролингов.
 
Вот как гены задали кузькиной маме
В начало вложили, даже под замками!
Вот так их гены побелели!
Что отразилось в плоти, в теле.
Вот потому-то рождаются на свет у них
Фотомодели среди корявых и дурных.
 
Напоследок Вильгельм Завоеватель,
Убив Гарольда в глаз стрелой,
Явился на престол, как основатель
Первой династии (21) святой,
Поскольку англичанам веру дал во Христа,
Ранее неведавших ни бога, ни креста (22).
 
Сотворив в Европе насилие, распад,
Пустились викинги по Арктике в разврат.
Там саамки (23) в темнотищи под Луной
Хороводили меж ног у них гурьбой.
Пришлось встать в партер, чтоб заняться борьбой,
Ведь надо, хоть как-то порулить кормой.
 
Бог знает, как в любовь играли,
Но в поединке прогадали
И дети дюже измельчали.
А ныне шведы (24) и на Арктике норвехи
Забыли веды и кто первые морпехи.
В общем, наплодили короедков…
                 и забыли земли предков.
 
                 Викинг! Теперь-то шпагой не маши
                 И поразмысли вот над чем в тиши.
                 Формула любви в качествах души:
                           Добра и Зла,
                           Холода и Тепла,
                           Света и Тьмы,
                           Бога и Сатаны.
                 Как в мире они соразмерены?
                 Поставь свои качества на весы
                 И взгляни на себя со стороны,
                                  на обе стороны души.
                 Тогда узнаешь и поймешь, кто ты!
 
Немногие викинги вернулись
На земли предков и окунулись
В мир забытого языка отцов (25),
Где достойно чествовали сынов.
Однако ж через многие года
Накрыла их монгольская орда.
 
Россомонам, динлинам слава!
Орлам в Сибири места мало.
Пока весь мир орда топтала,
Асгард полвека (26) защищала
Верная Отечеству священная рать!
Такой в иных народах нет и не бывать.
 
Мы шлем Асгарду поклон низкий.
От тех отменных двух дивизий
На свет пошёл народ киргизский,
Но попав под монгольский гнёт (27)
Сейчас в Киргизии живёт.
Чтоб у детей, ноги стали покривей
Им монголы подарили дочерей.
 
Восемь веков живут в монгольской оболочке
От бешбармака и мант (28) разъелись, как бочки,
Поэтому не бегают, а может наоборот,
Или свои заморочки, или виноват живот.
Когда же распрямятся из-под оболочки?
Или силёнок нет, чтоб выбить стену бочки?
 
Коль мышление дал Всевышний,
То Манас не личность, а ум, мысль (29).
Здравые мысли и сила знаний
Вырвут народ из грёз и мечтаний.

Динлины поместили мышление
               для потомков в образ святой,
Чтоб народ, даже в чужой оболочке,
                             оставался самим собой
И в поиске священной правды жизни
Избрал сакральный путь к заветной мысли.
 

У хитромудрых историков
             мозги меж страниц стали плоскими,
Поэтому предназначение Манаса им не понять.
Гнилой манкурт
             не думает категориями философскими,
Пространство и время
             суперплоскими мозгами не объять.
       А, значит, книжный червь, свой подлый смысл
       Ты будешь поедать во тьме, всю жизнь.
       Вот там, меж страниц в прострации
       Пописывай диссертации.

 

Такие метаморфозы
Несут насилие, война,
Где одним народам слёзы,
Другим же она мать родна
И богатств полная мошна.
А третьим – вовсе не хрена,
Но тем, кто так и сяк, туда, сюда
В момент разверзлась пропасти бездна.
 
        Как память наша коротка!
        Забыли предков завещанье,
        И за пустые обещанья
        Народ продали на века
        Во власть нужды и обнищанья.
 
        За тыщу лет забыли флаг,
        Отчизну, Родины очаг,
        А кровный брат, теперь, мой враг,
        О чём и по ночам ворчат, за деньги для отметки,
        Жена (30), сноха, а с ними подлые марионетки.
 
        А были беркутами (31) – грозой
        И наводили страх в округе, круто!
        С орлами, соколами шли в бой,
        Держа ранжир – единый строй,
        Да так, что у врага дрожало нутро.
 
        Сейчас мы встали на перепутье, и смотрит мир:
        Как выберем дорогу в перекрестье?
        А путь у сокола, орла и беркута один:
        – Стоять в одном строю, навеки, вместе!
        Как прежде, как всегда и, впредь, всем вместе!

 

Примечания см. в оригинале текста в формате Word

СКАЧАТЬ поэму в формате Word

© Чоро Тукембаев, 2014

 


Количество просмотров: 843