Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве
© Каныкей Манасова, 2013
© ИА «24.kg», 2013

Каныкей МАНАСОВА

Амангельды Муралиев: У души выходных и простоев не бывает

 

Интервью впервые опубликовано на сайте www.24.kg

Источник: http://www.24.kg/culture/151019-amangeldy-muraliev-u-dushi-vyxodnyx-i-prostoev-ne.html

 

На днях известный общественный и политический деятель, экс-премьер-министр КР Амангельды Муралиев представил ИА «24.kg» свой второй поэтический сборник «Зовущий горизонт». Согласитесь, приятно в очередной раз убедиться в том, что и суровым государственным мужам ничто человеческое не чуждо, тем более — лирика. Автор сборника рассказал, что книга — плод его творческих исканий последних 6 лет. Томик лирических миниатюр, философских монологов вызывает искреннее желание побеседовать с их автором.

— Почему вы обратились к поэзии, что послужило отправной точкой?

— В юношеские годы читал произведения Шота Руставели, Аалы Токомбаева, естественно, Александра Пушкина и других известных поэтов. Кроме классиков мне нравились стихи Р.Рождественского, А.Ахматовой, С.Есенина, Л.Васильевой. Запах книг и вид книжных полок в библиотеке завораживал и притягивал меня. Читал в то время много и бессистемно, меня больше интересовали сюжет, события, их динамика, нежели идеи, философские фабулы. Тем не менее все эти процессы положительно отразились на моем воспитании и становлении, я в полной мере сейчас осознал это. Помню, на уроках литературы учитель ставил меня в пример, говоря о том, что я выразительно читаю стихи. Но самому писать стихи мне тогда не приходило в голову. Хотел стать механиком. Завершив учебу в техникуме, начал работать, размышлять о жизни, и вот тогда написал первые строчки: «Что такое жизнь, каково ее лицо? Я вступаю на крыльцо, а еще стучаться надо...». Затем жизнь меня закрутила: служба в армии, работа, учеба и опять работа на заводе — слесарем, мастером, техником, инженером, директором. Заводская жизнь дала мне бесценный опыт понимания людей, жизни. Много читал технической, экономической литературы, однако не забывал и «Роман-газету», журналы «Новый мир», «Дружбу народов» и другие издания. «На земле друзей не так уж много, опасайтесь потерять друзей...», — писал Расул Гамзатов на страницах журнала «Дружба народов». И сегодня, и тогда для меня эти слова актуальны. «Горек дружбы лук, но все же нужен друг», — отметил я годами позже.

— В чем природа вашего вдохновения, возможно ли вызвать его?

— Вдохновение, словно морской бриз, приходит неожиданно. Это ощущение, сравнимое только с понятием счастья. Любовь, взлеты и падения, удачи и невезение, дружба и предательство — все располагает к вдохновению. Даже в бытность директором завода — на очень сложной и ответственной должности, когда приходилось отвечать за тысячи людей и их благополучие, у меня появились стихи о работе, долге, чести. Любовь к моей жене Ельмире тоже стала темой многих произведений. Прежде чем отдать стихи на суд читателя, я изучал теорию стихосложения, показывал их специалистам и пишущим людям. Я благодарен известному поэту, профессору Вячеславу Шаповалову и великому писателю Чингизу Айтматову за их советы и консультации.

— Вспомнилось высказывание Горького: «Обилие пишущих стихи в нашей стране объясняется низким культурным уровнем нашего народа». Вы согласны с этим утверждением?

— Известно, что писать стихи сложнее, чем прозу, но я не профессиональный поэт, и мне писать всегда трудно. Правда, бывают мгновения, когда стих словно льется сам по себе. Конечно, это приятно и радостно. Признаюсь, писать стихи на заказ или к какой-то дате не могу. Нужно вдохновение, сильные переживания; впечатления так же помогают писать и творить. Например, мое отношение к природе-матушке выражено в строках о ледниках, кумарыкских садах, которые, к большому сожалению, исчезают. Переживания о переходном времени, о войне отражены в стихах о Ленинграде, Москве, Берлине, об Айтматове.

— Первую книгу стихов вы выпустили в 2005 году. Оглядываясь назад, скажите, когда вам тяжелее всего и когда лучше всего писалось? Зависит ли вдохновение от житейских и политических обстоятельств?

— На мой взгляд, очень важно, чтобы поступки и дела соответствовали словам. Важно, чтобы самооценка не превратилась в амбициозность, которая может в определенное время лопнуть, как мыльный пузырь. Отец мне говорил, что самое страшное — это потерять имя и не быть в ладу с собой. Он не был набожным человеком, но всегда помнил о справедливости Всевышнего, о скромности, уважении к другим. Я часто думаю о поколениях, строивших социализм, прошедших ад Второй мировой войны, голод, эпидемии и победивших себя ради будущего. Ведь благодаря им Кыргызстан создал систему образования и культуры, построил электростанции, заводы, рудники и шахты — стал государством. Да, я был руководителем государственного масштаба и, работая на высоких должностях, никогда не забывал уроки, полученные в армии, на заводе, в семье, от друзей и врагов. Познавать общественные процессы, влиять на развитие мне помогли стажировка на Ленинградской «Электросиле», учеба в Академии народного хозяйства Совета министров СССР, семинары в США, Европе, Японии и другое. Из всего этого я сделал вывод: в центре внимания при решении сложных и важных задач нужно опираться на людей и, используя коллективный разум, принимать решения и претворять их в жизнь.

Сегодня идет трансформация сознания людей, они становятся более прагматичными — обретение себя, понимание других, решение проблем усложняется на фоне тех, кто ворует, врет, наживается, ущемляет права других и при этом с высоких трибун глаголет о правде, чести и справедливости. Они, как правило, занимают высокие посты, содержат пиар-актив, охрану, но при этом на государство не работают, о народе забывают, а многие просто не умеют работать. Двойные стандарты поведения чиновников усугубляют и без того сложную атмосферу в обществе, порождая недоверие к государству. Моя лирика — это, скорее всего, чувства, переживаемые мной, раздумья о нас, о непреходящих ценностях, о будущем.

— Лирический герой ваших стихотворений — человек ищущий, трепетный и ранимый. И в то же время автор, оставшийся далеко за кадром, — серьезный государственный человек. Как вам удается совмещать два этих образа, и нет ли здесь противоречия?

— Как говорил поэт, «чтоб в ступе воду не толочь, душа обязана трудиться и день, и ночь, и день, и ночь...». У меня душа не на месте. Большую часть времени думаю о том, в какой стране будут жить наши дети, очень хочется, чтобы они жили в свободной, благополучной, социально и нравственно комфортной среде. Однако высокий уровень безработицы, бедности, снижение уровня образованности, двойные стандарты вызывают крик души. Мы должны искать выход из этого лабиринта. Еще есть надежда увидеть свет в конце тоннеля. Нужен системный подход на основе сложения фундаментальных сил, обеспечивающих развитие экономики, экологии, гражданского общества. Баланс этих составляющих и есть движущая сила. Государство должно путем снижения уровня администрирования придать энергию развития — укрепляя законность, поддерживая частную инициативу, разумно используя природные ресурсы, создавая простые и однозначные правила движения и накопления капитала. Голос, крик души — это ее труд. У души выходных и простоев не бывает.

— В одном из интервью в сентябре 2012 года вы сказали: «Мы достигли независимости, о которой народ мечтал веками. Это стало большой победой. В мире еще много народов, не достигших независимости. На фоне этого она явилась даром Всевышнего. Во времена Союза уровень культуры, образования в нашем обществе был высок. Когда пришла независимость, нам надо было это оценить, высоко поднять над головой, но мы остались позади в претворении многих реформ». Что можно еще успеть сделать, чтобы окончательно не скатиться в пропасть бездуховности?

— Сказать, что нужно поднимать школу — мало. Как это сделать в условиях хронического финансового и кадрового дефицита? На мой взгляд, необходимо провести краудсорсинг (с англ. «передача определенных производственных функций неопределенному кругу лиц» — прим. ИА «24.kg») проблемы. К примеру, у нас даже маленькое село хочет иметь школу. Но туда вряд ли приедет хороший учитель, да еще желающий иметь достойную оплату труда. Почему бы не строить красивые, хорошо оборудованные школы на несколько сел, а детей возить на школьных автобусах, ведь это мировая практика? Учитель в нашем народе всегда был уважаем, а обучение детей считается святым делом. Множество студентов и университетов тому подтверждение. О качестве выпускников не приходится говорить, это тема для отдельного обсуждения.

Если новые поколения будут малограмотными, научатся только считать деньги, не понимая истинные человеческие ценности, то нас ждет более чем призрачное будущее. Государство, страна могут исчезнуть. Одним словом, нужна тотальная реформа системы образования. Мне могут сказать: «Нашелся умник, а где же взять деньги? И так живем в долг». Правильно, согласен. Но здесь и должна проявиться способность правительства определять приоритеты и принимать оптимальные решения.

— Осталась ли у нас интеллигенция, способная влиять на сознание общества?

— Если в обществе создана атмосфера, когда верхи слушают только самих себя, а начальник всегда прав, то, как правило, интеллигенция дискутирует на кухне. В настоящее время ситуация изменилась, но не настолько, чтобы интеллигенция взяла, образно говоря, рупор. Все равно она загипнотизирована властью, ее подачками в виде стипендий, почетных званий и прочих совковых привилегий. Но я уверен: Сахаровы в Кыргызстане уже на подходе. Ибо в стране идет процесс формирования новой интеллигенции, в составе которой предприниматели, представители финансовой и телекоммуникационной среды, других сегментов частного сектора. Интеллигенция — совесть народа, мы уже забыли это выражение, а жаль. Это обязывает наш социум уделять больше внимания развитию данной прослойки общества на современном этапе.

— Не было ли у вас мысли в будущем посвятить себя литературному поприщу, вступить в Союз писателей? Как вы себя соотносите с творческой средой, вы — один из них?

— Творчество меня всегда увлекало. Работая слесарем, мастером, инженером, я стал рационализатором, получил более десятка патентов на изобретения. Литературное творчество пришло позже, и, скажу честно, никогда не думал о членстве в Союзе писателей. Я действительный член Международной инженерной академии и ряда других академий. К творческой среде отношусь с огромным уважением, а к таким, как Чингиз Айтматов, — с трепетным восхищением.

На мой взгляд, творческая среда должна больше внимания уделять самоорганизации, саморазвитию и конкуренции — так она будет меньше зависеть от государства. Последнее в свою очередь должно способствовать созданию эластичных и демократичных форм существования творческой среды. Для ее развития правительство могло бы учреждать гранты, конкурсы, проводить госзакупки.

Творческая среда в условиях отсутствия цензуры, рыночных реформ сумела адаптироваться и сегодня имеет положительный тренд развития. У нас появляются новые имена. Недавно я прочел книги Дуйшока Мамбетомурова, Жумакана Сариева и с удовольствием посмотрел художественный фильм «Салам, Нью-Йорк!». По натуре я оптимист, всегда верю в хорошее, ведь надежда умирает последней.

 

Каныкей МАНАСОВА

 


Количество просмотров: 1471