Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы / Публицистика / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве
© Андрей Рябченко, 2012. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 14 января 2013 года

Андрей Александрович РЯБЧЕНКО

Закланный заложник на чужом алтаре…

К 65-летию со дня рождения В.И. Шаповалова

 

В этом году исполняется 65 лет народному поэту Киргизстана, лауреату Государственной премии Киргизской Республики, доктору филологических наук, профессору, критику, поэту Вячеславу Ивановичу Шаповалову. Без преувеличения можно сказать – флагману современной русской литературы республики. 

Обычно российский читатель ли, критик ли, услышав словосочетание «современная русская литература Киргизии» пожимает плечами и недоуменно спрашивает: а что, есть и такая: современная русская литература Киргизии? Да откуда бы там ей взяться!?

Однако вот уже более ста лет в Киргизии живут русские и русскоговорящие и за этот более чем вековой временной промежуток русская литература не только имеет место быть, но и во многом соперничает со своей старшей сестрой – русской литературой России. Вспоминать имя Чингиза Айтматова, писавшего в том числе и, а впоследствии только на русском языке, – уже становится дурным тоном, ибо его билингвизм стал притчей во языцех. Поэтому своевременно вспомнить и других мастеров русского слова, творивших на Тянь-Шане: Н.С. Чекменёва, С.А. Фиксина – поколение, формировавшееся в 30-50-е гг., Е.Г. Колесникова, А.И. Иванова, А.Г. Зарифьяна, А.И. Никитенко, С.Г. Суслову, А.П. Бережного и др. – современных мастеров прозы и поэзии. В этом первом ряду русских литераторов Киргизии прочное место занимает имя Вячеслава Ивановича Шаповалова.

Вячеслава Шаповалова не зря называют критики неким пророком, предвидевшим и предсказавшим не только падение СССР, но и то, в какой ситуации окажется русское население в бывших его республиках. Он первый из тех, что не постеснялись, а скорее не побоялись заявить в своем творчестве эту тему. Шаповалов не только говорит о судьбе «заложников», оказавшихся вне своей страны, не только о тех перипетиях и несправедливостях, непонятности и их ненужности новым странам, но и об отношении, довольно холодном и безразличном России к ним, оставшимся в чужих странах. Эволюция писательского мировоззрения просматривается даже в названиях его поэтических книг, которых к слову у него насчитывается около полутора десятков. Так, начав со стандартного для поэта «лироощущения», первого сборника «Купол неба» в 1976 году, он доходит до попытки понимания культуры другого, чужого киргизского народа, – книги «Кочевье» 1979 года и «Рождение манасчи» 1995 года. Первый звонок, ставшей для него ведущей темы, начинает звучать с конца 80-х и итогом становится сборник «Заложник», вышедший в 1997 году, а как апофеоз (впрочем, кто сказал, что тема исчерпана?) глубоко разработанной теме – книга стихотворений «Чужой алтарь» 2011 года. На неё в октябрьском номере литературного журнала «Знамя» в 2012 году даётся развёрнутая рецензия, говорящая и высоком качестве и оценке шаповаловской поэзии.

Но и в теме потери родины, чуждости и ненужности поколения есть свое развитие. Вячеслав Шаповалов острее и больнее начинает чувствовать окружающую враждебность. Главу «Азийский круг» в сборнике 1997 года предваряет общий эпиграф, взятый из произведения древнерусской литературы «Хожени за три моря» Афанасия Никитина: «Ино, братие русские християня, кто хощет пойти в Ындейскую землю, и ты остави веру свою на Руси…». В сборнике девяностых эти слова звучат, словно бы наставление русским как продолжать жить в изменившемся бытии, как приспосабливаться к окружающему. В этой главе рядом со строками из поэмы «Азийский круг» «Тебе только кажется, что ты дома./ Это дом не твой…» стоят строки из «Баллады о киргизской речи», где есть высказывание:

Я две музыки слышу –
    И сердце их соизмеряет, 
    Рядом с русской речью
    Я слышу киргизскую речь. 

Но в сборнике начала второго десятилетия XXI века этот же эпиграф отнесён лишь к одному стихотворению «Чужой алтарь», давшему название всей книге. И уже здесь – концентрация боли, квинтэссенция глобальной «чужести», когда эпиграф начинает значить иное – он, словно последний гвоздь в крышку гроба, звучащий не как совет, а как безнадёжная констатация факта:

…горька чужая земля плоть чужого зерна
    держу бессловесный пост
    один как камень со звёзд
    чужой здесь даже погост…  

Вячеслав Шаповалов – поэт, мыслящий глобально. В отличие от современной тенденции созерцания собственного внутреннего мира поэтами, саморазглядывания, самобичевания или самовосхваления, что зависит от уровня природной скромности, Вячеслав Шаповалов предпочитает смотреть на мир отстранённо, трактовать происходящее, точно и уверенно подбирая для этого поэтические строки:

Эпохами отобедав,
    этносы прут без цурюков
    от пассионарности дедов
    к трансексуальности внуков

Помимо собственного поэтического творчества Вячеслав Шаповалов известен как крупный переводчик. В его арсенале переводы с киргизского языка, в том числе монументального эпоса «Манас», классиков советской киргизской литературы, переводы с французского, английского, немецкого, испанского, итальянского, греческого, грузинского, таджикского, узбекского, украинского языков.

Труды самого Вячеслава Шаповалова переведены более чем на десять языков, причем не только поэзия, но и литературоведческие научные изыскания. Он автор пяти научных монографий, крупнейший специалист на постсоветском пространстве в области теории художественного перевода, автор фундаментальной «Энциклопедии перевода» — первого подобного в мире труда на данную тему.

Вячеслав Шаповалов один из мостов, связующих в современном мире Российскую Федерацию и Киргизстан. Подтверждением этого является вручение ему президентом России В.В. Путиным ордена Дружбы в 2003 году. В Киргизии он кавалер ордена «Манас» — аналога российского ордена Святого апостола Андрея Первозванного.

Совершенно верно Г. Кубатьян в №10 журнала «Знамя» отметил, что «…русская культура столицецентрична, и про Шаповалова, почти не публиковавшегося вне дома, мало кто слышал. А ведь его творчество придало бы палитре русского стиха незнакомый оттенок». Стоит добавить, что и не только Вячеслав Шаповалов достоин подобного общественного внимания, но и другие русские писатели – настоящие мастера, живущие в Киргизии и Армении, Казахстане и Узбекистане, в других постсоветских республиках, остающиеся верными русскому языку, тонко его чувствующие, развивающие и сохраняющие русскую литературу в своих республиках.

Но, несмотря на всё это, Шаповалов своими стихами словно насмехается над всей этой суетой, хитро поглядывая из-под очков и выводя очередное предсказание:

«…сквозь муть отпечаток искать лишь единственный логос!
   А впрочем, и эта стезя – до поры, до поры…»

 

Андрей Рябченко
    г. Бишкек

 


Количество просмотров: 11522