Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика
© Зарифьян А.Г., 2005. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 26 сентября 2012 года

Анэс Гургенович ЗАРИФЬЯН

Летопись Анэса из Бишкека, сложенная на исходе века вольным поэтическим пером, о великом, грустном и смешном. Книга вторая

Первая книга данной «Летописи…» пришла к читателям накануне 2002 года. Нынешняя, вторая, является составной частью двухтомника, вобравшей поэтические отклики автора на основные социально-политические события жизни Кыргызстана, произошедшие за период с 1990 г. до первых лет нового века. Проблемы материального свойства подзадержали выход этого тома, что, с другой стороны, позволило дополнить его стихами и комментариями, вызванными колебаниями общественной атмосферы 2001-2004 годов, а также кардинальными переменами, случившимися с января по апрель месяц 2005 года.

Публикуется по книге: Зарифьян Анэс Гургенович. Летопись Анэса из Бишкека, сложенная на исходе века вольным поэтическим пером, о великом, грустном и смешном: Сб. стихов в двух книгах: Кн. 2. – Бишкек, 2005. – 570 с. Тираж 100 экз.

УДК 82/821
ББК 84 Р7–5
3–34
ISBN 9967-22-455-X
З 4702010202-04

 

ПОЭТИЧЕСКО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ

в двух книгах

 

Книга вторая

В ПОРЯДКЕ ПРЕДИСЛОВИЯ

Салам, друзья! С трудом, но без обмана, осуществляю то, что обещал.

Пред вами – том о жизни Кыргызстана, который я слагать не прекращал с далёкой перестроечной поры. Одни стихи здесь явственно стары́, другие – в чём-то, может, скороспелы. Встречаются, понятно, и пробелы: ведь к жанру политической игры я не имел прямого отношенья и далеко не всякие явленья в сей книге отражение нашли.

Однако от проблем родной земли, которую сочли за рубежом демократичным самым островком средь прочих государств Центральной Азии, ваш автор, пережив мечты-фантазии, поверьте, никогда не отчуждался.

Хоть и наивным был, и заблуждался, но острые вопросы жгли и жгли, невольно изливаясь на бумагу, и – Долг меня сподвиг к такому шагу – открытой книгой в «Летопись…» вошли (что вовсе не считаю за отвагу).

Я не пророк, не лидер, не герой, а ваш земляк, сказать рискнувший честно про то, о чём не только мне известно. Прочтите ж на досуге том второй.

Автор

 

 

Как известно, инициированные Михаилом Сергеевичем Горбачёвым демократические преобразования расшатали к 1989–1990 годам основу тоталитарного строя – монополию Коммунистической партии Советского Союза на власть.

Попытка Главного архитектора перестройки усидеть сразу на двух стульях – Генерального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР – не удалась. Он вынужден был предпочесть второе.

К столь нелёгкому решению его в немалой мере сподвигла активность самой цивилизованной и либеральной части Союзного парламента, так называемой межрегиональной депутатской группы, душой которой стал академик-правозащитник Андрей Дмитриевич Сахаров. Именно эта когорта прогрессивно мыслящих людей, в т.ч. и коммунистов, сыграла решающую роль в изъятии из Конституции СССР пресловутой 6-й статьи, провозглашавшей руководящую и направляющую роль Компартии в советской стране.

В составе данной группы был и молодой яркий депутат от Кыргызстана – учёный-физик, президент Академии наук Киргизской ССР Аскар Акаевич Акаев.

А в это же время в самом Кыргызстане, считавшемся до того «неизвестной республикой», назревали свои внутренние перемены, являвшиеся отражением общесоюзных. Всплеск национального самосознания (принимавший порой не слишком деликатные формы), падение авторитета республиканской партийной верхушки, столкновение старых коммунистических догм с прогрессивным мышлением, возникновение новых политических движений и партий (Демократическое движение Кыргызстана, «Асаба»), стремление к суверенности – таковы были приметы нового времени.

Данные тенденции ускорил и усилил кровавый межнациональный конфликт на юге республики, вошедший в нашу память под названием ошской трагедии. Из-за недальновидного решения местных партийных органов по вопросу о дележе земельных участков – сначала в г. Ош, а потом в Узгене и др. местах разгорелось безумное противостояние между южанами – кыргызами и узбеками, грозившее превратить страну во второй Карабах.

В той сложнейшей ситуации партийное руководство республики, прямо скажем, растерялось, не смогло принять действенных мер, а затем, в духе хорошо знакомой нам советской пропаганды, попыталось затушевать истинные причины трагедии.

Выручили нас в те страшные дни лишь оперативные действия ещё сохранявшего свою силу союзного центра да грамотные решения заместителя министра внутренних дел республики полковника Феликса Кулова, назначенного комендантом г. Бишкека.

К осени 1990 года расшатывание старой системы управления республикой подошло к критической черте. Группа активистов ДДК во главе с Топчубеком Тургуналиевым объявила бессрочную голодовку, требуя демократических перемен. Партийная же верхушка, понимая, что таковые неизбежны, надеялась, как и раньше, поуправлять этим процессом. По образу и подобию Москвы было решено ввести пост президента – с тем расчётом, что на него чуть ли не автоматически пройдёт (как это имело место в соседних республиках) первый секретарь ЦК Компартии Киргизии.

Однако Кыргызстан оказался менее предсказуемым, что показала внеочередная сессия его Верховного Совета, состоявшаяся в конце октября 1990 года. Хотя тогдашний парламент, избранный по советским законам, оставался традиционно «красным», в его рядах уже не наблюдалось прежнего компартийного единодушия и жёсткой большевистской дисциплины. Депутаты потребовали альтернативных выборов и навыдвигали такое число кандидатов, что ни один и них не смог собрать необходимого количества голосов.

Когда все партийные козыри отпали, демократически настроенная часть ВС и ДДК стала спешно искать другие кандидатуры. Обратились, в частности, к Чингизу Айтматову, который работал тогда послом СССР в Люксембурге. Однако знаменитый писатель ответил отказом и, в свою очередь, предложил подумать о кандидатуре Аскара Акаева.

Сам Акаев находился в то время в Москве, но, после некоторых раздумий, всё-таки дал своё согласие и успел вовремя прилететь в Бишкек.

В итоге депутатского голосования 27 октября 1990 года он стал первым Президентом нашей страны, заявившей 15 декабря того же года о своём суверенитете.

Молодой лидер сразу столкнулся с немалыми трудностями как социально-экономического, так и политического характера. В частности, в республике ожили регионально-клановые настроения. Некоторые горячие головы взялись будоражить общественность разговорами о возможности разделения страны на северную и южную самостоятельные части либо о её конфедеративном устройстве.

Эту утопическую идею оформил в своём письме к депутатам даже такой симпатичный и вроде бы мудрый человек, как литератор-баснописец Мухтар Борбугулов, на что я и откликнулся нижепредставленными стихами.

 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ,
или Об одном географическом открытии местного значения

Вдоль аилов и аулов
Пролетел великий слух,
Что писатель Борбугулов
Обнаружил Север – Юг!
Полюса осилив за год,
Географии знаток,
Он ещё откроет Запад,
Через пару лет – Восток!

Говорят, у аксакала
Грандиозный вызрел план:
Чтоб – ни много и ни мало –
Раздвоился Кыргызстан.

Ведь, к несчастию, доселе
Все картографы Земли –
Где тут Юг, а где тут Север –
Разобраться не могли.

Но писатели владеют
Тем, что прочим не дано.
Превосходную идею
Игнорировать смешно!

Адресованное массам
Письмецо не утаить:
«Землю мудрого Манаса
Хорошо б – перекроить!»

Для начала, как амёба,
Пусть поделится на две.
Север будет жить особо
(С Президентом во главе).

Юг, покончив с перебранкой,
Изберёт Секретаря.
И взойдёт над Сулейманкой
Благоденствия заря.

Половинки разовьются
(Не в длину, так в ширину),
А потом, глядишь, сольются
В Федерацию одну –

Людям в прок, себе на славу!
Станут дружными по гроб!
И Швейцарией по праву
Будет зваться Арслан-Боб.

Впрочем, есть и запасные
Варианты (всяк хорош!):
Дабы к матушке-России
Отошёл старинный Ош…

(А не лучше ль – сразу к туркам?
Иль японцев предпочесть?
Либо – слиться с Люксембургом:
Там хоть наши люди есть!)

Да, байке весьма активен –
Стрелке компаса под стать!
О подобной перспективе
Мы не смели и мечтать!

К счастью выстлана дорога…
Аксакалу – чоњ рахмат!
Жаль, в истории немного
Наш «географ» слабоват.

Будоражит депутатов,
Ан припомнить недосуг,
Что в Соединённых Штатах
Тоже были Север – Юг.

Уж они-то жару дали,
Меж собой ведя войну!
Уж они повоевали
За единую страну!

«Но зато страна какая!» –
Отпарирует байке.
Ладно, мáкул, умолкаю.
…Затряслось перо в руке,
От озноба – дробь зубная,
Холодею наяву!

То не грипп – беда иная:
Я ж на Севере живу,
В незавидной части света,
Где ветра, морозы, льды.
Буду петь теперь, как этот…
Эскимос… Кола Бельды.
Хоть родился в Кыргызстане –
С южным солнцем не знаком.
Псевдонимом Северянин
Подпишусь-ка под стихом.

Январь 1991 г.
«Советская Киргизия», 23 января 1991 г.

 

Как и в России, в Киргизской ССР на тот момент сложилась ситуация двоевластия.

Один полюс власти представлял новоизбранный Президент с его небольшим управленческим аппаратом, другой – ещё не утратившее свой авторитет партийное руководство в лице первого секретаря ЦК Компартии республики Абсамата Масалиева.

Острая дискуссия между ними разгорелась по вопросу о названии страны.

Аскар Акаевич предложил изъять из него набившие оскомину термины «советская» и «социалистическая».

Партийная же бюрократия посчитала сие предложение страшной крамолой. Но в итоге проиграла этот спор.

 

СЛОВОПРЕНИЯ,
или Суета вокруг названия

Разменяли «стольники» на рублики
И – опять играют в политес:
Караул! Из формулы Республики
Дерзкий физик вычеркнул две «С».
Чуть ни век она Советской значилась
(По советам действуя верхов),
А теперь – гляди ж ты! – разлихачилась,
Докатясь до вильнюсских грехов.

Выражаясь «штилем поэтическим»,
В Кыргызстан нагрянула чума!
«Изменил» он социалистическим
Идеалам – слова-то нема!

Пережить такое потрясение –
Всё равно что жабу проглотить.
Не пора ли комитет спасения
(Анонимный) срочно сколотить?!

Ох, не все, видать, наелись «-измами»,
Не у всех присохли животы,
Хоть кормили нас «социализмами»
Трёх сортов – до жуткой тошноты!

«Победивший», даже «окончательный»,
Этот строй, позднее – «развитой»,
Так сумел «развиться замечательно»,
Что пришлось выдумывать «застой».

До сих пор Система бьёт по темени,
Укрепляя в голосе металл.
Ну поймите, – толку ли нам в термине?!
Есть ли прок, что он «гуманным» стал?!

Аль вернулись лозунги убогие
И назад попёрло колесо?!
Примитивно-рабской демагогией
Не дурил ли головы Сосо?

Муссолини, Гитлер да и прочие,
Охмуряя ловко свой народ,
Не рядились в «социал-рабочие»?
Коммунизм не строил ли Пол Пот?

В рай земной шагали мы с бравадою…
Только как прикажешь объяснить,
Почему Эдем Олимпиадою
Нам пришлось однажды заменить?

И Советы – тоже шутка спорная,
Порожденье коммунарских лет.
На дыбах стоит страна «покорная»!
Тьма Советов – да ответов нет.

Кто сказал, что только Власть Советская
Видит в оба праведную цель?
Может быть, она мудрей, чем шведская
Или там французская модель?

Может быть, Испания с Италией
Процветать по-нашенски хотят?
Может быть, Япония с Австралией
На талонах, нищие, сидят?..

Так кончайте, граждане, жонглировать
Словесами, мёртвыми давно.
По-шамански классиков цитировать
В наши дни, ей-богу же, смешно!
Раздувая дохленькие углики,
Только дым пожнёте да дурман.

Лично мне не стыдно жить в Республике
(Без затёртых штампов) Кыргызстан –
При её красе, многоязычности,
Трудных днях с мечтами пополам…
Да ещё была б свобода Личности,
Да ценились люди по делам! –
С уваженьем к духу каждой нации.

И народ – осмелюсь утверждать –
На крутых путях к Цивилизации
Не изволит даже вспоминать
Отошедший к области предания,
Надоевший людям политес.

Ведь живёт же новая Германия –
И весьма неплохо! – без «SS».


Январь 1991 г.
«Советская Киргизия», 9 февраля 1991 г.

 

Демократические взгляды раннего А. Акаева далеко не всегда поддерживались не только коммунистической верхушкой, но и Верховным Советом Киргизской ССР, сформированным ещё по старым канонам, под «чутким партийным руководством».

Надо признать, что республика переживала тогда и всплеск национального самосознания, который подчас не обходился без националистических перекосов.

К примеру, в предложенном Верховным Советом проекте республиканского Земельного кодекса говорилось, что земля является достоянием кыргызского народа.

Учитывая многонациональный состав страны и памятуя о недавнем ошском конфликте, Аскар Акаевич наложил вето на данную статью Кодекса, предложив единственно корректный вариант: «…народа Кыргызстана».

 

ВЕДЬ НЕ ПЫТАЕМСЯ МЫ НЕБО НАЦИОНАЛЬНЫМ ОБЪЯВИТЬ…

Земля принадлежит
                      народу
…Зачем мутить
                      усердно воду
И злые страсти
                      распалять?

Кому-то надо
                      непременно
Дождаться нового
                      Узгена,
Делянки кровью
                      поливать?!

Земля принадлежит
                      крестьянам:
Кыргызам, русским ли,
                      дунганам… –
Всем, кто готов ей
                      послужить
Во имя жизни, мира,
                      хлеба.
Ведь не пытаемся мы
                      небо
Национальным
                      объявить!

Земля всеобща! –
                      вспомним это.
И суть акаевского
                      вето –
Не ущемить исконных
                      прав.
Зря многолюдный
                      наш парламент
В том видит мину
                      под фундамент
И демонстрирует
                      свой нрав.

Зря близорукость
                      праздник правит.
Не Президент –
                      так жизнь заставит
До смысла здравого
                      дойти.
К цивилизации
                      дорогу
Не просто пролагать,
                      ей-богу!
Ну, да иного
                      нет пути…

27 июня 1991 г.
«Слово Кыргызстана», 13 июля 1991 г.

 

Как уже говорилось, Аскар Акаев стал первым Президентом нашей страны 27 октября 1990 г., когда республика ещё являлась советской. За его избрание проголосовал Верховный Совет Киргизской ССР.

Антиконституционный августовский путч 1991 года, который попытались осуществить некоторые представители руководства КПСС, явился для зарождающейся кыргызской демократии и лично Аскара Акаевича, пожалуй, самым серьёзным испытанием. Надо признать, что из него он вышел достойно. Когда ещё было не ясно, чья возьмёт, когда отмалчивались руководители более крупных соседних республик, молодой Президент Кыргызстана чётко и недвусмысленно сказал путчистам «нет».

В этом его поддержали многие: и ближайшие в то время соратники – руководитель аппарата Эднан Карабаев, глава МВД Феликс Кулов и депутаты во главе с председателем Верховного Совета Республики Медетканом Шеримкуловым, и, главное, большинство прогрессивно мыслящих граждан.

Как говорится, «нет худа без добра»: путчисты, сами того не предполагая, ускорили процесс суверенизации союзных республик, и 31 августа того же года наша страна, приняв Декларацию о независимости, стала именоваться Республикой Кыргызстан (позднее – Кыргызской Республикой).

А Аскар Акаев сразу же пошёл на всенародные (хотя и безальтернативные) выборы, легитимизировав 12 октября 1991 г. свои полномочия главы нового суверенного государства.

Автору этих строк выпала в те дни честь возглавлять республиканский общественный комитет в поддержку кандидатуры Аскара Акаевича и немного поработать пером.

 

ДОВОДЫ В ПОДДЕРЖКУ КАНДИДАТА – ЯЗЫКОМ ЛИСТОВКИ И ПЛАКАТА

Читайте,
           кто он, лидер наш:

…Родился в солнечном Кемине.
Был слесарем на «Фрунземаш»
(О чём там помнят и поныне).
Затем – студенчества года
В ЛИТМО,
           в любимом Ленинграде.
Он был отличником тогда
И видным аспирантом, кстати.

Потом вернулся в ФПИ,
Где ассистентом проработал,
Но, не забыв мечты свои
Научные,
с большой охотой
В докторантуру поступил –
Вновь на брега Невы уехал…
А докторскую защитил
В восьмидесятом,
                   и с успехом!

Трудясь на кафедрах АСУ
И ЭВМ же, в Политехе,
Он излагал студентам суть
Премудрой физики.
                      Те вехи
Известны: книги и статьи,
Круг им взращённых кандидатов;
Открыл он в стенах ФПИ
Лабораторию когда-то,
Где изучают до сих пор
Голографические тайны.
Представьте: в 40 лет – член-корр.!
(И, полагаю, не случайно.)

Тут перестройка началась
На территории Союза,
И наш герой
           (прямая связь)
Отдел науки да и вузов
Был призван укреплять в ЦК,
Но не усвоил хитрых правил –
К свободе рвясь наверняка,
Дела цековские оставил
Да в Академию ушёл,
Где назывался первым вице-;
Работал искренне, с душой,
И постепенно, без амбиций,
Освоил главный кабинет.
К тому же
           на волне тех лет
Сей академик молодой
Был выдвинут в Совет Верховный.
Остался там самим собой,
Но закалился, безусловно,
Как политический боец –
Разумный, чуткий к оппонентам.
А в 90-ом, наконец,
Стал первым
           нашим Президентом.

~~~~

С тех пор прошёл всего лишь год,
Но видит, чувствует народ,
Что Президент без колебаний
Людей к согласию ведёт.
Поборник суверенитета,
Он наложил мгновенно вето
На непродуманный закон.
Теперь вопрос с землёй решён
Во благо всех живущих граждан.

Он пресекал – и не однажды –
Нацчванство, местничество, ложь;
Не поступился ни на грош
Правами личности;

Умело
           берётся
За большое дело
                      экономических реформ;

От правовых, законных норм
Не отошёл ещё ни разу;

Не обольщает звонкой фразой,
А честно правду говорит;

Вне партий и платформ стоит;

С соседями умеет ладить –
Спокойствия и мира ради.

Но как был твёрд
           в период путча,
Когда вовсю
           сгустились тучи
Над мыслящими головами!

Теперь, друзья,
           решайте сами
К двенадцатому октября:
Зря выдвинут
           или не зря?

~~~~

Консерватор и «левак» –
два сапога пара.
Ну а тот, кто не дурак,
предпочтёт Аскара!

~~~~

Пройдя через сомнений лес,
Он вышел из КПСС,
Чем неожиданно ускорил
Демократический процесс!
Но лучшее из всех решений,
Умнейший из его шагов –
На коммунистов нет гонений,
Нет вечных поисков врагов.

~~~~

Не в правилах Акаева
Былых вождей охаивать.
Он знает: дело пошлое –
Валить грехи на прошлое.

~~~~

В технике оптической
                         да и вычислительной –
Спец Аскар Акаевич!
                          Видно, потому
Взгляд – реалистический,
                          интеллект – решительный,
Быстрота реакции
                          свойственны ему.

~~~~

Как много появилось президентов!
Как мало среди них интеллигентов,
Способных на лирические чувства,
Так ценящих науки и искусства!

~~~~

Отличный возраст – 47!
Не юн, но и не стар совсем.
Здоровье? – это не вопрос:
Вполне способен бегать кросс
И горы покорять всерьёз!

~~~~

Смелей реформы веди,
                          Аскар!
Нам нужен рынок,
                          а не базар!

~~~~

Журналисты,
            не скатитесь к прежнему!
Вы не посвящайте,
            словно Брежневу,
Президенту
            царственные оды.
Есть на свете
            бóльшие заботы!
Не старайтесь,
            в писчий раж войдя,
Делать из Акаева
                     вождя,
То в глаза заглядывать,
                        то в рот –
Человека
            ценит в нём
                        народ.

~~~~

Вы вообще не голосуете,
Перед реформами пасуете?
А, может быть, вам просто лень
Взять да заполнить бюллетень?
Что ж, ваше дело, ваше право…
Но выбор власти – не забава.
Сегодня дремлем равнодушно –
А завтра пожалеем дружно…

~~~~

Эти выборы –
            не дань текущей моде.
Коль опору
            Президент
                        найдёт в Народе,
То и в нём –
            хочу надеяться –
                                Народ
Бескорыстного
            защитника
                        найдёт.

Октябрь 1991 г.
«Слово Кыргызстана», 5 октября 1991 г.

 

Правительственные чиновники вознамерились отобрать у журналистов их традиционное здание по ул. Кирова (ныне Абдумомунова, 193) и разместить там какие-то зарубежные посольства. А пишущей братии предложили переселиться в неприспособленное помещение на ул. Правды (в н. вр. – ул. Султана Ибраимова).

 

ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ?!

Дражайший Кабинет министров,
Не обижай ты журналистов!
Они и так борцы за правду –
Не выселяй же их на Правду,
В полуотстроенный «дворец».
Будь милосердным, наконец!

Шесть лет отстаивали гласность,
И вдруг – такая несуразность?!
Достойных рыцарей пера
По-барски выгнать со двора?!

Никто не против хлебосольства.
Но неужели под посольства
Чего другого не нашлось?

Зачем будить обиду, злость
И недоверье к новой власти?

Партийно-аппаратной касте –
И той, пожалуй, стало б стыдно
За этот финт недальновидный.

У вас, в громадном Белом доме,
Как и в любом былом райкоме,
Чай, хватит места для послов.

А от обшарпанных углов
И ветхой мебели редакций
Навряд ли курс моральных акций
Премьер-министра возрастёт.
(Кто там бывал – меня поймёт.)

Любезный Кабинет министров,
Прошу, не трогай журналистов.
Не стоит старый стиль копировать.
Оставь им здание по Кирова!

Октябрь 1991 г.
«Вечерний Бишкек», 14 октября 1991 г.

 

К 1992 году Кыргызстан, как и другие постсоветские республики, ощутил на себе все «прелести» инфляции и спада производства.

По данным местных социологов, введение свободных цен и резкое удорожание жизни в стране привели к резкому росту числа абортов.

 

ВЫКИДЫШ

Стоило товарам вздорожать
(В третий раз, а может, и в четвёртый),
Расхотелось женщинам рожать –
Толпами помчались на аборты!
Мужики, возьмите на прицел
Горький факт, что род наш доконает!
Общий результат свободных цен
Выкидыш весьма напоминает.

Январь 1992 г.
«Слово Кыргызстана», 25 января 1992 г.

 

ОТ СЕССИИ ДО СЕССИИ

Поэтические репортажи с заседаний Верховного Совета («легендарного» парламента) Кыргызстана

Получив на октябрьских выборах поддержку 95,3 % избирателей, Аскар Акаев постепенно взял на себя основные функции управления страной. В тот период это казалось оправданным, т.к. предотвращало опасность двоевластия, связанного с наметившимся противостоянием Президента и Верховного Совета, возглавляемого Медетканом Шеримкуловым.

Конфликт интересов особенно ярко стал проявляться на сессиях ВС, в частности на мартовской 1992 года, где обсуждались следующие основные вопросы:

– о структуре государственной власти;
– о государственной символике (флаге) Кыргызстана;
– об отмене статьи уголовного кодекса, запрещающей многожёнство;
– и, наконец, об установлении господам-товарищам депутатам пожизненных пенсий.

Особый гнев парламента вызвали журналисты, обвинённые в искажённой подаче информации о деятельности депутатского корпуса.

 

МАРТОВСКИЕ ИГРЫ

Здóрово и весело
Проходила сессия!
...Спервá, в порядке увертюры,
Перелопатили структуры:
Чтоб дело спорилось бодрей,
Убрали госсекретарей,
Зато ввели вице-премьеров.
По ряду западных примеров,
Достичь пытаясь совершенства,
Создали фонды и агентства,
Агентства и опять же фонды…
Агентов – тьма! Одни джеймс бонды!
(Из кастовой номенклатуры.)
Такой надёжной агентуры
Сам Буш, пожалуй, не имеет,
И этот факт нам душу греет:
Есть шанс, что выйдем из депрессии!
Но, господа, вернёмся к сессии.

Слаженно и весело
Проходила сессия!
Хоть депутаты-бедолаги
И долго спорили о флаге,
Но это даже хорошо!
Парламент всё-таки нашёл
Паллиативный вариант
(Тут Касымбекова талант
Во всём размахе проявился) –
И над сенатом нашим взвился
Не синий, и не голубой,
И не зелёный (Бог с тобой!),
А флаг, вполне привычный массам:
Под красным знаменем Манаса –
Алга!
     На флаге – солнца круг,
А в центре солнышка – түндүк
(Верхушка азиатской юрты).
Теперь мы, вроде, не манкурты
И, вроде, не большевики.
Но – ближе к телу, мужики!

Здóрово и весело
Проходила сессия!
Брось журналистское пижонство!
Важней проблемы многожёнства
Я лично ничего не знаю
И депутатов понимаю.

Ну как прожить весь век с женой,
Пускай законной,
                    но одной?!
Вот три – совсем иное дело!
Та – для души,
                    а та – для тела,
А третья – обеспечит быт.

Нет, зря, сограждане, забыт
Завет мудрейших аксакалов.
Одной жены сегодня мало!

Вот ежели с пяток набрать,
То смогут мужа содержать,
Оберегать его и холить.
Не надо никого неволить!

Эх, жаль, джигиты, что пока
Не удалось внести в УК
Столь долгожданную поправку
И снять жестокую удавку
С десятков тысяч тощих шей
Истосковавшихся мужей!

Но особо весело
Завершилась сессия!
Наиважнейшее – решили,
А всяку мелочь отложили
До более погожих дней
(Ну, медицину там… –
                              фиг с ней!
Народное образованье…).
И на финальном заседанье
Участники нелёгкой сессии
Себе установили… пенсии.
Пожизненные! За труды!

А говорят, совсем пусты
Запасы нашего бюджета…
Но для Верховного Совета
Не пожалеем я и ты
Ни «деревянных», ни «таньги»
(Чтоб только подпитать мозги),
Ни баксов, ни иной валюты.

А журналисты все – зануды,
Завистники и критиканы.
Не понимают, горлопаны,
До чего же весело
Проходила сессия!

Март 1992 г.
«Слово Кыргызстана», 22 августа 1992 г.

 

Ещё больше поводов для «веселья» дали летние заседания депутатского корпуса.

 

ИЮЛЬСКИЕ МАНЁВРЫ

Серия 1-ая

Июнь переползал в июль,
Живое парилось в истоме…
Податься бы на Иссык-Куль! –
Так нет же, снова в Белом доме
Собрали «доблестный» сенат,
Что станет вскоре «мажилисом».
Регламент загодя расписан:
Всего вопросов пятьдесят
Поставлено на обсужденье.
Жара! Все преют… –
                          значит, пренья
Довольно жаркие грядут,
Причём с учетом пополненья:
Два новых депутата тут
Уж принимают поздравленья
За их былые «достиженья»,
За их застойный «славный» труд.

Непредсказуема Судьба!
А впереди – опять дебаты…
…На площадь вышла «Асаба»,
Неся суровые плакаты:
Мол, Президента отлучить
От дел правительственных;
Разом
          язык кыргызский изучить;
Премьера – снять;
                          одним указом
Телеагентство передать
Во власть Верховного Совета.
(Коль и в России хохма эта
Пройдёт – вот будет «благодать»!)

Меж тем
           в парламенте
                            сквозь сон
(Как справиться с жарой проклятой?!)
Был принят быстренько закон
О наших юных дипломатах,
Которых, правда, раз-два-три –
И всё,
        и больше не отыщешь.
Но завтра счёт пойдёт на тыщи –
Хотите, заключим пари?!
…Вторым пикантнейшим моментом
Стал билль о чести Президента,
Вернее, о её защите.
Как ни крутите, ни вертите,
Не удалось разжечь пожар,
Поскольку снял вопрос Аскар,
А с ним и страсти заодно.

Иное было суждено
Проекту новой Конституции:
Чтоб у А.А. остались куцые,
А не реальные права.
Проект грозил для большинства
Утратой власти депутатской
(Особенно в Джалал-Абадской
И прочих жарких областях).
На стратегических путях
Вновь обостряется борьба…

Рисунки нового гербá
(Все восемнадцать!) отклонили.
А дальше встречу превратили
В съезд композиторов.
Хвальба
          досталась сразу двум поэтам,
Сумевшим сотворить дуэтом
Текст государственного гимна.
Но музыка – она ж интимна!
Что ни творец – большой талант!
У каждого – свой вариант.

Весь день с утра,
                    развесив уши,
Парламент слушал,
                        слушал,
                                 слушал
И выдал в предвечерний час
Трём композиторам наказ:
Поскольку все они известны,
Пусть поработают совместно
И на троих сообразят
Тональность общую, и лад,
И ритмику родного гимна,
Поделят гонорар взаимно
И станут Моцартом втроём.
А мы им дружно подпоём
Под нашим ярко-красным флагом!

Да, кстати, следующим шагом
Стал о символике сыр-бор.
Похоже, стародавний спор
Историки не завершили.
И впрямь, сенату доложили
О горестной ошибке века:
Мырза писатель Касымбеков
Ввёл в заблуждение народ:
Манас – не Щорс!
                      Идя в поход,
Не собирал он, как Будённый,
Дивизии краснознамённой!
Другие почитал цвета! –
Проблема, в общем, не проста
И долго будет обсуждаться.

А нам пора уж возвращаться
К финалу серии.
                     Итак, 
Поставив под сомненье флаг,
Сенат затребовал буфеты,
А также свежие газеты
И кое-что из прочих благ,
Тем доказав своё могущество!

…Проект о Фонде госимущества
Прошёл,
но только потому,
Что так сенату самому,
Наверное, угодно было.
Власть высшая постановила
Фонд подвязать… к самой себе!
Теперь они – в одной арбе
И могут вывалиться вместе,
Коль на одном и том же месте
Торчать продолжит этот воз.

…С образованием вопрос,
Как и весной, опять замяли;
Министра раскритиковали:
«Уж больно задирает нос
И слишком многих поснимала».
Но, братцы, этого ведь мало,
Чтоб, продлевая перенос,
«Зарезать» целую программу!
Хотя бы пощадили даму,
Не доводя её до слёз!

…Минздраву больше повезло:
Всё гладко, вроде бы, прошло,
И принят радужный пакет.
Одна беда: финансов нет,
Да кадры лучшие «линяют»,
Да слабовато поступают
Лекарственные препараты…

Но чоң рахмат вам, депутаты!
Когда недуг прижмёт сурово,
Я всё же буду застрахован
И обрету в земле покой,
Имея полис страховой –
Гарант лечебного процесса!

…И вновь не угодила пресса
Высокородному сенату!
Нашли, понятно, виноватых
И дружно приняли проект:
Как рты заткнуть, пока не поздно.
Теперь попробуй о сурьёзном
Сказать смешно –
и сам в объект
Гонений злобных превратишься.
Ну что, собкор, ты не боишься?!
Пиши – посмотрим на эффект…
Вдруг гласность
                   всё же станет нормой?!

…Дав прессе бой,
сенат реформой
Решил заняться, наконец.
Сам МВФ – великий спец! –
Корпел над этим документом.
Довольно жить одним моментом!
Пора бы о грядущем дне
Всем вместе думать наравне!
Но депутаты обсуждали
Одно:
       кто должен при провале
Уйти в отставку?
                   Президент?..
Премьер?..
               Иль весь истэблишмент?..

На что Акаев им заметил,
Что будут все и вся в ответе,
Что в общей связке рухнут вниз
Он сам, премьер и… мажилис.

Ну что ж, ответ весьма достойный.
Программу приняли спокойно,
Вздохнули умиротворённо
И кончили традиционно:
Спекли себе же сладкий крендель –
Увеличение стипендий
И разбежались, как хотели,
До встречи через три недели.

 

ИЮЛЬСКИЕ МАНЁВРЫ

Серия 2-ая

…А восемнадцать дней спустя
Была продолжена работа –
До хрипа! до седьмого пота!
Уже нисколько не шутя!

Вы спросите, с чего бы вдруг
Такие разгорелись страсти?
Да просто всё: вопрос о власти
Был вынесен на общий круг.
О Конституции шла речь,
О новом Основном Законе.
И тут, без долгих церемоний,
Из зала грянула картечь!
Былая партноменклатура
Вскричала хором:
«Диктатура,
А то и худшее грозит
И нам,
        и детям-внукам нашим!
С Акаевым не сваришь каши!
Как меч, над нами он висит
С его реформами и прочим.
И без того острó заточен!
Так кто ж угрозу отразит,
Коль не всевидящий парламент?!»
Забыв про отдых и регламент,
Весь депутатский зал бузит…

Недавний секретарь партийный
Сказал, что к власти самостийной
Ведёт акаевский проект,
Что скроен под одну команду
(Ай, превратимся мы в Уганду!), –
Похоже, произвёл эффект…

Вслед выскочил другой оратор –
И то же самое: «Диктатор!..
Насилье!.. Авторитаризм!..»
Ну прямо Робеспьер в Конвенте!
А год назад, задраив «вентиль»,
Привычно славил коммунизм,
Не помышляя о Свободе.
Теперь же демократом вроде
Заделался
            (каков комизм!),
А Президента,
                как тирана,
Клеймит.
          Должно быть,
                          за баранов
Нас принимают, ей-же-ей! –
Вот потому и выступают.
Но голые зады сверкают
У многих бывших королей.

Давайте ж мыслить
                      не по-детски:
Чем плох,
            простите,
                        президентский
(Вы почитайте!) вариант?
Не спорю,
            есть в нём недостатки,
Но для чего игрульки в прятки?

При чём тут якобинский бант
И первомайская гвоздика?!
В парламенте дошли до крика
Не из-за лука или мант,
А по совсем иной причине:
Как только глубже изучили
Статью 6-ю
              (вот компот!),
Так сразу скопом и восстали,
Не пережив одной детали –
Своей отставки через год,
То бишь досрочного ухода.

А слёзы о судьбе народа,
О подавлении свобод –
Всё это камуфляж банальный.

Акаев – всё-таки реальный,
А не «карманный» Президент.
Хоть без диктаторских замашек –
Его в парламентский кармашек
Не сунешь!
             Данный инцидент
Глаза на суть
                 откроет многим…
«Не пририсовывайте ноги
                                   змее…»,–
В сердцах сказал Аскар,
И это, в общем, справедливо.
Работать надо терпеливо,
А не копить под крышкой пар,
В момент удобный выпуская.
Не зря обиделся Акаев,
Но, верю, выдержит удар,
Не станет он Елизаветой
Иль кем-то вроде Пиночета,
Поскольку сам – интеллигент.
А политические козни
Воспримем, граждане, серьёзней:
Похоже, что настал момент
Помочь Акаеву – иначе
Вовек не видеть нам удачи.
Парламент – шумный инструмент,
А власть должна быть и цивильной,
И, главное, разумно-сильной,
Покрепче, чем иной цемент,
Не жалкой и не инфантильной,
И не пустой,
                как импотент!

Июль 1992 г.
«Слово Кыргызстана», 22 августа 1992 г.

 

Кубану Мамбеталиеву, автору смелой публицистической статьи «Вверх ногами с лапшой на ушах», направленной против разжигания националистических страстей в Кыргызстане

 

НА ПОЗИЦИЯХ УМА

В истеричном шуме-гаме –
Не вожак, не башкарма –
Он стоит двумя ногами
На позициях Ума.

В каждом слове мысль искрится,
За людей болит душа!
Да, такой не согласится
Жить с лапшою на ушах.

Да, такой и впрямь восстанет,
Коль почувствует обман,
Но заваривать не станет
С «патриотами» лагман,

Лозунг бодренький не кинет,
Сам не купится на ложь.
Да, такого на мякине,
На лапше не проведёшь!

Нацпижонство, бесовщина...
Их расчёт – на дурака.
Брат Кубан, ты молодчина!
Вот тебе моя рука!

Так и дальше – сердцем слушай,
Думай, действуй и пиши,
Наши уши, наши души
Очищая от лапши.

Август 1992 г.
«Вечерний Бишкек», 11 августа 1992 г.

 

Получил на днях письмо с угрозами, подписанное инициалами К.Р.С. (крупный рогатый скот, что ли?)

Носителю инициалов и ему подобным посвящаю.

 

ИЗ-ЗА ВАС – НЕ СБЕГУ!

Времена превосходные –
Нет причины скучать!
…Вот и письма подмётные
Стал уже получать:
Примитивно-утробные,
С матом в разных местах,
Омерзительно-злобные,
На помятых листах.

Тщатся их сочинители:
Сгинь-де с нашей земли!..
Ох и храбрые мстители –
Мать честнáя! – пошли.
Завывают шакалами
В первобытном лесу,
Скромно
           инициалами
Подписавшись внизу.

Нет, писцы безымянные,
Здесь и наша земля –
Эти горы туманные,
Арыки́, тополя,
И знакомые улицы,
И небесная высь…
Я не стану сутулиться,
Мелким бесом трястись;
Я не склонен заискивать,
Жить молчком да тишком,
Путь к отъезду подыскивать,
Прозябать червяком,
Раболепствовать скованно
(Было так на веку…)
И с земли, что дарована,
Из-за вас – не сбегу!

Это всё – провокации,
Злобой пачканный лист.
Никогда сыном нации
Не считался нацист.
Доводилось с кыргызами
В счастье жить и в беде.
Крысы ж
            злобными крысами
Остаются везде.

Потому и пытаются
Анонимно грозить,
Потому и стараются
Побольней укусить.
Только вопли с угрозами
Мне, ей-богу, смешны:
Лишь на свалке
с отбросами
Крысы те и страшны.

8 августа 1992 г.
«Слово Кыргызстана», 12 августа 1992 г.

 

Некоторые деятели из последнего состава ЦК Компартии Киргизии, поддержавшие в августе 1991 г. действия ГКЧП, вновь подняли головы и обрушились с критикой на Президента А. Акаева.

 

АВГУСТЕЙШИМ ВОЗРОЖДЕНЦАМ

Лишь год назад –
                    вприпрыжку за путчистами,
А нынче вновь
                    хотят казаться чистыми?!
Лишь год назад
                    с былых высот слетели,
А нынче вновь
                    триумфа захотели?!

Лишь год назад –
                    во фрунт перед Янаевым!..
А нынче
                    ишь как борются с Акаевым!
Но, может, хватит
                    пыль пускать в глаза?!
Мы помним
                    их «геройство» год назад.

Август 1992 г.
«Вечерний Бишкек», 19 августа 1992 г.

 

Какие только виды налогов не изобрело наше находчивое чиновничество: с продаж и от прибыли, дорожный и пенсионный, в фонд стабилизации и соцстрах… Но особый «восторг» у предпринимателей вызвал т.н. НДС (налог на добавленную стоимость), достигший 28%!

 

НА ТЕМЫ БИЗНЕСА

ОБЛОЖИЛИ!

Ценю я
          нашу власть прославленную,
Демократическую власть!
Налог
          на стоимость добавленную
Не даст чиновникам пропасть!
Как встарь,
          скопировав с московского
Свой, «независимый», Указ,
Размер
          налога «горбачёвского»
Верхи превысили… в 6 раз!

За государством
          не угонишься! –
Три шкуры с каждого сдерёт.
Народ,
          умом ты скоро тронешься! –
Предвидеть можно наперёд.

Воздай за всё: за страхование
(Страх – неизменный наш налог),
Стабильность оплати заранее,
А следом и ремонт дорог
(Которые не ремонтируют),
Да треть от прибыли отрежь...

С трибун
          за бизнес агитируют –
Но вечную латают брешь
Путём экспансии грабительской,
Ведь 28 – это край!
С такой политикой любительской
Страна навряд ли въедет в рай.

Власть
        разъяснить не удостоилась,
Как
       малый бизнес укреплять?
И про добавленную стоимость
Не стоит что-то добавлять.

Снесём
          и это унижение –
Вновь всё за нас
                    смогли решить.
А мы
       налогообложение
Лишь матом
               можем обложить!

1992 г.
«Панорама», № 41, октябрь 1992 г.

 

Из-за странной политики Национального банка в Кыргызстане всё сильней ощущается дефицит наличных средств («налички», или «нала»).

 

ПРО «НАЛ»

Госбанк – большой оригинал!
Прибрать к рукам он хочет «нал»,
Взяв странную привычку
Не выдавать «наличку».

А если даже выдаёт,
Сначала в цепи закуёт
Беднягу бизнесмена,
Ограбив непременно!

Отсюда вот какой финал:
Кто поумней, тот прячет «нал»
И с ним сидит, как в танке,
Кляня родные банки
Да кой-какие личности, –
С того и нет наличности…

15 августа 1992 г.
«Панорама», № 41, октябрь 1992 г.

 

***

Места, где бизнес как-то дышит,
Чиновник красной меткой метит.
У тех, кто не имеет «крыши»,
От всех «наездов» «крыша едет».

Август 1992 г.

 

Решение Президентов Б.Н. Ельцина и А.А. Акаева об открытии в г. Бишкеке Кыргызско-Российского Славянского университета было встречено в штыки некоторыми местными «ультра-патриотами» из партии «Асаба» и Демократического движения Кыргызстана (ДДК).

 

О СЛАВЯНСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ
(и не только о нём)

Ведомые рассудком в кой-то веки,
Решили власти в городе Бишкеке
(Сие для кыргызстанцев не секрет)
Открыть Славянский университет.

…Не самое удачное названье?
Но цель была одна – дать людям знанья
На русском, да и прочих языках.

Ан, видно, у кого-то там в мозгах
Зашкалило, заело, заискрило:
Как будто злая вражеская сила
Намерилась вломиться в Кыргызстан.

«Что б ни было, сорвём коварный план!» –
Мгновенно возопила «Асабá»,
И началась по воробьям стрельба,
Зовущаяся акцией протеста.

Им говорят, что в новом вузе место
Найдётся для кыргызской молодёжи;
Им объясняют, что Россия тоже
Готова содержать подобный вуз, –

Нет, знай себе бубнят: «Былой Союз…
Империя… осколки шовинизма!..»

Дошло уже, простите, до комизма –
Мол, список заговорщиков таков:
Акаев, Ельцин, Янцен, Журавлёв.

Всё ДДК буквально стало в позу:
«Таит в себе смертельную угрозу
Кыргызско-русский университет!
Он подрывает суверенитет
И отнимает деньги у… «Ашара».
До межнационального пожара,
До пропасти остался только шаг!
Указ Аскара поводом для драк
(По образцу молдавскому?) послужит…»

От этой чуши просто вянут уши!
Вот мастаки навешивать собак,
Когда хотят и на кого угодно,
Да как всегда под соусом народной
Идеи и защиты языка.

Послушаешь – тягучая тоска
Одолевает, Господи, и скука.
При чём тут языки, при чём наука,
Как и любой другой разумный довод?!

Вождишкам самозванным нужен повод
Для собственных истошных провокаций,
Чтоб на волне эмоций удержаться
И лидерами грозными прослыть.

Отсюда – их храбрячество и прыть,
Рассчитанные лишь на дураков –
Славянских ли, кыргызских простаков
(Тут нация значенья не имеет).

Но, думаю, народ не одуреет
И сохранит достоинство и мир,
А сам я не воскликну, как Шекспир:
«Нет повести печальнее на свете,
Чем… о Славянском университете!»

26 сентября 1992 г.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Скачать полный текст книги в формате Word

 

© Зарифьян А.Г., 2005

 


Количество просмотров: 1413