Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Про любовь
© Мельников В.Я., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Опубликовано 10 ноября 2008 года


Валентин Яковлевич МЕЛЬНИКОВ

Маленькая прелюдия

Воспоминания о несостовшейся любви в золотую пору беспечной молодости

Из книги: Мельников В.Я. Сочинения. – Б.: Просвещение, 2003. – 598 с.


ББК 84 Р7-4
УДК 82/821
М-48
ISBN 9967-02-296-5
М 4702010202-03

 

Место, куда ему, не избалованному дальними странствиями, предстояло съездить на отдых, представлялось таким же экзотическим, как остров с пальмами где-нибудь в южных широтах Земли. Может, это было всего лишь плодом воображения, но именно романтическая экзотика больше всего манила его в этот субтропический уголок Кавказа, где зеленые горы и теплое море сходятся вместе и где много, как он вычитал в путеводителе, уютных приморских городков и сел с такими прелестными названиями – Хоста, Дагомыс, Лазоревское, Туапсе, Джубга…

Радостное предвкушение поездки будоражило Владислава с того самого дня, как выпала редкая удача получить в разгар лета отпуск и путевки на себя и жену в дом отдыха под Туапсе. Однако лететь пришлось порознь, поскольку жену задержали дела на работе. Аэропорт Адлер встретил банной духотой. Хотелось тут же, бросив все, искупаться в море, но надо было спешить – дальнейший путь был неблизкий. Сначала следовало добраться до железнодорожного вокзала в Сочи, оттуда электричкой до Туапсе, а там с привокзальной площади дежурные автобусы, как уверяла инструкция в путевке, напрямик развозили отдыхающих по здравницам. При таком маршруте, дай Бог, успеть добраться до места хотя бы к вечеру, если, конечно, не будет задержек. Но где там! Очередной автобус на  Сочи ушел пять минут назад, другой ожидался почти через час. Надежды скоро уехать не оставляли и такси, за ними была длинная очередь.

Владислав присел на свободную скамейку у клумбы с голубыми гортензиями, размышляя как лучше поступить: ждать автобус или попробовать пробиться к такси. И тут удача снова улыбнулась ему. Подошел веселый кавказец и, поигрывая цепочкой с ключом зажигания, предложил:

— Не теряй золотое время, дорогой, садись в мою машину, осталось как раз одно место. Довезу с ветерком и лишнего не возьму.

 Шофер не соврал. Видавший виды «Жигули» летел по узкой дороге, не сбавляя скорости на бесчисленных поворотах, стремительно нырял в туннели из переплетенных ветвей деревьев и лишь изредка притормаживал перед кучами сырой красной глины и камней, намытыми с горных склонов недавним ливнем. Иногда темный полог леса прерывался, распахивалось небо, весь простор сбоку от дороги заполнялся серебристо-голубым сиянием моря. По другую сторону пышная зелень укрывала предгорья, о которых местами напоминали отвесные скалистые стены, расчерченные плитами геологических напластований.

Глядя на  мелькавшие пейзажи, Владислав не переставал удивляться буйной силе, обилию и разнообразию здешней растительности, цеплявшейся корнями за малейшие выступы и трещины в камнях.

Благодаря лихому водителю он прибыл на место засветло и сразу же был устроен в коттедже, в комнате на двоих с отдельным входом. Каждому приезжему на отдых знаком  этот приятный момент и именно с него по-настоящему начинается отдых.

Благополучно устроившись, Владислав совершил маленькую прогулку вокруг своего нового жилья и остался доволен. Коттедж стоял на сосновой поляне среди кустов сирени и лещины. Асфальтовая дорожка вела от него к главному корпусу дома отдыха, слева зеленели плавно возвышающиеся горы, справа в просветах между соснами синело море. Ступая по опавшей рыжей хвое, он вышел к высокому крутому обрыву над морем. Внизу серую полоску гальки отделяла от воды белая бахрома прибойной, ритмично подгоняемой волнами пены. На тучных спинах береговых камней играли последние блики заката. Был как раз тот момент, когда усталое солнце, обливаясь красным потом, величаво тонуло в воде. Как только совсем стемнело, воздух среди сосен прорезали трассы бесчисленных светлячков — крохотных жучков, прилетевших на ночной бал у моря. Владислав долго стоял, любуясь причудливым полетом фосфорических огоньков.

Наутро он проснулся со счастливым ощущением здоровья и нерастраченной силы в молодом теле. Отправляясь на завтрак, он увидел парочку, выходившую из второй двери коттеджа. Яркая брюнетка, спутница невысокого плотного мужчины, окинула его оценивающим взглядом и, ничуть не таясь, одарила кокетливой улыбкой. Ее хмурому приятелю это явно не понравилось. Он недобро покосился в сторону Владислава и, грубовато взяв ее под руку, быстро увел. В свою комнату они больше не вернулись. Вечером там поселилась пожилая супружеская чета. Но на пляже Владислав снова увидел свою бывшую соседку – одну, без вчерашнего ревнивца. Его не было видно и в два последующих дня. А шоколадная нимфа, как назвал ее Владислав за смуглость и прекрасную фигуру, не скучала: загорала, плавала, ловко играла в мяч в компании льнувших к ней мужчин, читала книжку… На третий день он вдруг поймал себя на том, что смотрит на  нее уже не с таким спокойным любопытством, как поначалу. «А не присоединиться ли и мне к веселой компании и пообщаться немного с этой интересной брюнеткой?» – мелькнула шальная мысль, но он тут же отбросил ее, усмехаясь своему петушиному молодечеству, никчемному и легкомысленному для человека, ожидающего скорого приезда жены.

Встречать ее он уехал на следующий день задолго до завтрака.

Электричка пришла вовремя, но жена не приехала. Следующая должна была придти только через шесть часов. Чтобы как-то скоротать тревожное ожидание, он заглянул в морской порт. Жизнь там явно не кипела. Под разгрузкой стоял всего один сухогруз, а два других , больших и черных, уныло маячили на рейде. Это были ветераны, похоже, ожидавшие списания. Больше смотреть в порту было не на что, и Владислав отправился бродить по городу. Провинциальный застой его тихих улочек оживляли курортники, осаждавшие магазины, кафе и пивнушки. Походив около часа, Владислав заглянул в один из  баров. В зале было много народа и, не увидев свободного места, он уже собрался уходить, как вдруг от одного из столиков кто-то помахал рукой. Приглядевшись, он узнал знакомую смуглянку.

— Не стойте, проходите и садитесь, -— сказала она, указывая на свободное место за своим столиком. – Не ожидала встретить вас в Туапсе. И что привело сюда, если не секрет?

— Встречаю жену, да вот беда, задерживается. Я, между прочим, тоже не ожидал увидеть вас здесь.

— Были кой-какие обстоятельства…

— А где ваш спутник?

— Улетел на  другую орбиту.

По тону, каким это было сказано, Владислав догадался, что между ними что-то произошло. Поссорились, не иначе. Расспрашивать было неудобно, и он помолчал, следя за разносившей пиво официанткой. Наконец, она принесла и его кружку.

— Мне пора, -— сказала соседка, вставая. – Увидимся на пляже.

— Хорошо. Но я даже не знаю, как вас зовут.

— Мария. А вас?

— Владислав.

— О, красивое имя… подстать вам.

 Этот  тонкий комплимент можно было принять и просто за милую шутку, и за  некий многообещающий знак расположения. Склоняясь к первому, Владислав постарался ответить ей в том же духе. Едва заметная насмешливая улыбка пробежала по ее лицу.

— Какой галантный мужчина! Но не разглядели вы еще молдаванку из Кишинева. А когда узнаете по-настоящему – берегитесь…

Она рассмеялась и быстро ушла.

…День клонился к закату, когда пришла вторая электричка. Наконец-то он увидел жену. Она медленно, неуверенно  шла по перрону, тревожно высматривая его в толпе. Он бросился к ней, подхватил на руки, закружил…

По пути  к стоянке автобусов жена сбивчиво рассказала, что из-за технической неисправности самолета время отправления несколько раз переносили, пассажиры всю ночь промаялись в аэропорту и вылетели лишь утром следующего дня.

— Устала, сил нет, — сказала она. – Ничего не хочу, поскорей бы добраться до места и отоспаться. Плохо мне было без тебя. Ты и представить не можешь, как я намучилась. Больше никогда  не поеду одна.

 «Бедняжка, крепко же ей досталось», -— подумал Владислав.

Нет, он вполне мог представить себе все, потому что хорошо знал ее, -— и то, как пугала ее неизвестность с вылетом самолета, и какой мучительной была неприкаянность долгого одинокого ожидания, и как тяготило отсутствие ободряющей поддержки мужа, на которого она привыкла во всем полагаться. От этих мыслей подступила волна нежной жалости к ней и раскаяния за то, что поддался ее самонадеянным уговорам. « Подумаешь, -— уверяла она, -— ну посижу одна несколько часов в самолете, а потом как-нибудь доберусь до Туапсе, ведь ходят же и автобусы, и такси, и электричка. Зато не выбьемся из графика заезда отдыхающих, а значит будет больше шансов получить отдельную комнату на двоих. Лучше потерпеть немножко, чем испортить весь отдых жизнью порознь».

В сумерках вечера привокзальная площадь быстро пустела, публика рассаживалась по легковым автомашинам и автобусам, но для них все были не по пути. Последний автобус от дома отдыха Владислава, как оказалось, ушел еще час назад.

— Что же теперь делать? – с печальной обреченностью спросила жена. – Давай хоть какую-нибудь скамейку поищем.

— Подожди, придумаем что-нибудь получше, -— сказал Владислав, не зная еще, что предпринять. И тут он вспомнил, что видел на краю автобусной стоянки будку диспетчера. Может тот чем-нибудь поможет?

Выслушав просьбу,  усатый дядька в окошке будки порекомендовал переночевать до утра в гостинице, специально предназначенной для запоздавших курортников. Все устроилось лучшим образом, и Владислав воздал хвалу служителям местного сервиса, которые, оказывается, тоже могут проявлять заботу о людях.

Они быстро уснули под легкий бриз, залетавший в открытое окно нагретой солнцем крохотной комнатки в  одноэтажной гостинице.

Небо едва начало светлеть, а автобус уже увозил их к курортному побережью. Остались позади домики городской окраины с летними мансардами, зелеными палисадниками и изгородями из диковинно цветущих кустов. Немного попетляв по холмам, дорога пошла вниз к морю, неразличимому в утренней серо-молочной дымке. Но вот взошло солнце, и Владислав поразился происшедшей перемене от заполнивших все вокруг бирюзовых, огненно-серебристых и изумрудно-зеленых красок.

А сидящей рядом жене было не до моря. Вчерашняя усталость все еще давала о себе знать. Уткнувшись щекой ему в грудь, она дремала и даже толчки на дорожных выбоинах не могли заставить ее очнуться. На ней был пестрый сарафан, красиво облегавший талию и оголявший начинающие полнеть плечи. От близости к ней у него хмельно кружилась голова и по лицу блуждала глуповато-блаженная улыбка.

Жизнь – летящая колесница, но человек не погонщик ее лошадей. Бывает, заносит их в сторону и горе тогда ездоку.

…Владислав любил и умел плавать, а жена боялась воды. В первые дни он не отходил от нее, безуспешно пытаясь научить держаться на воде. Скоро это надоело, и он стал плавать один, удаляясь от берега на глубины, где не было купальщиков. Для этого порой приходилось преодолевать густое как кисель скопление жгучих медуз, ныряя под ними до каменистого дна. Выбравшись на чистую воду, Владислав, раскинув руки, ложился на спину и смотрел в небо. Оно было пустое и синее, в редких ватных прожилках зарождающихся над морем облаков. Это занятие необыкновенно успокаивало, вызывало легкую приятную дремоту. Но он старался не поддаваться ей и прислушивался, не долетит ли гул моторной лодки, на которой двое парней из соседнего селения каждый день выходили на лов черноморского катрана и камбалы. Как  бы эти ребята в пылу рыбалки не проглядели одинокого купальщика и не подмяли под свою лодку… Плотная морская вода хорошо держала неподвижное тело, но ноги постепенно уходили вниз. Тогда Владислав переворачивался на живот и вглядывался в то место на пляже, где загорала жена, вспоминая, как она всякий раз провожала его заплывы напутствием: «Смотри, не уплыви в Турцию!»

Однажды его безмятежное любование небом было нарушено самым неожиданным и дерзким образом. Что-то дернуло его за ногу и потащило в глубину. Вздрогнув от неожиданности, Владислав отчаянно лягнул ногой и заработал руками. В метре от него в кружеве воздушных пузырьков из воды показалось смеющееся лицо… Марии.

— Чуть не убил, — сказала она.

— Как же вы так подкрались, что я не заметил?

— Вы такой соня, что и на воде ухитряетесь дремать. Вот я и поймала вас.

— Знаете, за такие штучки по попке бьют.

— Сначала надо догнать…

— Думаете, не догоню?

— Попробуйте.

— Тогда держитесь!

Он рванулся к ней, но Мария перед самым носом у него успела скрыться в воде. Владислав нырнул следом, стараясь не потерять из виду быстро двигающиеся ноги. Ныряльщики сделали большой круг и один за другим как пробки выскочили на поверхность. Глубоко вдохнув воздуха, Мария на секунду опередила его и снова нырнула. Все повторилось сызнова. Закружилась азартная карусель погони. Порой они ныряли так глубоко, что темнело в глазах. Мария явно превосходила его в технике плавания, но уступала в силе. В какой-то миг, выложившись, Владислав все же настиг ее под водой и схватил за лодыжку. Но мокрая упругая кожа скользила под пальцами, а Мария так брыкалась и извивалась, что он упустил ее. Поймать Марию во второй раз удалось, когда всплыли на поверхность. На этот раз его руки, скользнув по бедрам, плотно охватили ее талию. Не сопротивляясь, она вдруг прижалась к нему всем телом и поцеловала в губы.

— Это приз, — сказала Мария и стремительно, бесшумно, как дельфин, поплыла к берегу. Через минуту обернулась, помахала рукой и крикнула:

— Пока!

Владислав потрясенно смотрел ей вслед и молчал. Он все еще ощущал всей кожей жар прикосновений к ее телу, соленую влагу поцелуя…и безотчетно хотел продолжения.

Как только он вышел на берег, разразилась буря, которую, как оказалось, подогрела расположившаяся рядом с женой немолодая особа. Она первой заметила пикантную сценку на море и не преминула прокомментировать ее. Жена плакала, злые слезы катились по щекам, щедро сыпались упреки и обидные предположения. В конце концов она заявила, что немедленно уезжает домой и подает на развод.

Молодость не знает компромиссов, не умеет понимать и прощать. Это приходит лишь с сединами.

Молча, с хмурым отчуждением они пришли в свою комнату и тут она снова расплакалась, безудержно, по-детски вздрагивая плечами и вытирая мокрые глаза кулаками.

Владислав совершенно не переносил женских слез, и эта его слабость вместе с острой жалостью к жене сейчас очень помогла ему. Плотина из уязвленного самолюбия, копившегося раздражения и еще Бог знает каких эгоистических чувств рухнула враз. Он мягко привлек жену к себе, гладил и целовал ее, клял себя напропалую и шептал, что любит только ее. Она сначала сопротивлялась, отталкивала, потом затихла и спрятала лицо у него на груди. Так сидели они долго, не проронив ни слова, пока она не спросила:

— Нет, все-таки скажи честно, чем лучше меня та, с которой ты кувыркался в море?

— Ничем не лучше, — ответил он поспешно, как можно непринужденней. – Просто это была игра. Понимаешь? Ну что тут такого. Я ведь не звал ее, сама приплыла. Ничего не произошло, поверь.

 Это была и правда, и ложь во спасение. Владислав искренне считал, что наглухо замуровал тот тайничок в душе, в который непрошенно ворвалась Мария.

После того дня он избегал встреч с Марией и все-таки незадолго до отъезда из дома отдыха встретился с ней на тропинке, ведущей с пляжа через кусты. Она явно поджидала его, прячась от прохожих. Он шел один, намереваясь выпить в ларьке кружку пива. Мария молчала, в упор глядя на него своими черными бездонными глазами.

— Я скоро уезжаю, — первым нарушил молчание Владислав. – Если в чем-то виноват перед тобой – прошу прощения…

— Ни в чем ты не виноват. Это я виновата. Хотела присушить, а присохла сама. Не правда ли странно, ведь мы почти не знаем друг друга? Когда стерегла тебя здесь, надеялась, глупая, что ты хоть чуточку, хоть на полчаса станешь моим. Но вижу, зря надеялась. Я все понимаю и ничем тебя не корю. Прощай, милый.

Она резко повернулась и скрылась за поворотом тропинки.

С тех пор пройдет немало времени, и Владислав однажды вспомнит как все было, и тихо скажет себе: «Ах, Мария, Мария! Не знаю, как ты живешь сейчас, но пусть будет благословенным каждый день твоей жизни».

 

Рассказ включен автором в новую книгу "Знак скорпиона" (том первый)

Скачать полный текст книги

 

© Мельников В.Я., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 


Количество просмотров: 1176