Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Искусствоведческие работы, Киноискусство; театр / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве
© Пятибратова А.Л., 1989
Статья размещена на сайте 24 июля 2012 года

Алла Леонидовна ПЯТИБРАТОВА

Болот Шамшиев. «Я дорос до такой работы…»

Одно из интервью с кыргызским кинорежиссером, взятое во время премьеры в Оше его нового фильма «Восхождение на Фудзияму».

 

По сложившейся традиции режиссеры киностудии «Киргизфильм» каждую новую картину, прежде чем она пойдет по стране, показывают зрителям республики. «Ранние журавли», «Волчья яма», «Снайперы» – первыми эти фильмы Б. Шамшиева посмотрели фрунзенцы и ошане. И вот один из наших ведущих кинорежиссеров представляет свою новую работу – двухсерийный фильм «Восхождение на Фудзияму». Болотбек Шамшиев и актриса Айтурган Темирова встретились со зрителями Оша и Джалал-Абада. Режиссеру было задано много вопросов, некоторые из них и положены в основу этого интервью.

Б. Шамшиев: Прежде всего, немного расскажу о своей новой картине. Театралы хорошо знают пьесу Ч. Айтматова и К. Мухамеджанова «Восхождение на Фудзияму», написанную 15 лет назад для московского театра «Современник». С тех пор пьеса ставилась во многих театрах страны, во Франции, Японии, Финляндии… Лет десять назад я подал заявку на экранизацию «Восхождения…». Мне отказали, выдвинув такой аргумент: «Тема культа личности закрыта, зачем к этому возвращаться?». Затем отказывали еще несколько раз, приводя всякие «объективные» доводы. Но вот, наконец, настало время, когда стало возможным фильм снять. Вместе с Айтматовым мы написали сценарий. Три месяца день и ночь проводили на съемочной площадке, нам мешали сильные ветры, грозы, но актеры работали с необыкновенным подъемом и вдохновением. Конечно, сними мы эту картину раньше, она прозвучала бы, наверное, иначе, громче. Но тема наследия сталинизма, эпохи застоя еще долго-долго будет актуальной, и мы должны и будем говорить об этом. Кстати, раньше этот фильм и не вышел бы так быстро. Ни одна из моих картин не была выпущена вовремя. Даже «Ранние журавли», хотя непонятно, что уж там было такого, что надо было ее держать на полке и заставлять вырезать то одно, то другое. Трудная судьба у «Волчьей ямы». Несколько раз пришлось переписывать сценарий, потому что не так давно в нашей стране «не существовало» наркоманов и наркомании… Потом, когда фильм все-таки был снят, его не хотели выпускать на экраны. И только когда его посмотрело высшее руководство МВД страны – просмотр превратился для меня в пытку: фильм могли «закрыть» из-за любого эпизода – было дано разрешение. Уж и не знаю, чем это объяснить, но первым высказался «за» Юрий Чурбанов. Да, тот самый…

Вопрос: В Вашем новом фильме снимаются и казахские актеры. Объясняется ли это тем, что не нашлось киргизских?

Б. Шамшиев: «Восхождение на Фудзияму» – об общечеловеческих проблемах; пьеса, как я говорил, ставится во всем мире. И все же, на мой взгляд, она явление, прежде всего, киргизской и казахской культур. Потому у нас и снимались актеры двух республик. К тому же не вижу необходимости проводить резкую грань: это киргизское, это казахское… Как вы знаете, «Снайперов» я снимал на «Казахфильме», в «Волчьей яме» роль Бабахана играл казахский актер… Актерский ансамбль «Восхождения…» возглавила одна из старейших наших актрис Сабыра Кумушалиева – человек чрезвычайно творческий, не дававший мне покоя на съемках. Сначала мы пошли по накатанному пути: ее учительница Айша-апа всегда трактовалась как старая большевичка, незыблемо преданная идеалам. Только в ходе работы мы поняли, что она сложнее, и Кумушалиева создала образ бесплотный, ускользающий, оставшийся где-то в давно прошедших временах, со ставшими призрачными идеалами. Айтурган Темирова шла к своей Гульджан 19 лет и сыграла ее на грани реальности и игры в жизнь, раздираемую противоречиями. Вообще, по-моему, все сработали отлично: и наши актеры, и казахские – Лидия Каденова, например, от начала и до конца сама «придумала» свою Анвар. «Восхождение на Фудзияму» – чисто актерский фильм, я давно хотел сделать такой.

Вопрос: Говорят, сейчас «Киргизфильм» в кризисе, нет молодых, подающих надежды режиссеров.

Б. Шамшиев: Можно считать, что в кризисе, а можно так и не считать, можно говорить о болезнях роста. С молодыми талантливыми режиссерами действительно проблема. Но режиссер – совершенно особая профессия, человек должен им родиться, как и поэтом. Однако стихи пишут с детства, а режиссером настоящим становятся зрелые люди со сложившимся миром. В общем, режиссеров нельзя штамповать, как кастрюли, это производство штучное и довольно редкое. Что касается молодых актеров, они у нас есть, снимаются на разных студиях, ведь «Киргизфильм» выпускает всего две картины в год, тогда как, например, «Мосфильм» – 54…

Вопрос: Нас волнует судьба «Манаса»…

Б. Шамшиев: Я получил несколько записок, где спрашивают о его экранизации. Я давно мечтаю о ней, еще с тех пор, как снял документальный фильм «Манасчи». Но только теперь я дорос до такой работы, чувствую в себе силы. Однако моего желания мало. «Киргизфильму» одному такое дело не осилить. Когда-то считали, что на съемки надо затратить три миллиона рублей, теперь же потребуется миллионов десять. Нужен богатый партнер, предположительно, Китай. Теперь все зависит от того, как будут складываться наши с ним отношения. Есть еще тормозящие причины. Вокруг «Манаса» до сих пор не утихли споры. А начались они давным-давно: народный ли это эпос или антинародный? На знаменитой конференции 1952 года говорили о бай-манапских, националистических мотивах эпоса. С новой силой споры вспыхнули в 1987 году, продолжившись и в 88-м. А недавно прочитал в «Огоньке» статью «Сталин, Берия и “Манас”». Казалось бы, причем здесь эти люди и эпос киргизского народа? Но очевидец – писатель Семен Липкин рассказал о многострадальной судьбе первого печатного издания «Манаса». Кстати, такая судьба постигла не только его. «Арестованы» были первый киргизский букварь, учебник по ликбезу, другие киргизские книги – мы видели их в спецхране. Что было в них «против народа»? Поразительно! Сейчас создано общество «Манас», открыт фонд, который может внести свою лепту в изучение эпоса. А вот с экранизацией пока неясно. Но если работа все же будет, начнется она, естественно, со сценария, к написанию которого будут привлечены лучшие киргизские литераторы – от Айтматова и Сыдыкбекова до поэтов.

Вопрос: Ваши планы? Не собираетесь ли снимать «Плаху»?

Б. Шамшиев: Я-то собираюсь, о чем договорился с Чингизом Торекуловичем еще два года назад. Но желающих оказалось так много… Даже сам Акира Куросава просил разрешения у Айтматова. Я готов начать. Но опять все упирается в средства. И еще. В «Плахе», как вы помните, среди главных героев – волки. Где взять «артистов» на эти роли? Волки дрессировке не поддаются, а брать из питомника… Мы убедились, что из этого выходит. Не так давно один из наших режиссеров снимал сцену: волки в отаре. Посадили двух волков, из зверопитомника, в загоне, а они… перепугались. Бараны сначала с интересом разглядывали странных зверей, а потом пошли на них лбами, ну те и бросились наутек. Конечно, выход все равно надо искать. Вот прошел у нас «Кинг-Конг», где обезьяны-чудовища – это электронные игрушки. Наверное, можно и волков сделать так. Но я интересовался у американских коллег: сколько это будет стоить? Оказалось, миллиона три. Где их взять? В общем, пока не знаю, что получится. Планы могут неожиданно поломаться…

На этом признании известного режиссера мы и закончим интервью, предполагая о фильме «Восхождение на Фудзияму» более подробно поговорить после его творческих встреч с жителями нашей области.

 

Опубликовано в ошской областной газете «Ленинский путь» 11 февраля 1989 года.

Алла Пятибратова

 


Количество просмотров: 1958