Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Документальная и биографическая литература, Документальные материалы; расследования / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве
© Мырзакматов М., 2011. Все права защищены
Книга публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 17 апреля 2012 года

Мелисбек Жоошбаевич МЫРЗАКМАТОВ

В поисках истины

Ошская трагедия: документы, факты, интервью, обращения и заявления

В книге описаны трагические события, произошедшие в апреле-июне 2010 г. на юге республики на национальной почве. В те тревожные дни автор, будучи мэром г. Ош, предпринимал огромные усилия по предотвращению данного конфликта. Для воссоздания реальной и объективной картины тех дней автор представляет на суд читателя все необходимые документы и факты, содержащие анализ. Книга предназначена для тех, кто желает знать правду об Ошской трагедии.

Публикуется по книге: Мырзакматов Мелис. В поисках истины. Ошская трагедия: документы, факты, интервью, обращения и заявления – Б.: «Турар», 2011. – 414 стр. + 32 стр. илл. вкл. Тираж 2200 экз.

 

Посвящается светлой памяти безвинно погибших во время межнационального конфликта в июне 2010 года на юге Кыргызстана

Автор

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ, 
    или истина моей души

Уважаемый читатель!

Межнациональный конфликт, произошедший на юге Кыргызстана в мае-июне 2010 года, стал одним из печальных и кровавых событий в нашей современной истории. Это событие унесло жизни сотни невинных людей, тысячи граждан получили ранения и остались без крова. В государственном масштабе это кровавое событие для узбекского, кыргызского народов явилось большой трагедией. Но как отметил президент Узбекистана Ислам Каримов: «И кыргызский народ, и узбекский народ, проживающий в городе Ош, непричастен к этому событию. Это авантюрная акция, организованная извне, и управляемая третьими силами». Внести раскол в отношения двух братских народов, веками живущих у подножия Сулайман-горы в мире и согласии, превратить Среднюю Азию во вторую Югославию – вот основная цель этой кровавой бойни.

По велению Всевышнего, в то время, когда начались Ошские события 4 июня 1990 года, я был студентом Ошского государственного университета и мне был всего 21 год. Межнациональные столкновения, происходившие в городе Ош, ставшем для меня родным домом, глубоко затронули мою душу. До сих пор перед глазами стоят картины: толпы людей у подножия Сулайман-горы, которая была для всех нас святыней, группа кыргызской молодежи, жаждущей получить участки, а также отряд солдат срочной службы, присланных из Москвы для оказания содействия в урегулировании сложившейся ситуации.

Сколько судеб было искалечено, сколько было пролито материнских слез, сколько горя принесла та кровавая трагедия! В то время студентов учебных заведений города интересовал вопрос: какие причины возникновения тех событий назовет государственная власть и какую даст им оценку. Когда мы рассуждали о последствиях Ошских событий, наши мнения сходились в одном: причиной возникновения межнациональных столкновений стала идея сепаратистски настроенных лидеров узбекской диаспоры, проживающих на юге республики, о создании в Кыргызстане узбекской автономной республики. Помню, как обращение ветеранов войны и труда узбекской национальности города Джалал-Абад от 2 марта 1990 года к председателю Национального совета при Верховном Совете СССР Рафику Нышанову, узбеку по национальности, бывшему первому секретарю компартии Узбекистана, и к первому секретарю компартии Кыргызстана Апсамату Масалиеву о создании автономии вызвало у студентов резко отрицательную реакцию. Мы, молодежь, такие действия считали «сепаратизмом, направленным на раскол целостности кыргызского государства».

Опубликованное постановление Национального Совета при Верховном Совете СССР № 1683-1 от 26 сентября 1990 года «О событиях в Ошской области Киргизской ССР» я прочитал, что называется, от «А» до «Я». И сейчас я иногда перечитываю его. В нем говорится: «Причинами возникновения массовых беспорядков в Ошской области, сопровождавшихся хулиганством и вандализмом, приведших к тяжелым последствиям, стали грубые ошибки, допущенные в национальной кадровой политике, отсутствие разъяснительной и воспитательной работы среди населения, а также нерешенные за долгое время экономические и социальные проблемы региона, отступление от принципов социального равенства. Руководители Ошской области Киргизской ССР, не уделяя должного внимания происходившим межнациональным столкновениям, допуская пренебрежение при оценивании ситуации, проявляя равнодушие к фактам усиления национализма, не принимали решительных мер по предотвращению межнационального конфликта». Вот в чем видело причину возникновения Ошских событий руководство СССР. Но в постановлении ни одного слова не было сказано о сепаратизме, поэтому патриотическая молодежь, в том числе и я, не были согласны с такой оценкой, данной Ошским событиям.

Справедливости ради следует сказать, что в 1990 году многим участникам Ошских событий был вынесен несправедливый приговор. Среди них было большинство кыргызов, и это вызвало бурю негативных эмоций у молодежи. В народе превалировало мнение, что Ошским событиям дана неправильная оценка, что настоящие виновники остались безнаказанными, и неформальным лидерам узбекской общины, их сепаратистским лозунгам не дана правовая оценка. Эти сомнения нашли отражение в выводах парламентской комиссии по расследованию причин кровавых событий на юге республики 10 июня 2010 года, так как, по её мнению, в связи с поверхностной оценкой межнационального конфликта 1990 года, спустя ровно 20 лет кровавые события повторились вновь. Я полностью согласен с такими выводами.

Волею судьбы, в июне 2010 года, во время межнациональных столкновений в качестве мэра города Ош я стоял во главе моего народа. В те дни особенно важно было оказать одинаковое внимание двум противоборствующим сторонам, принимать суровые меры к тем лжепатриотам, которые призывали народ к кровопролитию, и найти нужные, справедливые слова, чтобы успокоить взбудораженный народ. Находясь в гуще событий, я старался быть всегда объективным. Слава богу, сегодня моя совесть как мэра города чиста перед народом. Потому что справедливость для меня превыше всего. Видимо, поэтому и у кыргызов, и у узбеков я нахожу полное понимание и уважение, и когда в августе 2010 года Временное Правительство хотело освободить меня от должности, многонациональный город поддержал меня, выражая резкий протест против этих действий. В этой борьбе я противостоял авантюристам, которые пытались реализовать свои сепаратистские идеи при помощи столкновения простых людей – братских народов, кыргызов и узбеков; открыл общественности истинное лицо политиков, и им не удалось втоптать меня в грязь. Недаром наш народ говорит: «Правда гнется, но не ломается». Я искренне благодарен моему мудрому народу, который сумел провести грань между случившимися событиями. Элим учун, журтум учун каруумду казык, башымды токмок кылып ак кызмат кылууга даярмын!

Да, причину возникновения этого конфликта расследовали национальная, парламентская и международная комиссии. Они озвучили историю развития кровавых событий, назвали причины возникновения конфликта и основных виновников. Национальная и парламентская комиссии пришли к единому выводу, что основной причиной межнационального кровавого столкновения послужили сепаратистские действия лидеров узбекской общины.

В апреле-мае 2010 года, когда Кадыржан Батыров, Иномжан Абдурасулов начали организовывать многотысячные митинги, где они открыто заявляли, что «настал их час», «они ждали этот день 20 лет», я сообщил председателю Временного Правительства Розе Отунбаевой о предстоящей серьезной угрозе со стороны сепаратистов. Но, к сожалению, это письмо осталось без ответа. Наоборот, чтобы на выборах получить голоса узбекского народа, представители верховной власти вели политический торг с его лидерами – К.Батыровым, И.Абдурасуловым, Ж. Салахутдиновым, К.Абдуллаевой и другими, оказывая им скрытую поддержку. Не согласных с политикой Временного Правительства объявляли «бакиевскими», вешая на них ярлыки «врагов государства». Такие необдуманные шаги вчерашних «революционеров» способствовали снижению их авторитета на юге республики. Многонациональное население города Ош резко критиковало национальную политику Временного Правительства, которое допустило огромную ошибку, не сумев предостеречь своих граждан от действий сепаратистов.

А международная комиссия под руководством Киммо Кильюнена, подводя итоги своего расследования, пишет: «Одной из причин межнационального столкновения стал этнонацизм кыргызов». Я как прямой свидетель, находившийся в центре кровавых событий, категорически не согласен с таким выводом. Кыргызский национализм был ответной реакцией на сепаратистские лозунги лидеров узбекской общины, на их опасные попытки подрыва целостности и суверенитета Кыргызстана.

Как я уже отмечал, основными причинами межнациональных конфликтов 1990 и 2010 годов были неумение вести адекватную национальную политику, отсутствие полноценной национальной идеологии и, самое главное, отсутствие соответствующих решений, направленных против сепаратистских действий лидеров узбекской диаспоры. В обоих случаях, используя тяжелую общественно-политическую ситуацию, когда усилились разногласия внутри политической элиты, лидеры узбекской общины поднимали и поднимают вопросы о статусе узбекского языка и назначении узбеков на высокие государственные должности. Ни для кого не секрет, что за этими требованиями кроется основная цель сепаратистов – создание автономии. И поэтому слова Кадыржана Батырова: «Этот день мы ждали 20 лет» невольно напоминают нам обращение узбекской диаспоры к руководству СССР от 2 марта 1990 года о создании автономии. И в 1990 году, и через двадцать лет, когда страна переживала тяжелые времена, лидеры диаспоры постарались реализовать свои, давно вынашиваемые идеи сепаратистского толка, разжигая националистические страсти между двумя народами, способствовали возникновению кровавых столкновений. Это мой взгляд как гражданина Кыргызской Республики на происходившие события, и он является истиной, исходящей из глубины моего сердца. Тот факт, что именно такие сепаратисты, как Кадыржан Батыров, Иномжан Абдурасулов, были опорой Временного Правительства в апреле 2010 года, вызывает горькое сожаление.

У меня есть одна истина, которую я лелею в своем сердце и которую всегда повторяю: «Ош – стержень Кыргызской государственности!» Эти слова были доказаны недавними событиями. Как мэр города я не устану повторять, что к кровавой трагедии жители Оша – ни кыргызы, ни узбеки – не имеют ни малейшего отношения. Наш мудрый народ дал заслуженную оценку сепаратистам, на совести которых лежат несколько сотен загубленных невинных жизней. Я глубоко верю, что настанет время, когда Ошские события получат справедливую оценку и виновники понесут наказание. Жители города никогда не простят их! На нашей земле мир наступит только тогда, когда представители власти сделают правильный вывод из Ошских событий и начнут вести справедливую этническую политику. В связи с попыткой сокрытия руководством государства факта проявления явного сепаратизма в 1990 году, спустя 20 лет кровавые события вновь повторились. Если мы хотим полностью искоренить межнациональные разногласия, мы должны правильно поставить «диагноз» случившимся событиям. Это – неприкрытый сепаратизм, направленный на подрыв целостности Кыргызстана, угрожающий национальной безопасности и межнациональному согласию.

Меня глубоко тревожат продолжающиеся сепаратистские призывы, которые теперь звучат на Западе из уст беженцев-узбеков. Несмотря на то, что авторы кровавых межнациональных столкновений 2010 года во главе с авантюристами и сепаратистами К.Батыровым и И.Абдурасуловым покинули страну, избежав политической и правовой ответственности за содеянное, они еще не отказались от идеи раздробления Кыргызстана. Вызывает у меня недоумение также и требование теперь уже политиков-оппозиционеров Узбекистана, находящихся в бегстве, о создании в Кыргызстане автономии для узбеков. Например, лидеры оппозиционной партии «Бирлик» 24 июня 2010 года подняли вопрос о необходимости создания автономии для узбеков на юге Кыргызстана. По меньшей мере, кажется странным, что эта партия вновь развернула флаг сепаратизма в то время, когда мы изо всех сил старались залечить раны после кровавого конфликта. Или им недостаточно двух межнациональных конфликтов в Оше по вине сепаратистов? Может, эта организация тоже, как партия «Ватан» Кадыржана Батырова, исподтишка «накручивает» простой народ и готовит очередную мерзость? Кто дал им право вмешиваться во внутренние дела Кыргызстана? Жители города, пережившие кровавые события, осознали настоящую цену дружбы и готовы дать решительный отпор всякого рода провокаторам и авантюристам.

Поэтому в мае 2011 года жители города – представители узбекской национальности публично сожгли книгу «Час шакала», изданную на Западе. Кроме того, они приняли специальное обращение, в котором содержится проклятие националистам-сепаратистам. В настоящее время для меня как мэра города крайне важно привести к согласию и единению две стороны и вылечить их раны. Поэтому сепаратистам, жаждущим автономии на юге, хочу сказать следующее: «Если вы заново постараетесь нарушить покой и целостность города Ош, то история подвергнет вас тяжкому наказанию, вас проклянет священная Сулайман-гора, настигнет проклятие духа великого могола Захриддин Мухаммед Бобура. Мудрый узбекский народ, прошедший долгий исторический путь, больше не станет оружием в руках сепаратистов!».

Для победы над сепаратизмом нам сегодня особенно важно разработать «Концепцию национального единства». Мы не должны забывать, что укрепление национального единства связано с национальным сознанием кыргызского народа! Только тогда в Кыргызстане наступит стабильность, когда национальное сознание будет направлено не на укрепление национализма, а на укрепление толерантности и единства между этносами. В то же время другие этносы, живущие в нашей стране, в том числе узбеки, выдвинут на первый план интересы Кыргызской Республики, когда посчитают прекрасный Ала-Тоо своим родным домом и когда объединятся вокруг государствообразующей нации – кыргызов. Вот тогда окрепнет межнациональное согласие!

Уважаемый читатель!

В предлагаемой книге рассказывается о мероприятиях мэрии города Ош по прекращению кровавых межнациональных столкновений, об оказании социально-экономической помощи горожанам во время трагических событий; о мероприятиях, направленных на восстановление города, а также о взаимоотношениях мэрии города с Временным Правительством на основе подлинных документов. В этой книге сделана попытка всесторонне рассмотреть межнациональный конфликт, рассказать о его основных «актерах» (участниках) и разгадать суть закулисных политических игр, в результате которых пролилась кровь невинных граждан. Вот истина, которую я ищу!

Великому поэту Назыму Хикмету принадлежат строки: «Если я не буду пылать и гореть, если ты не будешь пылать и гореть, то кто осветит ночь»? Я надеюсь, что моя книга станет одной из первых книг, рассказывающих правду о межнациональном конфликте в Оше. В ней я постарался раскрыть истину, исходящую из глубины моего сердца. Не зря говорил наш прадед Алымбек датка, который искренне болел за нацию: «Если хочешь справедливо править народом, ищи истину!». Ошские события доказали мне: чтобы донести до людей правду, человек должен быть храбрым и мужественным. Я глубоко верю, что о межнациональных кровавых событиях 2010 года, произошедших на юге Кыргызстана, в будущем будут написаны книги, проведут научные исследования и снимут фильмы. Я надеюсь, что люди, которые не смогли в свое время сказать правду в связи с занимаемой ими государственной должностью или по соображениям собственной безопасности, в будущем обязательно расскажут истину о случившейся трагедии. Нужно открыто назвать имена зачинщиков кровопролития и лиц, исподтишка их поддержавших; надо раскрыть истину о сепаратизме. Всем известно, что некоторые политические группировки и руководители властных структур изо всех сил стараются избежать справедливого возмездия и хотят скрыть правду об Ошских событиях. Но мы должны всегда помнить мудрые слова аварского поэта Расула Гамзатова: «Если ты выстрелишь в историю пистолетом, то будущее выстрелит в тебя из пушки».

В великом эпосе «Манас» говорится: «Сєз атасы єлбєсїн» («Пусть каждый из нас ищет истину в своем сердце, и в нем всегда восторжествует справедливость»).

Поэтому свою книгу я назвал «В поисках истины».

Да не лишит нас Господь правды!

Мелис Мырзакматов,
    мэр города Ош

 

НОЧЬ, ОТ КОТОРОЙ СОДРОГНУЛАСЬ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

– Мелис Жоошбаевич, от кого Вы узнали о начале кыргызско-узбекского межнационального кровавого конфликта, и в каком состоянии были, услышав о нём?

– О межнациональном столкновении я узнал 10 июня 2010 года в 23:30 часов от начальника управления внутренних дел города Ош. Полковник Болот Нышанов по телефону сообщил мне, что возле гостиницы «Алай» собралось большое количество людей, которые чинят беспорядки. Также он предупредил, что люди очень агрессивно настроены и вооружены. С тяжелым сердцем, повторяя про себя: «Подстрекатели все-таки добились своего», я срочно выехал в мэрию. По дороге вызвал своих заместителей (один из них был в Бишкеке), в первую очередь, заместителя Ш.Сабирова, узбека по национальности.

По правде, я был психологически готов к такому повороту событий. Потому что события 1990 года еще не были стерты из моей памяти. Более того, постоянные подстрекательские действия зачинщиков с 7 апреля по 10 июня заставляли меня быть всегда начеку. Я думал, что смогу предотвратить развитие событий, но, к сожалению, все уже началось. В то время я осознал огромную ответственность за мир и покой горожан, необходимость во что бы то ни стало защитить и сохранить целостность государства и обеспечить безопасность простых граждан.

Какая была моя первая реакция? Я был в отчаянии от того, что сепаратисты, несмотря на все наши усилия, взяли верх и смогли разжечь огонь ненависти между братскими народами. Если бы Временное Правительство с 8 апреля, не видя во мне врага, занималось бы оценкой сил, которые представляют угрозу для целостности Кыргызстана, то конфликты в городах Ош и Джалал-Абад можно было предотвратить. К сожалению, вместо того, чтобы принять превентивные меры, они развернули кампанию травли, навешивая на меня ярлыки: «Мырзакматов – бакиевский человек», он «наркобарон, скоро мы его посадим или уберем!». В итоге добились совершенно противоположного результата.

Временное Правительство не реагировало на многочисленную информацию о приближающейся угрозе, не обращая внимания на мои предупреждения; наоборот, их действия будто бы поддерживали зачинщиков конфликта, вынуждая меня «кусать локти», а об оказании помощи не могло быть и речи.

«Как сохранить наш Кыргызстан? Как сохранить нацию? Как уберечь дар предков – наш город Ош?» Такие мысли не давали мне покоя. Как мы ответим своим потомкам, что не смогли сберечь святой город, созданный нашими предками, которые веками хранили его и берегли как зеницу ока?. Ведь придет же тот судный час, когда каждый из нас будет в ответе за все содеянное. Я был зол, что из-за «временных» руководителей власти, не видящих дальше собственного носа и преследующих только свои интересы, нам приходится переживать такие страшные дни.

В ночь с 10 по 11 июня была получена информация о том, что возле гостиницы «Алай» жители улиц Р.Абдыкадырова, А.Навои, Мамырова и микрорайонов Туран, Амир-Темур, Шейит-Добо начали строить баррикады. До этого мне было известно, что около 12 часов ночи в микрорайоне Шейит-Добо собралась группа молодежи, чтобы выразить недовольство действиями власти. Но спустя некоторое время – в течение получаса началось вооруженное столкновение. Стало также известно, что воо-руженная толпа, состоящая из 4500–5000 молодых людей узбекской национальности, выкрикивала свои требования: «Пусть кыргызы убираются из Оша!», «Сейчас же пусть они очистят город!», «Узбеки, оставайтесь!». Немедленно я направил туда своего заместителя Ш.Сабирова и депутатов городского Кенеша узбекской национальности. По телефону они сообщили мне, что ситуация выходит из-под контроля. Как выяснилось позже, уже были сожжены 2-3 автомобиля, а их владельцы – кыргызы сильно избиты.

– Значит, узбеки первыми начали конфликт?

– Простые узбеки ничего не начинали, начали сепаратисты и лица, введенные в заблуждение. Но всем известно, что зачинщиками этого кровопролития были лица узбекской национальности.

Вот как вспоминает о тех минутах начальник Ошского городского отдела внутренних дел Болот Нышанов: «10 июня в 22:45 мне позвонили из отдела охраны и попросили приехать к гостинице «Алай». По полученным сведениям, там собралось более тысячи граждан узбекской национальности. Я немедленно выехал туда со своими заместителями. Когда мы приехали, там было около полутора тысячи узбекской молодежи, которая вела себя очень агрессивно. Я намеревался вести с ними переговоры. Узнав, что я кыргыз, они напали на меня. Когда один из них схватился за нож, мои заместители (узбеки) попросили меня отойти, решили сами вести с ними переговоры. Разговор длился около 2–3 часов, но джигиты-узбеки не хотели нас понимать, с каждой минутой становились агрессивнее: кричали, атаковали; в руках у них были арматура, палки и ножи. До нашего приезда они уже подожгли здания вокруг гостиницы «Алай». Мы вывели всех студентов из общежитий. К событиям, произошедшим в тот день, кыргызы никакого отношения не имеют. Они вышли только после того, как узнали о происходящих бесчинствах. Поджог зданий, расположенных вокруг гостиницы «Алай», – дело рук узбекской молодежи.

Факт, что узбеки первыми напали на кыргызов, подтвердил также заместитель начальника управления внутренних дел города Ш.Зулимов, узбек по национальности, член Национальной комиссии по расследованию событий Ж.Жолдошевой.

Вице-мэр Ш.Сабиров, депутаты городского Кенеша узбекской национальности тоже поехали на место конфликта. По их словам, там было около пяти тысяч узбеков. Они призывали народ мирно разойтись, но все безрезультатно. Наоборот, толпа начала нападать на милиционеров, и с криками: «Кыргызы, убирайтесь!» разбивала окна в общежитиях, многоэтажных домах, магазинах вокруг гостиницы «Алай».

Наряду с этим граждане узбекской национальности стали срочно собираться на улицах Навои, Мамырова, Абдыкадырова, в микрорайонах Туран, Амир Темур, Шейит-Добо, избивали попадавших под руку кыргызов, а также жгли близлежащие здания.

Предположительно, в 23:30 часов в микрорайонах Шейит-Добо, Амир-Темур, Черемушки в ночное небо были выпущены сигнальные ракеты.

– Вы сказали, что были психологически готовы к этому событию. Какие меры были приняты в первую очередь?

– В ночь с 10 по 11 июня я, в первую очередь, обратился к горожанам по местному каналу «МезонТВ», призывая их к спокойствию и сохранению мира. В это время мне доложили, что сожжено здание филармонии и на очереди – общежитие филологического факультета ОшГУ. Примерно, в 23:30–24:00 часов я провел экстренное совещание. Нужно было любой ценой остановить агрессивно настроенных людей узбекской национальности, не допустить кровопролития в городе – это было главное. В первую очередь, меня волновала судьба 900 студентов, находившихся в общежитии: «Каковы будут последствия, если мы допустим массовое нападение на девушек?» – от этой мысли у меня волосы «встали дыбом». Срочно вызвал руководство университета – М.Орозбекова, Т.Жоробекова, и вместе с заместителем начальника управления национальной безопасности по Ошской области К. Бокоевым, со своими телохранителями отправил их в общежитие и приказал им охранять студентов, ни в коем случае не допустить насилия. К счастью, группа вовремя оказалась на месте, и под охраной всех девушек в целости и сохранности перевели из общежития в зал заседания мэрии. Они находились в шоковом состоянии, некоторые теряли сознание, им была оказана первая медицинская помощь. Тогда я обратился к ним: «Сестры мои, девочки мои! Мы не допустим насилия над вами и не дадим растоптать националистам и сепаратистам наше государство. Мы сохраним город Ош». В то время в зале находились военные во главе с начальником южной группировки войск полковником Искендером Икрамовым. Они эвакуировали девушек на двух автобусах под сопровождением БТР на территорию военной части.

Вдруг сообщили, что толпа напала на студенческое общежитие ОшГУ, расположенное на улице Привокзальная. По сведениям, там проживало около 600 девушек из отдаленных районов. Оперативно организовали их эвакуацию. В связи с отсутствием транспортных средств, были вынуждены вывести их пешком в общежития, расположенные на юго-востоке. Примерно в течение часа была получена информация о намерении вооруженных сепаратистов захватить городскую администрацию и прибытии к ним дополнительных сил. И действительно, их основной целью был захват здания городской администрации.

Вооруженная молодежь, поддавшись влиянию сепаратистов, не заставила себя долго ждать. Пока я принимал меры по обороне, они уже были на расстоянии 300 метров от здания Ошской областной администрации и мэрии города Ош. В тот момент мы успели экстренно эвакуировать администрацию. Разъяренная толпа попыталась атаковать мэрию. Но в результате мероприятий, организованных полковником Искендером Икрамовым, попытка вооруженной толпы захватить мэрию потерпела неудачу.

За это время начали подходить первые потоки беженцев, потому что в тот момент сепаратистами была полностью освобождена от кыргызов северная сторона города. Число погибших на 12 часов ночи достигло 40 человек.

Выпущенные в небо ракеты и призыв к молитве (азан) по громкоговорителю среди ночи и не по времени были сигналом к началу кровавой бойни. После этого поднялись узбеки с призывами: «Узбеки выходите, началась война против кыргызов!».

Проведя экстренное совещание, мы приступили к работе по организации охраны особо важных объектов города. В первые же минуты я связался с представителями власти – Т.Сариевым, А.Бекназаровым, Б.Шер и другими, и попросил срочно вернуть Курсана Асанова в управление внутренних дел города Ош. Еще узнал, что Временное Правительство приняло решение об отправке на юг членов Временного Правительства – И.Исакова, А. Бекназарова, О.Текебаева. Но почему-то они прилетели через восемь с половиной часов. Можно это считать оперативностью Временного Правительства!? Ответственные лица из руководства страны сначала приехали в штаб южной группировки войск, после, в нашу администрацию. Первое решение приняли через два с половиной часа, а ещё через два часа после этого явился Исмаил Исаков. Я дал ему разъяснение по развитию ситуации, по минутам, по часам; передал список погибших.

Тяжело было остановить взбудораженный народ. Не хватало продуктов, распространились сплетни об отравлении питьевой воды. В первую очередь, старались бесперебойно обеспечить население продуктами питания, военную технику – горючими материалами. Организовали рабочие группы по ревизии мучных складов.

В связи с закрытием в первые дни кровавого конфликта бензозаправочных станций мэрия взяла на себя обеспечение ГСМ автомашин скорой помощи, пожарной службы и служебных машин. Эта задача была оперативно решена, и потраченная сумма в размере 500 тысяч сомов полностью оплачена за счет мэрии.

В первые дни межэтнического конфликта городская власть, обеспечивая безопасность 3500 иностранных граждан и 1500 иногородних граждан Кыргызстана, организовала доставку их специальными автобусами в аэропорт и в другие безопасные места.

– Какой национальности были погибшие в первые часы этих событий?

– Большинство из них были кыргызы. Я вел учет по каждому погибшему, по национальному, половому признакам. Если точнее сказать, то кыргызы совершенно не были готовы к внезапному нападению сепаратистов, до зубов вооруженных и заранее запланировавших свои действия.

– В действительности факты доказывают, что первыми начали узбеки, поддавшись влиянию подстрекателей. Наверное, и кыргызы тоже не сидели, сложа руки?

– До 10 июня в разных местах города уже происходили случаи столкновения между кыргызами и узбеками, при урегулировании которых власти города сбились с ног. Сейчас такое время, когда плохие вести распространяются очень быстро, как молния. И надо признать, что очень сложно иметь дело с неуправляемой толпой, когда например возле гостиницы «Алай» несколько тысяч узбеков избивают проезжающих мимо кыргызов, когда горят филармония и другие здания, и когда пешими эвакуируются несколько сотен девушек.

После событий возле гостиницы «Алай» в других местах города быстрыми темпами начали собираться граждане узбекской национальности. Кыргызы, услышав об этом, в свою очередь, в целях самообороны, начали собираться на центральной площади, в микрорайонах Манас-Ата, Кулатова, Фуркат и Юго-Восток. А тем временем, по сведениям органов внутренних дел, число узбеков возле гостиницы «Алай» достигло 10 тысяч человек.

 

СЕПАРАТИСТЫ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ НАМЕТИЛИ В КАЧЕСТВЕ МИШЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ

– Каков был план зачинщиков конфликта возле гостиницы «Алай»?

– Служба безопасности сообщила мне, что узбеки планируют захватить мэрию города и здание областной администрации. По планам лидеров сепаратистских сил, они должны были захватить органы местной власти, силы безопасности, и, пока кыргызы «не пришли в себя», молниеносно взять государственные объекты и объявить мировому сообществу о создании автономии и структуры правительства. Если проанализировать факты первых часов конфликта, то можно было предвидеть такое развитие событий.

В целях противодействия планам сепаратистов, нацеленных на разрушение целостности кыргызской государственности, я приказал усилить охрану стратегически важных государственных объектов, офисов фискальных органов, детских садов, школ и общежитий. В кровавом противостоянии невозможно было все предотвратить. Причиной этого была неготовность силовых структур к непредвиденным обстоятельствам, неопытность руководителей высших ступеней в системе управления войск, недостаток информации у представителей центральной власти о сложной ситуации, нескоординированные действия военных комендатур. Из-за такой безалаберности кровавые события молниеносно распространились по всему городу Ош, в результате чего многие государственные учреждения, предприятия подверглись нападению, разгрому и поджогам со стороны «беспредельщиков».

Особенно 10 июня в 22:30, когда я узнал, что горит второй этаж Национальной филармонии имени Рыспая Абдыкадырова, мое сердце буквально разрывалось – мне казалось, что рухнул очаг кыргызской культуры. «Неужели предадим огню и мечу святой центр культуры, который был колыбелью многочисленных талантов? Неужели превратится в прах очаг национальной культуры, где многие годы звучал неповторимый голос отца кыргызской музыки – Рыспая Абдыкадырова?». Это были очень тяжелые минуты горьких раздумий, которые болью отзывались в моем сердце. Но всё же я взял себя в руки. Времени для раздумий не было. Надо уберечь мой древний Ош, мой многонациональный народ. Сразу позвонил моему заместителю Алымжану Байгазакову и начальнику милиции Болоту Нышанову, дал задание – любой ценой сохранить Национальную филармонию от пожара. К сожалению, вооруженная разъяренная узбекская молодежь закрыла дорогу к филармонии и не пропускала пожарные машины. Тогда сотрудники управления внутренних дел города Ош майор Нурбаев Таалай, старший лейтенант Эргеш уулу Жоодар и лейтенант Сарыков Залкар, пересекая опасные баррикады, разбив окна, проникли в здание филармонии. Не было воды для тушения огня, но эти джигиты вовремя смогли потушить пожар коврами. Когда, отравленный дымом, Эргеш уулу Жоодар потерял сознание, сослуживцы вынесли его из здания. Наверное, они сами и не догадываются, что эту работу рядовых кыргызских милиционеров можно назвать подвигом.

Хочется рассказать еще одну историю, связанную с этими событиями. 11 июня 2010 года в 16:00 сообщили, что узбекские сепаратисты напали на муниципальную автобазу при мэрии города. За 6 часов до этого я дал задание начальнику автобазы Ильязу Режапову – срочно вывести все автобусы с территории базы, так как мы должны были перевозить из аэропорта военных, прилетевших из Бишкека. В течение шести часов удалось собрать лишь 15 водителей; остальные, испугавшись, не вышли на работу. Большинство из них были представителями узбекской национальности.

Собравшихся шоферов на БТР подвезли к автобазе. Только они собрались выезжать, как вооруженная узбекская молодежь начала атаковать автобазу. Тогда я обратился к коменданту Ошской области Бакыту Алымбекову и представителю Временного Правительства Исмаилу Исакову – попросил дополнительно выделить бронетехнику для отправки дополнительных военных сил на автобазу. Но нам отказали, ссылаясь на их нехватку. Когда здание автобазы было охвачено огнем, и вооруженные узбеки вошли вовнутрь, Ильяз Зундуевич Ражапов вышел на связь со мной. Голос у него был взволнованный, он еле-еле говорил. По телефону были слышны звуки стрельбы из автоматов. «Мелис Жоошбаевич, мы остались в окружении, если я умру, знайте, что я Вам благодарен и на том свете. Прощайте, встретимся в другой жизни», – сказал И. Ражапов. Я попросил его не падать духом и держаться до конца. К этому времени подъехала дополнительная военная техника. Военные, под прикрытием бронетехники, только со второй попытки смогли прорваться вовнутрь и спасти жизнь начальнику автобазы и всем водителям.

Таким же нападениям узбекских сепаратистов подверглись здания Ошской ГАИ, управления по строительству, муниципальной автобазы, транспортного агентства по перевозке пассажиров, муниципального управления водного хозяйства, муниципального жилищного управления, предприятия электрических сетей города Ош, предприятия сбыта электроэнергии, дорожного управления, комбината по озеленению и благоустройству, муниципального учреждения «Специальная автобаза», горсвета, городского управления газового хозяйства, государственного предприятия теплоснабжения, дирекции центрального рынка. Были также сожжены офисы других коммунальных служб, здания и производственные базы. После подсчета ущерб, причиненный городским государственным предприятиям, составил 1,61 млрд. сомов. Эти действия доказывают, что сепаратисты в первую очередь в качестве мишени определили государственные учреждения. Потому что их основной задачей было парализовать государственную систему.

– После объявления чрезвычайного положения официальные полномочия мэра были переданы коменданту города. Но Вы постарались помочь в стабилизации ситуации или сидели, сложа руки?

– 11 июня 2011 года в 02:00 часов Временным Правительством Кыргызской Республики был введен комендантский час в городах Ош, Узген, в Кара-Суйском и Араванском районах. Согласно Декрету, в городе Ош было введено чрезвычайное положение, создана комендатура. По Закону Кыргызской Республики «О чрезвычайном положении», после введения чрезвычайного положения и назначения коменданта, официальные полномочия мэра города Ош были переданы коменданту.

Утром 11 июня узнали об увеличении числа погибших. В отдельных районах города, где кыргызы составляли меньшинство, их начали выгонять из домов, в результате с каждым часом росло число беженцев. Когда я узнал, что в узбекских махаллях жители принялись организованно строить баррикады, и специальными красками, имеющими свойства светиться в темноте, очерчивали свои границы, написав слова «SOS», «UZBEK ZONE», понял, как велик масштаб этого конфликта. Такой краски вообще нет в Кыргызстане, несколько тонн её специально завезли извне.

В 07:05 я позвонил Розе Исаковне. Она, оказывается, в восемь часов собиралась обратиться к народу по телевидению. Тогда я внес ей несколько предложений: в первую очередь, об аккредитации всех иностранных журналистов, работающих на территории Кыргызстана, чтобы они не выходили за рамки дозволенного, и об организации постов в аэропортах и железнодорожных вокзалах. Кроме этого, я проинформировал ее о принимаемых мною мерах по локализации конфликта.

Вы сами можете проверить достоверность моих слов. Я приказал не пускать иностранных репортеров к раненым и в морги, организовал специальные посты. Я готовился к информационной войне – это был мой первый шаг.

Также я предложил Розе Исаковне собрать все оружие в отделах внутренних дел Ноокатского, Араванского, Кара-Суйского, Кара-Кульджинского, Узгенского, Алайского и Чон-Алайского районов и обеспечить его охрану под строгим контролем Южной группы войск. Также предупредил, что ситуация усложняется. Она ответила мне так: «На юге у нас есть соответствующий представитель, Исмаил Исаков. Эти проблемы решайте с ним». К сожалению, мне не удалось сразу связаться с Исмаилом Исаковым, зато я высказал свои предложения Президенту. По Закону я обязан был связаться с Временным Правительством. Но меня игнорировали, продолжали относиться ко мне с недоверием, даже с ненавистью.

11 июня пришла информация о том, что тысяча кыргызов со стороны Алайского и Наукатского районов едут в Ош, чтобы помочь родственникам. Это, наверное, традиция с древних времен кочевья, передающаяся из поколения в поколение: когда родная земля находится под угрозой, мужественные джигиты, не страшась смерти, забыв о своих проблемах, спускаются с гор. И в этот раз проснулся патриотизм, который у нас в плоти и крови. Из Алайского, Кара-Кульджинского, Наукатского районов к городу стали съезжаться всадники. Своим заместителям я приказал преградить им дорогу и провести разъяснительную работу. В сторону Науката решил поехать сам.

Где-то между 10 и 11 часами дня губернатор области С.Жээнбеков сообщил мне, что приехали представители власти из Бишкека, надо экстренно собраться в здании управления внутренних дел Ошской области. Когда приехали туда, там были представители Временного Правительства – И.Исаков, А.Бекназаров, О.Текебаев и многие другие. На собрании обсуждался вопрос, как остановить поток людей из близлежащих кыргызских сел, желающих попасть в город. Ответственным за выполнение этой задачи назначили С.Жээнбекова и поручили ему не пускать взбудораженный народ в город.

Когда я сидел на собрании, по мобильному телефону получил СМС-сообщение такого содержания: «Группа людей из Алая намеревается взять в заложники члена Временного Правительства Омурбека Текебаева». Сообщение отправил человек, которому я доверял (сотрудник мэрии), и которого я направил туда, чтобы успокоить народ.

Совещание закончилось ближе к обеду. Представители Временного Правительства решили полететь на вертолете вдоль дороги Ош-Алай и провести переговоры с людьми, прибывшими из близлежащих районов. На переговоры собрался и О.Текебаев, вместе с Дуйшеном Чотоновым. Тогда я встал на пороге, закрыл О.Текебаеву дорогу и попросил по-братски не ехать на встречу с алайскими. Он хотел узнать причину, но я ответил ему просто: «Так надо».

Впоследствии, перед парламентскими слушаниями Омурбек Текебаев обратился ко мне с вопросом: «Почему тогда ты меня не пустил на встречу с алайскими? Скажи честно». Я ему ответил: «Я Ваш брат, больше ничего не спрашивайте». Он стал требовать, чтобы я откровенно рассказал о том случае. Тогда я раскрыл всю правду перед депутатами: «Если бы Вы поехали на встречу с толпой, прибывшей из Алайского района, тогда бы они Вас как товарища и соратника Кадыржана Батырова сразу разорвали на куски. Они готовились к этому. Такую информацию мне предоставил мой близкий человек, который находился среди толпы. Если бы они убили Вас, то число жертв увеличилось бы еще на одного человека». Омурбек Текебаев не смог вымолвить ни слова.

Чем закончилась встреча представителей Временного Правительства с людьми, приехавшими из Алайского района 11 июня 2010 года? И.Исакова, А.Бекназарова народ не захотел слушать, их забрасывали камнями, чуть не перевернули вертолет.

Когда они были там, я поехал в сторону Науката. Оттуда шла разъяренная толпа численностью около трех-четырех тысяч человек. Среди них были и выпившие. Основной целью было очистить южную часть города от узбеков и разгромить их дома. «Сородичи! Не надо ехать в Ош, там и без вас ситуация очень тяжелая! Давайте остановим кровопролитие! Если вы не хотите смерти невинных людей, тогда остановитесь!» – обратился я к ним. Лидер группы начал настраивать людей против меня, они даже собирались избить меня. Тогда я обратился к этому лидеру: «По-твоему, здесь только ты патриот, а я сижу, сложа руки? Ты понимаешь, что гонишь людей на смерть? Если ты настоящий патриот, то докажи на деле!».

Мне всё-таки удалось остановить эту группу. В результате, узбекское население, проживающее в южной части города, не пострадало, многих невинных людей удалось спасти. В настоящее время, когда я проезжаю по этому району, они искренне выражают мне свою благодарность.

Узнав, что представители Правительства вернулись из Фурката, причём в ужасном состоянии (я догадывался, что так будет), около 15:00 часов я поехал к ним. Предложил им разработанную мною схему по стабилизации ситуации, к которой проявили интерес все, начиная от Исмаила Исакова. Открыв карту города, я предложил поставить усиленные блокпосты в направлениях Алайского, Наукатского, Кара-Суйского, Араванского районов. И сказал: «Дайте мне только бронетехнику. Я поеду в густонаселенные узбекские районы – Он-Адыр, Шейит-Добо, на переговоры. Я гарантирую, что завтра, 12 июня в 12:00 начнутся переговоры по примирению сторон».

Воцарилась мертвая тишина. Минут 10 сидели молча, не проронив ни слова. Я тоже сидел в ожидании ответа. В конце концов спросил еще раз: «Дадите мне БТР?». «Ладно, дадим», – сказали они. Оттуда же позвонил председателю Временного Правительства Розе Отунбаевой и сказал, что завтра в 12:00 часов начнется примирение кыргызов и узбеков. «Было бы хорошо! Дай бог!» – ответила она мне. О своих планах по примирению сторон рассказал и прессе. Но, к сожалению, они БТР мне так и не дали. Я ждал до 12:00 часов ночи. Началась какая-то игра, какая – я не понял.

Вдруг начальник отдела службы национальной безопасности Ошской области полковник Аким Эшматов попросил меня отойти в сторону, поговорить. Мы стояли в углу здания лицом к лицу. «Мелисбек Жоошбаевич, высшее руководство страны хочет доверить Вам военную и гражданскую власть на этой территории. Поэтому просят Вашего согласия», – сказал он. Немного подумав, я ответил: «Я согласен при одном условии. Пусть центральная власть не лезет в мои действия и кадровые перестановки». «Ладно, сообщу им», – сказал А.Эшматов.

Центральная власть опять не вышла на связь. Наверное, они боялись поднять авторитет Мелиса Мырзакматова собственными руками.

Все это время руководство страны не уставало просить помощи у лидеров России, не давая им покоя. Не дождавшись ответа от В.Путина и Д.Медведева, только руководителю Администрации Кремля Сергею Нарышкину они настойчиво звонили пять раз, прося о поддержке.

– На чем основывалась Ваша уверенность в примирении кыргызов и узбеков 12 июня?

– Во-первых, я хотел сказать гражданам узбекской национальности: «Если вначале вы были орудием в руках у подстрекателей, теперь стали их жертвой». Не хочу выглядеть хвастуном, но думаю, что мой авторитет среди людей сыграл бы главную роль. 3 мая на встрече с жителями района Амир-Темур предупреждал же их, говорил, что действия сепаратистов могут причинить вред только простому народу. Я напомнил бы им эти слова. И кыргызам смог бы объяснить последствия. Мне же удалось остановить группу людей из Науката 11 июня. Смог бы остановить и взбудораженную молодежь, приехавшую из Алая. С такой целью я отправил депутата городского Кенеша Аскара Шакирова. Но пуля снайпера не дала возможности ему выполнить задачу — 11 июня он героически погиб при проведении переговоров с противоборствующими сторонами. Он всегда ставил интересы города выше своих интересов и был истинным патриотом.

– Разъясните, пожалуйста, выражение «постоянные подстрекательные действия, начиная с 7 апреля».

– Я считаю, что события, произошедшие 7 апреля, впоследствии стали причиной возникновения июньской трагедии. Хочу отметить, что наряду с этими событиями начали активизироваться сепаратистски настроенные политики.

Народ будоражил призыв отдельных лиц: «Мы ждали этот момент 20 лет». Эти слова Кадыржана Батырова можно назвать тайной пропагандой сепаратистских идей. Усиливались политические ходы, сепаратистские настроения, противоречащие конституционному строю и целостности государства, направленные на нарушение спокойствия мирного населения. В то время Временное Правительство не интересовала информация о распространении сепаратистских настроений на территориях Джалал-Абада и Оша. А лидеры сепаратистских групп перед тысячами людей открыто объявляли свои идеи, говоря: «Новая власть нас поддерживает, мы всех прибрали к рукам, все обговорено». Да, была огромная доля правды в их словах. К примеру, Кадыржан Батыров был назначен членом комиссии по расследованию причин апрельских событий. Председатель штаба Кадыржана Батырова Давран Сабиров был членом комиссии по конституционной реформе. Короче, народ был информирован о том, что центральная власть оказывала всяческую поддержку этим людям. Лидеры начали уверенно выступать перед народом, с каждым днем усиливая агрессивный характер своих слов, выходили за рамки. Явно наблюдались призывы, способствующие расколу единства и дружбы народов. Основными их требованиями были: назначение узбеков на государственные руководящие должности, присвоение узбекскому языку статуса государственного и т.д. Но их главной завуалированной целью было провозглашение узбекской автономии.

Местные телеканалы полностью работали на распространение политики сепаратистов. Давайте, вернемся к событиям, произошедшим в Джалал-Абаде с 13 по 16 мая, когда была пролита кровь 47 невинных людей. Из числа раненых из огнестрельного оружия четверо скончались. Мне показалось, что центральная власть проявила полное равнодушие к сложившейся обстановке. Тогда я позвонил руководителю Временного Правительства Р.Отунбаевой, сказал, что необходимо изъять огнестрельное оружие из некоторых районных отделов внутренних дел. С ее стороны последовал такой ответ: «Этот вопрос решит Исмаил Исаков». Хочу особо отметить, что после событий в Джалал-Абаде обстановка в городе Ош резко изменилась. Поджог кыргызской юрты и Государственного флага нашей страны толпой людей под руководством Кадыржана Батырова разозлил кыргызский народ. Это было воспринято как унижение и попрание достоинства целого народа.

За короткое время влияние Джалал-Абадских событий начало наблюдаться и в нашем городе. Усиливалось недоброжелательное отношение молодежи к сепаратистам и недовольство работой Правительства. Агрессивные действия молодежи узбекской национальности наталкивали молодежь противоположной стороны на ответную реакцию.

А средства массовой информации подливали масла в огонь. Узбекоязычные каналы ОшТВ, МезонТВ пускали в эфир программы провокационного характера. Постоянно пользуясь услугами этих телеканалов, К.Батыров, Д.Сабиров, И.Абдурасулов и другие в прямом эфире поднимали вопросы, связанные с узбекским языком, кадровой политикой, а также автономией. Призывали народ к организации больших митингов. Слова К.Батырова: «Если Временное Правительство не может обеспечить порядок в стране, тогда мы свергнем его. Если кыргызы не в состоянии, то и узбеки должны сидеть сложа руки, что ли?» накаляли и без того напряженную ситуацию в городе и будоражили народ. Я несколько раз обращался к хозяевам этих телеканалов с требованием прекратить выпуск передач, способствующих разжиганию межнациональной розни. Наверное, они помнят мои слова-предостережение: «Вы что, хотите войны, кровопролития?».

И кыргызскоязычные издания тоже не остались в стороне от опубликования таких материалов. Национальная телерадиокомпания 18 апреля 2010 года выпустила в эфир мнение общественного деятеля Д.Сарыгулова: «Узбеки – гости Кыргызстана», газета «Асман» опубликовала статью М.Итибаева, унижающую национальное достоинство узбеков. 24 апреля я обратился к председателю Временного Правительства Розе Отунбаевой с просьбой принять меры в отношении средств массовой информации, разжигающих межнациональный конфликт.

– Вы рассказали, что до начала этих событий несколько раз отправляли письмо Президенту об усилении сепаратистских действий. Какие ответы получали?

– Никаких. После всех событий Роза Исаковна в одном из интервью сказала: «10 июня все началось неожиданно быстро, как молния». Это ложь. Представители узбекской национальности под влиянием экстремистских призывов сепаратистов, опирающихся на «революционеров», каждый божий день провоцировали и кыргызскую, и узбекскую молодежь, в результате этого участились стычки и конфликты. Эти случаи зарегистрированы и в управлении внутренних дел, и в мэрии. С 7 апреля по 18 мая зарегистрированы 106 случаев драки между кыргызами и узбеками. Депутаты городского Кенеша, члены Наблюдательного совета при мэрии одновременно отправляли письма-обращения руководителям КТР, ЭлТР, ОшТВ и МезонТВ. Мы постоянно предупреждали центральную власть.

– Временное Правительство не обращало внимания на Ваши предупреждения. А какие меры принимала городская администрация?

– 8 апреля городская администрация разработала меры по обеспечению общественной безопасности и недопущению всевозможных национальных конфликтов, а также предотвращению террористических актов. С этой целью был издан приказ, обязывающий руководителей всех учреждений, предприятий организовать круглосуточное дежурство. Нами были предусмотрены следующие действия:

– организовать охрану основных объектов, обеспечивающих повседневный быт, иностранных консульств и представительств, находящихся на территории города;

– взять под строгий контроль завоз в город и хранение пиротехнических и взрывчатых веществ, огнестрельного оружия и ядосодержащих веществ;

– взять под особый контроль паспортно-визовый режим иностранных граждан, временно проживающих в Оше;

– усилить работу участковых инспекторов совместно с территориальными советами;

– организовать отряды народных дружин совместно с общественным фондом «Правопорядок».

На собраниях активов города рассматривалась необходимость посещения мечетей, призывать людей к сдержанности, к единству. Выполнение этих задач было поручено А.Казиеву, Т.Айтматовой, А.Масалиеву, Рахматулло ажы Касымову.

Начиная с 1 мая, я постоянно бывал во всех кварталах, где проживали граждане разных национальностей, встречался с народом. Потому что меня глубоко волновали, вызывая тревогу, случаи, когда мелкие ссоры повседневного характера начинали приобретать политическую окраску.

3 мая я встретился с жителями микрорайона Амир-Темур и призвал их быть сдержанными, не верить словам подстрекателей. В собрании участвовали депутаты Ошского городского Кенеша, руководители предприятий, учреждений, правозащитных органов, лидеры узбекской диаспоры Давран Сабиров, Жалалитдин Салахутдинов, в общем около 10 000 человек.

На встрече с соотечественниками я предупредил их, что в городе появились политические силы, желающие обострить межнациональные вопросы, призвал их не идти у них на поводу. Сообщил о появлении лиц, желающих придать национальную (кыргыз, узбек) окраску фактам нарушения правопорядка в городе. Я говорил о недопущении создания автономии на юге республики, отмечая священность единства и суверенитета государства, предупредил, что в данное время согласие всех наций необходимо как воздух. В конце собрания всех участников призывал вместе бороться против политического экстремизма и терроризма.

У меня до сих пор хранятся протокол и стенограмма этого собрания – можете с ними ознакомиться. Да, руководитель узбекского национального центра Ж.Салахутдинов, общественный деятель Д.Сабиров, сотрудник милиции И.Салиев по привычке подняли вопрос о привлечении на государственную службу лиц узбекской национальности. Вице-мэр города, по национальности узбек, Шухрат Сабиров тоже участвовал в работе собрания, он рассказал, что по сравнению с прошлыми годами число узбеков, работающих в мэрии и в других государственных учреждениях, намного возросло.

По итогам собрания в микрорайоне Амир-Темур мы вместе с председателями квартальных комитетов, аксакалами, молодежными организациями согласовали вопросы сохранения мира между людьми разных национальностей, создания народных дружин, взятия под особый контроль автомашин без государственных номеров и с тонированными стеклами, соблюдения паспортного режима.

Не ограничиваясь этим, на следующий день я провел аппаратное совещание с участием городского актива. Протокол заседания также хранится у меня. Мы разработали порядок проведения агитационных работ в детских садах, школах, высших учебных заведениях, направленных на сохранение межнациональной дружбы и стабильности в городе. Например, одной из таких форм является проведение «открытых уроков». «Открытый урок» – может, это звучит по-старому, но мы старались использовать всевозможные средства, направленные на воспитание чувства патриотизма и межнациональной дружбы. Эту работу хорошо знают активисты города Л. Шериева, Г.Эркулова, А.Балтабаев и другие. Если мы такое внимание уделяли школам, вузам, такое же значение придавали и роли мечетей. Поэтому мы просили имамов призывать жителей города к дружбе и единству.

Сколько таких встреч было организовано! Но я заметил, что народ уже сильно поддался влиянию сепаратистов. Люди не смогли понять сути моих слов. Обстановка накалялась не по дням, а по часам, усиливалось противостояние сторон. Обо всех этих изменениях мы регулярно, и устно и письменно, сообщали в столицу.

Хочу подчеркнуть, что в те тревожные майские дни некоторые руководители узбекской национальности, работающие на высоких должностях, сами начали проводить провокационные сепаратистские действия по разжиганию межнационального конфликта, и за это были отстранены от занимаемых должностей. Например, на основании приказа мэрии города Ош от 17 мая 2010 года за проявление национализма и незаконные действия Сабиров Давран освобожден от должности советника мэра по топливно-энергетическому комплексу. В данное время против него как основного виновника межнационального конфликта возбуждено уголовное дело, и он объявлен в розыск.

Регистрировались десятки фактов стычек между кыргызами и узбеками. На примере событий 1990-х годов было вполне вероятно, что малейшая перепалка могла бы перерасти в большой скандал. Например, 1 мая в 11:30 часов по улице Маджирим-Тал на территории чайханы «Сузак» собрались лица узбекской национальности, около 30 человек. Благодаря разъяснительной работе, собравшиеся разошлись. В 21:00 час возле чайханы «Мырзалим» собралось около 500–800 граждан узбекской национальности. Причиной сбора явилось то, что двое парней-узбеков избили четверых молодых парней кыргызской национальности. Милиция организовала следственные работы для того, чтобы найти виновных. Но через полтора часа, в 22:30, узбеки вновь стали собираться в микрорайонах Амир-Темур, Шейит-Добо и других.

Подтвердилась информация о том, что в селе Мады собирается молодежь кыргызской национальности, числом около 50–60 человек. В целях сохранения стабильности при выезде из города было выставлено 10 блокпостов, по городу были задействованы 8 мобильных постов из числа сотрудников СОБР, ОБДД и оперативных служб.

16 мая в 10:30 часов в микрорайоне «Южный» в здании средней школы имени Федченко собрались жители узбекской национальности в количестве около 100 человек, которые опасались различных слухов об осложнении межнациональных отношений. Пока мы проводили с ними разъяснительную работу, нам сообщили, что на улице И.Раззакова происходит драка между кыргызами и узбеками. С обеих сторон собралось по 70–80 человек. Их с трудом разогнали по домам. Около семи часов вечера того же дня получена оперативная информация о том, что в городе находятся несколько человек, занимающиеся провокацией с целью разжигания межнациональной вражды. Группа молодых узбеков (по одной версии, около 30, по другой – 50 человек) на улице Мира напала на машину с криками: «В машине кыргызы!».

В целях недопущения дальнейшей эскалации напряжения 16 мая в 20:00 часов начальник УВД города Ош К.Асанов провел встречу с председателем узбекского национального культурного центра Салахутдиновым Ж. и бывшим депутатом Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Абдурасуловым И., на которой обсуждались совместные мероприятия по урегулированию ситуации, а именно: проведение разъяснительной работы среди лидеров узбекской диаспоры, недопущение выступлений через СМИ отдельных лидеров узбекской диаспоры, затрагивающих межнациональные отношения.

После данной встречи, в целях ограничения трансляции выступлений лидеров узбекской диаспоры в Джалал-Абадской области, начальником УВД г. Ош Асановым К. были проведены профилактические беседы с руководителями «ОшТВ» и «МезонТВ», так как местные телеканалы тогда начали практиковать показ митингов под логотипом «без комментариев».

Улучшилась ли ситуация после этого? Нет. И 17 мая, и 18, 19 и 20 мая продолжались драки, столкновения между кыргызами и узбеками в разных районах города.

19 мая 2010 года по моей инициативе была организована встреча с председателем узбекского национального культурного центра в Кыргызстане Жалалуддином Салахутдиновым. На встрече мы обсудили меры по предотвращению межнационального столкновения в городе и договорились вместе проводить разъяснительную работу среди молодежи узбекской национальности. «Если в городе начнется межнациональная вражда, то такие авантюристы, как К.Батыров, И.Абдурасулов, покинут страну, а мы останемся здесь, мы с вами будем решать проблемы двух народов», – предупредил я его. Я говорил ему эти слова, чтобы вырвать его из-под влияния К.Батырова. Тогда мне показалось, что он понял глубину этой ситуации. И, не скрывая свое тревожное состояние, сказал: «Мелис Жоошбаевич, мы поддерживаем Вашу инициативу по урегулированию ситуации между кыргызами и узбеками, главное – сохранить спокойствие».

На следующий день, 20 мая на основании полученной оперативной информации о перевозке оружия был задержан экс-депутат И.Абдурасулов. Пока расследовали его дело, в течение получаса перед зданием УВД г. Ош, собрались около 500 его сторонников с требованием немедленно освободить И.Абдурасулова. Еще 200 человек собрались на улице Привокзальная. Увидев их, граждане кыргызской национальности (около 100 человек) начали собираться возле ресторана «Ак шумкар». Я встретился с И.Абдурасуловым в гостинице «Интурист». Так как в последние дни я постоянно находился в состоянии нервного стресса, разговор был жестким. Я знал, что он разбогател, разводя телят, и поэтому сказал: «Эй, телятник! Ты достиг такого уровня, чтобы выводить людей на улицу? Не играй с огнем! Пошли, поговорим с твоими людьми». Сначала я требовал немедленно арестовать его, и Курсан Асанов тоже разделял мою позицию. Но сотрудники службы национальной безопасности были против и сказали, что его надо срочно отпустить и что они отвечают за безопасность. На что я ответил: «За безопасность города в ответе не Вы, а я». Но что мне оставалось делать, если у меня не было официальных прав, когда Временное Правительство не хочет слушать меня и когда оно закрывает глаза на незаконные действия сепаратистов?

– Были ли позитивные силы среди узбекской общины, почувствовавшие грозящую опасность со стороны подстрекателей?

– Да, такие силы были и есть. Как внутри кыргызов есть разногласия, так есть они и среди узбеков. Мудрые, дальновидные представители узбекского народа, желающие только мира, предвидя последствия действий сепаратистов, несколько раз обращались не только к своим соотечественникам, но и к членам Временного Правительства, председателю Временного Правительства Розе Отунбаевой, предупреждая: «Опомнитесь, пока не поздно!» К примеру, большая группа представителей узбекской диаспоры 23 мая была на приеме у Р.Отунбаевой. Как я слышал, генерал Алишер Сабиров сказал ей в лицо, что обстановка повернулась в опасное русло, депутат городского кенеша А.Иминов, дорожа межнациональным согласием и в целях безопасности жизни граждан, потребовал арестовать К.Батырова. Вот это дальновидность. Именно это я понимаю как любовь к своему народу.

Рядом со мной тоже были такие дальновидные люди. Известного писателя, представителя узбекского народа Абдуганы Абдугафурова и общественного деятеля Худайберди Азимова 17 мая я назначил своими советниками.

– Во время Ошских событий какими были Ваши отношения с Временным Правительством?

– Здесь идет речь не о моих хороших или плохих взаимоотношениях с ними. Вся проблема заключается в проявленном равнодушии руководителей к факту межнационального столкновения на юге страны. Ведь они же подливали масло в огонь, играя в кошки-мышки с сепаратистски настроенными лидерами узбекской общины. Если говорить правду, то когда на юге проливалась кровь, когда судьба государства висела на волоске, руководители Временного Правительства, начальники соответствующих силовых структур, чиновники, возглавляющие службы безопасности, даже не посчитали нужным хоть один раз приехать сюда и увидеть все своими глазами. Вместо них находились их заместители. Военные решения, связанные с конфликтом, принимались на уровне их заместителей. Руководство национальных Вооруженных Сил показало свою некомпетентность, нерешительность и политическую близорукость.

Какая-то неизвестная мне политическая группа старалась принести меня в «жертву», сделав ответственным за кровавые события. Шла активная работа, чтобы свалить на меня всю вину и выставить перед общественностью основным виновником этого конфликта. Задержав молодых парней кыргызской национальности, имеющих отношения к событиям, арестовав их группами, спецслужбы заставляли давать показания против меня. На допросах их заставляли говорить немыслимые сплетни: «Мэр раздавал нам оружие, дал денег, собирал кыргызов, натравливал нас против узбеков и т.д.». У нас есть достаточные доказательства и видеосъемка избиения парней – кыргызов во время допросов и об оказании на них давления. Допрошенные после освобождения сами пришли ко мне и рассказали обо всем. Через средства массовой информации старались выставить меня главным организатором кровавого конфликта. У меня имеются неоспоримые доказательства того, как они старались свалить всю вину на меня. Тогда меня сильно удивили эти попытки моих соплеменников во власти. Невольно вспоминаю слова покойного Салижана Жигитова: «У кыргызов нет врагов, кроме самих кыргызов, дерево уничтожают черви, а кыргызов – кыргызы». Но, такие старания моих «друзей» были безрезультатными, ложные обвинения не подтвердились. Слава богу, благодаря моему мудрому народу, для которого всегда правда превыше всего, старания внутренних врагов, желающих очернить мою репутацию, пошли прахом. Потому что, оценивая мою работу как мэра города по предотвращению межнационального конфликта, стабилизации ситуации, мой справедливый народ своими глазами видел, на чьей стороне правда. Когда центральные и западные средства массовой информации всячески клеветали на меня, мой народ полностью подержал меня. Я благодарен им навеки! Думаю, что представителей власти это насторожило.

– Если Вы поставили на карту свою жизнь за единство народа и целостность государства, не предпринимаете попытки возвращения старой власти, не находите общего языка с новой властью, почему всегда за Вами ходят такие слухи – что, мол, «бакиевский», «реваншист» и т.д.

– По-моему, в сегодняшней кыргызской политике рождается широкий слой патриотической молодежи. Есть политики, которые с целью раскола единства народа, честных и незапятнанных людей делят на «акаевских» и «бакиевских». Ни для кого не секрет, что эта политика является стержнем Временного Правительства. Однако те, кто кричит: «акаевский», «бакиевский», сегодня сами сидят во Временном Правительстве. К примеру, в 2005 году не я привел к власти К.Бакиева. Его посадили на престол те же Р.Отунбаева, А.Бекназаров, А.Атамбаев. Разве можно назвать «бакиевским» человека, который преданно служит своей Родине? Это неправильный взгляд. Неужели из-за того, что Мелис Мырзакматов 1 год и 2 месяца проработал в исполнительной власти, его нужно называть «бакиевским»? Если так рассуждать, тогда и Президента переходного периода Р.Отунбаеву следует считать настоящей «бакиевской», потому что она в Правительстве К.Бакиева была министром иностранных дел. А.Атамбаев при его правлении работал министром, Премьер-министром и, может быть, заслужил полученную медаль «Данк». В настоящее время работники исполнительной и законодательной власти А.Жапаров, Б.Торобаев, И.Жунусов, Э.Ибраимова, О.Бабанов и другие были в одной команде с Бакиевым. Если всех, кто проработал при бакиевском правлении, назовем «бакиевскими», то кто останется «небакиевским»? Та же Р.Отунбаева перешла в оппозицию только тогда, когда в парламенте не прошла на должность министра. Если бы она тогда прошла, то, значит, не пошла бы против Бакиева?! Перед тем, как перейти в оппозицию, А.Бекназаров был главным прокурором, а Э.Ибраимова – лидером партии «Ак жол». Ж. Сааданбеков был послом, Ф.Кулов был в тандеме. Короче, если составлять список тех, которые стали в начале «неакаевскими», потом «небакиевскими», то бумаги не хватит.

Я при К.Бакиеве проработал всего 1 год и 2 месяца. И вдруг те, кто десятилетиями работали с ним, выходит, «небакиевские», а я – наоборот. Я отличаюсь от них тем, что я не предавал власть ради должности и не перебежал на «ту» сторону баррикады.

До сих пор в стране есть такие слои населения, которые работали при Бакиеве и которые поддерживает его политику, уважая его как хорошего человека. Большая часть населения юга и в настоящее время поддерживает К.Бакиева. Это истина. А есть люди, годами работавшие с ним и считающие себя «небакиевскими». Они отличаются от меня тем, что в свое время, предав власть, перебежали на другую сторону. Мое главное отличие от них, что я в апрельские дни до последних минут исполнял свой долг перед народом.

 

7 АПРЕЛЯ 2010 ГОДА: ЕДИНСТВО КЫРГЫЗСТАНА НА ОСТРИЕ НОЖА

– Каковы были Ваши отношения с К.Бакиевым после 7 апреля?

– Когда я начинаю анализировать свою деятельность в должности мэра, часто в голову приходят мысли, связанные с событиями 7 апреля. По моим наблюдениям, начало многих перемен в политической жизни, а также разгадка последующих событий кроются в корнях этого дня – 7 апреля, ставшего началом явлений, резко изменивших судьбу Кыргызстана, в том числе кыргызского народа. И для меня тоже стало началом тяжелых испытаний.

Поглядите-ка на иронию судьбы! В ночь с 6 по 7 апреля 2010 года аксакалы из Алая приехали сказать, что могила Тилеке Баатыра, которая 400 лет мирно покоилась, вдруг двинулась с места. Я им сказал: «Надо раскопать могилу, и, в первую очередь, спасти останки тела. Подготовимся и заново перезахороним». Все мои мысли были сосредоточены на политических процессах на севере страны. В тот день вдруг начинаются кровавые события – события 7 апреля. Почему так получилось? Почему пролилась кровь? Можно ли было предотвратить? Такие вопросы не дают мне покоя, разрывают сердце на части. Думаю, что те парни, которые, не боясь пуль, сложили свои головы за страну, были мужественными сыновьями кыргызского народа.

В этот день, примерно в 20:00–20:30, мне сообщили, что Курманбек Бакиев летит в Ош. Где-то в десятом часу приехал в аэропорт. Аэропорт был закрыт. Погода была пасмурная, шел дождь. Приземлился самолет Президента, я его встретил. Почему-то губернатор Ошской области Мамасадык Бакиров встречать не пришел. Президент был беспокойный, вместе с ним сели в машину. Сразу спросил: «Как народ?». Я ему: «Хорошо». Он сказал: «Все у вас «хорошо», вот мы и докатились до этого».

Прямо приехали в резиденцию, там нас ждал губернатор. Здесь же мы приняли решение выходить из положения, не допуская раскола страны. Президент не смог сказать что-нибудь путное. В это время подошли первый заместитель начальника государственной службы охраны Нурлан Темирбаев и руководитель Аппарата Президента Каныбек Жороев. Президент К.Бакиев сказал свое последнее слово: «Если завтра соберется народ, то не допускайте кровопролития. Сделайте так, как они скажут». После нам сообщили, что приехали парламентарии от имени революционеров. Время было примерно 20:00–22:30 часов. Вместе с губернатором Мамасадыком Бакировым поехали к ним. Там были 16-17 человек, из них запомнился только Асылбек Жээнбеков, родной брат революционера-губернатора Сооронбая Жээнбекова. Разгорелся спор, обсуждался вопрос о передаче должностей. Они выступили с требованием освободить место губернатора. Приняли совместное решение, чтобы мэр продолжил исполнять свои должностные обязанности. Тогда я сказал: «Если так надо, то и губернатор, и я освободим свои места. Но сначала выслушаем требования народа». Так, на следующий день, в 9:00 решили собрать народ. После этих переговоров я приехал обратно в резиденцию и объяснил президенту ситуацию. Президент решил поехать в Джалал-Абад к своим родственникам. Поддержав его решение, мы его проводили на малую родину. Наряду с этим было проведено небольшое заседание с участием руководителя Аппарата Президента. Там было твердо высказано требование о важности недопущения кровопролития в стране.

На следующий день, утром 8 апреля 2010 года на площади собралось много народу. Там же стояло около тысячи людей, которые кричали: «Долой Бакиева! Бакиев – убийца! Долой бакиевских прихвостней! Пусть Бакиров тоже уходит с ним!». Я пришел в кабинет М.Бакирова и предложил вместе выйти к народу, и если мы в чем-то виновны, то понести соответствующее наказание. Но он почему-то тянул время. А моя чаша терпения уже была переполнена. Когда мы шли к площади, я заметил ненавистные взгляды людей, которые показывали нам кулаки, добавляя нас тоже в число этих убийц. Когда мы поднялись на трибуну, нам дали микрофон. Губернатор передал его мне. Я, не заставляя себя ждать, обратился к народу: «Уважаемый народ! В чем наша вина? Не поддавайтесь провокациям, никто не прольет кровь простого народа. Если хотите, чтобы мы ушли, мы уйдем, а если наоборот – тогда готовы остаться и будем служить вам. Мы не чужие. До этого времени я служил вам честно! Скажите, что мне делать: уйти или остаться? Если хотите, чтоб я остался, поднимите руки!». Народ поддержал меня. Я три раза повторил вопрос, и в трех случаях они поддержали меня. Вдруг совершенно незнакомые деревенские парни, наверное, революционеры, подошли ко мне, взяли за руки, за ноги и, подняв вверх, начали кричать: «Мелис – сын народа! Мелис – народный мэр! Мелис – настоящий мэр!» После того, как меня опустили на землю, собравшийся на площади народ начал кричать: «Мелис! Мелис! Мелис!». Микрофон передали М.Бакирову, он тоже обратился к народу с таким вопросом. Но не нашел поддержки народа. Таким образом, получив благословение моего народа, я вернулся на свое место.

– Во время обсуждения результата работы парламентской комиссии по расследованию июньских событий депутат Каныбек Осмоналиев задал вопрос Президенту переходного периода Р.Отунбаевой: «Почему Вы своевременно не ответили на письмо М.Мырзакматова по предотвращению межнационального конфликта?». Почему, когда Вы били в набат, официальная власть в Бишкеке не реагировала? Наоборот, Вас объявили «бакиевским», «наркобароном», «нацистом». В чем кроется причина?

– Да, на парламентских слушаниях некоторые депутаты, среди них был и Каныбек Осмоналиев, поднимали этот вопрос. Они обратились к президенту, почему она не приняла ответные меры на специальное письмо мэра города Ош от 14 мая 2010 года по предотвращению событий. Тогда Р.Отунбаева ответила так: «Мы потом начали искать это письмо, еле его нашли, оно действительно было адресовано мне как руководителю Временного Правительства. Оно было на двух страницах, и в нем был призыв принять меры в отношении накаляющейся межнациональной обстановки. Он сделал из «мухи слона», рассказав еще и международной комиссии о том, что не получил ответа на свое письмо. В то время М.Мырзакматов метался то вправо, то влево, пока не определился, на чьей стороне сила, и только потом начал шевелиться».

Я не согласен с таким мнением Р.Отунбаевой, на это есть контрдоводы. Во-первых, надо было обратить внимание на смысл письма, а не на объем. Там были изложены предложения по урегулированию накаляющихся межнациональных отношений в апреле – мае, о принятии мер в отношении лидеров узбекской диаспоры, которые, опираясь на некоторых членов Временного правительства, проявляют особую активность. Во-вторых, оказывается, никто внимательно не прочитал это письмо. Это говорит о «неряшливости» аппарата Временного Правительства. В то время, занимаясь только делением кресел, не доверяя мне как «бакиевскому» кадру, они мимо ушей пропускали мои звонки и искали способы избавиться от меня. В-третьих, временная власть, не доверяя моей информации об обстановке в городе, часто принимала лидеров узбекского народа, прислушивалась к их мнениям. А результат их действий, как видим, оказался плачевным.

Если я был бы на стороне К.Бакиева, то всячески старался бы восстановить его власть. Но такой необдуманный шаг способствовал бы разделению страны на юг и север, привел бы к подрыву целостности государства. И поэтому, в целях сохранения единства страны, поставив на карту свою голову, я не «лизал пятки» ни старой, ни новой власти, на первое место я всегда ставлю интересы моего народа.

Вспомните, 7 апреля 2010 года К.Бакиев прилетел в Ош, дальше поехал в Джалал-Абад. Сказать по правде, там он тоже начал распространять различные сообщения, предпринимать действия, грозящие расколом целостности государства. К примеру, с 10 по 15 апреля 2010 года, приехав в Ош, он начал активно действовать для установления своей власти на юге республики. Тогда группа лиц, начиная с нового губернатора-революционера С.Жээнбекова, искала способы, как предотвратить приезд К.Бакиева в Ош и как сохранить правление временной власти на юге страны. Сторонники Бакиева старались получить мою поддержку. Что делать? Поддержать Бакиева, который, потеряв власть и обвиняемый в смерти 87 человек, приехал на малую родину в поисках поддержки, или слабое Временное Правительство, которого народ юга не удостоил доверием и уважением? Явно ощущалась усиливающаяся опасность противоборства сил и возможность кровопролития. Я хорошо понимал, что это противостояние приведет к расколу страны. В такой тяжелой обстановке я выбрал спокойствие моего города Ош и многонационального населения, проживающего в нем, и целостность государства. Другого выбора у меня не было. Если граждане нашей страны, делясь на север и юг, начнут враждовать друг с другом и прольется кровь, этого я никогда себе не простил бы. Этого не простили бы нам и прокляли духи святых предков, таких, как Манас Великодушный, Барсбек бий, Ажыке бий, Адыгине Тагай, Тилеке Баатыр и Алымбек датка.

14 апреля мне позвонили представители новой власти с предложением поговорить с К.Бакиевым и найти способы недопущения его приезда в Ош. Я согласился – ради целостности государства я взял на себя такую ответственность. Я позвонил К.Бакиеву и постарался правильно объяснить ему обстановку в городе. Я сказал ему по телефону: «Курманбек Салиевич, оказывается, завтра Вы собираетесь приехать в Ош, но обстановка здесь тяжелая. Вы не верьте тем, кто обещает Вам вернуть власть, подняв на ноги 50 тысяч человек. Такие времена уже прошли. Ваши действия могут привести к кровопролитию и расколу страны. Я как мэр города не допущу беспорядков в городе и пролития крови простого народа». Курманбек Салиевич, молча выслушав меня, спросил: «Как ты думаешь, если того человека (не буду называть его имя) назначим губернатором Ошской области, то народ его поддержит?». Еще добавил, что он «наготове». Я ему ответил: «Не доверяйте обещаниям собрать 50 тысяч людей, все равно народ его не поддержит. Если приедете в Ош, то напрасно прольется кровь». После разговора пришел в мэрию и, собрав представителей местных и международных изданий, организовал пресс-конференцию. Журналистам рассказал всю правду: «Я связался с Бакиевым. Обстановка тяжелая. Есть большая вероятность кровопролития. Но как мэр города я сохраню наш город. Не допущу повторного кровопролития!». Если бы я не организовал эту пресс-конференцию, то о каждом моем шаге некоторые мои «друзья» из Временного Правительства распространяли бы разные сплетни. Ради собственных временных интересов они были готовы пожертвовать целостностью государства, в этом я лично убедился во время июньских событий. Но до этого оставалось еще два месяца.

Курманбек Салиевич не послушался меня, он твердо стоял на своих позициях, верил, что народ его поддержит. Чтобы провести митинги, 15 апреля он со своими сторонниками приехал в Ош. Но сторонники новой власти вышли против него и выгнали их. После этого он был вынужден вернуться в Джалал-Абад и при помощи руководителей соседних стран покинуть Кыргызстан.

В этой ситуации я выбрал позицию национального патриота. Если бы я оказал малейшую поддержку К.Бакиеву, у него появились бы шансы восстановить свою власть. Он остался бы в Оше и укрепил бы свою власть на юге республики. Но я не допустил разделения страны на север и юг, усиления территориального противостояния и кровопролития. И поэтому некоторые силы недовольны мной, потому что я якобы «лил воду на мельницу» революционеров. Но я твердо уверен, тот мой шаг был направлен на сохранение целостности государства. Я знал, что судьба целой страны выше, чем судьба одного человека. Еще раз хочу отметить, если бы тогда я занял нейтральную позицию, то К.Бакиев остался бы в Оше и восстановил свою власть. Тогда ход истории развивался бы в другом направлении…

А в то, чтобы объявить меня «наркобароном» и «бандитом», внесли свой вклад некоторые мои «друзья» из Временного Правительства. Это выдумки моих политических оппонентов. Я отец пятерых детей, всю жизнь шел прямой дорогой. В жизни никогда не давал взятки чиновникам и не брал у своих подчиненных. Я считаю себя представителем нового поколения моей нации. Поэтому считаю, что подобные прозвища придумывают темные силы, желающие поставить на колени передовых кыргызских джигитов, подлить масла в огонь, разделив страну на две части, а также очернить мое служение верой и правдой народу во время апрельских и июньских событий 2010 года, направить в другую сторону ход развития истории. Как гласит русская поговорка: «Собака лает – караван идет». Никакая сила не заставит меня отступить от позиции национального патриота. Как писал великий поэт Байдылда: «Кыргызом в этот мир пришел, кыргызом из него уйду!». И поэтому я дал себе клятву: «Осыпьте меня золотом, но я не дам никому разделить юг». Потому что и такая попытка была.

 

ДЕЙСТВИЯ ПОДСТРЕКАТЕЛЕЙ ПО СОЗДАНИЮ ЮЖНОЙ КЫРГЫЗСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

– Как? Кто и когда предложил такую идею?

– В апреле – мае 2010 года усиливались действия по разделению Кыргызстана на север и юг. Приведу один пример: 10 апреля того года из Российской Федерации пришла телеграмма такого содержания: «Вы должны создать Ошскую Республику. За помощью обращайтесь к Ташматову Хамиду». Копия этой телеграммы хранится у нас, и приводится в книге. В целях сохранения целостности государства я вызвал руководителей внутренних дел и службы безопасности города, приказал внимательно изучить телеграмму и принять неотложные меры. Собрал политические силы города и попросил их не поддаваться на провокации. Потом в майские дни в городе появились слухи о том, что некие силы начали поднимать идею создания Южной Кыргызской Демократической Республики. Чтобы претворить эту идею в жизнь, неизвестные люди предложили мне 400 миллионов долларов. Скрытые силы говорили: «Объяви о создании Южной Кыргызской Демократической Республики и отойди в сторону, дальше мы будем действовать сами». Они хотели разделить страну на север и юг моими руками. Потому что они на юге страны, кроме меня, не видели другой политической силы, которая могла бы противостоять Временному Правительству. Но я не поддался искушению, даже в голову не пришла мысль о том, чтобы променять целостность государства на какие-то деньги. У меня была только одна цель, одно направление: сохранить как зеницу ока суверенитет государства, который с давних времен был мечтой нашего народа, Кыргызскую государственность, которую унаследовали от Великодушного Манаса.

Мы в той тяжелой обстановке, не поддаваясь авантюрам негативных сил, дали достойный ответ желающим расколоть страну, дали им крепкий отпор! Подстрекатели, не достигнув своей цели, начали сочинять сплетни, что будто бы я продал Бакиева. А мои «друзья» во Временном Правительстве, наоборот, объявили меня «бакиевким». Но я не обращаю внимания на такие необоснованные слова. Потому что моя совесть чиста перед народом. Надеюсь, не будет хвастовством с моей стороны, если я скажу, что достойно продолжаю традиции, которые установили наши предки Ажы бий, Алымбек датка, Абдылда бек, Куржанжан датка.

Кыргызский народ никогда не простил бы меня, если бы я – потомок в седьмом поколении таких великих мудрых правителей допустил разделение страны во время моего пребывания у власти и превратил бы наш святой город в центр темных сил. Я думаю, что вышел достойно из этого исторического испытания. Глубоко благодарен своему мудрому народу, который меня поддержал в тяжелое время и который продвинул вперед мою работу, направленную на сохранение единства страны во время июньских событий!

– Каков Ваш вклад в стабилизацию обстановки в то время, когда Временное Правительство принимало Вас за «чужака»?

– В то время обстановка накалялась ежеминутно. В Бишкеке погибают 87 человек, более 1000 получают ранения, горят десятки зданий. Эти факторы обязательно должны были повлиять на ситуацию в Оше. Сразу, 8 апреля я подписал распоряжение о принятии мер по стабилизации обстановки и сохранению межнационального согласия. Руководителей всех городских служб, из них особенно правоохранительных органов, обязал работать в усиленном режиме. Но хочу отметить, что после событий в Таласе основная часть правоохранительных органов была отправлена в Чуйскую область. А в Оше оставалось очень малое число сотрудников милиции и службы национальной безопасности. Силы, переведенные в Чуйскую область, начали возвращаться только через 3-4 дня. За это время я собрал участников всех спортивных клубов города, и сказал: «Вы будете ответственными за сохранность всех торговых точек города». Организовав из них отряды народных дружин, мы старались сохранить спокойствие в городе. И только через 3-4 дня я связался с сотрудниками милиции и оказал им моральную и материальную поддержку.

Все мы знаем, что после 7 апреля по стране прошла волна самовольной смены представителей власти под предлогом того, что они «бакиевские». В то время, когда грозила опасность возникновения межнационального конфликта, в народе усиливалось разделение по региональным признакам. Я чувствовал, что обстановка может накаляться и дальше. К примеру, 10 апреля незаконно освободили от занимаемой должности ректора Кыргызско-Узбекского университета, интеллигентного представителя узбекского народа Анвара Исманжанова. На следующий день на его место посадили уроженца Кара-Кульджи по имени Чаткал. Я тогда им говорил: «Вы не чувствуете обстановку в Оше, в Бишкеке? Хватит играть с огнем! Или вам нужно только кресло? Делайте обдуманные шаги!» И вернул Анвара Исманжанова на свое место. Кроме этого, группы, прикрываясь словами о революции, старались захватить руководящие должности таких важных учреждений и предприятий, как Ошский государственный университет, «Ошэлектро» и т.д. Но я не допустил этого.

 

ПРИХОД НА ДОЛЖНОСТЬ ГЛАВЫ ГОРОДА ОШ

– Во время правления К.С.Бакиева Вы стали мэром города Ош. Какие у Вас были планы для поднятия статуса города?

– Если смотреть правде в глаза, то город Ош со своей 3000-летней историей, многонациональным населением, находящийся в центре Великого Шелкового пути, является также и местом отрицательных тенденций, связанных с религией, узлом наркотических путей. Со времен суверенитета городу Ош не уделялось должного внимания. Несмотря на его номинальное название «южная столица», пассивно велась работа по превращению его в научно-культурный центр.

Да, здесь создавалась партия «Ак жол», которая была организована с целью направить Кыргызстан по пути процветания. Кто знал, что она поведет нас по другой дороге. Мы тоже вошли в эту партию, изо всех сил старались направить развитие страны в правильное русло. От имени партии «Ак жол» я был избран депутатом и работал больше года. Затем мне поступило предложение от Президента поработать в Оше. Меня вызвали и объяснили необходимость обеспечения порядка в городе и важность сохранения безопасности жителей. Оказывается, в то время в городе соблюдение законности составляло всего лишь 30%. Не оставаясь равнодушным к судьбе города и с целью внести свой вклад в развитие моей родины, я дал согласие на это предложение. У меня была еще причина, чтобы согласиться стать мэром города. Вы, наверное, знаете, что Алымбек датка во время правления Андижанским вилоятом внес огромный вклад в развитие города: построил медресе, поливные каналы. Еще я слышал, что у него в планах было строительство школ. Я гордился тем, что спустя столько лет обязанность перестройки города выпадает на мою долю.

На должность мэра не назначают, мэра выбирают. Жители города, где я родился и рос, встретили меня очень тепло. 28 января 2009 года, впервые в истории, многонациональный состав депутатов Ошского городского кенеша, несмотря на национальность, на политическое положение единогласно подержали мою кандидатуру. В тот же день вышел Указ № 83 Президента Кыргызской Республики К.Бакиева о назначении меня на должность мэра города Ош.

В первые дни моей работы я понял тяжелую обстановку в городе, приходилось даже сталкивался с препятствиями и непониманием. Самый низкий уровень законопослушания, юридическая безграмотность населения, молодежь, попавшая под влияние разных религиозных течений, ученики школ, которые привыкли по пятницам вместо школы посещать мечети. Это всего лишь один момент из обыденной жизни в Оше. Но я не сдался. Став свидетелем таких явлений, решил от всей души служить будущему страны, прежде всего – сохранению территориальной целостности. Через 2-3 месяца направил Президенту свои предложения по налаживанию обстановки в городе, обосновывая это тем, что город в какой-то мере оставался в стороне, и перечислил явления, представляющие опасность для Кыргызской государственности. В результате предложил новую программу развития города, которую принял Президент. Была даже организована рабочая группа по разработке и обоснованию этой программы. Мы – с участием видных экспертов, передовых ученых – полтора месяца работали, засучив рукава.

20 марта 2010 года программа «Обновленный Ош» обсуждалась с участием депутатов города Ош и Президента страны, и получила одобрение. Коротко ознакомлю вас с этой программой.

С каждым годом тормозилось развитие города, превращающегося из года в год в большую деревню, росла численность населения, обеспечение жильем было крайне неудовлетворительно. Чтобы в корне изменить такое положение дел, была разработана Программа, которая включала следующие основные положения: усиление участия государства, создание условий для перевода в город Ош нескольких министерств (среди них – министерства обороны, миграции), размещение одной из ветвей власти, например, парламента, на юге, усиление присутствия государства в моноэтнических кварталах, обеспечение людей земельными участками, забота о национальном генофонде и т.д. Для выполнения этих задач в течение полугода было запланировано выделение около 50 миллионов долларов. Мы надеялись на лучшее, начались осуществление первых этапов программы. Уже с презентации народ поддержал ее, и с его благословения – «затяни пояс потуже, и мы тебе поможем!» – мне давали дополнительные силы. В такой тяжелой ситуации, несмотря на последствия апрельских событий, опираясь на поддержку общества, я смог сохранить стабильность в городе до и после революции, не допустил погромов и нарушений закона. Но наши замыслы нарушили действия националистов с их националистическими призывами.

 

КАДРОВАЯ ЧЕХАРДА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПЕРЕД БЕСПОРЯДКАМИ

– После 7 апреля Временное Правительство на местах занималось назначением «своих» людей. Усиливались споры вокруг служебных кресел. Какая обстановка была в Оше?

– Меня беспокоили действия тех же К.Батырова, И.Абдурасулова, которые нарушали спокойствие жителей, временами организуя встречи, на которых будоражили народ своими призывами. С другой стороны, непринятие соответствующих мер Временным Правительством, нереагирование на действия лидеров узбекской диаспоры меня глубоко разочаровали. Несмотря на это, мы беспрерывно предупреждали центральную власть и информировали об обстановке. В целях урегулирования ситуации я направил к общественности несколько обращений. Наверное, мои коллеги помнят мои слова-предупреждения: «Если события будут развиваться в таком направлении, если обстановка выйдет из контроля, тогда нас никакое оружие, никакой танк не спасет!». За это время продолжались кадровые перестановки, назначение на важные должности людей без учета опыта и образования. Меня огорчало то, что до начала июньских событий, 7 июня, не предупреждая меня, сменили начальника УВД г.Ош. Вместо Курсана Асанова, хорошо знающего оперативную обстановку в городе, по требованию члена Временного Правительства И.Исакова назначили менее опытного Болота Нышанова. Эта несвоевременная перестановка, тем более без моего согласия, еще больше огорчила меня. Согласно Закону Кыргызской Республики «О местном самоуправлении» руководители территориальных отделений государственных органов, в том числе и начальник УВД, назначается на должность и освобождается от должности по согласованию с мэром города (№ 1, 8 пункты Закона). Что сказать, когда законы Кыргызской Республики, основы государственности растаптывались на глазах?!

Как уже говорилось, в Оше часто происходят незначительные стычки на бытовом уровне. Однако, как я уже подчеркивал, в последнее время каждое такое событие начали связывать с политикой, давая происшествию политическую окраску, чем еще больше тревожили народ. Это свидетельствовало о неустанных действиях подстрекателей. Вот одна из таких историй. В ночь 7 на 8 июня возле чайханы «Фуркат» в городе Ош парень узбекской национальности нанес ножевые ранения двум парням кыргызской национальности. А новоиспеченный начальник УВД Болот Нышанов поехал в Бишкек на какое-то собрание. С учетом ситуации в городе это свидетельствует о неопытности руководителя и начальников служб МВД республики. И в последующие дни, особенно 10 июня, обстановка оставалась тяжелой, и я потребовал, чтобы Болот Нышанов срочно вернулся в Ош. Именно в тот день, вечером мне сообщили, что в компьютерном игровом зале двое парней (кыргыз и узбек) подрались. Но обстановка меня тревожила, мне казалось, будто в любую минуту начнется что-то страшное. Оказывается, я не ошибался.

– В первые дни событий Вы поменяли своих заместителей – Тимура Камчыбекова и Бакыта Аманбаева. Что послужило причиной?

– 11 июня 2010 года в 2 часа ночи был подготовлен декрет руководителя Временного Правительства о передаче официальных полномочий губернатора области и мэра города коменданту. Потом я освободил от занимаемых должностей своих двух заместителей. Я должен рассказать их истории.

Временное Правительство, для которого я был «бакиевским», начало как попало переставлять кадры и назначать на важные должности доверенных лиц, «проходивших курсы в школе апрельской революции». Эти мои двое заместителей получили должности на революционной волне. После апрельских событий по Декрету руководителя Временного Правительства Р.Отунбаевой Тимур Камчыбеков был назначен первым заместителем мэра. А Бакыт Аманбаев пришел на должность вице-мэра по социальным вопросам по требованию члена Временного Правительства Исмаила Исакова.

Я удивлен и задаюсь вопросом: благодаря каким таким способностям и знаниям эти «герои» оказались в поле зрения представителей Временного Правительства? В те тяжелые дни с 9 июня Бакыт Аманбаев не выходил на работу. Как можно назвать поступок убывшего в неизвестном направлении человека, являющегося лицом, ответственным за социальные вопросы, человека, которого волнует только личная безопасность? Как после драки кулаками не машут, так и он заявил, что не смог попасть в город. Этими словами он прикрывал свою трусость. 9–11 июня я связывался с Аманбаевым по телефону и требовал выйти на работу. Потому что для моих сотрудников, готовых постоять за город, готов был выделить бронетехнику и обеспечить охрану.

Никак не укладывается в голове решение Временного Правительства, назначившего Тимура Камчыбекова на важную государственную должность. Т.Камчыбеков много лет состоит на учете в Центре психического здоровья Ошской области, психически больной человек. Номер амбулаторной карты – 2633. Наверное, раньше тоже он старался попасть на важные государственные должности, потому что Управление службы национальной безопасности по Ошской области в 2007 году по служебной необходимости проверяло сведения о его учете. Т.Камчыбеков, жалуясь на свое состояние, нуждается в постоянном контроле со стороны врачей. Я полностью приведу его заявление, от точки до точки, написанное неаккуратным почерком в 2007 году врачу-психиатру: «Причина моего заявления заключается в следующем: последние 2 года у меня в глазах мерещится, стал быстро злиться и часто мучают головные боли. Прошу вас вылечить меня, положив в ООИПЗ».

Желание Временного Правительства войти в доверие и получить авторитет в Оше, опираясь на такие кадры, задевает за живое. Я знал, что в бытность Р.Отунбаевой депутатом она часто угощалась в лагманной Тимура Камчыбекова, но не ожидал, что она будет настраивать его против меня. Вряд ли они будут подчинятся мне, когда их «крыши» за моей спиной оказывают им поддержку. Оказывается, их предупредили: «Продержитесь там, скоро мы уберем Мелиса, и вы получите его место». Поэтому те двое воротили носом, еле-еле выполняя мои указания. В итоге мне пришлось им сказать: «Есть кыргызская пословица: не рой яму другому, сам туда попадешь». В конце концов они сами попали в яму, вырытую своими руками.

Тимуру Камчыбекову было даже опасно поручить важное задание. Когда я понял, что не могу положиться на людей, один из которых, боясь за собственную жизнь, в нужное время не вышел на работу, а другой имеет документ, подтверждающий недееспособность, вынужден был назначить на их должности других лиц.

 

ДЕЗИНФОРМАЦИЯ ВО ВРЕМЯ ПРОТИВОСТОЯНИЯ. ИСТИННЫЕ ЛИЦА ГЕНЕРАЛОВ. МИНУТЫ, РАВНЫЕ СТОЛЕТИЮ

– До этого высказывались предположения, что во время Ошских событиях узбекские сепаратисты ждали помощи от Узбекистана. Некоторые средства массовой информации, наблюдатели, не успокаиваясь, до сих пор поднимают вопрос: «Почему Узбекистан не пришел на помощь?». Скажите, была такая вероятность?

– В ночь с 12 по 13 июня 2010 года в 24:00 часов представитель Временного Правительства генерал И.Исаков вызвал на экстренное заседание руководство города, облгосадминистрации, начальников управления безопасности и внутренних дел. Когда они подошли, там сидели руководители ГРУ Министерства обороны, начальники южной группы войск, коменданты города и области, короче, несколько генералов. Генерал Исмаил Исаков выступил коротко. По информации разведывательной службы, днем в город Андижан Республики Узбекистан специальным рейсом на 20 самолетах прибыли отряды отборных солдат. Их цель – напав на город Ош, уничтожить руководителей города и области, разгромить управление внутренних дел и управление безопасности, вывести из строя основные коммуникационные точки, стереть с лица земли инфраструктуру города и вытеснить военные силы с территории. Примерное количество отборных солдат Узбекистана, собирающихся атаковать город, по словам руководителей кыргызской разведывательной службы, составляет 5000 человек. По предварительным данным, операция будет длиться 5 часов, и знаком начала операции послужит призыв к утренней молитве в четыре часа утра.

На собрании обсуждался только один вопрос: укрепление государственной границы, подготовка военной техники к войне, организация народных защитных дружин в кварталах города. На собрании генерал И. Исаков сказал: «В городе остается мэр М. Мырзакматов, с тобой будет комендант города К.Асанов. Твоя обязанность – противостоять нападающим со стороны Узбекистана солдатам, организация гражданской обороны в городе и эвакуация детей и женщин». Все промолчали. Немного погодя генерал И.Исаков продолжил: «Эти отборные солдаты в свое время брали город Ленинабад Таджикистана, город Андижан Узбекистана. Они палачи, не знающие жалости. Поэтому надо подготовиться, дать им соответствующий отпор». Я сказал: «Нельзя будоражить народ, а то усложнится борьба с врагом». «Ты, не допуская паники, организуешь гражданскую оборону», – сказал он мне в ответ. Я согласился, а Курсан Асанов как человек военный кивнул головой.

Но какое-то беспокойное чувство не давало мне покоя. Потому что в городе был комендантский час, и по закону мои официальные полномочия переданы коменданту. Несмотря на это, гражданскую оборону в городе поручили одному мне. Я был в ярости. Куда делись комендант области, руководители армии, чиновники из столицы, которые в мирное время ходили здесь толпами?

В любом случае я должен был выполнить приказ по обороне города. Экстренно собрал сотрудников мэрии и депутатов городского Кенеша и дал им задание начать работу по организации гражданской обороны в городе. Одному из заместителей поручил эвакуировать женщин и детей, в случае возникновения опасности. Второму заместителю велел организовать баррикады на улицах и добровольные вооруженные группы. Короче, принимали все необходимые меры по гражданской обороне. У въезда в город поставили блокпосты, и я отдал приказ не выпускать из города мужчин. Но жители города, поднимая панику, спешили выехать из города. Теперь я уже могу сказать об этом открыто: оказывается, состоятельные люди бывают трусливыми. Потому что в те дни первыми из города сбежали состоятельные жители. А простые жители стояли в первых рядах защитников города. Я им благодарен на всю жизнь. В те опасные для Родины минуты мой народ служил мне опорой и придавал силы.

Дав соответствующие задания по гражданской обороне города, я объездил все блокпосты, поставленные на стратегических объектах. Проверил солдат, стоящих на страже и, чтобы оказать им моральную поддержку, немного поговорил с ними. Затем поехал в мэрию в сопровождении 5-6 парней. Поставил стражу на каждый этаж здания мэрии и после присел на ступеньку у входа. Время было 03:20 часов, до начала предполагаемого нападения оставалось около получаса. С зажженной сигаретой я сидел у входа, погрузившись в раздумья. Мне показалось, что время остановилось. В городе полная тишина. Даже лай собак и крики петухов не слышны. На улице нет ни одной души. Я понял, что настало время ради целостности государства поставить на карту судьбу, а если будет необходимо – положить голову.

Было 13 июня. Я вынул пистолет из кобуры и посмотрел – было 13 патронов, один из них вытащил и положил в карман, с мыслью, что если вдруг при перестрелке с врагами не останется патронов, последнюю пулю приберегу для себя. В это время мне позвонил Курсан Асанов, чтобы сообщить о принятых мерах по гражданской обороне. Я спросил у него о боевом духе солдат. Он ответил: «Все стратегические объекты под охраной. У солдат высокий боевой дух. Я спросил у них: «Кто хочет остаться со мной и защитить город? Желающие остаться – шаг вперед». Все солдаты вышли вперед. Мы будем защищать наш город Ош, нашу Родину!». И в конце разговора он сказал так, как будто прощался со мной: «Меке, мои дети малолетние, если меня не станет, присмотри за ними, друг». Мы решили быть до конца вместе.

В тот момент мне еще позвонил командир отборного отряда «Шер» при МВД подполковник Бакыт Айыпов, чтобы сказать свое «последнее слово». Он приходится мне близким родственником. «Мелис-аке, мы слышали, что Вашей жизни грозит опасность. Поэтому я напросился со своим отрядом охранять город. Первой атаке будем противостоять мы. Государство под угрозой, но мы не дадим врагам захватить его. Если меня не станет, передайте всем родственникам, что я им благодарен и на том и на этом свете. Мое тело предайте земле своими руками. Я горжусь вами, Мелис-аке!» – сказал он.

Оказывается, в тяжелой обстановке очень больно слушать последние слова работавшего рядом друга и родственника. Из головы не выходил один единственный вопрос: «Каков будет завтрашний день города?». Если уступим город, то кыргызская государственность окажется под угрозой и падет национальный флаг. Когда я подумал о том, что в истории останется запись: «Во время правления городом Ош такого-то человека враги растоптали город и превратили кыргызских юношей и девушек в рабов и рабынь», во мне проснулось достоинство джигита. Сердце сильно стучало. Я думал, каким образом сохранить национальную честь и достоинство кыргызов. Помолился духу Великодушного Манаса. Вдруг перед глазами появились суровые образы моих предков Тилеке Баатыра и Алымбека датка. Мне показалось, что они мне дали такой знак: «Мужайся, сынок! Сохрани свой маленький народ от кровавого столкновения. Мы никогда не давали врагам топтать древний Ош, ты тоже не допускай этого!». Я вздрогнул, посмотрел на часы, было 03:40.

Заново погрузился в мысли. Мало того, что из-за сепаратистов и их «спонсоров» братские народы проливают кровь друг друга, теперь и соседние государства тоже собираются воевать друг с другом? Как Президент Республики Узбекистан, опытный политик мирового уровня Ислам Каримов допустит вооруженное столкновение? Если продолжим путь в этом направлении, то каково будет будущее стран Центральной Азии? Были ли другие способы налаживания отношений? Я взмолился Богу, чтобы он сохранил Кыргызстан и Узбекистан, веками живушие в согласии.

Со мной был только один вооруженный телохранитель. Я вспомнил, что остальных давно отправил в город для организации гражданской обороны. Зашел в рабочий кабинет и по телефону проверил готовность заместителей. Смотрю на часы, казалось, будто время остановилось. Каждая минута была равна столетию. Перед глазами появляется покойный отец, который ушел из жизни в возрасте 78 лет. Он много раз говорил: «Думай о народе, а не о себе. Нет большего критика, чем народ, сынок, будь всегда с народом, с ним только ты будешь на высоте». Стараюсь выполнить наставления моего отца. И во вчерашних апрельских событиях, и сегодня, в ошском конфликте – был вместе с народом. Я дал себе слово – буду достойным имени своего отца, буду высоко держать имя отца. Почему-то думаю о судном часе. Потому что я тоже, как и Курсан Асанов, Бакыт Айыпов, был готов пожертвовать собой за Родину. Вновь смотрю на часы, кажется, что стрелки не идут…

Настало время, которое мы ждали – 04:00 часов. В городских мечетях зазвучал азан – призыв к утренней молитве. Настали судьбоносные минуты города Ош. Прислушиваюсь вокруг, думаю, когда начнется перестрелка. Мой телохранитель, взяв в руки автомат, ищет удобную позицию для стрельбы. Сразу позвонил заместителю начальника Пограничной службы Кыргызской Республики Рыспеку Мырзаматову и спросил обстановку на кыргызско-узбекской государственной границе. Р.Мырзаматов ответил, что на границе все спокойно, нападающих нет. Спустя 5 минут позвонил еще. Опять спокойно. Так я до 5 утра был с ним на связи. В 5 часов утра полностью рассвело. Или нас поддержал дух Великодушного Манаса, или вдохновили великие Тилеке Баатыр и Алымбек датка, в общем, в тот день нападения на Ош не было. Позже я узнал, что это было плодом мудрой политики Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова. От имени жителей города я хочу поблагодарить его. Еще раз хочу отметить, что он, принимая мудрое решение, спас Центральную Азию от войны!

Несмотря на то, что враги извне так и не напали, я считаю, что спас свой город, не покинув рабочее место в тяжелое время и находясь вместе с солдатами. В тяжелой обстановке я был готов стоять в первых рядах сражающихся и бороться с врагом до последней капли крови. Когда рассвело, я еще раз дал слово Всевышнему: «Буду служить своему народу изо всех сил». Я поклоняюсь храбрым молодцам кыргызского народа, которые изъявили готовность защитить Родину и пожертвовать ради нее жизнью.

Но позже появились «герои», желающие извлечь выгоду из Ошских событий. Я не поверил своим ушам, когда узнал об их «подвигах», совершенных в ту ночь...

 

ПРИЧАСТЕН ЛИ К.БАКИЕВ К КРОВАВОЙ ТРАГЕДИИ?

– Во время Ошских событий Временное Правительство много раз заявляло о причастности к конфликту «третьих сил», «бакиевцев». Какова здесь роль Бакиева и о каких «третьих силах» идет речь?

– Когда говорят «бакиевские» – то эти разговоры не имеют под собой почвы. Как я отметил ранее, было такое время, когда Временное Правительство не могло нормально контролировать южные регионы, призвать нацию к единству, это было время усиления регионального противостояния. По мнению определенной части населения южных регионов, Курманбек Бакиев пострадал незаслуженно. Однако Временное Правительство не упустило возможности обмануть народ, оно поняло, что пришло время пожинать лавры. Временное Правительство постаралось распространить и внушить населению, что все «организовал Бакиев», это «бакиевские походы». Но недальновидные представители этой власти не осознавали, что своими поступками, наоборот, накаляли страсти и еще больше отдалялись от населения южного региона. Значит, по их мнению, половина населения Кыргызстана являются «бакиевскими»? Оказывается, те, кто хотят территориального единства Кыргызстана, являются врагами государства?

Конечно, во время правления бывших двух президентов были разные шатания и перекосы в национальной политике, но власти сумели сохранить равновесие. А Временное Правительство потеряло это равновесие, пошло навстречу сепаратистам, заигрывало с ними. Во времена Аскара Акаева и Курманбека Бакиева такого не было. Нехорошо сваливать всю вину на К.Бакиева с целью самосохранения, а мнение о том, что корни кровавого события уходят в эпоху правления А.Акаева, тоже не соответствует истине.

Международная комиссия также подтвердила непричастность К.Бакиева к кровавым событиям. Если международная комиссия что-то и заметила правильно, то именно это.

– Было сказано, что во время конфликта задержаны наемники?

– Те люди, которые говорили об этом, сейчас живы, находятся в Оше, среди нас. О задержании наемников по центральным телеканалам сообщали не простые участники событий, а военные и руководители, начиная с Кубатбека Байболова и Азимбека Бекназарова. Еще была распространена информация об оружии этих наемников. Но потом эту тему закрыли. Почему эта загадочная информация не расследована до конца – это надо спросить у органов безопасности и Временного Правительства.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Открыть полный текст в формате PDF

 

ФОТО ИЗ КНИГИ:

   Мелис Мырзакматов

В стране произошла смена власти, но население Оша – за М.Мырзакматова. Ош, 8 апреля 2010 г.

Обращение М.Мырзакмактова к народу после смены власти в стране. 9 апреля 2010 г.

Противостояние. Ош, 13 мая 2010 г.

К консенсусу – ради стабильности. Ош, 18 апреля 2010 г.

"Если начнутся беспорядки, пострадает только народ, от авантюристов же не останется и следа". Ош, 3 мая 2010 г.

Призыв к согласию. Май 2010 г.

Последнее предупреждение сепаратистам. Ош, 3 мая 2010 г.

Следы июньской трагедии

Изъятое оружие

Бронированный "Камаз" сепаратистов

Комендант Курсан Асанов 

Лагерь для беженцев

Комендантский час в городе Ош

Посещение Оша Розой Отунбаевой 18 июня 2010 г.

Народ против косовского сценария

Почтение аксакалов

Мольба (ак бата) о мире и стабильности

Работа по восстановлению Оша

Строительство домов для пострадавших

Подготовка к Дню города Ош. Октябрь 2011 г.

Памятник Алымбек датке, установленный мэрией Оша

Мэр приветствует интернациональные браки и дарит молодоженам 100 000 сом

С вершины Сулайман-Тоо

"Ош — опора кыргызской государственности"

 

Открыть полный текст книги в формате PDF

 


Количество просмотров: 7345