Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы / Публицистика / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве
© Пятибратова А.Л., 1984
Статья размещена на сайте 10 марта 2012 года

Алла Леонидовна ПЯТИБРАТОВА

Знать не по книгам. Мар Байджиев

Воспоминание об одной из встреч в Оше с известным кыргызским литератором Маром Байджиевым...

Опубликовано в ошской областной газете «Ленинский путь» 1 мая 1984 года.

 

Сборники повестей и рассказов «Кара-Курт», «Тропа», «Возвращение», «Моя золотая рыбка»… Пьесы «Дуэль», «Древняя сказка», «Мы – мужчины»… Интермедии, критические статьи, переводы, сценарии научно-популярных и документальных фильмов «Великий эпос», «Там, где начинается небо», «Твои подруги», сценарии художественных фильмов «Чужое счастье», «Ливень», «Золотая осень»… Все эти разножанровые произведения принадлежат перу одного автора – Мара Байджиева. Воспользовавшись тем, что он приехал в Ош в качестве председателя жюри фестиваля «Студенческая весна-84», мы попросили писателя рассказать о своем творчестве.

— Как я стал писателем – история длинная. Учился в Киргизском государственном университете на русском отделении филфака. Тогда таких больших студенческих фестивалей, как сейчас, не проводилось. Мы выступали на сцене с небольшими постановками, сценарии которых я писал. А потом вдруг почувствовал, что могу делать что-то более серьезное. Большое влияние на меня оказал отец – педагог, переводчик драм. У нас часто бывали его друзья – известные киргизские писатели и поэты. Хорошо мне знаком и театр, моя тетя была балериной. Пропадая за кулисами, я видел, как балерины порхают по сцене, а за ней – едва не падают, задыхаясь, и вновь с улыбкой – танцевать… Наверное, моей любовью к театру, огромным уважением к тяжелому труду артистов и объясняется то, что я стал писать пьесы. А после окончания Высших сценарных курсов в Москве пишу и для кино…

Предваряя ваш вопрос, расскажу, чем я занимался последние два года. Только что закончилась работа над картиной «Потомок белого барса», которую снял режиссер Толомуш Океев по моему сценарию. В основе фильма – один из любимейших памятников фольклора киргизского народа – легенда о непревзойденном охотнике Кожожаше, кормильце целого племени. Все, кто знает эту легенду, посмотрев фильм, возможно, удивятся – мы довольно далеко отошли от ее сюжета. Проблема, волнующая все человечество, – защита и сохранение окружающей среды – волнует и нас, создателей фильма. И, прежде всего, нам интересны были не исторические события в легенде, а социальные и психологические мотивы поведения человека. Кожожаш – великолепный охотник, но вот он идет на бессмысленное истребление природных богатств. Почему? В нем живет страстное желание ощутить себя властелином природы, ее хозяином. Но от излишней самоуверенности проистекает его трагическая вина – он убивает не только окружающую природу, но и природу человеческую…

Это вторая наша совместная с Толомушем Океевым работа, а первая – фильм «Золотая осень». Что я могу сказать об этом режиссере? Очень люблю его. Его высокий профессионализм в том, что он берется только за те темы, которые близки ему, которые он знает не по книгам.

Это очень важно. Давайте вспомним о творческой неудаче талантливого нашего режиссера Геннадия Базарова – о его экранизации романа Джантошева «Каныбек». Причина неудачи, на мой взгляд, как раз в том, что режиссер ошибся в выборе материала. Мало знать национальную культуру, надо быть корнями связанным с ней, с народными традициями и обычаями. Таким художником является Океев. Не случайно он обратился к фольклорному произведению.

… Меня просят вспомнить забавный случай из писательской жизни. В одной из моих пьес есть такой эпизод – чудной старик посылает свою пенсию Анатолию Карпову, объяснив этот поступок так: жалко его, такой худой, столько думает, пусть после игры развлечется, попьет пивка… Знакомые меня упрекали: зря, мол, про пиво, вдруг Карпов обидится. Конечно, любимый мною шахматист вряд ли узнал бы об этом эпизоде – пьеса не ставилась в центральных театрах. Однажды мы с моим другом сидели в буфете Центрального дома литераторов. Вдруг у себя за спиной слышу: «Ну, Толя, что возьмем?». И хорошо знакомый всем нам голос отвечает: «Давай пива…». Оборачиваюсь – Карпов. Вот как бывает…

Записала Алла Пятибратова

 


Количество просмотров: 1265