Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Спорт, альпинизм; охота; увлечения
© Кадыров В.В., 2010. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата публикации на сайте: 9 февраля 2012 года

Виктор Вагапович КАДЫРОВ

Жизнь под парусом

Рассказ о четырехдневном походе на яхте по Иссык-Кулю.

Публикуется по книге: Кадыров Виктор. Знаки неба. – Б.: Раритет, 2010. – 288 с., ил. Тираж 200 экз.

УДК 821.51
    ББК 84 Ки 7 – 8
    К 13
    ISBN 978-9967-424-82-1
    К 4702300100 – 10


    

 

Когда Петр Ильчишин предложил мне принять участие в походе на яхте по Иссык-Кулю, я, не раздумывая, согласился. Идти под парусами четыре дня, ночевать под звездами прямо на борту яхты, погружаться с аквалангом в разных точках озера – это ли не романтика! Один вид белоснежных парусов, плывущих вдалеке между синевой небес и синевой озера, рождает в душе манящий образ: кажется, что люди, плывущие на борту, словно птицы парят над волнами, они безумно счастливы и впереди их ждут увлекательные приключения. Оказаться на борту быстрокрылой красавицы, среди настоящих «морских волков», которым не страшны ураганы, кто изведал сотни опасностей, чья грудь пропитана морской солью – мечта любого мальчишки, воспитанного на романах Жюля Верна, Майн Рида и Саббатини. Пусть впереди не безбрежный океан, а всего лишь давно знакомый Иссык-Куль, поход обещал новые, неизведанные доселе, впечатления.

Накануне нашего отплытия целый день шел дождь. К вечеру он прекратился, но небо было пасмурным, отчего озеро казалось свинцово-серым. Лишь белые треугольники парусов нашей яхты, пришвартованной прямо к берегу, оживляли уныло-серую картину пустого пляжа.

Яхта носила символическое название «Миф» и представляла собой катамаран из двух поплавков, в которых располагались крошечные каюты для экипажа и складики для снаряжения. На яхте было две мачты, на каждой из которых крепилась странная конструкция с двумя косыми парусами. Конструкция называлась «пирамидой» и свободно вращалась вокруг мачты. С ее помощью матросы яхты могли быстро менять угол парусов, идти галсами при встречном ветре, останавливать яхту на полном ходу, и даже идти задним ходом.

Яхту сконструировал и создал один изобретатель-любитель, работавший на заводе физприборов. Вокруг него собрался коллектив энтузиастов, которых увлекла романтика морских приключений. Это случилось в далекое время Советского Союза. Корпус яхты собрали из доступных тогда материалов – фанеры и дерева, покрыли стекловолокном, пропитанным смолой, и укрепили двумя металлическими трубами-мачтами. Мечтали, что после испытания опытного образца подобные яхты можно будет выпускать партиями. Но специалисты, изучив новую конструкцию, нашли в ней кое-какие недостатки. Так опытный экземпляр яхты-катамарана оказался единственным и неповторимым. Вот уже двадцать шесть лет он бороздит воды Иссык-Куля, принося радость отдыхающим туристам, любящим прокатиться на его борту. Давно нет в живых отца-конструктора «Мифа», но горстка преданных ему людей поддерживает яхту, следит за ее исправностью, чинит паруса и три месяца каждый год живет на ее борту, остальные девять влача скучную «сухопутную» жизнь, еженощно во снах возвращаясь на ее зыбкую палубу.

Участников похода тринадцать: сухощавый, сыплющий прибаутками и анекдотами капитан Сергей, по виду лет пятидесяти; похожий на цыгана кок Боря, бывший акробат-циркач, живо крутящий сальто при прыжках в воду, несмотря на свои шестьдесят лет; ветеран «Мифа» Сергей, строивший яхту и ходивший на ней вместе с изобретателем Носиком, ему уже давно за шестьдесят и последние два года из-за тяжелой болезни он не поднимался на борт любимого детища, но вот он вновь на яхте и рад этому событию, словно ребенок; его сын Гриша, вся жизнь которого связана с «Мифом», сколько он себя помнит, столько он помнит эту яхту, она была всегда, поскольку «Миф» старше Гриши; матрос Сергей, готовый дни и ночи напролет стоять у парусов, наслаждаясь чувством свободы и счастья, которое на время отгоняет прочь мысли о далекой семейной жизни, с ее дрязгами и ссорами, заботами о хлебе насущном и светлым пятном в виде дочери, которая, к сожалению, не разделяет его любви к парусам; подруга капитана Гузель, в обычной жизни библиотекарь; и наша группа – семь человек во главе с Петром.

Петр Ильчишин – дайвер со стажем, работал водолазом на Камчатке, получил звание инструктора по подводному плаванию. Остальная наша группа – его ученики: студент Кыргызско-Российского Славянского университета крепыш Антон, дока в восточных единоборствах и фанат рыболовного спорта; горный инженер Саша, упитанной комплекции, густо покрытый рыжими веснушками с головы до пят; Василий, похожий на добродушного моржа такими же округлыми формами тела и выразительными круглыми глазами, в которых плещется радость свободы от неусыпного контроля жены вперемежку с грустью о недолговечности этого счастья; весельчак Дима, брат Петра, такой же, как и он, заядлый подводник; и мы с женой, только встающие на путь дайверов.

Утро нашего похода было солнечным. Тучи, покрывавшие небо, расползлись в стороны и осели на горах. Иссык-Куль засверкал синевой, и наша яхта медленно отошла от берега. Дул легкий бриз. «Миф» миновал пару катеров, стоящих на якоре вблизи пляжа, и взял курс на встающее солнце. Яхта мерно покачивалась на небольших волнах, и всех нас, следивших за удаляющимся берегом, охватило радостное возбуждение – приключение начиналось!

Отойдя километра два от берега, мы пошли на восток. Отчалил «Миф» от села Бостыри. До противоположного южного берега Иссык-Куля отсюда более шестидесяти километров, поэтому мы решили доплыть до села Семеновки и от него повернуть на юг, чтобы пересечь озеро до Покровского залива. В том месте ширина озера около сорока километров и переход через него займет меньшее время. К тому же капитан «Мифа» Сергей поведал нам печальную историю о двукратных попытках экипажа яхты достичь южного берега. Оба раза они окончились полным крахом. Первый раз пересечь Иссык-Куль помешал полный штиль, царивший на середине озера. Команда, промаявшись целый день в ожидании попутного ветра, вынуждена была повернуть назад. Второй раз, едва «Миф» подошел к центральной части Иссык-Куля, налетел шквалистый встречный ветер, разразился сильный дождь и яхта с трудом добралась до дома. Если учесть, что подобные вылазки команда «Мифа» предпринимала лишь один раз в год в конце лета после окончания курортного сезона, в течение которого экипаж зарабатывал деньги на ремонт и содержание яхты, катая туристов, то достижение южного берега превратилось для них в идею фикс: все готовились к следующему походу, но не верили в его успех. Предложение Петра организовать совместную экспедицию было встречено на ура – у нашего инструктора была моторная лодка, способная обеспечить победу над капризами матушки Природы. В штиль Петр предлагал толкать «Миф» лодкой, пока паруса не поймают ветер.

Пока же лодка тащилась позади яхты на буксире.

Буквально через час после отплытия паруса «Мифа» безвольно обвисли, и яхта медленно начала дрейфовать обратно на запад. Тщетно матросы вертели пирамиды парусов, стараясь уловить хоть малейшее дуновение ветра. Капитан Сергей, мрачно ругаясь, попросил Петра воспользоваться «тайным оружием» против штиля. Мотор в десять лошадиных сил весело погнал яхту вперед. Мы оживились, но экипаж «Мифа» во главе с капитаном ревниво поглядывал на лодку, толкавшую яхту, и с надеждой посматривал на паруса, не надует ли их долгожданный ветерок.

Первая остановка – в районе села Курумды. Здесь отложения солей на камнях создали под водой причудливые замки и арки. Трое аквалангистов – я, Саша и Василий – погружаемся в озеро и попадаем в совершенно другой, параллельный мир. Наверху ярко светит солнце, отражаясь слепящими вспышками на гребешках мелких волн. После вчерашнего дождя воздух чист и прозрачен. Отчетливо видны белоснежные верхушки гор на противоположном берегу. Близкие горные склоны северного берега озера зелены от травы и кустарника, из-за гребней выглядывают острые иголки елей – они растут на северных склонах хребтов. В воде же видимость не более шести метров: вчерашний шторм поднял со дна илистую взвесь и вокруг нас лишь синяя полумгла, из которой выплывают, будто из тумана, очертания камней, покрытых, словно кораллами, солевыми отложениями. Мы постоянно теряем друг друга из вида, что затрудняет движение. В ушах слышно лишь бульканье воздушных пузырей, веселый поток которых сопровождает каждый выдох пловца. Налюбовавшись причудливыми формами, созданными природой, мы покидаем мир подводного безмолвия. Наша яхта продолжает свой путь на восток.

Радостное оживление не покидает участников похода. Все шутят, смеются. Время течет незаметно. Только ветеран «Мифа» Сергей сосредоточенно работает: еще два года назад он замыслил собрать раскладывающуюся лесенку, с помощью которой можно будет легко спускаться с борта в воду. Сейчас для этих целей используется небольшая лесенка, висящая на веревке. Сергей делает лестницу из хорошего дерева, все места соединений защищены металлическими скобами, которые он тщательно подгоняет. У него аккумуляторная дрель, набор инструментов. Работает Сергей не спеша, видно, что он хочет оставить на яхте хорошую память о себе. Два года ветеран отсутствовал на яхте, и теперь каждую свободную минуту он отдает любимому делу: поход короткий, надо успеть завершить начатое почти три года назад.

Лишь к вечеру мы входим в Григорьевскую бухту. Солнце скрывается за горным хребтом, и краски дня гаснут. Все вокруг становится серым и призрачным. Пропадает бриз, и поверхность озера становится гладкой. В нем, словно в зеркале, отражаются далекие горы южного берега, снега которых еще краснеют в лучах уже зашедшего светила. В застывшем воздухе слышны лишь редкие крики чаек и легкое шипение ленивой волны на песчаном берегу. Берег погружается во мрак. Только небо и озеро светятся таинственным светом. На их фоне гордо возвышается пара мачт нашего «Мифа» с развернутыми парусами. Они словно завершают красоту развернувшейся перед нами картины засыпающей природы. Экипаж не торопится сворачивать паруса, давая возможность нам насладиться видом своей любимицы и сделать фотографии на память.

Антон, только ступив на берег, тут же бежит на мыс и закидывает удочки: кругом стоят рыбаки, он должен вернуться с уловом! Но, к сожалению, рыба не клюет, и Антон расстроенный возвращается обратно.

Не успела ночь войти в свои права, как мрак вновь развеялся. Взошла полная луна и залила окрестности серебряным светом.

Половину палубы яхты на ночь перекрыли тентом. Под ним нашли себе приют трое членов нашей команды. Экипаж разошелся по маленьким каютам. Оставшиеся устроились на передней половине палубы, которая представляла собой веревочную сеть, натянутую прямо над водой между поплавками «Мифа».

В половине седьмого утра мы уже вышли в море. Капитан Сергей поднял всех пораньше, ему хотелось поймать утренний ветер и идти под парусами, а не тащиться на лодочной тяге. Он сам сидит у руля, а команда, Гриша и Сергей, управляется с парусами.

Дует легкий попутный бриз. Мы с волнением наблюдаем, как прибрежная полоса медленно исчезает за горизонтом. Вершины Кунгей-Алатау, поднимающиеся выше четырех тысяч метров над уровнем моря, видны и с противоположного южного берега Иссык-Куля. Терскей-Алатау, в направлении к которому мы теперь движемся, взяв курс на юг, выше, чем Кунгей. Кажется, что горы встают прямо из водяной глади озера. И хотя Иссык-Куль расположен на высоте 1606 метров над уровнем моря, снежные пики выше нас более чем на три километра!

Вода озера становится темно-синей. Эхолот Антона, рассчитанный на глубину 200 метров, зашкаливает. По карте наибольшая глубина по нашему курсу около 270 метров.

В полдень мы достигаем «экватора» Иссык-Куля. В центре озера царит полный штиль. Мы останавливаем «Миф» и бросаемся в озеро. Так мы отмечаем знаменательное событие: пересечение центральной линии Иссык-Куля. Поверхность озера едва колышется, образуя причудливые, постоянно изменяющиеся по тону и форме пятна синего цвета, от светло-голубого до ультрамаринового, словно перед нами не вода, а полотно импрессиониста. Вокруг нас только вода и небо над головой. Разделяет эти две синие субстанции цепочка гор впереди и позади нашей яхты. Прибрежные части южного и северного берегов скрыты за линией горизонта. На востоке и западе небо соприкасается с озером. Кажется, что мы затеряны далеко-далеко в океане и впереди неведомые страны, где не ступала нога человека…

Мы продолжаем движение на юг. Если бы не лодка Петра, яхта вновь не смогла бы достичь заветного рубежа. Большинство участников похода собралось на палубе и лепит вареники из вишни. Остальные наблюдают за процессом, предвкушая вкусный обед. Неожиданно откуда-то появился ветер, и наши паруса ожили. Они устремились вперед, увлекая за собой «Миф». Капитан Сергей воспрянул духом, а матросы завертели пирамиды парусов.

На радостях мы вновь бросаемся в озеро поочередно, держась за длинную веревку. Яхта несется, не сбавляя хода, и пловец на буксире летит за ней, рассекая воду, словно катер. Нашему восторгу нет предела!

Лишь к вечеру «Миф», минуя длинный мыс, входит в Покровский залив. Недалеко от береговой линии в воде видны острые камни и скалы. Петр на лодке уходит вперед на разведку. Вскоре он сообщает, что неподалеку есть скрытая от ветра бухточка. Капитан направляет «Миф» по указанному курсу.

Село Кызыл-Суу виднеется километрах в десяти-пятнадцати ближе к горам Терскей-Алатау. Мы причаливаем к берегу. Широкая песчаная полоса без единого следа человека. Бухта скрыта со всех сторон холмами, поросшими невысокими деревцами. Команда «Мифа» вкапывает пару якорей, которые будут удерживать яхту во время стоянки. Остальные разбредаются в поисках хвороста.

Я поднялся на левый склон бухты, который заканчивался у воды шестиметровым обрывом, и обернулся. Заходящее солнце окрасило все в теплые радостные тона. Зеленые холмы, золотисто-желтый песок, синева озера, белоснежные шапки пиков на дальнем фоне этой живописной картины и два белых треугольника нашей красавицы, придававшие всему виду какую-то романтическую завершенность, поразили меня. Где-то глубоко во мне родилось понимание людей, бредящих морями и походами под парусами. Я догадывался, что пробуждают в их душах эти белые крылья яхт и таинственная синева глубины!

А солнце медленно скрывалось за горизонт, превращая небо в пылающий костер. Багряные облака, отражаясь в спокойной воде озера, окрашивали ее в кроваво-красный цвет. Светило ушло за горизонт, а облака еще долго тлели в наступивших сумерках, и водная гладь послушно отражала их медленное угасание.

На берегу заплясало пламя костра, и кок Боря принялся «колдовать» над казаном. Сегодня он угостит нас пловом. По темному озеру побежала тоненькая светлая дорожка от сияющей над горизонтом Венеры. Над головой зажглись сотни звезд. Сегодня восход луны будет позже, чем прошлой ночью, и она уже будет не такая полная.

На «Мифе» опустили паруса, экипаж готовился ко сну. На фоне едва светящегося западного неба чернели силуэты изогнутых деревьев на темном мысе. Я смотрел на Млечный Путь и представлял себе, что чувствовал мореплаватель, высадившийся на незнакомый берег, тогда, когда «не были еще пересчитаны все звезды и наш мир не был открыт до конца». И, словно напоминание о дне сегодняшнем, на небе показалась яркая точка и поползла по звездному небу. «Космическая орбитальная станция!» – догадался я, но чувство восторга в душе не исчезло. Я ушел спать лишь тогда, когда звезды стали меркнуть в лучах восходящей луны.

Утром – снова в путь. Наш курс лежит вдоль южного берега Иссык-Куля на запад к Тихой бухте. Медленно проплывают мимо величественные вершины Терскей-Алатау. Висят на пиках вечные ледники, круто срываются вниз снежные хребты. Экипаж «Мифа» зачарованно любуется ландшафтом.

Через два часа яхта вновь попадает в полосу штиля, и капитан, скрепя сердце, просит Петра помочь «Мифу». От Покровского залива до Тихой бухты не меньше сорока километров! Лишь во второй половине дня «Миф» входит в Тихую бухту.

Мыс пустынен, на нем растет только низкий колючий кустарник. В центре бухты – небольшой домик. Здесь тренируются байдарочники. Чуть поодаль видны круглые крыши нескольких юрт. В них живут иностранные туристы. Возле юрт стоят пять-шесть машин с прицепами-трейлерами, сплошь покрытые разноцветными картинками, на которых изображены восточные города с башнями и минаретами, какие-то красавицы с кувшинами. Как оказалось, это группа немцев совершает автопробег по маршруту Шелкового пути.

Наша яхта своими мачтами и белоснежными парусами опять оживляет полупустынный иссык-кульский пейзаж.

Антон, все путешествие пытающийся поймать рыбу на спиннинг, облачается в гидрокостюм. Есть возможность поохотиться за рыбой с фонарем! Он так долго находится под водой, что Дима и Саша, страхующие его на берегу, отчаявшись, возвращаются на яхту. Кругом темно, не видно даже света фонаря, так как Антон прячется где-то в прибрежных зарослях камыша. Саша обреченно машет рукой: пропащий для общества человек этот Антон. Рыболовная страсть захватывает его полностью, вытесняя даже чувство голода!

Утром мы обнаруживаем, что за мысом расположился лагерь казахстанских дайверов. Их много, человек пятьдесят. Многие с семьями, малолетними детьми. Для них выезд на Иссык-Куль настоящий праздник. Небольшие группы, одетые в гидрокостюмы, уже выходят из воды, другие только уходят под воду. Они рассказывают нам, что на глубине двадцати метров идут живописные скальные стены, с гротами и причудливыми наростами.

Мы готовимся к погружению. Облачаемся в гидрокостюмы, одеваем снаряжение для подвод-ного плавания и прямо с борта яхты прыгаем в воду. Смолкает шум и гам массы народа, и только шум выдыхаемых пузырьков сопровождает нас. Под нами голубая бездна. В этом месте дно круто уходит вниз на глубину около шестидесяти метров. Мы словно парим над песчаным дном. Чувство полета усиливается еще и из-за того, что тело становится легким, почти невесомым. Мы медленно падаем вниз до глубины двадцати метров. Вода становится несколько холоднее, чем на поверхности. Песчаный склон дна, круто уходящий вниз, вдруг обрывается скальными стенами. Мы плывем вдоль стен. Они покрыты отложениями и шершавые, словно кораллы. Видимость более десяти метров, и мы можем обозревать величественные скальные замки, стоящие на дне озера. Кое-где чернеют входы в пещерки и гроты. Я заглядываю в один из них. Там прячутся черные тени. Это рыбы. Они таращат на меня свои круглые черные глаза и стараются еще дальше забраться вглубь пещерки. Я наблюдаю за своими спутниками и вижу, что они пребывают в нирване. Лишь сигнал о том, что воздух на исходе, заставляет нас покинуть таинственный подводный мир.

Незаметно подкрадывается вечер. Капитан Сергей расстроен: звонил его компаньон – завтра утром яхта должна быть в селе Бостыри, там, откуда мы стартовали два дня назад!

Тихая бухта расположена как раз напротив села Бостыри. Плыть надо почти через самое широкое место Иссык-Куля – более шестидесяти километров. В шесть часов вечера «Миф» берет курс на север.

Стремительно надвигаются сумерки. Красное солнце тонет в свинцово-сером озере, через которое к нам бежит тонкая светлая дорожка. Небо на западе горит, словно красный фонарь с нарисованными желтыми облаками. Закат еще не успел погаснуть, а над горизонтом на западе уже зажглась Венера. Она тоже пускает по воде узенькую тропинку, пунктиром перечеркнутую мелкими волнами. Над головой раскинул свои мощные крылья Лебедь, центральная часть этого созвездия – огромный крест, прячущийся в Млечном Пути. Прямо в зените голубым сапфиром сияет Вега. А наш курс – точно на Полярную звезду. Мы плывем, сверяя наш путь по звездам, словно древние мореплаватели.

Ближе к полуночи всходит уже ущербная луна и прокладывает к нам светящуюся дорогу. Она все расширяется по мере того, как луна поднимается на востоке. Вся команда «Мифа» не спит – хочется продлить это чудное движение к далекой цели. Мы ведем тихую беседу, каждый из нас чувствует духовную близость с остальными, по сути, чужими людьми, с которыми ему было тепло и хорошо последние трое суток. Дни казались бесконечно длинными, наполненными долгими переходами и различными событиями, вечера были заполнены неспешным созерцанием красоты окружающего мира и веселым общением. И вот, внезапно, все кончается, переходя из настоящего в прошлое. Утром мы покинем палубу «Мифа» и разъедемся каждый по своим делам. Осознание этого навевало грусть, и грузный Вася, вздохнув, тихо произнес: «Жаль, что путешествие кончается. Завтра мы вновь окунемся в нашу скучную повседневную жизнь. Опять будем трудиться ради куска хлеба и будем ждать новой возможности с головой окунуться в приключение». А я подумал: «Господи, прошло всего три дня!
Мы получили столько впечатлений, что, кажется, прожили целую жизнь, жизнь под парусами. Что мешает нам каждую субботу и воскресенье наполнять жизнь подобными походами? Такие события окрашивают наше бытие разноцветными красками и дарят нам новых друзей и знакомых».

Вася, словно вторя моим мыслям, продолжал: «Мы столько увидели прекрасного и на море и под водой, не хватает только одного – пережить шторм». Все зашикали на него, чего доброго привлечет Василий штормовой ветер. Лучше плыть потихоньку, чем бороться с разбушевавшейся стихией.

Менялись рулевые, отстояв смену, лишь матрос Сергей не оставлял парусов, меняя галсы, ловя ветер, ослабляя или натягивая шкоты. Он всем телом впитывал этот прекрасный мир с большими близкими звездами, мерцающей водной гладью вокруг «Мифа» и саму любимицу яхту, с которой он слился в это мгновение. Все должно кончиться на рассвете.

В центре озера, словно в заколдованном мифическом месте, налетел шквалистый ветер. В борт ударили метровые волны. «Миф» застонал от боковой качки. Весь экипаж выполз на палубу. Под нами было пятьсот метров до дна. По тридцать километров нас отделяли и от южного и от северного берега Иссык-Куля. Над нами сияли звезды, приглушенные ярким светом луны. Откуда пришел этот ветер? Кто послал его к нам? Озаренная призрачным лунным светом черная масса воды вздымалась мощными буграми и била в наш борт. Сильная качка продолжалась больше часа, и вдруг ветер исчез так же внезапно, как и появился. Словно кто-то невидимый взмахнул волшебной палочкой – и озеро успокоилось.

Небо постепенно серело, и на востоке начинала заниматься заря. Впереди мы уже различали северный берег. Наше путешествие действительно заканчивалось. Теперь оно будет достоянием нашей общей памяти.

 

© Кадыров В.В., 2010

 

СКАЧАТЬ всю книгу «Знаки неба» в формате MS Word

 


Количество просмотров: 2124