Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы
© Каныкей Манасова, 2011
© ИА «24.kg», 2011

Каныкей МАНАСОВА

Вячеслав Шаповалов: Писатели должны идти на полшага впереди своих земляков

В Кыргызстане сегодня впервые официально отмечается День национальной литературы. Соответствующее постановление об этом подписано в июне 2011-го тогда еще премьер-министром КР Алмазбеком Атамбаевым. По замыслу инициаторов — депутатов парламента, решение принято в целях сохранения, развития и популяризации произведений отечественной литературы, а также в знак памяти о выдающихся мастерах слова Чингизе Айтматове, Алыкуле Осмонове и других представителях кыргызской прозы и поэзии.

Собеседник ИА «24.kg» — народный поэт КР, заслуженный деятель культуры, лауреат Госпремии республики, доктор филологических наук, профессор Вячеслав Иванович Шаповалов — как никто другой, имеет прямое отношение к отечественной литературе. Русский поэт, блестящий переводчик тюркской и в первую очередь кыргызской и европейской поэзии, литературовед, теоретик перевода, литературный критик, этнополитолог ответил на наши вопросы.

— Что значит для вас появление Дня национальной литературы КР?

— Конечно, это замечательно. И тем, что опирается на даты рождения большого поэта-лирика и большого прозаика-философа, но еще более на то обстоятельство, что Кыргызстан — едва ли не единственная страна на планете, сохранившая изначальную энергию Слова, воплощенную в величайшем эпосе мира. Однако надо ведь ощущать себя не только в своем мирке, но и в гигантском пространстве всечеловеческой культуры. В календаре планеты есть, к примеру, Всемирный день мира для писателей (День мировой литературы) — 3 марта, Всемирный день книги и авторского права — 23 апреля. Но об этом у нас не знает практически никто. Или не хочет знать...

— Какие шаги, по-вашему, необходимо делать правительству, обществу, самим литераторам для того, чтобы сохранение, развитие и популяризация не заканчивались лишь появлением новой даты в календаре?

— Это мы уже проходили — государственное финансирование литературы. Принцип общей на всех кормушки — это когда одни с копытами залезают, а другим ничего не остается. При этом с литературой так: кто ее ужинает, тот ее и танцует. Кормушка начнет диктовать писателям условия, это неизбежно. Тогда — «Прощай, свобода творчества!». И все же господдержка нужна, но необходимо международное жюри, участие кыргызской литературы в процессах за пределами страны, и там будет виднее, что стоит поддерживать, а что нет.

В целом же, лучше, поддерживая творческих людей в меру и используя внешние оценки родного искусства, отстраниться и не мешать: литература способна вырасти только вместе с обществом. Разве можно вести речь только о литературе, отрывая ее проблемы от развития общества и государства? Да, литература — один из наиболее эксплуатируемых официальной властью и сегодня наименее защищенных переулков нашего общежития. Если государство хочет сохранить себя на карте, оно должно иметь свою мифологию, а создать ее по силам лишь людям Слова — журналистам, кинематографистам... И прежде всего — писателям, которые должны видеть перспективы, то есть быть на полшага впереди остальных своих земляков. А наши писатели и критики в советскую эпоху в огромном числе были конформистами и трусами, а сегодня молодые и честные литераторы сами не знают, чего хотят, и это не их вина, а беда. Такую литературу саму нужно еще воспитывать, помогать ей, а только представьте себе правительство или нынешний парламент в роли духовных наставников наших писателей, художников, журналистов... Смешно и грустно.

Выход — в постепенном созревании самого общества. А этот процесс у нас катастрофически замедлился.

— В настоящее время литература Кыргызстана изолирована от читателя — писатели и поэты создают новые произведения, но те по разным причинам не доходят до читателей. Что может разрушить этот барьер?

— Нет, это не так. В советское время литература насильственно продвигалась в общественное сознание (хотя бы через школу). Но от ее передовых идей общество было изолировано, к народу подпускали лишь конформистов. Сегодня — пожалуйста: заходи в Сеть и читай все! Хуже другое: литература перестала быть храмом идей и духовных ценностей, а стала своеобразным базарчиком, где каждый кустарь уверенно располагается со своим немудреным товаром... Это неприятно, но это жизнь, и во всем мире так: сначала массовая культура, а уж потом — элитарная.

В СССР пытались скрещивать «элитарность» и «массовость», желая получить некую «облагороженную» литературу. Но увы, все лучшее, что создали талантливые народы, появилось именно вопреки этому.

Разрушить барьер просто: нужно создать практику издания за счет государства новых произведений экспериментальными микротиражами. Дальше талантливое произведение пробьет себе дорогу само! А вот закармливать «блатных» писателей (что у нас сразу же и начнется) — вредно: такой писатель ничего не создаст. То, что мы видим сегодня (и не только у нас), — печально. Сие напоминает рынок: раньше импортная «тряпка» означала по меньшей мере качество, некую высокостандартность; сегодня — это, чаще всего, китайская подделка, даже если ты купил ее в пяти шагах от здания конгресса США. С литературой во всем мире та же беда, у нас же это бросается в глаза лишь потому, что в небольших новоиспеченных странах, вроде нашей, общество еще не набрало культурный вес, процессы одичания еще не преодолены, потому и литература не вышла из стадии агрессивности или, наоборот, стадии робости перед чиновным хамством.

Поэтому ответ один: когда мы станем иными, иной станет и наша культура, и наша литература. Если победит европейская культурная тенденция глобализации, то на что-то можно будет надеяться. Если одолеет «культура хиджаба», надежд не останется.

— Как, на ваш взгляд, изменился в качественном и количественном соотношении круг литераторов за 20 лет независимости Кыргызстана?

— С нами происходит то же, что и с нашими соседями. Это утрата человеческого потенциала — ушли из жизни великие писатели, масштабные творцы, ученые, духовные лидеры, носители нравственных эталонов. Хорошо, что еще есть Суюнбай Эралиев и Сооронбай Жусуев, Мар Байджиев и Кубатбек Жусубалиев. А вот новое поколение еще не сформировалось, и дай Бог молодым скорее стать на ноги и обрести мировой кругозор, а не утомлять мир своим затянувшимся монологом национальной самоидентификации.

— На сегодня вы, единственный из русских поэтов на всем пространстве Содружества, носите звание народного поэта страны проживания, а именно — Кыргызстана. Что за этим стоит и к чему это обязывает?

— Надеюсь, появятся и другие народные поэты, пишущие на русском. До меня народным поэтом Калмыкии был великий переводчик «Манаса» и мой наставник Семен Липкин. Народным писателем Узбекистана был прекрасный бытописатель и знаток тюркского Востока Михаил Шевердин, народным поэтом Узбекистана — русский автор Александр Файнберг. Сейчас другие национальные ориентиры. Но я надеюсь, Кыргызстан сохранил силы, чтобы показать странам-соседям, что в культурном отношении в регионе мы все еще наиболее цивилизованная страна, обладающая толерантной культурой...

А звание народного поэта обязывает к высокому профессионализму в области поэтического творчества, полной самоотдаче. Более того, надо иметь некий международный литературный авторитет. Не стану неискренне скромничать и отпираться, считаю, что этим требованиям моя многолетняя творческая жизнь стала соответствовать.

— Что дает вам работа переводчика?

— Да это мое самое любимое дело! Для меня наслаждение — заставить зазвучать тюркское слово на русском языке. Другой вопрос, что пишут местные домохозяйки все хуже, а кыргызская литература замкнулась в своем мирке — это может кончиться ее гибелью. Да и перевод в СНГ едва не погиб. Сегодня полноводная река творений кыргызской литературы в мире русского языка и русской культуры превратилась в слабый ручеек, который истончается, да и сам творческий уровень все слабее. Будущее неясно и очень тревожно...

— Назовите свои переводческие труды последнего времени.

— Последние большие работы, правда, они уже в прошлом — лирика Касыма Тыныстанова и его изумительная романтическая поэма «Джаныл мырза», лирика Калыгула, Курманджан (которую я намерен переводить и дальше), современные французские поэты, лирика из «Тюркского слова» Махмуда-Кашгарца... Сейчас стараюсь работать только с шедеврами. Это некоторые произведения Суюнбая Эралиева, отдельные тексты акынов, кое-кто из казахских и европейских авторов... Остальные просьбы и предложения я вынужден с максимальной вежливостью отклонять: мне уже немало лет, и тратить остаток жизни на «общепит» не хочется. И так я почти полтора десятилетия руководил наукой в Национальном университете, что в итоге забрало много душевных сил, и эти годы для литературы практически потеряны.

— Замечаете ли вы, как постепенно деградируют русский и кыргызский языки? Какие слова, перлы, жемчужины кыргызского языка утрачены в данный момент и за что особенно обидно?

— Давайте вспомним: после «великого октябрьского социалистического путча» в 1917-м в русский язык и культуру хлынула волна мерзости. Процесс планомерного уничтожения и отвратительная пластическая операция длились как минимум до войны. Перестройка и российская шоковая эпоха тоже ударили по языку и культуре с беспощадной силой... И что же? Русский язык выстоял, вырос, стремительно обретает красоту и величие. Точно так же будет (и уже происходит!) и с кыргызским языком, поверьте мне.

Язык кыргызской цивилизации стал жертвой политических спекуляций на протяжении уже почти полсотни лет. Но сегодня это издевательство и лицедейство приобретает особо отвратительные формы, а в последние пару лет кыргызскому языку нанесен громадный ущерб со стороны властвующих «комиссаров» одним уже тем, что его плохо преподают.

Но деградировать язык не может ни при каких обстоятельствах. Это слишком величественное, сложное и всегда наполненное когнитивной жизненной энергией явление; оно может закапсулироваться, закрыть свои двери и окна. Но когда в нем появится нужда, он откликнется, он всегда готов вспыхнуть и заговорить, подарить себя людям. Язык принципиально не уничтожим, он — главное и единственное, что подарено волосатому человеческому виду Создателем (Богом, Аллахом, Разумом — называйте, как хотите). Язык имеет шанс уцелеть даже со смертью его этноса (так живет латынь, и так возродили иврит). Язык умрет только со смертью всего человечества, с последним индивидуумом. Правда, угробить человечество очень просто...

Будем верить в будущее языка и культуры — а куда же нам деваться?! Я очень — повторяю, очень, — хочу надеяться, что эпоха Алмазбека Атамбаева, который начинал в молодости, как талантливый, по-настоящему сильный прозаик и переводчик, будет действительно во всех смыслах эпохой — полноценной и значительной, более человечной и счастливой как для государственного языка, так и для его собрата в Кыргызстане по судьбе — русского языка. Давайте верить в тысячелетнюю литературу, и хватит ей уже прятаться за спину великого фольклора, а пора самой выходить на арену человеческих надежд и смыслов.

— Назовите новые имена, с которыми вы связываете будущее национальной литературы.

— Есть несколько ярких имен, но мы с вами не на аукционе. Давайте-ка еще подождем... Чур, без обиды!

Интервью взяла Каныкей Манасова, информационное агентство ИА «24.kg»

Источник: http://www.24.kg/culture/116359-vyacheslav-shapovalov-pisateli-dolzhny-idti-na.html

 


Количество просмотров: 1570