Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Документальная и биографическая литература, Биографии, мемуары; очерки, интервью о жизни и творчестве
© Кубан Мамбеталиев, 2011
© «Вечерний Бишкек», 2011

Кубан МАМБЕТАЛИЕВ

Султан Раев: Королева обратила на меня внимание

Самый молодой народный писатель Кыргызстана — экс-министр культуры Султан РАЕВ, сегодня советник президента республики, возглавляет Госдирекцию по подготовке и проведению Года Курманджан датки и 20-летия независимости КР. Любые юбилеи отгремят, а драматургия, которой с юности посвятил себя Раев, останется. Сегодняшняя беседа — о высоком искусстве и раевских музах.

Источник: газета «Вечерний Бишкек» за 25 ноября 2011 года, №188 (10344).

Так же на сайте: http://members.vb.kg/2011/11/25/kultur/1.html

 

— Почему не сбылась ваша мечта стать кинорежиссером?

— В 1976 году я поехал в Москву поступать во ВГИК. Поселился в гостинице “Заря” и отправился в центр искать институт. Два дня искал. На третий день с балкона своего номера увидел вывеску “Всесоюзный государственный институт кинематографии”. Побежал туда радостный, но там сказали, что опоздал на день.

— Разве по адресу нельзя сразу найти?

— Я искал улицу Сельскохозяйственную, а ее уже поменяли на Вильгельма Пика... Вернулся домой. Потом была служба в армии, а затем учеба на факультете журналистики нашего университета.

— А в чем была причина пристрастия к кино?

— С детства заболел этим. Прочитал 8 томов Эйзенштейна. Ничего не понял. Читал потом Михаила Ромма. Тоже не понял. Амбиции были не совсем здоровые. Заказал по почте кинокамеру “Аврора-супер” за 110 рублей. Прислали, но отец отказался выкупить ее на почтамте. Два месяца она там лежала. Потом уговорил отца. Как снимать, не знал абсолютно. Инструкцию не понял. Ездил в Ош учиться к одному знатоку. Но потом что-то такое снял.

— Других попыток по части учебы на режиссера не было?

— Первая попытка была сразу после школы, в 1975 году в Ташкентском театральном институте. Первый тур прошел, прочитав монолог из повести “Ажар”. Других монологов не знал, думал, что их просто нет. На втором — на этюде провалился. Он назывался “Иголка и нитка”. Надо было проявить фантазию, а я сразу “зашил”...

— И на этом покончили с любовью к искусству лицедеев?

— В 1986 году отправил документы в Москву на Высшие сценарные курсы при ВГИКе. Меня приняли, прислали приглашение, но уже была семья... Скрепя сердце отказался.

— Такой сильной была любовь к молодой супруге? Где с ней познакомились?

— В цирке. Любил аттракционы с хищниками. Места оказались рядом. С тех пор и не знаю, кто из нас дрессировщик. Три дочери, две внучки уже... Одним словом, у меня замечательный женский батальон.

— Стало быть, гендерная политика увела в сторону от кино?

— Получается так, что гендер всегда двигается впереди меня. Когда был заместителем министра, министром была женщина, когда стал министром, вице-премьером опять была женщина. Стал советником президента, и снова...

— Все, дальше не надо...

— Нет, я в том смысле, что рад этому очень...

— Ясно, султанам нужна “тройная красота”. Но была еще одна грандиозная женщина. В 2002 году королева Великобритании Елизавета Вторая пригласила вас в Букингемский дворец. Как и почему произошло такое событие?

— То был год 50-летия пребывания Ее Величества на королевском троне. Меня пригласили на торжества как представителя новой генерации азиатского искусства. Оказывается, я стал англичанам известен как драматург. Приглашение было неожиданным, даже во сне такое не снилось.

— На приеме в королевском дворце требуется соблюдать строгий протокол. Как этот вопрос был решен?

— Мне сказали, что надо быть во фраке или в национальном костюме. Фрак я никогда не носил, испугался, нацкостюм тоже не носил, но это было ближе и не пугало. Купил калпак и чапан. Королева обратила на меня внимание...

— Еще бы, высокий азиат в высоком бакай-калпаке. В Лондоне нет таких крупных потомков Атиллы-хана (они его именно так называют). Но кроме дресс-кода, нужно соблюдать этикет на торжественном обеде. Как было с этим?

— Да, слева и справа лежала масса столовых приборов. Я просто смотрел на других и в точности повторял их движения. Ел и пил ровно столько, сколько другие гости. Но после нескольких бокалов они становятся похожими на нас. Не так уж много различий между нашими аксакалами и их лордами.

— В Лондоне ставили ваши пьесы?

— Да, там шел мой спектакль “Последнее завещание”. (Здесь я должен отметить, что этот спектакль транслировался на одном из каналов Би-би-си и вошел в семерку лучших мировых постановок. И список этот возглавил наш Султан Раев. А в 2007 году на российском телеканале “РТР-Культура” шла его пьеса “Плач царицы” как одна из лучших постановок в СНГ. Султан Раев выступил сам как режиссер-постановщик. А в Кыргызстане он получил за нее Госпремию имени Токтогула. — Авт.)

— Скромность украшает султанов, но вас украшают и солидные награды, которые вы получили в Москве. Можете назвать их?

— Это орден “За вклад в культуру” I степени от Международной академии культуры и искусства в 2008 году. В апреле 2010-го получил межгосударственную премию СНГ “Звезды Содружества”. (Я должен добавить, что вручили эту награду, она аналог Госпремии СССР, с формулировкой “За вклад в современную национальную драматургию”. Лауреатов поздравлял лично президент России Дмитрий Медведев, а премии вручал спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Среди награжденных были такие персоны, как Александра Пахмутова, Таир Салахов, Давид Тухманов. — Авт.)

— Ваша пьеса шла в Москве?

— Да, “Долгая дорога в Мекку” в Театре имени Моссовета. Она была принята для участия в международном театральном фестивале имени Чехова. Спектакль этот поставил известный таджикский режиссер Барзу Абдуразаков.

— Это фестиваль мирового уровня или в рамках СНГ?

— Считается одним из самых авторитетных в мире. Фестиваль проходил летом нынешнего года. Участвовали такие знаменитые постановщики, как британец Деклан Доннеллан, итальянец Ромео Кастеллуччи, француз Филипп Жанти, китаец Ксиа Чун, американец Мерс Каннингем и другие. (Придется еще раз вмешаться и процитировать отзыв Юлии Яковлевой с Forbes.ru: “Как в компанию европейских величин попал этот киргизский спектакль, загадка. Про спектакль известно, что это история семерых героев, которые совершают паломничество в Мекку и оказываются в одной комнате, пожираемые собственным безумием. Это может быть ужасно. Это может быть прекрасно”. — Авт.)

— И как спектакль попал туда?

— Приезжала предварительно комиссия из Москвы, посмотрела спектакли всех действующих кыргызских авторов. Я даже не предполагал, что включат мою пьесу в раздел “Мировая серия”.

— Вы не только пьесы пишете, но и пять лет были министром культуры. Понравилось?

— Ни один министр не скажет в ответ “нет”. Если серьезно, то это ответственная работа. Мы разработали программу под названием “Сто культурных проектов” — от фольклора до классики. Подготовили предложение о включении священной Сулейман-Тоо в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. И эта гора стала первым объектом Кыргызстана, который вошел в этот список в 2009 году.

— Вернемся в годы вашей юности, когда вы играли на бас-гитаре в кара-суйском ансамбле и пели песни “Битлз”...

— Да, нас было четверо, и мы подражали битлам. Старший брат Ибрагима Жунусова (нынешнего вице-премьера) был в составе нашей группы. На репетиции никого не пускали, потому что так делали наши кумиры. Ибрагим же просился к нам, но мы говорили, что у него нет способностей. От обиды он заявил, что назло нам станет народным артистом. Так и случилось. Он нас сегодня приглашает на свои концерты и многозначительно улыбается. Ирония судьбы.

— Но завершим наш разговор вопросом об итогах прошедших президентских выборов. Что скажете?

— Скажу так. Если раньше судьба решалась посредством административного ресурса, то в этот раз народ сам решил свою судьбу. Это значит, что впереди нас ждут, как пел Владимир Высоцкий, большие перемены. Хватит уже с нас революций тюльпанов и роз, дайте нам теперь просто эволюцию. То, что надо было, уже сделали. Сегодня надо делать то, что будет нужно завтра.

У меня к вам, Кубан Ильясович, тоже один маленький вопрос. Вы всегда обращались ко мне на ты, а сейчас вдруг перешли на вы, что меня настораживает. Дело в чем?

— Дружба дружбой, но приличия приличиями. Их надо каждому блюсти отдельно, как табачок, который врозь. Шучу немного, а всерьез желаю тебе много благ и успехов.

Кубан МАМБЕТАЛИЕВ

Фото “ВБ”

   Султан Раев (слева)

 


Количество просмотров: 2854