Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Поэты, известные в Кыргызстане и за рубежом; классика / "Литературный Кыргызстан" рекомендует (избранное)
© Рудов М.А., 1998. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 мая 2011 года

Михаил Александрович РУДОВ

Портрет Осла

Цикл басен на современную тематику, за которые автору не раз доставалось… Каждая политическая власть почему-то видит в баснях себя.

Публикуется по книге: Рудов М.А. Портрет Осла: Книга басен. – Бишкек, 2006.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

ЮБИЛЕЙ
ОСЛЫ И ВОЛКИ
СОВЕТНИКИ ОРЛА
АКМАТ
ПЕРЕКРАСИВШИЙСЯ ПОПУГАЙ
КОТ И МЫШИ
ПЕРЕВОРОТ В ОТАРЕ
ВЕРБЛЮД И КОЗА
ЕГОР И СКОТНЫЙ ДВОР
ОСЁЛ-СИНЕРГЕТИК
ТРИ КАБАНА
ХОРОШИЙ СОВЕТ
ОСЁЛ В ПОЧЁТЕ
ДЕЛЁЖ ШУБЫ
ГРЫЗНЯ БУЛЬДОГОВ
КОЗЛЫ В ОТАРЕ
ИВАН И ПАВИАН
ЛЕВ И МАРТЫШКА
ЛЕВ, ОСЁЛ И ЛИСА НА ЛОВЛЕ
ПОКАЯНИЕ ЛЬВА
БАСНЯ ЭЗОПА
РАЗДЕЛ МОРЯ
ОРФОГРАФИЧЕСКАЯ БАСНЯ
БАСНЯ-ПАРОДИЯ
ПОРТРЕТ
ЗАЯЦ И МЫШИ
ОДНА БУКВА
ЖУЧОК
ОБУЧЕНИЕ ЛЬВЁНКА
ХОРЁК И МЫШИ
ИШАК И СУРКИ
ЦАРСКИЙ ПИР
МЫРЗА И КУРДЮЧНАЯ ОВЦА
СВОБОДА РЁВА
ВТОРОЙ
КУРЫ И НАЛОГ С НАТУРЫ

 

ЮБИЛЕЙ

Козлу справляли юбилей,
Козел достиг солидной даты.
Козлы всех рангов и мастей
Явились чествовать собрата.
А при Козлах в нарядах Козы,
У каждой юбиляру розы.
В застолье поспешили сесть.
Но тамада сострил толково:
«Мы не Ослы, чтоб молча есть», –
И первым предоставил слово
Козлу с седою головой.
Ему то было не впервой,
Он тамаде мигнул: «Налей!» –
И тост поднял за юбилей.
Потом взял слово гость Рогатый:
– Наш юбиляр – ума палата!
Другой сказал о юбиляре,
Что он вожак в своей отаре.
Налили снова по одной,
Тост зазвучал очередной:
– Наш юбиляр здоров и статен,
И голос у него приятен,
А говорит он, видит Бог,
Слова, как из Козы горох.
На что Ангорская Коза
Сказала, опустив глаза:
– Он так мне нравится, и с ним
Я б согласилась на интим.
Под тосты дружно ели, пили
И юбиляра все хвалили.
В застолье малость приустали,
Капусты съели целый воз.
Но виду все не подавали,
На танец приглашали Коз.
Коза-старушка спела вновь
Романс козлиный про любовь,
В то время, как седой Козёл,
Напился и упал под стол.

* * *
Вот так, друзья, без тени зла
Напишешь басню про Козла,
А пристают с вопросом: «Чей
В виду имелся юбилей?»

 

ОСЛЫ И ВОЛКИ

Скончался Лев. И на престол
Посажен был Осёл.
Он окружил себя Ослами.
Куда ни глянь, одни Ослы.
Они командуют войсками,
Они министры и послы.
Везде ослиный произвол,
И в гербе вместо Льва – Осёл!
Однако Волки не дремали.
Когда Ослы заелись всласть,
Они верховного задрали
И взяли власть.
Но вскоре стали слышны толки:
– Уж лучше бы Ослы, чем Волки!

 

СОВЕТНИКИ ОРЛА

На должности советника Орла
Журавль завалил дела.
Его отправили с почётом
Командовать родным болотом.
И тут же принялись искать
Советника Орлу под стать.
Чтоб перья пёстры,
Чтоб когти остры,
Чтоб клюв крючком
И хвост пучком.
Нашли! И Филина Орёл
В свои советники возвёл.
Советник стал Орла учить,
Как в темноте мышей ловить.
Оно бы так, оно бы любо,
За исключением того,
Что тёмной ночью дальше клюва
Орёл не видит ничего.

 

АКМАТ

Колпак надевши набекрень,
Однажды в жаркий летний день
Акмат пришёл к ручью напиться.
Едва успел он наклониться
И в воду опустить черпак,
Так надобно беде случиться:
Сорвался с головы колпак,
И вмиг, подхваченный водой,
Поплыл и скрылся с глаз долой.
По правде, в этом нет беды,
Колпак в ручье легко догнать.
Так нет! Акмат решил бежать,
Чтобы колпак в ручье поймать,
Вверх по течению воды!

* * *
Один учёный эконом
Представил публике доклад,
В котором сообщил о том,
Что в экономике подъём,
А не обвальный спад.
Ах, эконом! Ах, демократ!
Точь-в-точь Акмат!

 

ПЕРЕКРАСИВШИЙСЯ ПОПУГАЙ

В стране Мисир во время оно
Был серый Попугай у фараона.
О вкусах, как известно, спору нет,
У фараона вкус на серый цвет.
Он к должности приставил Попугая,
Тот по указу, распустив язык,
Везде кричал, народ пугая:
– Наш фараон велик!
Никто не вечен в этом мире.
Скончался фараон в Мисире.
И вскоре новый фараон
Посажен был на новый трон.
Он тотчас перенёс столицу,
Велел другим богам молиться,
Велел всем по-иному жить,
Другое пиво пить.
А серый Попугай смекнул резонно,
Что серый цвет не в духе фараона.
Не долго думая-гадая,
Стал серый белым Попугаем.
И пуще прежнего возник:
– Наш фараон велик!

 

КОТ И МЫШИ

Построили однажды новый Дом –
И сразу Мыши поселились в нём.
По рангу захватили кабинеты,
Создали фракции и комитеты,
Под видом государственной заботы
Самим себе установили льготы,
Перевернули в Доме всё вверх дном;
Наглея, столько взяли воли,
Что порешили большинством
Коту под хвост насыпать соли.
Не тут-то было! Всем знакомо,
Какие у Мышей с Котом игрушки!
Кот, рассердясь, пальнул по Дому
Из пушки!
Однако пустовал недолго Дом,
Другие Мыши появились в нём.

 

ПЕРЕВОРОТ В ОТАРЕ

Козёл негаданно, нежданно
Бразды правленья упустил.
Отара племенных Баранов
Свернула с верного пути.
Что началось! Козёл орёт:
– Переворот! Переворот!
Собаки мечутся без толку,
Бараны блеют без умолку,
И начинают забияки
Свои межплеменные драки.
Отара повернула с ходу,
Баран последний – впереди.
Льстецы вопят ему в угоду:
– Веди! В Овечий стан веди!
Но кое-кто в другую ставку
Зовёт и требует: «В отставку!»

* * *
Такие времена настали,
Что даже в басне нет морали.

 

ВЕРБЛЮД И КОЗА

Когда в округе травы оскудели
(Знать, Овцы до корней всё съели),
Верблюд позвал Козу в далёкий край,
Где трав полно и не житьё, а рай.
И вот они идут
Туда, где сколько хочешь сена.
Шагает медленно Верблюд,
Коза ему лишь до колена.
Всё было хорошо, пока
Не преградила путь река.
Разумно поискать бы броду,
Верблюд же – сразу в воду
И с радостью изрёк:
– Воды всего лишь по колено.
Ступай смелее, непременно
Мы перейдём поток.
Одолевая страх,
Зажмуривши глаза,
С разгону в воду прыгнула Коза,
В потоке раз-другой мелькнула –
И утонула.

* * *
Нам разные возможности даны,
Хотя права у всех – равны.

 

ЕГОР И СКОТНЫЙ ДВОР

Начальником на скотный двор
Поставлен был Егор.
Он первым делом задарма
Приватизировал корма.
Затем фуражную пшеницу
Отправил тайно за границу,
В контракте указав: «Навоз
В обмен на "Стиморол" для коз»,
И под кредит отдал в залог
Последний стог.
Известно, скот есть скот –
Мычали все вразброд,
Однако вскоре
Скотов объединило горе.
Под предводительством Быка,
По приговору
Пошли стеной намять бока
Егору.
Обшарили весь скотный двор:
Егора нет! Пропал Егор!
Послали куда следует запрос,
Откуда получили справку:
«На скотный двор
Назначен Пегий Пёс,
Поскольку ваш Егор
Подал в отставку».

 

ОСЁЛ-СИНЕРГЕТИК

Ослу образованье дали.
Он стал умней? Едва ли...
Но если раньше, как Осёл,
Он просто чушь порол,
То нынче – ах, злодей! –
Он с важностью педанта
При каждой глупости своей
Ссылается на Канта.
Саша Чёрный

Когда пошли по фазе сдвиги,
Наш образованный Осёл
Однажды в иностранной книге
Про синергетику прочёл.
И тут же с важностью педанта
Цитату стал искать у Канта.
«Где синергетика?» Но слова
У Канта не нашлось такого!
Осёл прикинул, что ему
Теперь цитаты ни к чему,
Настало время в самый раз
Стать синергетиком сейчас.
И если раньше наш Осёл
Чушь несусветную порол,
Снабдив цитатами из Канта,
То нынче этой чуши свод
Всё с той же важностью педанта
Он синергетикой зовёт.

 

ТРИ КАБАНА

Три Кабана сошлись на сходку
В глухом лесу.
Как водится, распили водку
И съели колбасу.
Наф-наф сказал:
– Зачем нам общий дом,
Разделимся и заживём!
Ниф-ниф сказал:
– Пришла пора
Раздела общего двора!
Нуф-нуф сказал:
– Вопросов нет.
Свобода! Суверенитет!
Ломать — не строить. Силачи
Указы реализовали:
Дом разнесли на кирпичи
И общий двор размежевали...
Но чтоб построиться опять,
Кредит у Волка надо взять.

 

ХОРОШИЙ СОВЕТ

– Любезный мой Сосед,
Чего не весел?
Замки повесил,
Каких не видел свет?
– Да у меня вчера средь бела дня
С подворья выкрали коня.
Так я такие делаю запоры,
Чтоб не забрались воры.
– Давно пора!
Коня б не выкрали вчера.

 

ОСЁЛ В ПОЧЁТЕ

Через пустыню в Туркестан
Шёл под охраной караван.
Среди Верблюдов и Коней
Осёл был всех важней.
Зерна ему дают сполна,
Поят водой из бурдюка,
Попону постилают на
Его лохматые бока.
Телохранители – сарбазы
На миг с него не сводят глаза,
И даже Караванбаши,
С ахалтекинца спешивши,
На вьючный груз умильно глядя,
Осла за ухом нежно гладил.
А всё лишь потому, что он
Был вьюком золота гружён.
И возомнил тогда Осёл,
Что всех Ослов он превзошёл,
И стал смотреть он свысока
На рядового Ишака,
И стал реветь сердито,
Лягать других копытом.
Так день за днём. Но, наконец,
Тот груз доставлен во дворец.
Как только сняли вьюк, скотину
Погнали прочь пинками в спину.
Кнутом его по брюху:
– Знай место, длинноухий!

* * *
В президиуме некий чин
Сидит, как важный господин,
Пока в чести
По должности.

 

ДЕЛЁЖ ШУБЫ

Была у братьев на двоих одна шубейка.
Дели иль не дели, – а всё одна.
Но шуба всё-таки не тюбетейка,
И в холода ох как нужна она.
Наденет шубу старший брат,
А младший этому не рад,
Сидит, надувши губы:
Куда ему без шубы.
Настанет младшего черёд,
А старший шубу не даёт:
– Гуляй-ка, братец, налегке
В своём джинсовом пиджаке.
Рядились долго: как же быть?
Решили шубу поделить.
Схватили, рвут её безбожно –
Кому подол, кому спина...
Но поделить-то невозможно:
Шубейка на двоих одна.
Весь день дрались, притихли ночью,
Когда порвали шубу в клочья.
Теперь горюют, слёзы льют,
Без шубы лета ждут.

* * *
Читатель спросит: «Невдомёк,
О чём и про кого намёк?
Нельзя ли как-нибудь иначе?»
Иначе можно. Поясним:
«То, что имеем, не храним,
А потерявши, плачем».

 

ГРЫЗНЯ БУЛЬДОГОВ

В одной стране для общего надзора
Была учреждена Бульдожья свора.
Царь только выйдет за порог –
При нём его Бульдог.
В телохранителях – Бульдоги,
В военных кителях – Бульдоги,
Налоги собирать – Бульдоги,
Дороги охранять – Бульдоги,
Тревоги объявлять – Бульдоги,
И ноги у царя лизать – Бульдоги...
Вот как-то раз за рвение в надзоре
Царь кинул кость Бульдожьей своре.
И все Бульдоги сразу
Вцепились в кость.
И разум
Затмила злость.
Такой поднялся лай и мат!
Друг другу драли уши.
Такой нашёлся компромат,
Что страшно слушать!
В пылу отчаянной войны
Уже про кость забыли,
Царя схватили за штаны,
Едва не придушили.
А кость-то, кость? В разгаре драки
Стащили кость помойные Собаки...

 

КОЗЛЫ В ОТАРЕ

Козёл в отаре господин,
Но господин – когда один.

* * *
Вот как-то раз из Аппарата
По укреплению основ
В отару мирную сверх штата
Прислали трёх Козлов.
И три посланца первым делом
Забили старого Козла
И приступили к переделу,
Оставив прочие дела.
Где передел, там всюду свары,
И три Козла между собой
В азарте дележа отары
Затеяли рогатый бой.
А у Козлов свои повадки:
Дерут друг друга без оглядки,
И в результате передела
Отара сильно поредела,
Беспутно Овцы разбрелись,
Пока рогатые дрались.

 

ИВАН И ПАВИАН

В деревню, где Иван
Растил пшеницу,
Явился Павиан
Из-за границы.
И переводчик объяснил Ивану,
Что мистер Павиан
Научит разводить бананы,
И преподнёс банан.
А надобно сказать вам про Ивана,
Что он в глаза не видывал банана.
Понравился заморский фрукт.
Иван сказал: «Хорош продукт.
А то, что здесь бананы не растут,
Так это коммунисты врут».
«О'кей», – одобрил Павиан
И укатил за океан.
По договору через две декады
Доставлен был пакет рассады.
И вот на поле, где пшеница
Могла б сторицей уродиться,
Иван наш, не щадя живот,
Рассаживал заморский плод.
Не ждал он милостей природы,
Берёг банановые всходы.
Всё хорошо, и дождик льёт, –
Рассада ж чахнет, не растёт.
У всех пшеница
Колосится,
А у Ивана
Нет и намёка на бананы.
Стоит Иван, скребёт в затылке
И размышляет о бутылке:
– Эх, мистер Павиан, душа из тебя вон!
Пшеницы нет, чтоб выгнать самогон.

 

ЛЕВ И МАРТЫШКА

Со Львом Мартышка не была в родстве,
И ей чинов заметных не досталось,
Поэтому на каждом торжестве
Ко Льву поближе сесть она старалась.
Расчёт был у неё один:
Что Лев её заметит
И даст затем желанный чин
В верховном комитете.
По случаю с умильной рожей
Она садилась в первый ряд
В надежде, что на ней, быть может,
Лев остановит взгляд.
И вот случилось: полусонно
Разглядывая сход зверей,
Лев почему-то благосклонно
Свой взор остановил на ней.
А у неё дыханье спёрло!
От царской ласки захмелев,
Она кричала во всё горло:
– Великий Лев!
Отец Мартышек – Лев!
Конечно, про отца так это слишком.
До чина не дошло. Но за старанье
Ей Лев почётное присвоил званье:
Велел считать Заслуженной Мартышкой.

 

ЛЕВ, ОСЁЛ И ЛИСА НА ЛОВЛЕ

Однажды в стороне лесной
Лев на охоту взял Осла с Лисой.
Охота удалась в тот день:
Добычей стал Олень.
Лев пожелал, чтобы Осёл
Делёж добычи произвёл,
В уме прикинув, что тому
Мясная доля ни к чему.
Осёл, покорный львиной власти,
На свой ослиный риск и страх
Добычу поделил на части
Всем поровну, как на весах.
– Ах ты, скотина! – Лев вскипел, –
Осла равнять со мной!
На бедного Осла насел –
С того и дух долой.
Лисе досталось поневоле
Со Львом делить мясные доли.
Она ему всего Оленя,
Себе – копытца и колени.
Лев засиял:
– Скажи, сестрица,
Кто научил тебя делиться,
На ум тебя навёл?
Ему ответила Лисица:
– Осёл!

 

ПОКАЯНИЕ ЛЬВА

Бесправие рождает гнев,
А в гневе и овца бодлива.

* * *
На сборище Овец Верховный Лев
Тряхнул седою гривой
И произнёс взволнованную речь
О том, что не сумел Овец сберечь,
О том, что видит беспорядки
И примет меры для острастки,
Что тоже виноват и с покаяньем
Склоняет голову перед собраньем;
Что Псов, не обеспечивших охрану,
Он далее терпеть не станет,
Немедленно, без лишних слов,
Заменит их на преданных Волков.
А те, хоть на Собак похожи,
Но наведут порядок строже,
Тогда и жалобам конец,
Не будет жалоб от Овец.

 

БАСНЯ ЭЗОПА

Волк, шкуру от собак спасая,
Бежал через село.
На крышу старого сарая
Козла зачем-то занесло.
И с крыши завопил храбрец,
Завидев злейшего врага:
– Влезай! Попался наконец!
Я покажу тебе рога!
На крышу старого сарая
Волк глянул, мимо пробегая:
– Слезай!
Коль жизнь не дорога,
Показывай свои рога!

 

РАЗДЕЛ МОРЯ

Кипели страсти в жарком споре:
Пять Мудрецов делили море.
Мудрец в чалме подумал и изрёк:
– Поделим море поперёк.
– Зачем же поперёк, – другой сказал, –
позволь.
Делить, так уж делить повдоль.
– А как же быть с водой? –
Спросил Мудрец седой, –
Известно всем, что море – водоём,
Измерить следует его объём,
И воду поделить потом.
Ему в ответ:
– Так не годится!
Всего важнее берега.
Там обустроится граница –
Защита от врага.
А пятый всё твердил одно:
– Поделим дно!

* * *
Морали места нет в финале –
Пусть будет басня без морали.

 

ОРФОГРАФИЧЕСКАЯ БАСНЯ

В отдел, где завом был Злодей,
Пришёл с прошением Авдей,
Без подношений, налегке,
С пустой бумагою в руке.
Вот это да! В отдел прошений
Пришёл Авдей без подношений.
Бумагу взяли и Авдею
Намёк подали: «Надо ждать,
Поскольку очередь к Злодею,
Бумагу некогда читать!»
Дни этой жизни, как вода,
Текут, неведомо куда,
И по прошествии недели
Проситель наш стоит в отделе.
Ему в ответ твердят опять:
– Сейчас не время. Надо ждать!
В чём заковыка – невдомёк,
Но осенило вдруг Авдея,
В назначенный по делу срок
Спросил Злодея он, робея:
– Все говорят, что надо ждать,
Но кто мне скажет честь по чести,
Как это слово написать:
Раздельно или вместе?
– Да ты неграмотный, Авдей,
У нас раздельно пишут это, –
Вскипел рассерженный Злодей
И выгнал вон из кабинета.
Ну что поделаешь! Бедняк
Домой поплёлся кое-как,
Бубнит раздельно: «Надо ж дать!»
А как тут дать, коль негде взять?

 

БАСНЯ-ПАРОДИЯ

Слыхали ль вы
За рощей глас Ослов?
Слыхали Львы!
Видали ль вы
Охоту на Ослов?
Видали Львы!
Едали ль вы
Ослов – добычу Львов?
Едали Львы!

 

ПОРТРЕТ

Художник был оригиналом,
Портрет Осла нарисовал он.
Не как-нибудь! Портрет анфас,
И оба уха напоказ.
А чтоб придать Ослу значенье,
Высокий чин его ценя,
Художник надписал творенье:
«Портрет коня».

* * *
Как в этой басне о портрете,
В одном служебном кабинете
Табличка с надписью гласит,
Что важный чин под ней сидит.

 

ЗАЯЦ И МЫШИ

Когда лесной парламент избирали,
Косого Зайца Мыши обсуждали.
Шумел вовсю мышиный сход:
Косого взяли в оборот.
И выходило так, что он
Совсем не тот со всех сторон.
– Какой из Зайца депутат,
Ведь у него глаза косят!
– Да хоть и без изъяна,
Не нашего он клана.
А ноги у него, а ноги –
Точь-в-точь кривые кочерёги!
– Откуда эта образина?
Должно быть, выродок ослиный.
Знать, потому ему даны
Два уха эдакой длины.
– А хвост! И этот куцый хвост
Занять желает важный пост?!
– Взашей гони его! Долой!
Кота уж лучше, чем урода.

* * *
В парламент не прошёл Косой:
Не той породы.

 

ОДНА БУКВА

Ослы против Орла восстали.
Переворот произошёл.
В итоге — букву поменяли:
Где был Орёл, там стал Осёл.

 

ЖУЧОК

– Зачем, Жучок, ты лаешь на прохожих?
Какая с ними у тебя война?
Чего, скажи, ты лезешь вон из кожи,
Кидаешься, как Моська на слона?
– Да я свободный пёс! Имею право
Брехать налево и направо!
Облаю самого Осла я,
У нас теперь свобода лая!

* * *
Спросили автора, в кого он метит,
Какой тут у него крючок?
Неужто думает, что есть в газете
Такой Жучок?!

 

ОБУЧЕНИЕ ЛЬВЁНКА

Когда у Львов сынок подрос,
То перед ними поневоле
Встал на повестку дня вопрос,
В какой ему учиться школе.
Лев объявил:
– Ученье – свет,
Науки – старикам отрада.
Крутить хвостом – ума не надо,
Крутить с умом – вот в чём секрет!
Ему в ответ сказала Львица:
– Один у нас сынок всего лишь,
Но чтобы в нём не ошибиться,
Отправим Львёнка за границу
В солидный обезьяний колледж.
Так и случилось. Целый год
Сынок их за бугром живёт,
Твердит завет: «Ученье – свет» –
И обезьяний этикет,
Учтиво дёргая хвостом,
Усваивает день за днём.
Окончен срок. Пришла пора –
Вернулся сын из-за бугра.
Его встречают Лев и Львица,
(Сынком таким как не гордиться!):
– А ну-ка покажи, сынок,
Пошла тебе наука впрок?
Учёный сын крутнул хвостом!
И что же?
Как научили за бугром,
Стал строить обезьяньи рожи.

 

ХОРЁК И МЫШИ

Мышиная казна
Была полна зерна,
Пока царёк мышей,
Заевшись до ушей,
Не выгреб всё до дна.
Настал однажды день –
Пришла за кормом Мышь,
Худючая, как тень, –
Ей показали шиш!
А на пустой желудок
Какой уж там рассудок!
Мышиный сброд
Устроил сход.
Пищали и визжали,
И вместо своего царька
В хранители казны призвали
Хорька.
Потом зерно собрали впрок,
В казне его навалом:
Не ест зерно Хорёк!
А вот Мышей – не стало.

 

ИШАК И СУРКИ

В связи с приростом населенья
Сурки отправили прошенье,
Чтоб власти дали разрешенье
Построить на горе селенье,
В котором каждый бы имел
Пусть маленький, но свой надел.
В конце концов пришёл ответ:
«В округе мест свободных нет».
Ответ был встречен возмущённо:
«Всё для овечьего загона!
А нам, Суркам, на нашей горке
Нет места и для тесной норки!»
И действуя наверняка,
Сурки сыскали Ишака
И передали для доклада
Властям, чтó надо.
Ишак вернулся очень скоро,
Привёз бумагу: «Стройте норы!»
– Как удалось тебе всё это? –
Сурки спросили. – За два дня!
– Да просто всё. Тут нет секрета.
Там Ишаки – моя родня!

 

ЦАРСКИЙ ПИР

Ишак был зван на царский пир.
– С чего бы так?! – сказал Ишак, –
Я не сановник, не банкир,
Об этом знает всяк;
Не меценат, не дипломат,
Его величеству не сват...
Эге! Должно быть, зван Ишак,
Чтоб к очагу возить кизяк.

 

МЫРЗА И КУРДЮЧНАЯ ОВЦА

Какого ожидать порядка
В делах, где всё решает взятка!

***
Мырза публично делал вид,
Что всё прекрасно обстоит.
Но вдруг решился хоть отчасти
Пресечь проказы местной власти.
Так, наконец,
Дошёл черёд и до Овец.
Спросил Мырза:
– Как живы? В чём успехи?
Какие от властей помехи?
Курдючная Овца, потупив взор,
Ответила:
– Терпели до сих пор,
Но дальше силы нет терпеть,
Овец осталась только треть.
Наш господин Козёл
С волками дружбу свёл!
Немедленно последовал указ:
«Виновника подальше с глаз, –
Ослом направить в Гондурас.
Ему на смену
Найти достойную замену».
Устроили торжественный приём
Подали бешбармак. Потом
Указ хвалили без конца.
Но почему-то вышло так,
Что та Курдючная Овца
Попала в этот бешбармак.

 

СВОБОДА РЁВА

Так повелось давным-давно:
Осёл судьбу не выбирает.
Что суждено, то суждено:
Кто сядет, тот и погоняет.
Опять Ослу не повезло:
Погонщик новый сел в седло,
Опять, как прежде, хворостиной
Стегает бедную скотину
И уверяет, что вперёд
Осла на светлый путь ведёт.
И всё, как прежде, бестолково.
Однако с горем пополам
Дарована свобода рёва
Простым Ослам.

 

ВТОРОЙ

Первому альтернатива второй,
Тот, кто в затылок идёт за тобой,
Тот, кто в затылок дышит, любя,
Тот, кто предаст и погубит тебя.
Новый тогда образуется строй.
Первым себя объявляет второй.
Первый ликует, победу трубя,
Дышит второй в затылок, любя.

 

КУРЫ И НАЛОГ С НАТУРЫ

Порядок нужен строгий,
Чтобы собрать налоги,
Для строгости как раз
Последовал Указ:
«Поскольку Куры – дуры
И горлопан – Петух,
Взимать налог с натуры,
Щипать перо и пух».
Немедленно фискалы
Поймали Петуха
И мигом ощипали
От клюва до пупка.
А Куры-дуры сразу,
Без Петуха, с утра
Явились по Указу
В приёмный пункт пера.
Всё удалось на славу,
Захватывает дух! –
В соседнюю державу
Везут перо и пух.
А что пропали птицы –
Так это пустячки,
Пришлют из-за границы
В кредит окорочки.

* * *
Напрасно, ох, напрасно
На басни я налёг:
Глядишь, введут на басни
Очередной налог.

 

© Рудов М.А., 1998. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора

 


Количество просмотров: 3303