Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Юмор, ирония; трагикомедия
© Мельников В.Я., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Опубликовано 28 октября 2008 года

Валентин Яковлевич МЕЛЬНИКОВ

Воскресение из мертвых

(рассказ, услышанный в электричке)

Жуткий и, вместе с тем, комичный случай восстания из гроба приходского батюшки

Из книги: Мельников В.Я. Сочинения. – Б.: Просвещение, 2003. – 598 с.

ББК 84 Р7-4
УДК 82/821
М-48
ISBN 9967-02-296-5
М 4702010202-03

 

Гудит, дрожит электричка, за окнами проплывают зеленые пейзажи Подмосковья. В общий шум вплетается веселый, бойкий говорок, сразу привлекающий к себе внимание.

— Неужто  вы не  слыхали про то, как наш батюшка подобно Иисусу Христу из мертвых воскрес? Что, не верите? А вот послушайте.

Городок наш небольшой, сами знаете. И храм всего один, стоит на отшибе, недалече от Волги. Вокруг леса, санатории и дома отдыха на опушках. Храм старинный, еще в двенадцатом веке, сказывают, построен из добротного камня. Потому прочный и какой-то по-домашнему уютный. Особенно хорошо и покойно становится на душе, когда колокол созывает прихожан к заутрене. Редкие басовые удары его… бум… бум… торжественно возносятся над лесами.

Много лет  прослужил в том храме священник отец Михаил. Человек он добрый, всеми уважаемый, однако ж со странностями. Не любил, например, батюшка, когда во время службы воробьи по храму порхают. Ну, казалось бы, тварь неразумная, что с нее  возьмешь. А отца Михаила воробышки отвлекали от молитвенной благости и сердили  своим  неуместным чириканьем. Потому, придя во храм с утра пораньше, первым делом начинал он гонять шустрых птах – махал длинным шестом и покрикивал: «Кыш, треклятые! Гляди-ко, весь алтарь с иконостасом зас…»

Надо сказать, природная веселость и темперамент батюшки иногда подводили его. За шутками-прибаутками он забывал меру выпитого и, случалось, пребывая в гостях после венчания или крестин, терял способность к самостоятельному передвижению. Зная этот грех, матушка силой удерживала его от сетей Бахуса и досрочно уводила с пирушки, пресекая сопротивление  увесистыми колотушками.

Но вот выпал злокозненный день. Отслужив на крестинах, отец Михаил тайком принял пару граненых стаканчиков беленькой, а закусить как следует, видно, не успел. Потом как пошли тосты, добавил еще и еще. Тут вмешалась матушка и повлекла его, чуть тепленького, домой. А чтоб попасть туда, надобно было форсировать по шатким понтонам широкую водную преграду, то бишь Волгу.  Ноги батюшки и на твердом-то месте заплетались, писали восьмерки, а тут совсем разъехались, принудив господина своего опуститься на четвереньки. Пришлось матушке тащить его за собой в таком неподобающем виде аки бычка упирающегося.

Так добрались они до другого берега. Оба выбились из сил и, чтоб передохнуть, присели на низкую стенку деревянного сруба над полузасыпанным землей старым колодцем. Да недолго отдыхали. Перевесился батюшка над срубом и ухнул вниз. Матушка давай кричать да звать, но из колодца ни звука. Пришлось поспешить за помощью. Сбежался народ, подняли тело, поглядели, а оно ни дать ни взять мертвое. Послали за доктором, который аккурат в тот самый час сидел на именинах и был, как и батюшка, сильно под градусом. Посмотрел доктор, пощупал и говорит: «А батюшка-то, кажись, помер».

Похоронили отца Михаила при большом  стечении народа. Когда безутешная вдова в последний раз приникла к лицу его и поцеловала в лоб,  показалось ей, что на устах усопшего явилась как бы легкая усмешка. Испугалась она и, промолвив «свят, свят», перекрестилась.

Ночью к свежей могиле с лопатой в руке прокрался спившийся бродяга Степка, при свете луны откопал гроб и отодрал крышку. Взору его предстал покойник в дорогой ризе.  Нащупал тать на груди его золотой крест и только стал снимать, как вдруг покойник хвать Степку за руку и ну орать: «Что ж ты, окаянный, делаешь, а !» Со страху Степкина душа в сей же момент отлетела от грешного тела, и упал он замертво на грудь отца Михаила. А тот лупает глазами и ничего понять не может. Вроде как с похмелья проснулся и никак не вспомнит, что же такое с ним случилось.

Тут требуется пояснить, что после отключки от удара головой в колодце, батюшка трое суток был в беспамятстве, однако слышал голоса, выражающие соболезнование, отпевание и прочее. При этом ему казалось, что все происходит как бы в нереальном мире, вроде как на небесах среди ангелов, и слова «со святыми упокой», и церковная панихида будто вовсе его не касались.

Как он не задохнулся в гробу после похорон, одному Богу известно.

Глотнув свежего воздуха, батюшка пришел в себя. Однако протрезветь от выпитого намедни еще не успел, благодаря чему не только не испугался своего положения, не кинулся бежать куда глаза глядят, а, напротив, с пьяной рассудительностью тут же принялся наводить порядок: уложил покойника в гроб, закопал могилу и даже крест поставил.

Но труд не добавил ясности  в голове. Батюшка совершенно  не мог вспомнить ни имени своего, ни откуда родом, ни где живет и чем доселе занимался. Проплутав в ночи по окрестностям, казавшимся ему незнакомыми, он наконец вышел на станцию, сел в электричку и приехал в Москву. Там без денег и документов голодал, скитался по вокзалам, попал в компанию бродяг, у которых обменял на еду и грязное рванье свою блестящую ризу. Понятно, в таком виде сразу же был задержан милицией и препровожден в приемник-распределитель для бродяг. Подобные богоугодные заведения, конечно, не в радость, однако жить там все же лучше, чем скитаться по городу. По крайней мере кормят бесплатно и есть где переночевать. А что  касаемо прочих условий, то куда ж денешься,  приходится привыкать и к обтертым до блеска нарам, и к запаху вонючей хлорки из туалета, и к ежедневной работе в мастерской, где сколачивались ящики для овощей и фруктов.

За время жития в каталажке отец Михаил изменился  до неузнаваемости: похудел, оброс, стал тих, кроток и задумчив.

Однажды ночью во сне ему явился ангел и сообщил, что Господь  грядущим днем откроет важную тайну.  И в самом деле, поутру, едва закончив оправку, батюшка вдруг явственно вспомнил и имя, и духовное звание, и место жительства свое.

Тотчас обратился он к начальнику  приемника-распределителя майору Обалдееву и заново поведал о себе – и то, как  Господь  наказал его за грехи беспамятством, и как  теперь явил милосердие, просветил разум и призвал вернуться в свой приход для дальнейшего отправления духовных обязанностей.

Обалдеев выслушал с наглой ухмылкой, но на  всякий случай послал запрос по указанному адресу. Через неделю пришел ответ, удостоверяющий смерть и погребение отца Михаила, в миру Колбасина Михаила Алексеевича. Майор обозвал батюшку мошенником, присовокупив для крепости матерные слова, и велел дежурному  больше его к себе не допускать.

Меж тем истек месячный срок задержания, и отец Михаил на законном основании обрел свободу и был выдворен из Москвы. В тот же день явился он в свой дом при храме. А там людей полно, сидят за столом с кушаньями. Никем не узнанный в своем рубище, вошел отец Михаил в горницу, на образа перекрестился и гостям поклонился. Вдова поднесла ему со стола угощенья и говорит: «Помяни, странник, преставившегося батюшку нашего и ступай себе с Богом». А странник не уходит, смотрит на матушку и знакомым голосом отвечает: «А я и есть батюшка и, как видишь, живой».  Во все глаза глядит на него вдова,  таращатся гости и тишина гробовая. Узнали-таки батюшку. От этого ледяной ужас всех сковал. Шутка ли, покойник на сороковой день, на собственные поминки из гроба восстал! Гостей как ветром сдуло, а матушка в обморок упала.

Явление народу отца Михаила наделало много шума во всей округе. Все считали его не иначе как святым.

Однако положение воскресшего во всем остальном оказалось незавидным. Ведь он как бы и не существовал, стал этаким виртуальным человеком.  Да и должность его оказалась занятой выпускником духовной семинарии. Во мнении прихожан этот молодой  человек во всем уступал старому батюшке. Во-первых, не свой, пришлый. Во-вторых, шибко молод да еще вертихвост. Не успел обжиться на новом месте, а уж на волжском пляже стал завсегдатаем, ходит в плавках и с девушками шутки шутит. Пожилые прихожанки как узнали про то, возмутились страшно и решили написать коллективно самому патриарху, чтоб более достойную замену прислал. Так что возвращение отца Михаила оказалось как нельзя кстати. Однако при нашем-то бюрократизме без плевой бумажки трудно доказать, что ты – это и есть ты, а не какой-нибудь дикарь гималайский. Немало пришлось походить отцу Михаилу по разным учреждениям, чтоб выправить себе новые документы. И у следователя насиделся на допросах по поводу смерти Стёпки, которого обнаружили после вскрытия могилы.

Но в конце концов эта история  кончилась благополучно. Отец Михаил снова стал полноправным гражданином и получил сан священника в своем приходе. Только пить с тех пор совсем перестал.

Вот и вся эпопея. Право слово, такое только на Руси и может приключиться.

 

Рассказ включен автором в новую книгу "Знак скорпиона" (том первый)

Скачать полный текст книги

 

© Мельников В.Я., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 


Количество просмотров: 1194