Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, О детстве, юношестве; про детей / — в том числе по жанрам, О животных / Детская литература
© Уран Жунусов, 2010. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата публикации: 28 сентября 2010 года

Уран Качкынович ЖУНУСОВ

Плохое слово

Вечный круговорот жизни… Плохое, злое слово, сказанное даже ненароком, обязательно вернется – и, может быть, принесет с собой беду. Рассказ и для детей, и для взрослых. Первая публикация.

 

Старая женщина втирала лекарство в больную руку своего внука и все причитала: «Отчего это все на мою голову. Все несчастья и беды постоянно валятся на меня. С детства я не видела счастья. Так на старости лет внуки покоя не дают, то болеют, то озорничают. Все в родителей пошли, такие же не путевые. Провалиться им всем сквозь землю». Внук вдруг застонал, то ли от быстрых движений старухи, то ли от слов ее. «Ой, мой щеночек, душа моя, что больно? Ой, прости милый, глупую старуху» — и стала целовать кисть ребенка.

Этот день с утра не заладился для Бурул-апы, так звали эту старую женщину. Тесто для хлеба получилось кислым, не разгорался огонь в тандыре, когда и разгорелся, то хлеб все равно подгорел. И урожай урюка в этом году был плохой. «А когда он был хороший», — думала Бурул-апа.

Ругаясь, старуха делала работу по дому. В это время соседские дети пришли срывать урюк. Конечно, урюк здесь рос в каждом дворе, но вкуснее урюк, груша, яблоко всегда с чужого дерева. Дети перелезли через глиняный дувал, перепачкав свою одежду и коленки, хихикая и закрывая рот, чтобы не было слышно, они начали срывать фрукты. Некоторые абрикосы они тут же кидали в рот, некоторые пихали в карманы.

Но тут старуха подняла голову и увидела детей. В руке ее был веник, она бросила его в них, который, конечно же, не попал. Потом она схватила палку и ринулась на детей. Дети со смехом, смешанным с чувством страха, побежали к забору.

Быстро спрыгивая с дувала, дети поцарапали руки, ноги и больно ударились о землю. А вслед им посыпались страшные проклятья Бурул-апы. Она ругала детей, их родителей, абрикосы, чтобы дети подавались ими и их родители тоже. Она так ругала детей, как ругают самых страшных врагов. Эти крики дети уже не слышали. Старуха кричала, глядя в небо, одна во дворе, кричала сама себе…

Дети бежали по узким глиняным улицам аила. Потные, грязные, они остановились на пересечении улиц. Кто-то сел на землю, кто-то стоял, согнувшись и взявшись за живот, кто-то плевался. Самый маленький шестилетний Бахтияр расплакался, то ли от боли, то ли от пережитого страха. Старшие ребята начали над ним посмеиваться и подшучивать, а он все не мог остановиться. Вдруг он увидел собаку. Он схватил камень и, вложив в него всю свою обиду и страх, бросил в псину. Собака громко завизжала и побежала. Другие с улуюлюканьем, бросая камни, побежали за бедным животным.

Cобака еле оторвалась от своих преследователей, забежав в какой-то сарай. Ее глаза слезились. Она тяжело дышала. Собака стала зализывать ушибы. Ей крепко досталось. Первый брошенный Бахтитяром камень попал ей в глаз, который весь пылал. Он покраснел и наполовину закрылся. Ушибы были по всему телу, на лапах, на проступающих ребрах, на спине, на голове. Сельские ребята умеют бросать камни. Метко, быстро и сильно. Собака быстро начала зализывать раны, от этого ей становилось легче. Не осознанный в собачьем мозгу вопрос появился у нее в голове: «За что!?». Боль отходила, но вместе нее приходила обида. Да-да обида, обида свойственна не только человеку, но и собаке, кошке и вообще всему живому в природе в целом. Собака легла на землю, положила голову на лапы. Голова гудела, собака засыпала. Стояла жара, и мухи жужжали в пыльном воздухе сарая. Псина проваливалась в сладкую дремоту, ей стало легче…

Вдруг послышался скрип. Это была соседская коза. Черная и очень вредная. Она постоянно появлялась не там, где надо. Заходила в чужие огороды, срывала не созревшие овощи, с деревьев ела листья, встав на задние ноги. Сейчас она заглянула в сарай, где лежала собака. Она что-то жевала, и своими любопытными глазами с квадратными зрачками начала осматривать помещение. Она увидела собаку и начала ее обнюхивать. Собака раньше ее не трогала, они давно знали друг друга, как никак соседи. Сладкая дремота была прервана наглым обнюхиванием козы. Собака резко подняла голову, коза отпрянула и, почувствовав неладное, начала потихоньку отодвигаться назад. Собака залаяла на козу, та побежала. Гоняя ее, псина укусила ее за вымя. Коза, подпрыгнув, побежала еще быстрее. Собака не стала догонять, потеряв интерес и повесив голову, она поплелась в тень.

Коза побежала в свой двор. В ее черных зрачках была боль и страх. Вымя болело, и она решила заглушить боль, пожевав траву.

Наступил вечер. Бурул-апа позвала с улицы своего внука. Ей пришлось долго звать его, прежде чем он прибежал. Вручив ему ведро, она послала его в сарай подоить козу. Мальчик уверено подошел к козе, он доил ее тысячу раз. Поставив ведро, он схватил козу за вымя. Он схватил за рану, которая нанесла собака. Коза подпрыгнула от внезапной боли, громко закричав, она ударила копытами по кисти мальчика. У мальчика что-то хрустнула в руке, зажав руку, он побежал к бабушке…

Мальчик засыпал. Рука его горела. «Завтра его надо отвести к врачу в райцентр, наверное, сломались какие-то кости. Опять проблемы, опять расходы», — думала старуха. «За что все это мне!? Не знаю…»

 

© Уран Жунусов, 2010. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1632