Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Научные публикации, Культурология, социология
© Тимур Исаханов, 2010

Тимур ИСАХАНОВ

Консолидация через усиление розни?

Непримиримость шала-казахов и нагыз-казахов возрастает

Крайне интересная и поучительная для кыргызстанского читателя статья о противостоянии в Казахстане двух типов культуры: урбанистической (новой, городской, национально-смешанной) и традиционной (аграрной, сельской, более националистической).

Первая публикация: Интернет-ресурс www.better.kz.

 

"Зло есть зло, но у него разные варианты, которые не всегда можно совместить".
Клиффорд Саймак

 

Ставшая обычной в последнее время тема противостояния нагыз-казахов и шала-казахов перешла на новый виток. Эта фаза вызвана тем, что наметившееся было примирение так и не состоялось в силу цивилизационных и ценностных различий среди данных представителей казахского этноса. Шала-казахи, именуемые оппонентами в категориях слова "предатель" и нагыз-казахи, идентифицируемые шала-казахами как "варвары" так и не смогли найти точек компромисса. Но это вовсе не означает, что общего языка так и не получится.

Инициаторами раскола стали нагыз-казахи, выходцы из традиционных сельских кругов, а также представители казахской творческой интеллигенции. Точнее, скажем так, идеологию нагыз-казашества пестует и распространяет казахская (в данном случае – казахскоговорящая) этнокультурная элита. Которая, естественно, в свою очередь, ищет своих сторонников прежде всего в выходцах из аулов. Ведь корнями то эта элита практически вся оттуда же…

В советские годы этой интеллигенции были созданы тепличные условия, но с распадом СССР и получением республикой независимости большинство этих деятелей оказалось невостребовано новым временем. Кризис в аграрном секторе двинул в русскоязычные города большие массы казахоязычных сельских мигрантов, из-за чего фактически сложилось два мира, которые мало пересекаются.

Город задает свои критерии и заставляет их принимать или по крайней мере подстраиваться под их требования. Идеологи "нагыз-казахскости" из числа творческой интеллигенции пытаются поменять акцент и заставить город трансформироваться под интересы (где реальные, где мнимые) новых мигрантов. На щит в первую очередь поднят вопрос государственного казахского языка.

На волне строительства государственности идея казахского языка была встречена практически всеми казахами позитивно. Многие городские русскоязычные казахи стали отдавать своих детей в казахоязычные детские сады и школы. Однако прошли годы и маятник качнулся в обратную сторону. Сегодня многие казахи забирают своих детей из казахских школ и отдают в учебные заведения с русским языком обучения.

Причина происходящих процессов простая, но не примитивная. На казахском языке не прозвучало идей, которые могли бы воодушевить и вооружить конкурентоспособными знаниями. Вторая сигнальная система (язык) оказалась из эпохи аграрного общества. Сами лидеры нагыз-казахов, среди которых много поэтов, писателей, филологов, не смогли (или не захотели) провести модернизацию языка и создать на нем интересную литературу. Для городских казахов эпохи глобализации и Интернета мало интересны многостраничные истории про древних батыров и их мифические подвиги. А городской роман казахоязычная творческая интеллигенция предложить не в состоянии. Поэтому шала-казахи продолжают читать Джойса и Мураками в русских переводах. Та же самая ситуация и в других творческих жанрах и видах. Когда то Рашид Нугманов снял культовую "Иглу", где масса азиатских лиц. Но это был все таки русскояычный фильм, про русскоязычный же город Алма-Ату. Казахскоязычный же зритель по прежнему упивается снятым в далекие семидесятые костюмированным фильмом на мотивы эпоса "Кыз Жибек". Но это скорее ностальгия по простым и спокойным временам социализма. Серик Апрымов успел показать в своей безысходной "Конечной остановке" казахский аул эпохи застоя, который уже тогда стоял на раскоряку между урбанизированным (и подчеркнем — изъясняющемся на русском языке!) социумом и оседлой казахской деревней... А вот про современный город, на улицах которого течет живая казахская речь, резко отличная от языка романов ныне здравствующей многочисленной армии казахских поэтов и писателей, никто не сподобился снять даже куцего фильма-опыта. А где детективы, мелодрамы, комедии? О чем это говорит, да все о том же — что нагыз-казахи ничего путного, системного, оригинального в городской среде еще так и не создали... Но время то было валом! Сколько же еще ждать?

...Нагыз-казахи и возглавляемые ими учреждения – от школ до редакций журналов – не дали положительных нравственных примеров. Коррупция, мздоимство, лень, хвастовство и деловая непорядочность не создали привлекательной среды и образцов для положительного подражания. В среде шала-казахов такое тоже встречается, но там хотя бы не бьют себя в грудь, выставляя в качестве лучшего из того, чем обладает Казахстан. А вот положительных примеров среди них куда больше. Именно шала-казахи выигрывают международные музыкальные конкурсы исполняя Шопена, компетентно участвуют в переговорах по аэронавигации, работают в международных компаниях вроде "Делойт энд Туш".

Последний всплеск активности нагыз-казахов больше похож на истерику. Ставка на то, что стоящие на более высокой ступени социального и цивилизационного развития опустятся вниз и примут лидерство стоящих на этой ступени – провалилась. Город, пусть и со скрипом, перерабатывает сельских мигрантов, попутно маня всевозможными соблазнами от центров развлечений до половых излишеств без особых обязательств. А стихи и книги, написанные идеологами нагыз-казахов, так и не находят массового читателя. Зато проповеди исламских сектантов, и, заметим, не только исламских, почему то при этом находят своих слушателей.

Парадокс ситуации заключается в том, что подавляющее большинство шала-казахов против казахского языка ничего не имеет, даже наоборот, всячески его приветствует. Но изучают тот язык, который помогает выжить. Нагыз-казахи не смогли предложить интеллектуально-филологического продукта, который позволял бы шала-казахам и представителям европейских этносов планомерно и комфортно осваивать государственный язык. Несмотря на достаточно впечатляющее государственное финансирование всего этого. Бизнес "спасения" и "обучения" казахскому языку сложился, тогда как массовое и качественное овладение им все не идет.

Нагыз-казахи в сложном положении. Знание казахского языка фактически единственное их конкурентное преимущество перед шала-казахами. Терять его не хочется, но и увеличивать казахскоязычное поле им тоже объективно надо. Однако шала-казахи, это в первую очередь носители индивидуалистической городской культуры, и когда к ним начинают обращение со слов "ты должен…", в ответ запросто звучит "иди на…" Попытка зайти в Интернет и там достучаться до сердец и душ русскоязычных соотечественников закончилась полным фиаско. Казахскоязычные и нагыз-казахские сайты, за исключением быть может одного Абай.кз мало посещаемые и отнюдь не делают погоды в общественно-политической тематике... При этом Юрий Мизинов, руководитель знаменитого казахстанского ресурса Zona.kz (бывший "Навигатор") не раз подчеркивал, в том числе и во всеуслышание через интернет-ТВ, что его ресурс открыт для оригинальной казахскозычной продукции. Но воз и ныне там. В общественном транспорте паренек контролер читает почти что рэп, объявляя остановки, собирая деньги за проезд, заставляя уступать старшим место — все пассажиры казахи не могут скрыть улыбок. По телефонам бродят казахские рингтоны, флэш-мульты — т.е. все это есть и оно кипит. Городская субкультура уже формируется. Но представьте такого моралиста как среднестатистический казахский "зиялы кауым" (читай писатель) который дал бы всему этому свободу...

Иными словами, надо заметить, что при всем при том, внутренняя среда нагыз— и шала-казахов отнюдь не единая. Там достаточно широкий спектр переходных и смешанных групп, которые сами не знают к какому из навязываемых идеологами раскола лагерей они относятся. Внутри нагыз-казахов за последние годы резко усилилась трайбалистская борьба. Если взять Южно-Казахстанскую область, то там противостояние между дулатами и коныратами никогда не прекращалось, а по мере отъезда европейцев в Россию, а шала-казахов в Алматы и Астану только усилилось. Для нагыз-казахов шала-казахи что-то вроде жупела, с помощью которого они микшируют внутренние противоречия.

Среди шала-казахов достаточно много билингвов, которые общаются как на казахском, так и на русском языке. В идеологах нагыз-казахов их отпугивает то, что не сделав казахский язык привлекательным для невладеющих им, они активизировали борьбу с русским языком. То есть даже владеющие казахским языком шала-казахи понимают, что на карте мира есть не только Казахстан, а лозунги замыкания в своих этнических границах и культурных достижениях не отвечают естественному вектору на развитие. Для вконец асфальтовых космополитов из числа шала-казахов лидеры нагыз-казахов вообще предстают в качестве законченных мракобесов. Они не собираются как татары в Казани учить татарский язык в специальных кружках. Татары опасаются потерять идентичность в масштабе большой России, тогда как казахам в Казахстане никому ничего доказывать не надо. Но это, что называется, по идее "ничего доказывать не надо". А на самом деле тому же сельскому мигранту в любой стране и любой национальности ой еще как надо "доказывать", раз ты не желаешь жить аграрием…

Давление нагыз-казахов на шала-казахов продиктовано борьбой за ресурсы. В том числе и на государственной службе. В условиях, когда более 90% чиновников этнические казахи, менее образованные и менее компетентные нагыз-казахи педалируют казахский язык в качестве единственного конкурентного преимущества. Здесь уже аргументом выступает не то, что шала-казахи не говорят по-казахски, а то, что говорят "плохо".

Шала-казахи в своей основной массе довольно индифферентно относились к приклеенному на них ярлыку. Их объективные конкурентные преимущества позволяли спокойно взирать на шумиху, поднимаемую идеологами нагыз-казахскости. Но в последнее время ситуация стала меняться – достаточно взглянуть на полемику в Интернет-форумах. В ответ на упреки за незнание казахского языка, шала-казахи обвиняют нагыз-казахов в интеллектуальной неполноценности и ограниченности, неумении трудиться, толкании страны в архаику и деградацию, насаждении раскола и розни.

Чем закончится противостояние нагыз— и шала-казахов на данном этапе прогнозировать сложно. Дискурс может быть снят в силу обострения других линий раскола, например, между богатыми и бедными. Более естественным выглядит переплавка нагыз-казахов в новых горожан, где и шала-казахи от контактов с ними также приобретут дополнительные черты. Но если обратиться к историческим примерам, то в Италии XVI-XVII веков сельская округа и феодальная реакция на длительный период взяли верх над городами, приведя к их упадку и аграризации. Возможно, что виток интеллектуального противостояния нагыз— и шала-казахов выльется в создание компромиссной и удовлетворяющей всех формулы, которая снимет противоречие через новое качество для соединившихся компонентов. Ну а пока линия их взаимодействия явно начинает "температурит". Еще не 40, но уже противные 37… И с этой "нехорошей" температурой, сопровождающей новый виток в процессе становления казахской нации, казахи вступают во второе десятилетие ХХI века…

 

Тимур ИСАХАНОВ, фрилансер

 


Количество просмотров: 1689