Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Нурия Шагапова., 2010. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата публикации: 13 сентября 2010 года

Нурия Абдрахмановна ШАГАПОВА

Зачарованная ночь

Подборка лирических стихотворений поэтессы из Бишкека. Ранее не публиковались.

 

Зачарованная ночь

Зачаровано ночь в мои окна стучится,
Прикрываясь муаровой тканью из звезд.
Вновь бессонница мчит на своей колеснице,
В мир, придуманный мною из сказок и грез.

В этом мире моем, нет обид и обмана,
Одиночества нет и безмерной тоски.
Алый парус мелькнет сквозь обрывки тумана,
И омоют игривые волны пески.

В этом мире моем, дождь не плачет ночами,
И снежинки мое не целуют окно.
В этом мире моем грусти нет и печали,
Этот мир я придумала очень давно.

В этом мире моем, весь седой и красивый,
Ты меня поднимаешь на сильных руках.
Ветер путает волосы нам шаловливо,
И горит поцелуй на соленых губах.

В этот мир возвращаюсь я снова и снова,
В мир, придуманный мною из сказок и грез,
Чтоб услышать одно лишь заветное слово,
И увидеть феерию радужных звезд.

Но приходит рассвет и мечта моя тает,
Как холодная льдинка в ладони моей.
И бессонница вновь в никуда улетает,
Унося в вереницу безлунных ночей.

 

Кто я

Была я в прошлой жизни птицей,
Люблю просторы неба, облака,
Не потому ли мне ночам снится,
Что я гляжу на землю свысока.
Что утренней заре пою я песни,
И жадно пью холодную росу,
Ну, а затем, взмывая в поднебесье,
Я что-то людям доброе несу.
Так кто же я? Какой была я птицей,
Вороной, попугаем, журавлем,
А, может быть простой синицей,
Или невзрачным соловьем?
Так кто же я? И что за птица.
В чьих оперениях хожу?
Друзья сказали: ты жар-птица,
Так может, в клетке я сижу?
Кто я в миру? Сама не знаю.
В безумной сутолоке дней,
Я в этой жизни вечно маюсь,
Как в сеть попавший воробей.
Творю добро, а толку мало,
И я стыжусь себя порой,
Большое сердце не пристало,
Я с птичьею живу душой.
Извечный страх быть одинокой,
Быть не любимой – я ропщу,
И днем, и полночью глубокой,
Я в небе стаю птиц ищу.

 

Воспоминание

Воспоминанье – родина души,
В нем бесконечность озорного детства,
Там в деревенско-пылевой глуши,
Мечта и явь бытуют по соседству.
Сиреневый туман и чудеса,
Там снова оживают были-небыли.
Морскою пеной в небеса,
Летят куда-то гуси-лебеди.

Воспоминанье – родина души,
Там юности прекрасное начало,
И первое признание в тиши,
Манит и ждет как лодка у причала.
Там снова явь и снова мир из грез,
И принц — совсем не королевской крови,
К ногам моим бросает сотни роз,
И взгляд единственный мой ловит.

Воспоминанье – родина души,
Там царствуют эмоции и чувства,
И есть свои крутые виражи,
Оно и называется искусством.
Там места нет пустому одиночеству,
Там не грызет меня тоска-короста,
Никто не назовет меня по отчеству,
Там беззаботно все, легко и просто.

 

Хорошо, что ты есть

Залуненная комната. Скатерть из шелка.
И дрожит, как от холода, пламя свечи.
Два бокала вина. Опьянено и колко,
Пахнет пряная бархатность летней ночи.
Вдруг звенящую тишь разрывает пичуга,
И махровые звезды, спускаясь с небес,
Салютуют любви, что не кажется чудом,
Потому что ты рядом, потому что ты есть!

 

Вечер

Тихо с неба падал синий вечер,
Сумерки окутывали сад.
Ты мне руки положил на плечи,
Говорил мне что-то невпопад.
Беспрерывно стрекотал кузнечик,
Заливалась иволга в кустах,
Светлячки, как маленькие свечи, -
На поникших ивовых ветвях.
Ты мне руки положил на плечи,
За листвою скрылся лунный лик,
Я всю жизнь ждала такую встречу,
Чтоб от счастья умереть на миг...

 

Года-песчинки

Ждала любви девчонкой босоногой,
Когда по щиколотки утопая в пыль,
Шла полевой, нехоженой дорогой
И путала в мечтах, где явь, где быль.

Ждала любви, когда коснулась юность,
Лучистых глаз, нетронутости губ.
И рассыпалось перед морем дюна,
Где чаек крик то жалок был, то груб.

Ждала любви, высокой неземной.
И принца на коне, конечно, белом.
Что до того, что кто-то под луной.
Букет цветов дарил мне неумело.

И дождалась. Но сказка стала былью.
Крутой вираж. И принц ушел к другой.
Прошла любовь, все поросло полынью.
Как оказалось, поворот крутой.

Вся наша жизнь — песочные часы.
С той разницей, нельзя перевернуть.
И грани нет у этой полосы,
Года-песчинки все текут, текут…

 

***

Говорят, что время лечит раны.
Боль души уходит иногда,
Лечит время, поздно или рано
В повседневной жизни бытия.
Рана, нанесенная словами,
Клеветой, предательством и ложью,
Так и будет, помнится годами,
Каждый день мурашками по коже.
Чуть затянет, снова кровоточит,
И, сжимая сердце, станет ныть.
А от боли этой так и хочется,
Не по-бабьи, а по-волчьи выть.
Нет лекарств от раны, нет забвения,
Остается Господа просить,
Отпустить обидчикам прощения,
И принявших эту боль, простить.

***

 

Иду по жизни

Иду по жизни, как по лезвию ножа,
Отсчитываю с каждым годом версты.
Крутой вираж и новая межа,
Не все легко и не всегда все просто.
Своих ошибок мне не сосчитать.
Жалеть о них, теперь уже излишне,
А ведь могла я их, не совершать.
Сама за них отвечу пред Всевышним.
И спросит он сурово у меня:
— Любила ты? И я отвечу: «Страстно!
Да так, что забывала про тебя.
Я и сейчас люблю, не мучь напрасно…»
Господь вздохнет: «Какие прегрешенья,
Пороком ты считаешь для себя?»
И я ему скажу без промедленья:
«Сочувствие, правдивость, доброта».
Я свой вердикт в конце пути узнаю.
И в безрассудной сутолоке вновь,
Я все свои ошибки повторяю,
Чтобы испить сладчайший яд – любовь.

***

 

Почему я одна

Талантлива, красива и умна,
Но почему-то я одна.
Одна встречаю я рассвет,
Закаты провожаю.
А почему всегда одна?
Причины я не знаю.
К гадалке обратилась я.
Быть может, обойдется.
И для любимой, для себя,
Мужчина все ж не найдется.
Она лукаво улыбнулась:
А счастье-то в округе
Я отмахнулась,
Ерунда! Вокруг одни зануды.
Раскрыла карты – вот король…
Король?! Да это бред!
Везде одна сплошная голь
И королей здесь нет!
Насупила гадалка бровь:
Ты в душу загляни,
И может, обретешь ты вновь,
Хоть искорку любви.
И на судьбу ты злишься, зря
Скажу я откровенно
Ты встретишь, ну не короля,
А друга непременно.
Раскрою я один секрет,
Чтобы завлечь мужчину,
Большого здесь секрета нет.
Ищи в себе причину.

 

Есть любовь

Любить! Это чувство знакомое,
Я испытала не раз.
Каждый раз было все по-новому,
Каждый раз, словно в первый раз.
Это трепетное касание,
Рук, к небритой щеке,
Это чувственное волнение,
Что мурашками по спине.
Поцелуй. Голова каруселью.
И любовь каждый раз сильней,
Луг становится вдруг постелью,
Из ромашковых простыней.
Расставанье — чувство знакомое,
И напившись обиды всласть.
Каждый раз, но уже по-новому,
Не любить, я себе клялась.
Но опять чей-то взгляд таинственный,
Околдует сиянием глаз.
Я решаю, что он – единственный.
И влюбляюсь, как в первый раз.

 

Будни

Сегодня – настоящее, а будущее – завтра.
Прошедшее, конечно же, вчера.
Дожевывая бутерброд на завтрак.
Я на работу тороплюсь с утра.
Корплю весь день над кучею бумаг.
Оттачивая прозою перо.
И дни свои, ну, сущийся пустяк,
Я не считаю уж давным-давно.
Вся жизнь моя, то радугой цвела.
То серой мышью тихо пробегала.
Особого добра не нажила,
И к беднякам себя не причисляла.
Вот и сейчас, сегодня и вчера.
Все беспредельно коротко и ясно.
За компом коротаю вечера.
И если нет проблем, то все прекрасно.
Но ангелы однажды пропоют.
Свой час, я встречу на больничной койке.
Мне горькие пилюли подадут.
К шприцу сестричка подберет иголки.
Все будет, как обычно, словно в прошлом.
С той разницей – за все надо платить.
И как бы ни звучало это пошло,
Дай предоплату, если хочешь жить.
И одарить при этом эскулапа,
И медсестру, и ту же санитарку,
Чтоб не забыли клятву Гиппократа,
Или хотя бы «утку» по запарке.
Пусть надо мною потолок дугой,
И ангел в никуда направит перст.
А я прижму слабеющей рукой.
Бесценное добро, нательный крест.
Шальная жизнь моя скакала прытью.
Шли годы ровной чередой.
Врачи бессильны. Тонкой нитью,
Две линии слились в одной.
Проводят в путь, пяток знакомых.
А остальным не сообщат.
В обед соседок незнакомых,
Так, для массовки, пригласят.
Все тихо и без церемоний.
Ландшафт пополнит бугорок.
И небо пополам от молний.
Дождя неслышный шепоток.
Все как всегда, сегодня, завтра.
Так в бусы внизывают нить.
А мир цветущий и прекрасный.
Бесспорно, вечно будет жить.
— «Вот надоела, вот зануда!»
Над ухом ангел прошептал.
Он появился ниоткуда.
Шепнул, и, в никуда пропал.
— Эй, не спеши, вернись обратно.
Что там за длинною чертой?
Но тихий смех звучал приватно.
Сливаясь с пряностью ночной.
Я поняла, что быть прощенной.
Сегодня, завтра и вчера.
Есть хлеб с колбаскою копченной.
И есть счастливая пора.

 

Бумеранг

Кто придумал бумеранг, не знаю.
Я бросаю, он летит ко мне.
И его я на лету хватаю,
Снова я держу его в руке.
Груз ошибок, я пыталась сбросить.
Но опять, как тот же бумеранг.
По судьбе моей он проколёсит.
Так, что отдыхает даже танк.
Есть и радость — первая любовь.
Яркою звездой на небе всходит.
В серпантине разноцветья снов.
Первая любовь меня находит.
Опьяняет запахом дождей,
Россыпью сиреневой капели,
Буйством красок шелковых полей,
Тихою мелодией свирели.
Жизнь рекой – седая прядь волос.
Паутинок нить добра и зла.
Это серебристость вешних рос.
Голову покрыла, как могла.
Бумеранг – земная круговерть.
Все вернется на круги своя.
Возродится жизнь и снова смерть.
Между ними светлое — семь Я.
Бумеранг – не что иное память.
По крупицам, словно бисер в нить.
Отзовется эхом и растает,
Пережитость жить, жить, жить…

 

Ах, эта вечная любовь!

Со мной приключилась беда,
Я безумно влюбилась, да.
Ну не знаю, как получилось,
Лишь взглянула и сразу влюбилась…
Мне подружки щебечут в ухо:
— Посмотри на себя, ты — старуха!
Я в ответ улыбаюсь: нет
Золотой я встречаю рассвет
И живу, наслаждаясь мигом,
А любовь, как бесценную книгу,
Открываю. На каждой странице
Я себя ощущаю свободною птицей.
Эти грезы мои — разноцветие снов,
Воплотила под призрачным чудом «любовь»
Ну и что, что года? Мне они не преграда
Беззащитному сердцу, ну много ли надо?
Я позволила роскошь себе, полюбить
Хоть на старости лет, но счастливою быть.

 

Свет добра

В детстве мы честней, и проще были.
— Ты решил задачу? Дай списать,
Чтобы завтра двойку не влепили…
— Ладно, друг, возьми мою тетрадь.
В юности мы откровенней были.
— Ты прости, я не люблю тебя.
— Ладно. Все. Проехали. Забыли.
Мы с тобой по-прежнему друзья.
Что же с нами нынешними стало?
Страх, усталость, жадность, суета.
Сумрачно, уныло и постыло.
Где же свет души, где доброта?
Где тот мир, где мы иными были?
Если б время повернуло вспять.
Мы б частичку света захватили,
Что б сегодня всем его раздать.

 

Моя судьба

Моя судьба похожа на дорогу,
Не ровное и гладкое шоссе
Колдобины и ямы от порога
И знаков нет на вираже.
Моя судьба, как раненная птица,
Взмывает вверх и падает стремглав
И есть друзья,
Что отвернули лица
В последний миг безжалостно предав.
Моя судьба, то холодна как лед
То жжет сильнее судного огня
И если б знать, что будет наперед
Моя судьба, я выбрала б тебя.

 

Бабье лето

Горит боярышник огнем,
Слетают листья с веток.
Дорогу золотым ковром,
Мне стелет бабье лето.

Пропитан воздух синевой,
Да паутинок проседь,
Дрожат натянутой струной,
Мне предвещая осень.

А солнце льет свое тепло,
Все озаряя светом.
И разыгралось, рассвело,
Шальное бабье лето.

Совсем немного теплых дней,
За золотым покровом,
И вместо солнечных лучей,
Дожди вернуться снова.

И глядя на огонь в печи,
Чуть разгребая пепел,
В холодно-сыростной ночи,
Я вспомню бабье лето.

 

ВРЕМЕНА ГОДА

 

Лето

Где-то за морями, за горами,
Вся в лучах из солнечного света.
По земле усыпанной цветами,
Разгулялось разноцветьем лето.

Разлила малиновый рассвет.
Неба синь добавила в озера,
И росинок серебристый цвет,
По траве рассыпала, как зерна.

Пролилась сиреневым дождем,
Семицветной радугой повисла.
И над каждым ягодным кустом
Долго колдовала красной кистью.

Распустила косы словно птиц,
Щебет, как венок, в сады вплела.
Крыльев взмах, как взмах ее ресниц
Васильковым полем пролила.

Ах, шалунья, лето, чаровница
То опять целуется с рассветом
То взметнется к небу белой птицей
И крылами манит, манит в лето.

 

Осень

Так нечаянно осень нагрянула,
Запуржила листья багряные.
Паутинки по веткам развесила,
Коромыслом месяц повесила.
Собрала журавлей вокруг,
Да отправила всех на юг.
Небо черным укрыла пологом,
И дождем пролилась над городом.
Как цветы, распустились зонтики.
Пляшут струи дождя, как чертики.
И плывут по воде в страны дальние,
Как кораблики, листья багряные.

 

Зима

Метель бушует на дворе,
Поземкой заметает.
Жары и зноя в январе,
Конечно, не бывает.

Сугробы снежные стоят,
Нахохлившись, как клушки.
И спит земля, деревья спят,
Под снежною подушкой.

Мороз ночами длинными,
Колдует на окне.
И удивляют дивные,
Узоры на стекле.

Под белоснежным пологом
Как чудо фонари.
Сидят, дрожа от холода,
На ветках снегири.

Костром зимою вспыхнет,
Рябина на ветру.
И ягоды рассыплет,
Как бусы на снегу.

Снежинки водят хоровод.
Летя за ветром строем.
Покроет реки синий лед.
И все это зимою.

 

Весна

Отшумели метели.
Барабанят дожди в оконце,
Тучи вдруг улетели.
И проклюнулись лучики солнца.
Отогрелась земля, оттаяла,
Там где были сугробы – проталина.
Потянулись к лучам подснежники,
Белоснежные, нежные, нежные.
Распахнули глаза озера.
Синь небесная словно блюдо.
По частичкам любовь, как зерна.
Раскидала Весна повсюду.
Пели ангелы поднебесные,
Щебет птиц, растворился песнями.
Под аккорды Весна красивая.
По земле шла невестой счастливою.

 

«Золотом падают листья…»

Золотом падают листья под ноги
Стелется дымкой туман
По проторенной лазурной дороге
К югу летит караван.
Перекликаясь и с песней прощальной
Больше похожей на стон
Клин журавлиный растаял печально
Словно осенний сон.
Блики лучей заходящего солнца
В ряби студеной воды
И отражаются словно в оконцах
Осени первой следы
Листья кружатся, на танец похожи
Их беспорядочный пад
И очарованно смотрит прохожий
На золотой листопад.

 

© Нурия Шагапова., 2010. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1198