Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие / Главный редактор сайта рекомендует / Молодежное творческое объединение "Ковчег"
© Сагайдак Д.А, 2010. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 11 сентября 2010 года

Дмитрий Александрович САГАЙДАК

Абстракция

Новый сборник стихотворений очень интересного, несомненно, талантливого молодого поэта из Бишкека. Первая публикация.

 

Escape

Свет проникает сквозь темные окна,
Ты растворилась в прозрачности утра.
Небо давно уж до нитки промокло,
Чинно плывет по извечным маршрутам.

Стены растаяли в шорохе ватном,
В свете рассыпались серые тени.
Мы, не прощаясь, ушли безвозвратно
Вдаль, разрезая пространство и время.

Волосы по ветру вьются бескрайне,
Над безымянным сиреневым морем.
Ночь растворилась в твоем одеянье.
Вдох – и мелодия рвется на волю.

Где-то вдали позабыты остались
Темные ветви и острые крепи.
Мы в них крестились и долго скитались.
Больше их нет, есть лишь дивные степи.

Ты подарила мне чувство покоя,
Я посветил тебя в музыку сердца.
Мы стали вечностью, светом и тьмою,
Нам друг от друга теперь не отречься.

14. I. 2010

 

Сам себе бог (притча)

Они звали меня с собой, и я шел.
Им хотелось потом стоять – я стоял.
Каждый поровну поделил дом и стол,
Что увидели по пути на Причал.

Им хотелось гулять и пить – я как мог,
Им хотелось писать стихи – я писал.
И один из них вдруг сказал, что он – бог.
Я ответил ему, что Бог – в небесах.

Он ревел и дышал огнем – я молчал.
Все собрались вокруг него на поклон.
Я пытался им помешать, к ним взывал,
Но увидев, что толку нет, вышел вон.

Я ушел в грозовую ночь навсегда,
Узкий берег себе нашел и причал,
На баркасе своем поплыл сквозь года,
Плыл в надежде скорей найти, что искал.

Доводилось встречать мне штиль и шторма,
Видел много я городов, много стран.
Вдруг о скалы разбились киль и корма,
Брошен на берег чуть живой, злой от ран.

Диким был тот клочок земли среди волн.
Лес дремучий, один ручей да песок.
Вдруг у берега я узрел утлый челн.
В нем тот парень, кричавший смело: «Я бог!»

Он был тощ, он был седовлас как старик,
Он устало поднял свой взор к небесам.
И сказал: «Не пророков там средь живых,
Каждый сам себе царь и бог… Каждый сам».

Закончено 15. I. 2010

 

Героям

Герои прошлого столетья.
Велики Ваши имена,
Отчизны преданные дети,
Всю боль вкусившие сполна...

Вы воевали за свободу,
Вы покоряли целину,
Несли прекрасное народу,
Сто жизней уместив в одну.

Вы отдавали свои силы
На поле, в небе, у станков,
Вас плети власти не щадили,
Считая многих за врагов.

Да, Вы прошли все круги ада,
И ваших подвигов не счесть.
Потомков память — это свято
Виват стократно в вашу честь!

16. I. 2010

 

Poetical Intoxication

Standing alone near border of consciousness
I feel the power of your magic world.
My heart is broken like song on the wireless
I still remember the words you have told.

My pain is poetry, lines’ gonna break my soul
Rhythm’s everywhere, rhythm is breaking my mind.
I fell in love, I think you have achieved your goal
You are too near you’re too far and you make me blind.

Air is too thick, I stand feeling euphoria.
Born to be free, I endure heavy chains.
Lost in the life, I’m not Priest, I’m not Warrior.
I’m just a prisoner, hostage of chance.

Poison of art is co cruel and so beautiful,
Muse is vampire that kills me within.
Madness devours me. Two steps to the funeral.
Gory enjoyment: I’m slave and I’m king

23. I. 2010

 

Сезон охоты

Сезон охоты открыт
Взрыв!
И загудел ульем город
голод,
Срывайся с места, вперед
Вот и пришел твой черед.
Беги, дерись, остервенело и искренне,
За всем известную глупую истину.

В руках увесистый лом
Звон.
Беги и строй баррикады,
Гады!
Ты в один миг одичал.
Кому и что обещал?
Коли насмерть за банку тушенки,
Разум резко уходит в печенки.

В разгаре бойня за власть,
Всласть.
За воду, веру и право,
Слава
Всем тем, чье слово закон,
И имя им – триллион,
Всем, кто творит на сытый желудок идеи,
Вы благодетели, вы не злодеи!

Ты был здесь всем и ничем
Тлен.
День был кровавым и долгим
Волки.
Сегодня правит один,
А завтра ты господин.
Всем на охоту!
Природа страха раскрыта, загаси окурок,
Ампутируй мозги и вперед на амбразуру...

Закончено 7. II. 2010

 

Звуки

Они здесь, они входят в мой дом,
в мой замерзший аквариум,
Им не спится ни ночью, ни днем,
они смотрят в глаза.
И я слышу строку за строкой
как поют свои арии,
Обретают в пространстве покой,
оживают в часах.

Проникают в сознание вновь
и по линиям ломаным
Строят мир необузданных снов
на известный мотив,
Жмут мне руку и бьют по плечу
так лояльно, раскованно,
Обнимают тепло чересчур,
мою грубость простив.

Они снова с собой принесут
дивный запах черемухи,
И душа как волшебный сосуд
льет оранжевый сок.
И накормят как сто лет назад
семенами подсолнуха,
И в поля, что все так же шумят,
унесут на часок

Выдыхая неспешно в меня
подзабытые образы,
В каждом новом движенье храня
потаенный намек,
Они снова плетут колдовство
из мелодий и голоса,
И трепещет мое естество,
нервы стиснув в комок.

12. II. 2010

 

Под крышей дома

Под крышей дома, сонно и уютно
Здесь ищут смысл смерти после смерти.
Здесь люди, боги, ангелы и черти
Молчат, дымят, вздыхают поминутно.

Звучит кларнет как из иного мира.
И разбавляет ритмы рок-н-ролла,
Взрывает вены с потолка до пола
Больной души взбесившаяся лира.

Как яд под кожу пение о вечном
Везде цветы проклятого жасмина.
Пьянеет ложь, застыв наполовину,
Прокравшись в веер писем безупречных.

И все распалось медленно на дольки,
Все сладко, слезно, жгуче и бестактно,
И рухнул на пол — как неаккуратно!
Хрусталь ажурный... звякают осколки.

Благая скорбь сменяет злую радость,
На одиноких крыльях декаданса.
Любовь зарезав встречным реверансом,
Стели соломку — будет мягче падать.

Закончено 20. II. 2010

 

Порог

Злословье прочь! Молчание дороже.
Здесь пол и стены спрашивают строже,
В них каждый видит идолов себе,
Рассудку своему сломав хребет.

Считать назад, пока все обнулится.
На полках память стопами пылится.
Ты видишь дверь – осталось сделать шаг
И объявить своим сомненьям шах.

Никто не знает, что там ждет за дверью,
Чем стоит жить, во что упорно верить.
Смотреть на мир сквозь темное стекло
Себя полмира глупо обрекло

И все стоят, толкутся у порога,
А перешедших за него немного.
Меня судьба не сможет покарать,
Ведь я ее умею выбирать.

21. II. 2010

 

Делириум души

Явись благословением с небес.
Влей в душу свет, влей в тело жизнь, молю.
Чернеет полночь, на судьбе поставив крест,
Я прошлое в молчанье хороню.

Приди ко мне, разрушь мой старый склеп,
Дай легким воздуха грозы вдохнуть.
В отцвете лунном тени на стекле,
Делириум души не зачеркнуть.

Ни Бог, ни Дьявол не берут меня,
Охрипший рев летит сквозь темноту и снег.
Бессмертный, проклятый… чернеет западня,
Расплата за грехи ушедших дней.

Небесный свет пронзил меня огнем,
И кровь зажглась – растаял черный лед.
Кричу сквозь ветер лишь одно: «Спасен!».
Скорей, вкусить свободы дикий мёд!

Закончено 22. II. 2010

 

Путь безумия

Разрезая тишь шептанием в ночи,
Я просил, убей мои мечтанья,
Не оставь не мысли, ни желанья,
Уничтожь заветные ключи.

Но сильнее мысли был порыв,
Страшный приступ разорвал запреты,
И весь мир внезапно стал бесцветным,
И я рвался в бездну, все забыв.

Я не знал, что наслажденье – это грязь,
Что безумье может быть прекрасным.
Лишь секунду упиваться страстью,
Остальное – черной боли власть.

Истязая самого себя войной,
Я не верил, нарушал все клятвы,
И, казалось не вернуть обратно
То блаженство, что сменила боль.

Путь безумия бы пройден мною весь,
Как наркотик страх травил мне душу.
Трудно было старый мир разрушить,
Чтоб принять себя таким, какой я есть

Закончено 26. II. 2010

 

Призрачный парк

Деревья без листьев и белое небо
Скорбят молчаливо в прохладном бесснежье.
Шаги по аллее в пространную небыль,
Где ясность приходит все реже и реже.

Нестертая память на серых скамейках
Врывается в мысли, схватив за запястье.
Ища в подсознании темном лазейки,
Доносится отблеск былого ненастья.

Холодная свежесть, лишь шаг до покоя.
Почти хаотично, почти идеально
Проблемы, пошитые грубым покроем,
В пространстве решений почти нереальны.

Внутри черно-белого вечного фильма
Живет геометрия ломанных линий.
Мой призрачный парк, как приятель, обильно,
Подарит мне вновь одиночеств иней.

Закончено 3. III. 2010

 

S’enfuire

S’enfuire
À l’espace que connaît personne,
Au pays où toujours l’automne
Et le vent que dérobe le monde
De douleur.

Sans dire
Tout ces mots de formalité,
Tout bêtises que je supportais.
Toutes choses que j’ai herité,
Mes erreures.

S’enfuire
Dans le monde que n’existe plus
Sans rumeurs et regards jaloux,
Sans les rêves du bonheur perdu
Dans la nuit.

Mourir
Dans la fièvre de ma fureur,
Près de foule que crie “Encore!”
Pour défendre ton pauvre cœur
Et ta vie

8. III. 2010

 

Дитя городской полусферы

Я – дитя городской полусферы,
Перекрашены в серый
Неспокойные нервы,
Тень улыбки несет первый вдох.

Этот город сто раз похоронен
Нехорош посторонним,
К аритмичности склонен,
Разлинованный сетью дорог.

Здесь не видно ни света ни тени,
Обесцвеченность мнений,
И один общий веник
Учиняет кругом кавардак.

Каждый рулит в свое бездорожье,
И сумняшись ничтоже
Из пустого в порожний,
Тащит тайны свои на чердак.

Не боясь ни пера, ни морали,
В полупьяном астрале
Деньги льют по спирали
И сливают в дырявый котел.

Я живу в городской полусфере,
В многократном размере,
Рассчитав все потери,
Вновь вдыхаю свинцовый ментол.

Закончено 16. III. 2010

 

Икс

Нерешаемый «Икс» затаился внутри,
В искривленном пространстве запекшихся мыслей.
Хоть на ноль поделить, хоть умножить на три…
Я не логик, меня невозможно исчислить.

Глупым смехом в лицо и читать между строк,
Постоянно гадая, что все это значит.
Если так уж охота – нажми на курок.
Ну а я, как всегда пожелаю удачи.

Разрешить беспокоящий вечный вопрос
Рациональность, поверь, здесь уже не поможет.
Бесконечность решений ты примешь всерьез,
Я охотно опять напою тебя ложью.

В серой матрице времени все распродать
За гроши, что потом принесут миллионы.
Я коварней, чем Рубик, раз смог загадать
Этот ребус тебе, в уравненьях крещенной.

Закончено 19. III. 2010

 

Философская ересь

Долготерпение судьбы.
Ломаю пальцы в исступленье.
Я пуст – нелёгок приговор
Долгоиграющей вражды

Ты пьян и злобен, мой пророк.
Свет в мире гаснет на мгновенье,
И глупый головной убор
Поёт в ночи тяжелый рок.

Вдали пылающий закат
Опять встречаю на рассвете,
Решений верных пустота
Не охраняет от затрат.

Казалось, я уже нашёл
Такие важные ответы,
Но статус-кво  — все по местам,
А всё, что есть – смешное шоу.

Я вновь шагаю по следам,
И вновь топчу свой дивный ужас,
Но повторяю сам себя,
Себя пуская с молотка.

Какая жуткая игра!
Как можно эту ересь слушать?
Пошлю-ка я весь мир любя
Туда, молиться богу Ра

22. III. 2010

 

Реквием судьбе

Врываются в меня с остервенением
Потоки цифр, нарушенные временем.
Звенящий рев, эмоции без цвета,
А смысл жизни затерялся где-то.

Почти смирился, верящий в пророчество,
Бред, исступленье, чье-то имя-отчество.
Но мягким приговор судьбы не будет,
Сильней забвения нет в мире судей.

Сказать лишь слово – и придет в движение
Бесстрастный механизм разрушения.
Но крик извне вмиг обрывает нити
Теперь я не актер, а просто зритель.

Мой реквием судьбе, почти беспочвенный.
Прощанье с миром прошлого отсрочено.
Душа решила гнев сменить на милость,
И боль моя с чужой соединилась

25. III. 2010

 

Канатоходец

Осторожно по небу ступаю.
Тонкой линией жизни, прямой как стрела
Свет прожектора путь освещает.
Подо мною почти бесконечная мгла.

Сохраняю гармонию ритма,
Чтоб внезапно не броситься камнем на дно.
Удержаться над миром забытым
Там, где черное с белым смешались в одно.

Дорожить каждым сказанным словом,
На словах «до свиданья», а в мыслях – «прощай»,
По улыбке удачи безмолвной
Вычисляю опять, что мне, ад или рай.

Уцепиться зубами за воздух
Не смогу, если вдруг оборвется канат,
И на каменный пол, что весь в розах,
Упаду, и притом буду сам виноват.

Смысл этого вечного риска
Может, в деньгах и славе, а может – ни в чем.
Счастье жить на земле не всем близко,
Только тот любит жизнь, кто был обречен.

Закончено 29. III. 2010

 

Июльское депрессивное

Июльская ночь словно черная кошка,
На блеклых аллеях гудят голоса.
За столиком снова напьюсь понемножку,
Под хриплые песни про чьи-то глаза.

Растаяла вся как таблетка в стакане
В озерной воде золотая луна.
Ты пишешь мне сто электронных посланий,
В порыве безумья оставшись одна.

Наивно считаешь, что мы изменились,
И что все вернется на круги своя.
Напрасно. Мечты словно стекла разбились,
И ранят меня их кривые края

И крик разорвет окрыленную полночь,
Когда зазвучит вдохновенный металл.
Мне строки орут: "ты — последняя сволочь!"
Как будто бы я это раньше не знал.

Видать, не судьба, и не пой про рассветы,
Теперь мне дороже пьянящий закат.
Я жизнь променяю на вечное лето,
На парк, где с друзьями играл Блэк Саббат

 

Поколение Ноль

Поколение Ноль с задымленных проспектов
Радость пьяного мозга течет через край.
Мудрость уличных драк знает не по конспектам.
Этот город весь твой, все, что есть – забирай.

Все оплачено кем-то – орудия к бою!
Вся уродливость нравов читается с лиц.
Вдохновенно сирены по улицам воют.
Дикость, тупость и жадность – протест без границ.

Здесь не важно, зачем, и не важно, откуда,
Здесь есть все, кроме совести, ну и ума.
Камень в руки и бей, человечья паскуда!
Королям закоулков не светит тюрьма.

Пополам, по нолям, по башке, по асфальту…
Время «Ч» наступило – бесчинствуй, братва.
Город за день и ночь трижды сделает сальто.
Поколению Ноль наплевать на слова.

7. IV. 2010

 

Мы все

Нам всем прищемило нервы,
И всем пережало артерии.
Мы все потеряли веру
И стали аморфной материей.

Мы все в один миг лишились
Чего-то безудержно важного,
А в воздухе все кружились
Мечтания дней безбашенных.

Нам некого больше слушать,
И некого больше выспрашивать.
Пустые людские души,
Их легче обезображивать.

И было бы слишком подло
Считать, что все это правильно.
Не слишком ли все бесплодно,
Не слишком ли безалаберно?

Мы все были за и против,
А ныне – одни эмоции
По лицам усталым бродят,
А в мыслях лишь «Noli no cere”*

(*Noli no cere (лат.) – не навреди)

19. IV. 2010

 

Патология весны

Звучная весна по дождливым окнам,
Почернели стены, перебрав воды.
Ей не надоест бесконечно глохнуть,
Мокнуть в сотнях линий в мире суеты.

Взгляд зеленых глаз в памяти навеки,
Слишком нетипично, слишком колдовски.
Вам не разглядеть, люди-человеки
Боль ее мечтаний, сдавленных в тиски.

Ходит по домам и стучится в двери.
Буйство настроений – плач сменяет смех.
Будоражит ум, всем наивно верит
И в какой-то транс загоняет всех

Заколдует мир… юно, бесшабашно.
И умчится вдаль по чужим стопам.
Пробежит сквозь лес, сквозь сады и пашни,
Заложив везде атомный запал.

И раздался взрыв цвета изумруда,
И пришел рассвет, ветреный, шальной.
Мир сошел с ума, мир увидел чудо!
И исчез на век сон зимы стальной.

Закончено 20. IV. 2010

 

La Revanche

Tout est fini, vraiment, tout est fini.
Tu reste seule
Avec tes rêves bizarres,
Attendre a la gare,
Une hôte de la minuit.

Train est parti... Ton train, il est parti
À ton despair.
Tu ne veux pas choisire,
Passé ou avenir
Et tous ces mots qu’on dit.

C’est la revance, tu sais, c’est la revanche.
Destin se moque en toi.
Fumée de cigarette,
Chanson à deux couplettes,
Et tu n’as plus carte blanche

C’est ton malheur... Je pense, c’est ton malheur.
Tu trouves tes fautes,
Mais tu n’as pas de temp
Pour faire tous les changements.
Cache-toi dans les rumreurs...

Pour toujours

Закончено 24. IV. 2010

 

Уроки истерии

Думать – противопоказано,
Разбираться в чем-то – тоже.
Странно верить в игры разума.
Мы за вас все подытожим.

Мы бесстрастно смотрим в прошлое,
Вам война вцепилась в глотки.
Ваше прошлое безбожное,
Так запейте его водкой!

Слишком дешево и бешено
Вы без цели умирали,
Ваши раны были свежими,
Нам чихать на все морали.

Вы научены историей,
Мы же знаем истерию.
Вы для нас лишь звук, не более
В электронной эйфории.

Нет причины для волнения,
И не будет разговора.
В нашем войске пополнение,
Вы умрете очень скоро.

Закончено 25. IV. 2010

 

65

Время терзает уставшую память.
Прах исчезающих прожитых лет…
Нам не понять это даже с годами,
Нас не искала предательски смерть.

Кажется, это не быль, а былина
Смотрит в глаза с пожелтевших листов
Всех не упомнить, погибших безвинно.
В страшной войне не сдавался Восток.

Нет, не полвека, а целая вечность
Бронзовой памятью грянет в набат,
Взвоет сирена – и вот она, встреча
Шестьдесят пять зим и весен назад.

Кровь на губах, опаленные лица…
Им не забыть, ну а нам – не узнать.
Скорбь словно дым над землею струится,
Чтобы полмира собою объять.

26. IV. 2010

 

Заполночное

В назначенный день и в назначенный час
Мне будет легко всё решить за других.
От прошлого взята лишь пятая часть,
По темной воде разойдутся круги.

Нет, я не исчезну, но мир многолик.
Он примет меня в ста других именах.
По имени в день – мой багаж так велик,
Что трудно хранить его в прежних стенах.

Я выпрошу счастья у бренных небес,
Рассветного солнца и сини озер,
И будет мне домом таинственный лес,
И трав изумруд у подножия гор.

Всё будет как в песне, смешно и легко,
И небо как море, и день словно год,
А общество проще глотать целиком,
Чем жить по канонам неписанных нот.

Все знать наперед, одному против ста,
Сквозь даль заполночную в собственный рай.
Душа холодна, когда жизнь пуста.
И нет больше страха. Ступаю на край.

Закончено 8. V. 2010

 

Последние мгновения

Ты знаешь всё. Ты видела и слышала,
Как на глазах я вдруг сошел с ума…
Ночь опускалась над кривыми крышами,
И я твердил, что всё моя вина.

Смотрю опять, но вижу не отчетливо,
Я близорук,а облик твой размыт.
Ты убиваешь нежно и заботливо,
Но почему в душе опять саднит?

Ты в двух шагах, но это всё бессмысленно,
Ты не взломаешь то, что здесь, внутри.
Ты отречешься в откликах бесчисленных,
И я пойму, что проиграл пари.

И я взорвусь, рычащий от бессилия,
Пытаясь подло оправдать себя.
Апатию и мрачность в изобилии,
И дни, что прожил, ни о чем скорбя.

Когда уйдешь, умри в моих мечтаниях,
И будь собой, как и была всегда.
А я продолжу в вечном опоздании
Бежать вслед уходящим поездам.

Всё решено. Последние мгновения.
На всё плевать – свобода дорога.
Вселенные уйдут от столкновения,
Я буду видеть век в тебе врага.

Закончено 11. V. 2010

 

Ночь сознания

Ночь сознанья… тихо, неизбежно
Исчезают окна, стены, потолок,
Оживают звуки в тьме кромешной,
Мысли кто-то изловил в силок.

Свет еще остался в закоулках,
Сплелся с полутенью в сто фигур,
Вздох в пространстве отдается гулко
Всплеском на далеком берегу.

Что-то скрыто в этой круговерти…
Еле слышный, но такой понятный хруст.
Темнота, она подобна смерти,
Леденяще-горькая на вкус.

Темный воздух мелкими глотками,
Отблеск, шорох – бесконечный бред…
Кровь в виски ударит молотками,
И на все один простой ответ.

Притупилась боль, войдя в привычку,
Разум замолчал, остекленев…
Не спеши, здесь не помогут спички,
Выхода из этой ночи нет.

Закончено 19. V. 2010

 

Я – пустота

Хватай за горло, выдергивай душу!
Вытряхни всё, что напомнит о жизни.
Давай смелее, мне слишком душно.
Смерть лишь начало, не жди укоризны.

Пора, довольно, теперь мне не страшно,
Мне наплевать, не боюсь я боли.
Крестом тяжелым деянья наши.
Дай же мне ад, не прошу о воле.

Ножом по телу – отпиливай нервы!
Терять мне нечего, лучше в омут.
Плевать на всех, на вторых и первых.
Пускай в дурмане своем утонут.

Воткни железо, пронзая навылет.
Одно лишь слово – и гильотина.
Самообман, взгляд залеплен пылью.
Я – пустота, в пустоте и сгину…

21. V. 2010

 

Ты, верно, призрак… (сюрреалистичное)

Ты, верно, призрак
Моей далекой жизни.
Скажи, зачем ты здесь?
Ведь ты же помнишь,
Ты помнишь всё,
Ты помнишь всё и даже больше:
И день, и ночь, и сон, и явь,
Пространство-время,
Забавно и забвенно…
Ты, верно, хочешь
Напомнить мне о прошлом,
О том, что я хранил,
Что было свято.
Но поздно, слишком поздно,
Часы пробили полночь.
Пойми, я обречен.
Я долго ждал, но тщетно.
Беги, беги отсюда,
Вини, вини себя,
А хочешь – наблюдай,
Заламывая руки,
Взрываясь сердцем,
Мое падение в Ничто

22. V. 2010

 

Survival

You are alone in unknown place,
In the place of war, in the place of hate.
You are a prey of someone’s chase,
In a savage game, unforgiving blade…

People like wolves on the narrow streets
Chaos in the mind, just a lust of flesh.
Stones are too hot on the summer heat
You have little time, hunger strikes as lash.

So far away from your motherland.
Language of the fists, they will never lie.
No one can help as there are no friends.
So, you have to win or you have to die.

School of surviving is always cruel.
Courage gives a chance, if you fear. You lose.
They try to catch you, to make you fool.
Fight no matter how, ‘cause you cannot choose.

29. V. 2010

 

Душа пьяна (Лиричная ересь)

Душа пьяна, душа пуста,
Ей ли не знать тех слов укора?
Разгадка слишком уж проста,
Ищи вдали, там, за Босфором.

Три дня вперед, три дня назад,
Один лишь дождь, хандры сподручный,
Я весь бы мир украсть был рад,
Ребенок неблагополучный.

Вам не понять, вас не пронять
Скупою лирой мокрых улиц.
Лишь время под откос да вспять,
Чтоб в пыль секунды обернулись.

Прожить себя, прожить тебя,
Не выходя из этих комнат,
Заочно гнаться по степям
За тем, что все и не упомнят.

Смотреть на мир, смотреть в стекло,
Мечтать о выходе из дома,
И избавляться от углов.
Так вероятно, так бездонно…

1. VI. 2010

 

Хинди

Скажи мне что-нибудь на хинди,
Ведь ты так любишь Боливуд.
Ты – у экрана робкий винтик,
Зажата силой амплитуд.

О да, я покажусь нахалом,
Но мне-то нечего терять,
Я не повязан Тадж-Махалом
И не рыдаю втихаря.

Поспорь о вкусах, проболтайся
Про настоящую лямур.
Самозабвенно размечтайся
Где ж твой домашний Радж-Капур?

Удар по карме хари-кришной
В четыреста двадцатый раз.
Поет, танцует твой «всевышний»,
Прищурив лихо третий глаз.

Поверь, ведь это так несложно,
Наивность – это та же ложь.
Спой «Джимми, Джимми» неотложно,
Ведь твое счастье стоит грош.

Закончено 7. VII. 2010

 

Весь мир

Построен на вере
В усталых богов,
Весь мир так огромен и тесен…
И мы в его чреве,
В безумье веков,
Обрывками мыслей и песен.
Так непросто понять
И легко разменять
Всю жизнь на пепел бренных слов.

Играем так яро
В «своих» и «чужих»,
Забыв, что мы – сестры и братья.
И вечности мало,
Чтоб всё пережить,
У времени цепки объятья.
Ночь сменяется днем,
И под звездным дождем
Земля вновь замыкает круг.

Мы мало мечтаем
И часто зовем
Слепую богиню Фемиду.
А мир обретает
Свой цвет и объем,
Когда почти вся жизнь прожит.
Но мы слишком малы,
И в себя влюблены,
Чтоб секрет бытия разгадать.

Мы – всё, что осталось
От прежних себя
На теле Земли терпеливой.
Нам в жизни досталась
Пустая стезя,
Лечить своей болью строптивость.
Наша сила есть ложь,
Не ценна ни на грош,
Мир будет жить, и с нами, и без нас.

Закончено 9. VI. 2010

 

Кровь Юга

Здесь каждый шаг как последний
На раскаленной земле.
Нам не отслужат обедню
В царстве хлопковых полей.

Кровь перемешана с грязью.
Дым, тошно-сладкий кошмар.
Тонкие линии связей
Вмиг обрывает удар.

В битве своих со своими,
В сердце пуская свинец,
Мы не хотели быть с ними,
Но мы нашли свой конец.

Нам не дожить до заката.
Чувствуешь, смерть как волна.
Пулями были распяты
Наши с тобой имена.

Кровь сумасшедшего Юга.
Зависть, война, нищета.
Друг мой, пожми мою руку,
Им не дожить до утра.

15. VI. 2010

 

Аритмия

Рванув, зашкаливая, вверх,
Сквозь график затвердевших точек,
Ты чувствуешь, как свет померк,
А жизнь вдруг сделалась короче.

Неровный пульс опять дрожит,
Опять срывается с карниза,
В паденье воздух дребезжит.
Путь жизни, счерченный с эскизов.

Все успокоилось. Вдохнуть
Смерть на шестую часть минуты,
А после в панике стряхнуть
С себя ее стальные путы.

Удар. Вдох. Шаг. Минуты. Жить…
Чертить свою кардиограмму.
Но ровным счетом не решить,
На кой сдалась вся эта драма.

21. VI. 2010

 

© Сагайдак Д.А, 2010. Все права защищены 
Произведения публикуются с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1579