Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика / — в том числе по жанрам, О животных
© Абдразакова Б.Т., 2010. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 10 сентября 2010 года

Бурул Турсунбековна АБДРАЗАКОВА

Миграция

Немного необычный рассказ, персонажи которого насекомые: муравьи, жуки, бабочки и т.д. Но они живут в мире, увы, в котором слишком много человеческого – обманы и подлоги, зависть и интриги; но, впрочем, есть и положительные стороны – любовь, верность, семейные ценности. Совсем, как у людей. Первая публикация.

 

На равнине, покрытой густыми зарослями зеленой травы, стоит муравейник. Высокие стены муравейника и большие окна, имеющие форму трапеции, и занавешенные расшитыми вручную шторками создают прекрасную картину на фоне высоких деревьев и луговых цветов. Здесь живет семья Адамс, а переехала она из муравейника, расположенного в южной части Мидленда. Оказалось, что там очень мало воды, и условия оставляли желать лучшего. Вместе с ними переехали семейки Кристов и Астонов. И вот они на новом месте.

Глава семейства Диего обеспокоен тем, чтобы его детям Сену, Меру и Адлен, а также его любимой жене жилось хорошо. Он хотел соорудить помещение, где в летнее время могли проводить свое время его дети. И поэтому, встав с восходом солнца, он принялся к осуществлению своей цели. Его взгляд упал на бревно, лежавшее в противоположной части дома; оно полностью соответствовало параметрам намеченного строения.

«Здесь все устроено для хорошей жизни», — подумал он, закидывая бревно на свои треугольные, но, тем не менее, крепкие плечи. Тут из муравейника вышли его дети. Трудолюбием они пошли в отца и не позволяли себе нежиться в постели. Они уже давно облюбовали под фундамент яму, в которой начнется строительство их беседки.

— Пап, тебе одному не осилить, — сказал Сен и побежал к отцу, чтобы помочь, за ним побежал и Мер. А Адлен — их красавица-дочь, ходила вокруг и любовалась цветами, лугами и маленьким ручейком. Надо еще раз отметить, что они очень хотели создать себе хорошие жизненные условия, что подразумевало также и красоту окружающей среды.

Дотащив бревно до намеченного места, они начали говорить о том, как должна будет выглядеть их беседка.

А в это время в деревне Сабо, откуда переехала семейка Адамс, еще четыре семейки страдали от жажды и голода. Словом, они не могли понять, что привело их предков на эту проклятую землю.

Бабочка Дюма работала почтальоном в этой округе и раздавала газеты, и, между тем, делилась информацией из разных достоверных источников; а приезжала она на своем мотоцикле, последней модели. Она подъехала к муравейникам Клодов и Райтс и резко затормозила, чтобы продемонстрировать техническую способность своей машины, а самое главное, дать почувствовать этим бедным муравьишкам их ничтожное положение. Свои большие глаза в форме мандарина она прятала за модными оранжевыми очками. Ее тело было сложено так, будто природа, создавая ее, думала лишь о совершенстве этого существа.

— Здравствуй, Дюма, — поприветствовал ее старый Морен. Это был старейшина села. Он был высок, хорошо сложен, но сутулые плечи и шаткая походка говорили о безразличии к своей личности и равнодушии к своему будущему. А глаза смотрели на мир с тоской и жалостью. Вся его некраткая жизнь была полна страданиями и неудачами. Но чаша испитого горя не сделала его жестоким. Скорее наоборот, он всегда был готов помочь в трудную минуту добрыми делами, мудрым советом, за что его и уважали. На нем была рубашка серо-голубого цвета и темные брюки классического стиля.

— Здравствуйте, Морен. Я вижу, вы с самого утра на ногах, как же я восхищаюсь вашим трудолюбием! — заверещала Дюма. Она умела добиться проявления симпатии к себе, но главной чертой ее характера, пожалуй, было, желание унизить и одновременно выказать, как бы свое стремление помочь этим бедным существам, правда, только на словах.

— Ой, что это произошло с вашей крышей, я вижу, она покосилась? – с легкой презрительной усмешкой спросила она.

— Да, вчерашний дождь постарался, — грустно ответил Морен.

— Ой, я так давно не видела таких домов, — сказала Дюма и тут же прервала себя. – А вы знаете, Морен, я помыла руки перед выходом, но, вижу, они у меня опять запачкались.— Дюма как хороший знаток этих мест знала, что местные жители лишены удовольствия, часто умываться из-за нехватки воды.

— Да, конечно, — тихо сказал Морен и поплелся в свою лачугу за водой, не будучи уверенным, в том, есть ли она там. Вроде бы Морену повезло, и он вынес кувшин. Дюма протянула руки, но, увы, воды хватило лишь на то, чтобы намочить пальчики.

— Извини, Дюма, – виновато улыбнулся Морен.

— Меня это не удивляет, впрочем, как и все остальное, — высокомерно ответила бабочка. – До свиданья, Морен.

 

Через пару минут, она подъехала к дому Джейсонов. Глава семьи Джейсон, Ден был из тех муравьев, которых называют модным словом, оптимист. Его дом располагался в двух уровнях, и комнат для такой маленькой семьи было многовато. У Дена был лишь один единственный сын, да и то такой ленивый, что уже пять месяцев, как собирался подняться на второй этаж, где его родители старательно отделали детскую комнату

На визг мотора вышла его жена с сыном, сидящим у нее на спине. Она была из тех , которые полностью посвящают себя семье, и поэтому неважно выглядела. Однако, присматриваясь к ней повнимательней, можно было заметить, что до этих времен она была достаточно красивой. У нее были черные кудрявые волосы, большие овальной формы глаза и высокая стройная фигура.

Она с изумлением посмотрела на наряд Дюмы, и впервые за последнее время подумала над своим внешним видом.

— Привет, Флора! Как поживаешь? Я принесла последний номер журнала «Аналитика», думаю, твоему супругу будет интересно.— Она заглянула во двор и не обнаружив отца семейства высокомерным тоном спросила: — А где он?

— Там, бассейн строит! – вполголоса ответила Флора.

— Бассейн! – воскликнула Дюма. – Флора, будь добра, проводи меня, я так хочу увидеть эту прелесть.

— О-о, Дюма ты так хороша, как астры после дождя, — состряпав рифму, приветствовал ее Ден. Дюма скривила свои губы не найдя ничего общего между собой и этими скучными цветами. Но спорить было неуместно, и она решила пропустить мимо ушей столь приятный комплимент.

— Ден, я просто поражаюсь, почему другие не могут жить как ты . Вот ты и дом огромный построил, и бассейн соорудил. Ведь бассейн — это прекрасно— сказала она, подняв руки вверх, а затем в стороны, закрыв глаза, словно представляя перед собой чудесную картину — Боюсь тебя обидеть, но мне кажется, что он меньшеват, было бы правильней увеличить его ширину на два метра, а длину на три.

— Ну, знаешь, учитывая, что здесь мало водных ресурсов, к тому же судя по всему больше не предвидится, я считаю, что это идеальный размер для бассейна, — сказал Ден и демонстративно продолжил свою работу .Его взбесило то, что эта легкомысленная бабочка дает ему советы .

— Что за пессимистический настрой, Ден! Мне кажется, как раз таки это мешает тебе в жизни. Ведь по прогнозам аналитиков воды здесь достаточно . Главное не потрудиться найти скважину. А я не сомневаюсь в твоей трудоспособности, – сказала Дюма и встала на фундамент, так, чтобы привлечь внимание Дена на себя. Она понимала, что многие судят от окружающих по внешности, и была права в этом . Ден повернулся к Дюме и взял лопату лежавшую возле нее. Она была настолько красива, что он еле отвел взгляд от нее. Он принял совет бабочки, полагая, что такое совершенство не может быть обделено разумом.

— Да, Дюма, ты мудро рассуждаешь! В жизни надо думать только о хорошем, и верить в него, тогда оно обязательно придет. Пожалуй, бассейн, в самом деле, не соответствует моему статусу. Спасибо, Дюма.

— Вот и хорошо! А я для тебя принесла свежий номер журнала, я уверена в нашей округе никто кроме тебя, его не читает. — Изящно закинув свои ноги, она села в свой мотоцикл. Легко сдвинув со лба очки на глаза, она в то же время нажала на газ. И под грохот мотоцикла она крикнула: — Ну, я помчалась, пока.

— Пока! — сказал Ден и, посмотрев на свою жену, резко отвернулся, увидев разницу во внешних данных своей жены и только что умчавшейся бабочки.

 

Дюма проехала мимо трех семей муравьев. Она не считала нужным тратить свое драгоценное время на этих неплатежеспособных существ. Еще минуты две оставалось до того, как она будет у офиса Жука Девона. Ей не терпелось рассказать ему о разговоре с Денном Джейсоном. И вот она во дворе редакции «Аналитика».

Это был очень компактный, но, тем не менее, имеющий все условия для работы дом. Он состоял из огромного зала, где работали сотрудники этого журнала, маленькой комнатки с окошком в коридоре, куда обращались с письмами и вопросами читатели , его кабинета и еще нескольких комнат , предназначенных для иных целей.

Жук Девон сидя в своем большом удобном кресле, слушал последние новости по радио , и не тратя времени даром осматривал свою комнату.

Стол, на котором стоял компьютер, был фирмы «style». На стене с правой стороны висели его диплом об окончании Вестбестского университета по специализации «Анализ недвижимости». Он отличался тем, что это был самый престижный ВУЗ по всему Мидленду, и только гении и таланты могли поступить, а уж тем более окончить этот университет. Рядом с этим красовался еще один. Диплом «Самый лучший журнал этого года». Далее висела лицензия на право осуществления журналистской деятельности. Он гордо разглядел каждую из них. Затем отвел глаза на шкаф стоящий у стены напротив стола. Это был огромный шкаф, и там размещались все номера этого журнала. Возле входной двери стояла вешалка, на нем висел его модный дорогой плащ. Чуть подальше стоял удобный, роскошный, бежевого цвета диван. По радио передавали о жизни муравьев в деревне Сабо, как раздался грохот мотоцикла. В комнату влетела Дюма. Она была в белом топике, розовой юбке трапеции и на невысоком каблуке босоножках.

— Моя дорогая, – кинулся к ней навстречу Девон и горячо обнял Дюму. — Какие новости расскажешь?

— А, как ты думаешь? — кривляясь, вопросом ответила она.

— Ну, давай рассказывай, не мучай своего бедного друга! — вопрошал Девон.

— Девон, я думаю нам просто нужно поблагодарить бога за то, что он не обделил нас разумом, как это он сделал с Мореном и Денном. Ну, вот Морен, за что его считают самым умным и мудрым. Живет в лачуге, одет неизвестно во что. Ну, а про Дена совсем другой разговор. Что ты думаешь, он придумал?

— Ну, что-то вроде коммерческого павильона.

— Ты недооценил его! Как ты мог принизить его способности, — воскликнула Дюма. — Он строит бассейн! В этой пустыне.

— Ха, ха, ха, — загоготали оба.

— Надеюсь, ты наградила его советами.

— А как же без этого, я посоветовала увеличить его в два раза, — падая от смеха, сказала Дюма.

— Бьюсь об заклад, Ден воспользуется твоим ценным советом, – сопровождая гоготом, сказал Девон.

—  Ну, ладно кроме таких смешных, у меня есть еще радостные новости, — еле сдерживая смех, сказала она. — В деревню Бильду переехали две семейки, судя по всему состоятельные. Я их подбила на подписку твоего оригинального журнала. Так что у нас на два подписчика больше.

— Какая же ты у меня умница. В твоей сообразительности я никогда не сомневался, — произнес Девон и танцующими движениями повел ее по комнате и, подняв Дюму, положил ее на стол. Дюма в восторге закрыла глаза в ожидании поцелуя. Но Девон был уже у своего компьютера, ему безотлагательно нужно было узнать, каков будет его бюджет двумя подписчиками больше. Получалась приличная сумма.

Обиженная Дюма резко встала и, стараясь не показать свои эмоции, поплелась к выходу. Ее рабочий день заканчивался.

— До завтра, Девон, — со злобой прошипела она.

И только когда прогрохотал мотор мотоцикла, Девон понял, что Дюмы нет в кабинете. Поразмыслив немного, Девон пробормотал. Почему их подписчиков на две стало больше. Его подписчиков стало больше, и все тут. Возомнила о себе.

 

Семья Адамс уже сделала все для того, чтобы жить и наслаждаться жизнью. У них было все, что они хотели. Красивый уютный дом, окруженный цветами, и зеленая лужайка, меж которого протекал ручеек.

 

Жизнь в деревне Сабо стала невыносимой. Лето выдалось очень жарким, и высохли все деревья и травы, а маленький колодец, с которого брали воду все жители этой деревни, давала последние капли. Другого выбора кроме как переезжать у них не было.

 

Старый Морен, собрав все пожитки, собрался в дорогу. Но переезд, в другую деревню не внушал оптимизма старому мудрецу. Это было четвертое по счету переселение, откуда по разным жизненным обстоятельствам ему приходилось покидать их. Дойдя до дома своих соседей, он начал вспоминать годы проведенные здесь. Он был молод и полон надежды. А деревня, которую изначально называли Фруктовой, из-за обилия разных видов фруктовых деревьев, только вызывала еще большего желания посвятить себя этому месту. Пять лет своей жизни его здесь были самыми лучшими в его жизни. Он жил и работал, продавая урожай, в который он вкладывал много труда. Но не тут то было, местные правители посчитали, что реку, которая текла и поливала их огороды нужно направить в другое село, в которое заселились жуки. Не мало нервов и времени потратил он на то, чтобы убедить местные власти в том, какой катастрофой , может обернуться их решение для местных жителей , но пользы от этого он не возымел кроме обвинений в свой адрес в эгоизме и безразличии к этим бедным существам, коим пришлось переселяться в это место из-за того, что они не смогли ужиться в своей деревне из-за разных взглядов на жизнь.

 

Бизнес у Жука Девона процветал. Многие жители этого округа, отдавая последние деньги, выписывали этот журнал. Он пользовался большой популярностью, и наиболее важные новости освещались именно там.

 

А бабочку Дюму он отстранил от вмешательств в финансовые вопросы, после того как он набрал достаточно сведений о жителях и приличное количество читателей. Ей отводилась лишь роль раздавать ее и получать свою скромную зарплату. За весь период своей преданной работы Жуку Девону она заработала себе современный мотоцикл и кучу модной одежды, хотя рассчитывала на большее. Она считала вероятным свою дальнейшую совместную жизнь с многоуважаемым Жуком Девоном, и уже даже присмотрела себе свадебное платье и ресторан, где они могли бы отпраздновать их свадьбу. Но брак в планы Девона не входил, по крайней мере, с бабочкой Дюмой. И он дал это понять, попросив ее стучаться в его кабинет, перед тем как войти. Три дня проплакала она, виня себя в своей наивности и проклиная Девона, но жизнь продолжалась, и она снова пошла на работу.

 

Был солнечный день, середина октября, все жители этих краев собрали свой урожай и были довольны им. Бабочка Дюма, чуть оправившись от депрессии, подъехала к дому Адамс. Первое, что она увидела, — это была мансарда, красиво украшенная камышами.

Удивительно, почему она не доселе не обращала внимания на это. На ярко покрашенной скамейке сидел Диего. Он приветливо улыбнулся Дюме. У нее в голове созрел новый план. Обладать всем этим хозяйством.

— Привет, Диего, – не слезая с мотоцикла, ангельским голосом сказала она.

—  Здравствуй Дюма, — сказал он, не поняв столь резкой перемены ее отношения. Обычно она небрежно кидала журнал на лестницу и уезжала, а тут такая любезная.

—  Вид у тебя какой-то нездоровый? — с нежностью в голосе, заботливо спросила она.

— На здоровье не жалуюсь, слава богу, — с недоумением ответил он.

— Ну, просто беспокоюсь за тебя, ты ведь такой трудяга о себе никогда не думаешь, было бы хорошо, если бы кто то также беспокоился о тебе, — двусмысленно сказала она, намекая на его жену.

— Что нового? — лишь бы поддержать разговор спросил Диего. Ему совсем не о чем было говорить с Дюмой, но его воспитанность не позволяла ему выразить это. Он в это время думал о том, как бы покрасить калитку и Дюма своими интересом о его здравии явно мешала ему.

— А где твоя супруга?  — спросила она и тут же увидела ее выходящую из дома с кисточкой в руке, за ней выходил ее сын, они приблизились к скамейке, на которой сидел Диего и сели рядом. Дюма уже начала испытывать ревность к ней и ее презрительный взгляд в сторону его жены и особо пристальное внимание на ее натруженные и огрубевшие руки служили основанием того, чтобы раскрыть глаза Диего и обратить внимание на себя.

— Ну, пока Диего, – сказала Дюма, желая показать ему, что она не хочет общения с его женой. Но Диего как будто этого и ждал, взял кисточку с рук своей жены принялся за работу, и даже не заметил ее намеки, относительно неправильного выбора жены.

 

Шло время, и попытки Дюмы очаровать Диего и владеть всем его имуществом провалились, так как он был прекрасным семьянином и любил свою жену, как бы она ни выглядела. Все шло так, как он этого хотел. Потихоньку он обустроил свой дом так, что он был самым красивым во всем селе и имел все удобства, о котором могут только мечтать. Его дети росли и радовали его. Посадив вишню перед окном своей кухни, он усталый и довольный пошел спать. Утром он проснулся от шума ветра, который срывал крыши с домов, повалил на землю все, что мог. Накинув на себя свой плащ он вышел во двор и не мог поверить своим глазам. Его беседка была разрушена. Крыша совсем слетела, и на земле валялись все вещи. Грустно оглядев все это, он зашел в дом и долго сидел в раздумье. Ветер начал стихать, когда проснулась его жена. Она никогда не видела своего мужа таким печальным.

— Что-то случилось?— спросила она.

—  Ветер разрушил нашу беседку, — виновато сказал он. Он так тщательно оберегал свою семью, и никогда не хотел их расстраивать, а все произошедшее винил себя.

Его жена тем временем разбудила своих детей, и они все вместе начали приводить в порядок весь этот хаос. Дети игрались, пели и тем самым хотели поднять настроение своему отцу. Через месяц беседка была восстановлена и выглядела еще лучше.

Старый Морен пристроился по соседству с ним. Он переехал в старый дом, и особо не старался его приукрасить. Его горький жизненный опыт доказал, что как бы не искали место под солнцем, они не гарантированы от нашествия стихийных бедствий, финансовых передряг, войн и всех сопутствующих неудач, которые уготованы свыше. Он просто доживал свои дни, а вернее просто существовал, и сделать свою жизнь интереснее ему мешали горькие воспоминания. Диего, всячески старался поддерживать его морально, говоря ему, что не все так печально, что нужно надеться и верить в хорошее. Между тем, он сам побелил ему наружную часть дома, покрасил окна и приносил еду, любезно приготовленную его женой.

 

Его дочери Адлен пришло время пойти в школу, и она надела свое красивое платье, специально купленное для этого дня. Они с отцом долго ждали этого дня. К сожалению, утро выдалось дождливым, что в какой-то мере испортило ей настроение. У нее было легкое платье и роскошный бант, который мог быть испорчен дождем. Видя их затруднительное положение, Морен предложил Диего свою недавно изобретенную машину, пусть не шикарную, но в какой-то степени она могла защитить их от дождя, а главное платье Адлен. Морен в молодые годы увлекался инженерией, и смастерить такую машину не стоило большого труда. За свои припасенные последние деньги, он купил все нужные детали. Это должна была быть четырехколесная машина. По его замыслу дверей должно было быть четыре, но из-за нехватки денежных средств он мог поставить только две двери. Также этот факт послужил причиной того, что вместо намеченных четырех фар, он мог вставить только одну, в передней части со стороны водителя. И только рулевое колесо было новое, что доставило огромную радость Морену. И если он смог бы купить окна, какие он себе представлял, возможно этот автомобиль выглядел бы более респектабельным , но вместо этого ему пришлось довольствоваться старыми, которых случайно или за неимением надобности оставили бывшие хозяева дома. Но в любом случае, его ум и знания позволили тому, чтобы переднее сиденье откидывалось, также можно было его разложить в спальное положение. Морен часто проводил там ночное время, ему нравилось смотреть на небо, усыпанное звездами. Панель капота и панель крыши были желтого цвета, тогда как сама машина была темно-оранжевой. Вот так смешно и просто выглядела машина такого сложного создания.

— Вот видишь, а ты говоришь, все плохо, все страшно, — поддразнивая и темнее менее подбадривая Морена, сказал Диего. — Ну ведь мы могли рассчитывать на твою машину, а тут всевышний позаботился.

— Ладно твоя взяла, езжай с богом, — с улыбкой произнес Морен, он не считал правильным заражать своим пессимизмом, а уж тем более совсем маленькое существо, которое только начало жить.

— Ну что, с началом взрослой жизни— шутя сказал он Адлен, и поцеловал ее в щечку. Она улыбнулась, ее глаза светились, как бы выражая благодарность за спасенное платье и поднятое настроение.

— До свиданья, дядя Морен, — сказала она, сев в машину и помахала ручкой.

Школа находилась возле леса, на удивление Адлен она оказалась совсем маленькой, и не такой красивой, как она того ожидала. Она была в еще большем недоумении, когда ее отец направился в сторону низкого, ничем не напоминающего школу заведения. Они вошли в коридор, там стояли ведра с водой, веник и швабра. По левую сторону находилась дверь, на котором были изображены какие-то символы. Адлен с отцом направились в эту дверь и вошли. Учителя там не оказалось, а возле окна столпившись, стояли дети, уставившиеся в окно от нечего делать. Ее отец подвел к одной парте, где было свободно, и сказал:

— Теперь ты будешь здесь учиться, — и, погладив ее по голове, вышел.

Она начала осматривать помещение. В комнате стояло несколько парт со стульями, на стене высели картинки с буквами. На противоположной стороне стоял шкаф. На шкафу стояли коробки с пластилином и другие школьные принадлежности. Через некоторое время появилась учительница. По ее нахмуренным бровям было видно, что она строгая. Все дети рассыпались и сели по своим местам. Она начала ругать их, отчитывать за плохое поведение, и тут на третьей парте заметила незнакомую девочку.

— Ты кто? — строго спросила она. Адлен, от страха не могла вымолвить и слова. Учительница решила не мучить испуганную девочку и продолжила свой урок. Впоследствии она поняла, что не такая уж плохая она, какой она в первый раз ей показалась, просто ведет себя, так что по-другому нельзя. Она внимательно изучала всех детей, слушала из разговор, хотела понять такие ли они как она, о чем они думают, о чем мечтают, как прогремел звонок, и все дети поспешно побежали к выходу, за ними вышла и она. Пришлось подождать достаточно времени, пока не появился ее отец. На этот раз он был уже без машины.

— Ну, как прошел твой день, — улыбаясь ей, спросил он.

— Хорошо — тихо сказала она. Это не было похоже на правду, но и ложью назвать тоже нельзя было, так как внутреннее чувство подсказывало ей что, все интересное впереди и не стоит спешить с выводами.

 

Поздним вечером все внимание членов семьи Адамс было приковано к Адлен. Всем было интересно узнать, какое впечатление произвела на нее школа. Она была растеряна — говорить ли им о том, что она ожидала лучшего, что слегка разочарована, и тем самым их расстроить, или придумать смешные истории о школе, которых не было, и обмануть их — как увидела за окном листочек клена, покрашенный во все цвета осени. Ей казалось, что он так близок, что она потеряла ориентацию в пространстве, и, что находились только она и этот лист пролетавший прямо перед ней. Он словно по зову ветра плавно летал то в одну, то в другую сторону, рисуя зигзаг, чувствовалось, что он привносит что-то доброе, какую-то надежду, совсем уже потерянным существам. Хотя ее отец сильно не страдал от безысходности, она видела это у других людей, в частности у дяди Морена. Не получив ответа, а только ошарашенный взгляд Адлен они направили свой взор в окно, а Сен и Мер подбежали к окну и закричали: «Дядя Морен идет, дядя Морен идет» и кинулись к двери, чтобы встретить его. Эта ситуация как-то спасла ее от щекотливого положения. Через какое-то время всем стало не до нее. Сен и Мер не унимались, им не терпелось узнать у Морена о том, как он смог смастерить себе такую машину, а позже, ее отец, и Морен начали говорить о проблемах села Сабо. Мать, вымыв посуду, отвела Адлен спать.

На следующий день, идя с отцом, она встретила девочку, которая училась в том же классе, что и она. Если бы не доброжелательная улыбка, она бы не узнала бы в ней свою одноклассницу. Ее вела за руку ее мать, и по всему было видно, что ей не уделяют достаточного внимания. На ней была одежда явно не подходящая по возрасту. Было видно что она досталась от старших сестер. Она была красивой, но шапка надвинутая на глаза и красное в клетку пальто ниже колен, ничуть не украшала и даже портила ее внешний вид. Сапоги были не из новых, изрядно потоптанные. Но у нее были большие карие глаза. От них веяло наивностью и добротой. Да и все черты ее лица были сложены правильно. Ее взгляд как бы говорил: « Я рада видеть тебя, теперь мы будем подругами». Она в ответ улыбнулась, соглашаясь. У дверей школы Адлен осталась одна, и шла рядом с ней и ее матерью. Хотя они и улыбались друг другу, и было уже предельно ясно, что они без пяти минут подруги, они не рискнули заговорить. Ее мать проводил ее до дверей класса, и только там она осталась одна. Адлен все же надеялась, что ее будущая подруга подойдет и сядет рядом с ней, но она пошла по другому направлению, к парте, которая стояла возле угла на втором ряду. И тут она вспомнила, что здесь свои правила.

 

Доход у Жука Девона значительно уменьшился, ввиду того, что многие жители деревни Сабо терпели финансовые убытки из-за переезда в другое место, и какой бы престижной она не была, они не могли ее выписывать. Да и многим жителям по разным жизненным обстоятельствам было не журнала. Девону нужно было сделать такой шаг, чтобы вернуть своих подписчиков.

Он решил, что надо опубликовать сенсационный материал. А тема была уже понятна. Все обитатели этих мест находились в трудной ситуации, не знали, как планировать свою жизнь, чем заниматься. А его профессиональный опыт мог дать им выход из создавшегося положения. На помощь призвал бабочку Дюму. Если она раньше и делала свои услуги бесплатно, то на этот раз все было наоборот. Дюма завысила их намного больше прежних. Она припомнила ему время, потраченное на надежды о замужестве с ним, свои эмоции, которые сказались на ее психологическом состоянии, за утерю женихов, коих не было. Она пустила в ход все варианты, дабы сорвать злость и выманить как можно больше денег. А у Девона не оставалось другого выбора, так как никто не смог бы выполнить эту роль лучше ее. Все жители этих мест полагались на нее, и она владела умением их убеждать. Ему самому также пришлось изрядно попотеть, так как многие уже пессимистично смотрели на будущее, и только прямые доказательства того, что это так, а не иначе, могло бы вернуть им веру в светлое будущее.

Жук Девон пошел на крайне, беспрецедентные меры. Бабочка Дюма донесла ценную информацию о том, что на окраине того же села, где живут Диего и Морен, есть одно семейство, они ведут отшельнический образ жизни, практически ни с кем не общаются, но у них есть добротный дом и достаточно удовлетворительная окружающая обстановка. Это еще раз подчеркивало о том, какой она неизменный кадр, в штате Девона.

Девон будет рекламировать эту местность как какой-то новый район, где, кроме этой семьи, никто не живет. Но чтобы произвести впечатление на этих отчаянных муравьев этого будет недостаточно. Он быстро сообразил, что нужно посадить в то место несколько видов эксклюзивных деревьев, слегка поработать над имиджем главы семьи и выполнить свой коварный план.

 

Через месяц план перешел в действие.

 

На первой странице журнала был нарисован крупным планом тот дом, украшенный разными цветами и деревьями, напротив дома стоял колодец, откуда набирал воду счастливый, замаскированный хозяин дома. Девон не сомневался в удаче своих намерений. По причине того, что многие не выписывали журнал, он решил продавать ее в розницу. Первый же день принес ему огромные деньги. На второй день он завысил стоимость журнала вдвое.

По мере того, как его капитал cтремительно рос, ему в голову приходили всякие идеи. Окрыленный успехом, он подумал, что ему стоит открыть еще одну редакцию, но в этот раз рискнет выпускать газету, ежедневную. А что там будет освещаться….м-м-м, придумает. Или же по бросовой цене купит дома муравьев и, подремонтировав, продаст их вдвое дороже. Но после проведенного анализа ситуации, обе идеи не оправдывали его ожиданий. Слегка расстроившись, он начал собираться домой. Взяв шляпу, которая лежала на раскрытой странице журнала, он наткнулся на объявление: «продается участок, на самой выгодной территории…» Его глаза заблестели, он остановился как будто пораженный молнией. Так он стоял минут пять, обдумывая свою свежую идею.

Девон вернулся на свое рабочее место, плюхнулся в кресло и начал записывать. Он будет продавать квитанции, красиво оформленные бумаги, для приобретения участка земли на новом месте, а называться они будут ваучером, хотя по своему смыслу он не подходит, но именно такое название внушает серьезность. Ну а муравьи народ простой, трудолюбивый, они не будут вдаваться в значение этого слова.

 

Диего не о чем было беспокоиться, он был удовлетворен своей жизнью, только из крайнего любопытства пошел в лавку, в которой Дюма реализовывала журналы. Дюма при виде его поправила прическу, и облокотилась так, чтобы были видны ее нежные запястья и нежные руки. Бедная Дюма уже ни на что не рассчитывала, но все же Диего ей нравился, нравилась его жизненная позиция, энтузиазм, решительность. Она его уважала. А как же, бывшие жители деревни Сабо нюни распустили: «Жизнь тяжелая, что нам теперь делать». А он всегда найдет выход. Если так, это он должен был впасть в апатию. Практически с нуля, по копейке обжился домом, имея маленьких детей, и потом выгорел. Переехал в другое место и там не растерялся.

 — Здравствуй, новатор, — шутливым тоном приветствовал он Дюму. Он знал, что создателем идеи о ваучерах и райском уголке был Девон, но надо было сказать что-то приятное так старающейся ему понравиться Дюме.

— Привет, и что так фамильярничать, или это вежливость преданного супруга, который боится, чтоб его ни в чем не заподозрили, — хихикнула она.

— Ну, скажем так, — поддержал ее он, не обращая внимания на ее ехидство, хочет язвить, ну и пусть. Ему было интересно знать о том, отчего пухнут уши у всех жителей этого села.

— Неужели твоя благоверная тебя отпустила, — не унималась Дюма. — Хотя ее опасения оправданы, научно доказано, что жены-домохозяйки очень боятся того, что их бросят мужья. А то и верно, как можно жить с таким существом, которое постоянно говорит о своей стряпне, об огороде, и о том, что вытворили их ненаглядные детки. Представителям сильного пола нравятся умные партнерши, и пусть хотя бы по праздникам прилично выглядели, — с издевкой продолжала она.

— Дюма… – хотел было начать разговор Диего, но Дюма снова принялась за свое.

Диего понимал, что ждать разговора на тему нового района бессмысленно, но как вежливо уйти от нее, он не знал, и, увидев Сена, идущего из школы, воспользовавшись случаем, сказал: «А вот и мой сын, был рад увидеть тебя».

— Ну, вот о чем я и говорила, — падая от смеха, проговорила она. — Теперь уже и под влиянием сына.

— Пока, Дюма, — сказал он и направился в сторону сына.

— Пока, – сказала Дюма. И только после того как он отдалился, она успокоилась, и ей стало, как-то печально. Ей вдруг захотелось встать на место его жены, скучной домохозяйки, говорящей о глупостях, неухоженной, но у которой есть свой угол, преданный и любящий муж и умные, воспитанные дети.

 

Дома его с интересными новостями ждала супруга. Она уже давно приготовила обед и включив музыку, вязала старшему сыну носки на зиму. Зима была не за горами, и нужно было приготовить их до прихода холодов. В дверь постучали, она не сомневалась в том, что это был ее супруг, так как его стук можно было определить. Она быстро вышла на улицу и открыла калитку. Рядом с ним стоял и их сын Сен. Он был очень взбудоражен и с ходу начал говорить о том, что он и его друзья видели растение незнакомого вида. И стал описывать, как она выглядит. Тем временем они зашли в дом, она уже накрыла на стол и ждала, как Сен закончит свой рассказ. Ей хотелось узнать, что выведал Диего. Но Диего не спешил говорить о чем-либо.

— Ну, как там Дюма, — спросила она. Что меньше ее интересовала ее, так это была Дюма, она раздражала ее своим высокомерием и себялюбием. Также как Дюму раздражала ее скромность и чрезмерная привязанность к своей семье.

— Нормально, — коротко ответил он. Диего не хотел говорить о том, что предметом разговора была она, и не знал, как увернуться. И тут она не выдержала.

— Что известно о райском уголке? — спросила она. И тут Диего поднял свою опущенную голову, и, смотря прямо в глаза, сказал:

— Ведь нам и здесь хорошо, зачем засорять себе голову всякой ненужной информацией.

Его жена понимала, что тут что-то неладно, но не стала допытываться. Одобрительно покачала головой и стала убирать со стола. Чуть позже подошли Мер и Адлен. Она была рада за Адлен, потому что она нашла много подруг в школе, и каждый день был для нее радостью. Да и предметы давались легко. Каждый день она сама без напоминания взрослых садилась за уроки. И получала хорошие отметки. После ужина, дети, немного поиграв вместе, легли спать. На крыльце дома, стоял задумавшийся ее супруг, она тихо подошла к нему. Он обнял ее за плечи, и так они долго стояли молча. Ее мысли как-то ушли в прошлое, она вспомнила свою молодость и ее первую встречу с Диего.

Она со своими подругами шли из леса и заметили толпу, в числе которых был Диего. Они подошли к ним и остановились. Завязался разговор, и они познакомились. Они пришлись друг другу по интересам, и эти бравые ребята решили проводить их. Они дошли до шумной реки и тут мужская толпа, воспользовавшись случаем, решила их перенести. Как бы волею случая Соня попалась Диего, что она меньше всего хотела. Она была пышненькой и вполне осознавала, что ему придется потрудиться, чтобы перевезти ее на другую сторону. И она решила воспротивиться и перейти реку сама, сколь сложно бы это ни было. Но когда подошел Диего, она как онемевшая не смогла вымолвить и слова. Он поднял ее и слегка подбросил, чтобы удобнее было ее взять, и пошел по воде. Она чувствовала, как он тяжело дышит под тяжестью ее тела. Расстояние было преодолено, и она стояла на другой стороне реки. Хотя это длилось где-то минут пять не больше, ей это показалось целой вечностью. Она так покраснела, но Диего не заметил этого. Целый день она думала об этом случае, и каким позором это было для нее. Она все время представляла себе, как он рассказывает своим друзьям об этой ситуации, а те дружно хохочут. Он ей так нравился, красивый, решительный, с чувством юмора. Она все время думала о нем, и представляла себе иные ситуации, себя иной, чем она есть в реальности. И ей хотелось, чтобы он также был влюблен в нее. Но она слегка переборщила, он вообще не думал о ней. Он забыл о ней в тот же день, как он ее встретил. И только через месяц, когда она шла со школы, она увидела ребят, но что происходило там, она не могла понять, то ли они так играются, то ли они в куче что-то обсуждают, и только подойдя поближе, она поняла, что это толпа дерется, она вскрикнула, и тут толпа распалась. Оказалось, они избивали Диего. Он лежал весь избитый, вся одежда на нем была порвана. Он зло посмотрел на нее. Ему не понравилось, что его кто-то таким увидел и раздраженно начал собирать свои вещи. Тут она подала ему пиджак, который валялся возле нее, чем еще больше разозлил его. Он выхватил свой пиджак и удалился. Но после этого, он стал задерживаться возле нее. Что-то начало в нем происходить. Потихоньку он стал находить ее привлекательной. А сердце подсказывало, что именно она сможет стать ему опорой и не бросит в трудную минуту. А Соне, все это казалось дружеским жестом, пока он не найдя первый колокольчик весной, упав на колени не сказал: « Стань моей женой». Это было совсем неправдоподобно. На следующий день, она дала утвердительный ответ. И вот они уже двенадцать лет вместе. И за все это время между ними не было никаких разногласий. А их любовь только крепла. Они оба стояли молча и практически об одном и том же думали. Диего тоже думал о ней, он вспоминал о том, через какие-трудности прошла его жена с ним, каких умных детей она подарила, и был благодарен за то, как был счастлив.

 

Морен встал и, умывшись, сел было за обед, как почувствовал сильную боль в боку. Он сделал два глотка, и тут вроде как отпустило. Но через какое-то время боль опять повторилась. Он понимал, что он немолод и что рано или поздно возраст дает о себе знать и поэтому это не стало какой-нибудь странностью. Последовав советам Диего, он решил не впадать в отчаяние и решил вскопать землю, чтобы на следующий год земля была мягкой, и он смог посадить туда овощи. Он скосил подсохшую траву, вынес их и пошел за лопатой и вдруг опять почувствовал боль в боку. Это начало его тревожить. Чувствовалось что-то серьезно опасное. И потом когда боль прекратилась, он взял лопату и начал копать маленький участок земли. На следующий день у него появился кашель и боль в груди. Он ничего не мог делать, все время думал о своей болезни. В дверь постучали. Это был Сен.

—  Мы хотим, чтобы вы у нас поужинали, — коротко и ясно сказал он.

— Что-то я сегодня не в форме, — уклончиво сказал Морен. Кашель не оставлял его ни на минуту. Сен был настойчив, и Морен решил пойти. Да и отвлечься от мрачных мыслей следовало ему.

 

Громким, навязчивым кашлем приветствовал хозяев старый Морен. Он сел возле Диего. На ужин был подан суп с овсяной крупой. У Сена было много вопросов о конструкции машины. Но Морену нелегко было говорить, поскольку его мучил кашель, да и мать посоветовала ему не доставать с вопросами больного человека. Ужин был закончен и Морен поспешил домой, он чувствовал дискомфорт, и ему захотелось покоя. На прощание жена Диего дала ему лекарственные травы, которые помогают при кашле. Сен был разочарован тем, что ему не удалось узнать о самом главном, о двигателе, и раздосадованный пошел спать. А Адлен нужно было посмотреть на звезды, она хотела нарисовать ночное небо, на уроке рисования.

— Пап, пойдем со мной, а-а-а, — попросила она его. Он согласился, он редко отказывал ей в просьбах, а тем более он сам любил рассказывать детям о природе. Они накинули на плечи пальто, поскольку был ноябрьский день, и было холодно на улице.

—  Сегодня так мало звездочек, — недовольно сказала она. Она была расстроена тем, что именно тогда, когда она хотела их нарисовать, они куда-то попрятались.

— Ну, потому что так мало должно быть, — улыбаясь ответил он.

— Почему должно быть так — еще больше разозлилась она.

— Потому что уже скоро зима, — споря, сказал Диего и начал рассказывать о премудростях природы. Она до того увлеклась его рассказами, что не заметила, как замерзла. Диего взял ее ручку, чтобы направить к созвездию Большой медведицы, как почувствовал ее ледяные руки.

— Ты оказывается совсем продрогла, — сказал он и посадив на спину, довел до ее кровати. Она сменила свою одежду, он накрыл ее теплым одеялом и напоследок рассказал ей сказку. Она быстро уснула.

 

Следующий номер журнала «Аналитика» заинтриговал еще больше. Там на первой обложке, красовалось счастливое лицо Дена Джейсона, самого первого обладателя ваучера, островка счастья. Бассейн, который построил он не смог порадовать ни жителей деревни, коих он приглашал искупаться, ни самих членов семьи Джейсонов. К тому времени, когда был положен последний камень, в этой деревне оставался лишь он и его жена с сыном. А воды хватало только на питье и приготовление пищи.

А изобретательная Бабочка не дала падать ему духом, предложив Дену ваучер по специальной цене, который бы гарантировал беззаботное будущее на всю оставшуюся жизнь. Он был польщен таким вниманием со стороны Дюмы, что даже не преминул напомнить ей о том, как он пострадал от ее добрых советов, увеличив бассейн. Он полагал, что смелые должны идти на риск, и что на этот раз он уж точно не ошибется. Для этого он надел свой парадный костюм и широко улыбался, держа в руке ваучер. В этом случае было бы целесообразно сфотографироваться с семьей , но Ден убедил их в том, что так правильней, решив про себя, что зрители бывают разные и не обязательно всем знать о его семейном положении, особенно это касалось прекрасной половины. А его тихая бесправная жена все больше раздражала его. Она даже не рискнула возразить о том, что он тратит на этот ваучер все последние сбережения. Но что было парадоксальным, так это что никому не было известно, в какой стороне планеты находится эта земля. За Денном последовали и другие смельчаки. В ажиотаже они забыли спросить о самом главном, о местоположении этой территории. А Жуку Девону только это было и нужно, он заработал колоссальную сумму от продажи журналов по двойной цене, и в особенности от продажи ваучеров, на что были потрачены все деньги муравьев веривших в это мероприятие. Девон, однако, переживал, настанет момент и вся его хитрая затея выйдет наружу, и эти отчаянные муравьи снесут его офис, и пришибут его, но надеялся на то, что Дюма что-нибудь придумает. А пока наслаждался свалившимся на его голову счастьем.

Его потенциала и Дюмы не хватало в силу того, что объем работы увеличился, и ему потребовался ассистент для решения внеофисных вопросов. Для такой ответственной работы и требования были соответствующие: честность была одной из основных критериев, умение логически мыслить и выходить из сложных ситуаций, лояльность. Далее подробно описывались профессиональные навыки. По его анализам кандидатов должно было быть немало. Но он также знал, что лучше его и опытнее его не найдется во всей округе. Он с самого детства был окружен теплом и заботой своих родителей. Он никогда ни в чем не нуждался и ходил в самую элитную школу. У его отца была огромная библиотека и уже будучи в старших классах он перечитал всю имевшуюся там литературу. Но больше всего его привлекали книги о создании и ведении бизнеса, управлении людьми и ораторского искусства. На длинных полках в ряд размещались книги по психологии, логике, философии, всевозможные романы. Он всегда находил что-то полезное в книгах. Помнится, он нашел книгу на самой верхней полке. «Мораль как высшая ценность» Прочитав несколько страниц, подошел к отцу, дабы поделиться информацией и вычитал несколько предложений, по его мнению, наивных и абсурдных. Его отец очень гордился им, он ценил его за его целеустремленность, умение находить общий язык с людьми, аналитический ум. И его критические замечания относительно этого высказывания, были тому подтверждением.

Отец незаметно улыбнулся, он вроде как открыто не поддерживал его мнения, но был горд им.

 

И вот наступил день отбора кандидатов на эту должность. В его большом фойе толпилось около пятнадцати желающих вступить в эту должность. Они молча ожидали вызова, опасливо переглядываясь друг с другом, и обмениваясь короткими фразами. Все они понимали, что они конкуренты и доброжелательность была здесь неуместна. Потихоньку количество претендентов убывало и в зале осталось только двое. Тут вышел сам Девон и вызвал одного из них. Стоя возле двери, он увидел, как входит еще один претендент. Тяжелый грузный жук, небрежно одетый, но самоуверенный и самодовольный. Девон, посмотрев на свои часы, заметил, что тот опаздывал ровно на полчаса. По его усталому виду было видно, что тот где-то очень хорошо провел время . Этот фактор был не в его пользу, так как пунктуальность была не менее важным требованием на работе. Он сел на стул рядом с муравьихой, что с беспокойством перечитывала свое резюме и очень сильно волновалась. Тот в свою очередь равнодушно разглядывал фойе. Казалось, что ему в отличие от всех прибывших сюда, не сильно заботила возможность получить работу. И тут дверь открылась, и окрыленный потенциальный ассистент вышел из кабинета Девона.

— Кто здесь Арманда? — высокомерно спросила Дюма, держа в руке список.

— Я, — сказала она и поспешно встала, роняя свои бумаги.

— Пойдемте, — сказала Дюма и проводила ее в кабинет Девона.

— Здравствуйте! — тяжело дыша, сказала Арманда. — При подборе на эту должность моей кандидатуры, я постараюсь не разочаровать вас, – выпалила она, стараясь соответствовать всем нормам рабочей этики.

— Спасибо, расскажите вкратце о себе, — глядя ей прямо в глаза, сказал Девон.

— Вот мое резюме, — сказала она и протянула ему лист бумаги и начала рассказывать о своих выдающихся достижениях в школе.

— Как у вас с логическим мышлением? — коротко спросил он.

— Вы знаете, я получила грамоту на олимпиаде по математике и моя учительница говорила, что из меня выйдет ученая, — сказала она и протянула свою грамоту Девону.

— Похвально, — сказал он, глядя на грамоту.

— Как вы считаете, вы сможете справиться с этой работой? — спросил он.

— Да, конечно, — уверенно сказала она. — Я работала в одной риэлтерской компании и требования были такие же как и здесь, я принимала посетителей. Зачастую приходили разозленные. Я умела ободрить и всегда как бы там ни было, давала правдивую информацию, какой бы печальной она ни была. У меня в характере не опаздывать и даже в школе я не опаздывала. Я всегда была преданна работе. Мой бывший начальник отмечал, что я самая трудолюбивая. Я приходила раньше всех и уходила позже всех.— Только она промолчала о том, почему при всех ее достойных качествах он отстранил ее. Девон выслушал ее до конца. Казалось, что он был доволен всем. Но последняя фраза «до скорой встречи» положило конец всем ее сомнениям. Она счастливая вылетела из кабинета и сочувственно посмотрела на того, кто ждал своей очереди.

— Заходите, — послышалось из кабинета Девона. И грузный тяжелый жук лениво зашел в комнату.

— Как вас зовут? — со скучным лицом спросил он незнакомца.

— Давид, — также скучно промямлил он. Девон решил ввести в курс дела, так как кандидат в большей степени молчал, как будто Девон пришел устраиваться на работу, а не он.

— Нам нужен ассистент, для того чтобы он мог уладить все вопросы, касающиеся продажи ваучеров. Они стоят немалых денег и надо убедить их в том, что эта очень хорошая перспектива. — И тут сонный Давид оживился и спросил, какие проценты он будет иметь. А Девон хотел убедиться в том, что он реально подходит, но это был первый шаг к тому, что он именно тот, кого ищет Девон. Далее он рассказал ему, что это за ваучеры. Они друг друга прекрасно понимали, и Девону не нужно было останавливаться на неприятных подробностях относительно того, что эти бумаги фальшивые, и что за этим ничего не стоит. Обоих интересовала прибыль. А Давид должен был справиться с этой нелегкой задачей, и это было главное. Все вопросы были улажены, и Давид должен был сей же час приступить к работе.

А Арманда уже представляла себя в этом уютном роскошном офисе. Она считала, что создана для этой работы. Она всю свою сознательную жизнь мечтала о ней. Было время, когда такая профессия была не актуальной, и многие не понимали ее выбора. Но ее позиция была неизменна. Ее родители в отличие от других не одобряли, но и не возражали, считая, что она сама должна делать выбор. А в последние годы ее учебы в школе отец поддерживал и говорил, что ей нужно сильно стараться и она достигнет своей цели. Она глубоко верила в это. Правда, пока она шла к своей мечте, ситуация изменилась эта специальность стала востребованной и высоко оплачиваемой и многие ринулись туда, создавая ей конкуренцию. Все предыдущие попытки найти работу были увенчаны провалом. Но в этот раз нет. Наконец-то она добилась своего. Через день, два она выйдет на работу, и никаких вестей из этой редакции не было. Она сама решила пойти и узнать в чем дело. Она шла и по пути анализировала « Ведь он мог взять кого-то другого. Нет, ну почему тогда он больше всех задержал ее. И грамота его впечатлила. Ведь она пришла первая и все больше пяти минут не задерживались, а тут он с интересом выслушал все, что она говорила, и что самое важное он сказал « до скорой встречи» зачем бы он так сказал бы, он скорее всего сказал бы « До свиданья», хотя он мог взять того последнего, опаздывавшего. Нет» и тут ей стало смешно. Тот уж совсем не годился. И не найдя ответа она дошла до конторы. Она подождала немного в том же самом фойе. Она хотела увидеться с самим Девоном и разъяснить ситуацию, но вышла Дюма и сказала, что уже давно эта вакансия занята. Она сильно расстроилась, и ей ничего не оставалось, кроме как возвращаться домой. Она медленно дошла до коридора и увидела радостно выходившего из машины Девона и того, который по ее мнению совсем не годился на эту работу. Девон прошел мимо, как — будто не помнил ее. А тот «неудачник» остановился.

— Привет, — весело поздоровался он.

— Привет, — тихо ответила она. — Ты здесь работаешь?

— Да не так давно. Но уже провернул несколько сделок, за что мне Девон обещал хорошее вознаграждение… В виде бонусов, — широко улыбаясь и поправив очки на лице, сказал он.

— Поздравляю, — с дрожью в голосе сказала она.

— Ладно, мне пора — рад был бы пообщаться, но дела не ждут, — он был надменен и отлично понимал, что она расстроена из-за работы, но это только радовало его и подогревало честолюбие.

— Пока, — улыбаясь прошептала она и пошла дальше. Она не чувствовала ног под собой, ей казалось все части тела живут отдельно друг от друга. Еле дошла до тихой речки, села на корточки и заплакала. Ее терзало то, что по ее мнению казалось, что она недостаточно умна, неспособна, плохо старалась, а самое ужасное она завидует тому, у кого получилось. Арманда сидела, видя свое отражение в воде, и прямо в ушах звенели слова отца: «Надо стараться, дочка, и ты достигнешь своей цели». Слезы капали прямо в воду и исчезали в волнах, также как и ее мечта, затерявшаяся в жестокой реальности.

 

Приближалась зима. Дни становились холодней. Диего встал и вышел во двор. На улице шел дождь. Он занес дрова в беседку, чтобы не промокли. И начал помогать своим детям собираться в школу. Через некоторое время, когда вся семья Адамс вышли на улицу, уже шел мелкий снег и дул холодный ветер. И он решил попросить у Морена его машину. Но к удивлению дверь не открыли. Диего не мог понять того, куда в такое раннее утро мог пойти Морен. Он и не подозревал, что тот совсем слег. Морен слышал стук в дверь, но все же не мог подойти. Дети Диего пошли пешком, а сам он сидел и думал, что же случилось с Мореном. И когда настал вечер он решил еще раз зайти к нему. История повторилась, но вдруг он услышал тяжелый кашель и потом сообразил, что тот сильно заболел. Диего стоило немало труда, чтобы открыть дверь и войти. На кровати лежал обессиленный, бледный Морен. Не тратя времени даром на пустые слова, он пошел в другую комнату и вынес теплое одеяло и накрыл им Морена. Он сильно ослабел, не принимая никаких лекарств и плохое питание, также послужило причиной такого состояния. Он принес горячего чаю и потом пошел к себе домой. Его жена была ошеломлена рассказом мужа о положении Морен, и тут же принялась за приготовление еды. Она в тот же день решила самой наведаться к нему. Они оба чувствовали себя виноватыми, что на протяжении такого времени не поинтересовались его здоровьем, хотя видели в последний раз его ужасное состояние. Они вдвоем пришли к Морену. Казалось, что ему стало чуть лучше, и когда он увидел жену Диего, Соню, идущую за ним, ему стало не по себе. Она налила суп в глубокую тарелку и поднесла к нему.

— Морен, ведь мы даже и не могли подумать, что эта болезнь зайдет так далеко, — не здороваясь и как бы извиняясь, сказала она. — Мы думали, что это обычный кашель.

— Это и есть обычный кашель. Это не болезнь, а лень занесла меня далеко, — подшучивая сказал Морен.

— Да ну, ты, — с улыбкой сказал Диего и начал с ложки кормить им Морена.

— Вам не стоило беспокоиться, еще день повалялся и встал бы, — сказал он.

После принятой еды и отвара ромашки, которую ему приготовила Соня, ему стало намного лучше, и он даже повеселел. Какое-то время они побеседовали, и Диего с Соней пошли домой, Морену надо было отдыхать.

К ночи снега намело достаточно. Мелкий снег перешел в обильный снегопад. Деревья изгибались под тяжестью снега. Земля вся была покрыта снегом. И везде вокруг было белым— бело. Соня хлопотала на кухне. Сен и Мер сидели и спорили о чем-то. А Адлен тянула отца за рукав, чтоб он рассказал на ночь сказку. День ее был насыщен, она была сильно утомлена и она скоро заснула. Поцеловав ее, он хотел выйти на улицу, чтоб закрыть калитку. Надев свои старые ботинки, и накинув на плечи пальто, он ступил во двор и онемел. Его ботинки провалились в снег. Снега намело, чуть ли не до колен. Вокруг было так красиво и сказочно. Но он почувствовал что-то недоброе. Закрыв калитку и дверь дома, он обошел всех членов своей семьи. Он еще раз порадовался тому, как удачно сложилась у него жизнь. Что у него есть такие дети, жена. Был рад тому, что у него есть такой друг и сосед как Морен, что он живет в таком красивом месте. Он лег рядом с женой и поцеловал ее спящую. Какое –то время он лежал и какие-то мрачные мысли лезли ему в голову. Вокруг стояла угрожающая тишина. Через час он уснул. Проснувшись рано, он не мог понять, это кошмарный сон или реальность. Из окна было видно, что все лежит в беспорядке. С реактивной скоростью он оделся и вышел на улицу. Картина была страшная. Его беседка и прилегающие к ней пристройки были обвалены от тяжести снега. Соседские дома тоже были развалены. Он был в ужасе. Он стоял, оцепенев, и вдруг раздался плач Адлен. Диего в ее комнату и увидел, что стена, возле которой стояла кровать тоже начала разваливаться, с каким-то тревожно-страшным звуком.

— Папа, что это? — неистово заплакала его дочка.

— Это снегопад всему виной, — дрожа, ответил он. В других ситуациях он всегда находил то, чем можно было бы ободрить успокоить. В этом же случае он не знал, что сказать. А его бледное лицо и дрожащий голос еще больше наводили страху. Она лежала, боясь встать, с широко раскрытыми от страха глазами и все время глядела на отца, надеясь услышать что-то хорошее. Но Диего нечего было сказать. Через короткое время прибежали Сен и Мер, такие же напуганные. Затем подошла его жена с печальными глазами и села на кровать Адлен. А снег продолжал валить крупными хлопьями. И не видно было конца этому снегопаду. Они так молча просидели до вечера, каждый, думая о своем. Стояла тяжелая тишина, и было слышно, как ломаются деревья, а что самое ужасное так это то, что крыша его дома, в которой находились они начала разваливаться с ужасным треском. Диего вышел в веранду, и, взяв себя в руки, решил выйти во двор, но безуспешно. Снег был уже по пояс. Деревня, которая еще месяц назад цвела и радовала жителей, превратилась в груду мусора. А снег все падал и падал.

 

Впервые в своей жизни Диего не видел выхода из создавшегося положения. Они с тяжелым сердцем выждали утра следующего дня. Диего и его жена почти не спали. Они боялись, что потолок упадет прямо на них и убьет их. И решение покинуть это место пришло незамедлительно. Кое— как собрали вещи, оделись в теплую одежду и отправились. В никуда. Диего посадил Адлен на спину. Жена взяла немного еды на дорогу. Им было нестерпимо больно видеть свой дом в таком состоянии. Сен вышел со двора последний и со слезами на глазах, закрыл калитку. Единственное, что осталось целым от снегопада. Они шли и шли, голодные, уставшие. А Диего думал, как он не смог предусмотреть такое. А все дело в том, что он поверил этой Дюме. Этой бессовестной, безнравственной, алчной личности, которая кроме своей выгоды ни о чем не думает. Ему живо представилась картина, где она сложив руки на груди, рекламировала эту местность: « Диего, это место просто создано для тебя. Прекрасная природа, никаких наводнений, засухи. И вообще за всю историю здесь не было никаких стихийных бедствий. Ну, на что ты надеешься, живя в Сабо. Здесь даже нормально помыться нельзя… И так она тараторила каждый раз, принося свой журнал. И сейчас он остался без крыши над головой с детьми, без средств к существованию. И что самое главное без веры, без надежды на будущее. С такими мыслями он шел, неся Адлен на своей спине, и увидел перед собой глубокую канаву. Он со своей семьей спустились вниз и доели последнее, что у них оставалось. Они сидели, печально опустив головы, и услышали какие-то шорохи, шепот. Это были его односельчане. Они были также изнурены, также измучены. Раньше они знали и видели друг друга, но поскольку семья Диего жила где-то в середине села , а их односельчане на окраине, им особо не приходилось общаться. Но тут у них была общая беда.

Молодой односельчанин заговорил первым.

— Это и есть конец света, — сказал он, разделяя свой пессимизм и считая, что это самый правильный подход к общению.

— Да, — тихо сказал Диего, он был согласен с ним, но ничего не мог сказать. Он не хотел пугать детей, своими худшими прогнозами.

— Мы в той местности прожили пять лет, построили дом, обжились хозяйством и — вот те на.

— Мы тоже не подозревали, что такое случится, – вмешалась жена Диего. — Мы раньше жили в Сабо, там построили дом, было все прекрасно, имели свой сад, огород и вот речку направили в другую сторону и тут наше счастье кончилось. Переехали в Бизо, опять с нуля, дом, пристройки, огород. И даже в кошмарном сне нам не предвиделось такое — печально сказала она.

— Самое страшное, куда идти и с чего начать, — продолжил ее мысль односельчанин.

— И главное, как начать, — закончила она. Дети внимательно слушали их печальный разговор, а Диего сидел потрясенный не способный думать и рассуждать. Немного посидев, они двинулись в путь, но уже вместе. По пути они говорили о хорошем, о плохом, о прошлом, о призрачном будущем. Позже, к ним присоединились другие односельчане. И так они дошли до обширной долины. Снега с каждым разом становилось все меньше и меньше. Здесь они решили сделать остановку и как-нибудь подкрепиться. У семьи Адамс давно кончилась еда. Доброжелательные попутчики пригласили их за трапезу. Им было неловко принять их просьбу, но и отказываться не могли, дети были голодны, и сами они испытывали последние силы. И тут Диего вспомнил Морена и то, что тот был сильно болен. Он резко вскочил и оглянулся, нет ли его среди остальных. К великому сожалению его там не оказалось.

А в это время Морен карабкался на пригорок, для него это было сравнимо с поднятием в крутую гору с огромным мешком. Он так плохо себя чувствовал. Когда ушел Диего с женой, он пошел закрывать дверь и увидел большие сугробы. Тут его старческое чутье подсказало, что это не к добру. Три дня без сна отняли у него силы, и он уснул быстро. Проснулся ближе к полудню и за окном увидел тот же кошмар, что и Диего. Также он видел, как уходил Диего со своей семьей. Он догадывался, что они покидают это место. Он же в свою очередь думал, что его смерть наступит скоро, и никуда не спешил, оттого-то ему стало дурно, видя, как его близкий друг и соседи уходят навсегда. Но, полежав немного, он почувствовал какой-то прилив сил, и инстинкт самосохранения заставил его защищаться. Он встал, надел теплый вязаный свитер, безрукавку, толстые брюки. Собрал всю еду и немного оставшегося отвара ромашки, накинул пальто и двинулся в путь. Выйдя на улицу, он тут же вдохнул холодного воздуха. Кашель активно начал знать о себе. Он кашлял через каждую минуту, и это задерживало его движение, а состояние его ухудшалось. Так он доволокся до окраины села. Он оглянулся назад, пройдено было немало, возвращаться не имело смысла, и он по инерции шел по истоптанной дорожке. Так он дошел до канавы. Он здесь решил избавиться от еды и съел все, что было у него, выпил отвар, которую ему дала Соня, и двинулся дальше. Надо было взбираться через канаву. Склон был крутой. Для здорового существа, он не слишком труден, но для Морена это было огромной задачей. Собрав последние силы, он полез на склон. И когда оставалось сделать два-три шага до вершины, он поскользнулся и упав, сломал себе ногу. Он упал прямо в канаву. Дикая боль раздирала его. Никогда в своей жизни он не чувствовал себя таким одиноким и беззащитным. Вокруг не было никого. Ни друзей, ни соседей, ни детей, которые, уехали в поисках счастья. Внутренняя боль была настолько сильна, что Морен даже перестал чувствовать боль и жжение в груди, боль в ноге и навязчивый кашель. Он лежал и думал:. «Все в мире существует для создания и уничтожения. Вселенная создает природу, животных, людей и уничтожает это все: насылая наводнения, землетрясения. Животные, служат неотъемлемой частью природы, украшая и создавая разнообразие в мире природы. Но это не мешает им варварски губить своих братьев менее сильных. Насекомые, и то вносят некий вклад в природу, разрыхляя почву, но обжирая все растения, которые так хотят жить. Растения создают первозданную красоту, дарят жизнь всем существам и жертвуют собой ради жизни других, но также цинично могут отравить массы живых существ. Люди проводят эксперименты. Ими созданные теплицы дают еще большую возможность растениям жить, создают специальные приборы для увеличения исчезнувших рыб. Путем искусственного отбора создают различных животных. Но также ум одного человека может стереть с лица земли все, что создавалось природой веками. И это как раз то чем они успешно занимаются. Есть некий баланс, между прекрасным и ужасным. А насколько равно распределены эти силы. В какой степени зло компенсируется добром и наоборот». Так философствовал старый Морен. Но он забыл спросить себя. Справедливо ли было то, что он лежит в этой канаве один, без единой, живой души. Без детей, которых он вырастил, оберегая их и которые, уехали в поисках лучшей жизни и волею судьбы ни разу не могли наведаться к нему. Без тех, с которыми он жил и соседствовал, помогая им мудрым советом, защищая их интересы и наживая тем самым себе врагов. Без друга, которого он любил и любил его детей, также как своих. Умирает в чужом месте, с ноющей болью в ноге и груди. Он лежал, закрыв глаза, и ощущал себя в другом мире, полном красоты и благоденствия. Он уже понимал, что скоро кончатся мучения, он покинет этот жестокий мир, и напоследок захотел посмотреть на небо. Оно было серое и как-то угрожающе нависало перед его лицом. Одна снежинка упала прямо в глаз, и он опять закрыл глаза. Это были последние минуты в жизни Морена.

 

Беда обошла стороной Жука Девона, поскольку его офис был построен с учетом всех природных условий. Но распространяться об этом ему было незачем. Каждый отвечает за себя, таков был его принцип. Но в этот раз и они оказались в трудной ситуации. Все владельцы ваучеров поочередно ходили в офис, уже требуя информацию о местонахождении участка земли, куда они получили разрешение. Они не знали, что делать. Девон и Давид сидели и размышляли, как выйти из данной ситуации. Девону донесли информацию об исчезновении Морена.

— А кто такой Морен? — спросил Давид. Он был новичком в его штате и не всех подписчиков знал по имени.

— Это старый мудрец, муравьиный авторитет, — с сарказмом сказал Девон.

— А чем он авторитетен? – поддерживая его иронию, спросил Давид.

— Да тем, что лезет не в свои дела, пытается изменить чужую жизнь, когда свою надо налаживать. Подходил несколько раз со смешными идеями, — положив одну ногу на стол а другую накрест и листая журнал, — недовольно сказал он.

— То есть при всех своих достоинствах пользуется уважением, — закончил его мысль Давид, стоя у окна и что-то там разглядывая.

— Именно, — сказал Девон.

— Мне кажется, это ситуация как раз таки поможет нам. Нам надо как— то отвлечь этих прилипал. Вы знаете, что многие корпорации, а мы в числе их или вернее будем в их числе, закрывают свои темные делишки, оказывая финансовую или гуманитарную помощь, оказавшимся в беде согражданам. — Девон развел руками, давая ему понять, что это абсурдная идея. — А тут нам даже и этого не надо делать, просто умно подстроить — сказал Давид.

— Как это ты себе представляешь? – У Девона заблестели глаза.

— Наша компания в рамках поддержки оказавшимся в беде жителям деревни Бизо выделила финансовую помощь. Обязательство по покупке одежды, питания и прочих необходимых вещей взял на себя старейшина села Морен Райт, — выразительно сказал Давид, как будто вычитывал из журнала.

— Впечатляет, — сказал он с довольной улыбкой. — Ну а как быть, если он вдруг появится, и все опровергнет.

— Ну, сколько лет этому старому хрычу? — Девон на пальцах показал его возраст. — Бьюсь об заклад, он умер там где-нибудь в своей лачуге, под обвалом потолка. А если и выбрался, то он не смог выжить в такой пурге.

— То есть ты предполагаешь… — начал было Девон.

— Его нет в живых, — коротко сказал Давид.

— А если он воскреснет, то возьмешь это дело на себя, — с ухмылкой спросил он.

— А если воскреснет, то буду отвечать я, – с насмешкой сказал он.

— Ну, смотри, — сказал Девон, подойдя к нему и обняв его за плечи. Он был рад тому, что не ошибся в выборе ассистента. Он обладал отличным логическим мышлением и цинизмом, которого, не хватало у других кандидатов. Время было вечернее, и тут Девон приказал принести кофе, чтобы как-то расслабиться и отметить, свою новую идею. Дюма, накрасив губы, собиралась идти домой и совсем не обрадовалась, услышав такое поручение. Ее бесило, что Давид, стал правой рукой Девона, и все вопросы он более стал обсуждать с ним. Налив в миниатюрные кружки кофе, она зашла, поставила их на стол перед Девоном, и не говоря ни слова, вышла.

 

Через два дня семья Адамс и их попутчики дошли до одного ненаселенного пункта. Утомленные и истощенные, они сели на длинное бревно, лежавшее поперек пути. Все сидели молча, не было сил говорить о чем-либо. Всем хотелось, есть и пить. Но ничего съестного у них не осталось. Сен и Мер сидели и оглядывались по сторонам. Вся окружающая среда сильно отличалась от тех покинутых мест. Это была огромная равнина без какой-либо живности. Возможно, здесь и росла трава, но наверняка она высохла осенью. И было бессмысленно думать о том, чтоб оставаться здесь жить. И это еще больше расстроило их. Они не знали, сколько еще придется идти. Сен побежал в сторону захода солнца в надежде найти колодец. Ему немало пришлось пройти, пока он не услышал тихое журчанье маленького ручейка. Он был такой маленький, что казалось, она высохнет, если выпьют все жаждущие. Он подошел и набрав в руки выпил воды. Радостный он начал махать руками и звать своих родителей. Все дружно встали и поспешили в ту сторону. Они были очень рады и были благодарны Сену за то, что он нашел эту речку. Выпив поочередно воды, они немного повеселели и начали беседовать и говорить о том, как дальше следует им действовать. И тут подул легкий ветер, и все неосознанно посмотрели в ту сторону, откуда дул ветер. Вдалеке виднелись кончики веток деревьев. А вокруг была пустыня. Выбирать было не из чего. И они, собрав свой скромный скарб, двинулись в путь. К вечеру того дня они уже были на том месте. Этот край был точной копией той деревни, которую они оставили. Если визуально представить там дома, пристройки и все то, что им удалось там соорудить, то это была сама деревня Бизо. Все удивленно заулыбались, будто нашли свой родной уголок. Их мучения остались позади, и они вздохнули с облегчением. Как бы печально и трудно ни было, нужно было опять строить жилье, добывать пищу, растить детей. Все это они прекрасно понимали, и немного отдохнув, начали распределять участки. Стали дружно обсуждать, кому и где жить. И только Диего стоял безучастный ко всему этому. Когда участки были распределены Диего и его семья, постелив на землю свои вещи и накрывшись, легли спать под открытым небом. На их благо погода была не слишком суровая. Утром следующего дня его разбудила Соня.

— Диего, ты и представить себе не можешь, на нашей территории, оказывается, есть колодец. Вставай, посмотришь, — сказала она и силой потащила его к тому месту. Колодец был такой маленький, что еле слышно было, как он течет. Если вернуть время на год назад Диего бы оценил, насколько чиста вода, и как им повезло, что им случайно досталась такая земля. Но Диего равнодушно улыбнулся и вернулся назад. Накрывшись тонким одеялом, он лежал, и смотрел в небо. Ровное чистое бесконечное небо. Именно такое у него было состояние души. Чистые намерения, бесконечные тревоги. В чем смысл жизни? Не знаю, не могу сказать?

Смысл жизни был у Девона и ему подобных. Иметь все и любой ценой. И в этот раз узнав, что жители деревни Бизо покинули свои места он решил разведать их сам лично. Ему не доставляло большого труда найти их, так как следы прямо повели его к тому месту. А ехал он на своей машине, купленной недавно. Он остановился прямо у дома Диего. Все переселенцы собрались вокруг него. Он поздоровался и широко улыбался всем, обнажая свои ровные красивые зубы. Те, кто его не знали, могли бы принять его щедрым, великодушным и добрым. Он, сняв очки, живо интересовался судьбой бедных муравьев, сильно переживал о случившемся.

Девон обошел участки всех муравьев, давал им советы и к вечеру того дня уехал. Он был счастлив оттого, что нашел решение своей проблемы, и распорядился о том, чтобы немедленно вызвали его ассистента.

—  Теперь мы можем спать спокойно, — попивая кофе, торжественно сказал он, входившему Давиду.

— В каком смысле? — не понял Давид.

— В таком, что теперь окончательно отвяжемся от этих придурков, «счастливчиков» которые позарились на наши ваучеры. Я узнал, куда направились эти муравьишки, поговорил с ними, разведал их территории. Сегодня же на фирменном листе напечатай имена обладателей ваучеров и укажи координаты.— И начал объяснять ему, где есть незанятые участки. – Завтра же вызови их всех, вручи им эти бумаги и на моей машине отвези их туда.

На следующий день к месту назначения прибыли все владельцы ваучеров. Девон был сам удивлен их численности. В фойе толпилось около двенадцати муравьев, сияющих от радости.

Наконец после долгих, мучительных ожиданий и отчаяния, они будут доставлены на свое законное место.

На самом деле это место никак не походило на то, каким он выглядел в журнале. Но оспорить это было невозможно. Зимой цветы не растут и если и росли какие-то деревья, нельзя было с точностью сказать, что они не те, эксклюзивные. Удача опять-таки была на стороне Девона, что именно зимой им пришлось прибыть туда.

Дену Джейсону по счастливой случайности, попался участок земли с множеством деревьев, а на земле валялись сломанные прутья, что облегчало ему постройку дома. И он был безмерно счастлив этому. Он решил обойти это место, и каково было его удивление, когда он встретил всех жителей деревни Бизо, которые уехали из Сабо. Он прекрасно знал, что те и не собирались покупать ваучеры, но для твердой уверенности он спросил их об этом , а они объяснили ему, как они нашли это место. Его злости не было предела. Как! Он потратил на это все свои деньги, а эти халявшики просто будут жить здесь. Он был готов разорвать Девона на куски, но успокоившись, решил собрать всех друзей по несчастью и пойти в офис Жука Девона. Желающих отомстить Девону собралось немало.

 

Ден и его друзья по несчастью собрались возле маленькой канавы, недалеко от его дома. Вначале они решили пойти толпой и вывести Девона на чистую воду, но рассудив пришли к мнению, что на первый раз лучше поговорить по хорошему и вернуть свои деньги потраченные на ваучеры. И если это не подействует, то пойти всем и силой заставить Девона выплатить их кровные последние деньги. Выбрали самых красноречивых, уверенных в себе вкладчиков. Толпа дружно проводила их и рассыпалась.

Ден и двое вкладчиков шли и не заметили, как прошли половину пути. Возмущению их не было предела.

— Вот почему я не прислушался к жене, ведь она говорила, что этот Девон, обманщик, а его журнал является инструментом достижения его грязных целей.— Обиженный вкладчик до того размахивал руками перед лицом Дена, что тому каждый раз приходилось откидывать голову назад.

— Нет, ну кому в голову могло прийти, кроме как этому подлому обманщику, что так можно продавать землю ему не принадлежащую, — возмущался другой.

— Да он за все заплатит, я вам гарантирую, — успокаивал их Ден. – Сегодня же будет решен этот вопрос. Он как миленький вернет нам наши деньги да еще компенсацию заплатит. Все эти выродки, не потратив ни гроша лежат и задницы себе греют, — говорил он намекая на Диего.

— А эти мои соседи, да у них и гроша не было, а поселились на самом выгодном месте, — продолжал его собеседник.

— Ну, ничего, справедливость будет на нашей стороне, – сказал Ден.

— Мне как-то и нет дела до других, пускай живут, — сказал второй. — Мне бы свои деньги вернуть и все.

— Да нет, это не то, что я завидую им, просто обидно за то, что нас так подло обманули.

— Да и я никогда не завидовал, скорее всего мне завидовали, вот почему у меня теперь проблемы, — сказал зло Ден.

— Это Дюма, она еще пожалеет, все время мелькала у меня под окном со своим журналом. «Остров мечты, остров желаний. Не скупитесь, покупайте ваучеры!» Как будто они такие дешевые. «Для вас специальные скидки!» И что я ее не послал со своими скидками! — орал он.

— Не то чтобы послать, ее разорвать надо, вошла всем в доверие, продавала все журналы по двойной цене, так ей и этого не было достаточно.

— Она и этот Девон спелись с первых же дней, ведь как, рыбак рыбака видит издалека. Ну, это их радость долго не продлится, — продолжал злиться первый.

— Я слышал, что Девон и Дюма отныне не ладят как прежде. Дюма, работая на полную катушку, рассчитывала на большее, а Девон не поддался, — сказал второй и они дружно рассмеялись.

— Девон крепкий орешек, его не просто обмануть. Даже Дюме, которой удалось обмануть всех нас, — грустно закончил Ден. На этой печальной ноте они дошли до офиса Девона.

Открыв свежевыкрашенный забор, они вошли во двор. Двор, был выложен разноцветными камнями. Такую красоту мог сделать ни кто иной, как профессиональный дизайнер. По узкой дорожке они вошли в коридор и затем в фойе. Давиду было доложено о личностях прибывших. Он сам вышел и приветствовал каждого рукопожатием.

—  Как вы поживаете? Я вижу вы устали. Новое место жительства требует к себе огромного труда. Но как мне кажется вы не из тех, кто сидит, сложа руки, — широко улыбнувшись, сказал Давид. Те положительно улыбнулись. Он немедленно распорядился о кофе, а также им были предложены сладости. От такой роскоши и чрезмерного внимания, они стали чувствовать какую-то робость. Та смелость понемногу угасала.

— Насколько мне известно вам достался лакомый кусочек, — сказал он, обращаясь к Дену. — Рад за вас, ведь я тоже мечтал иметь в своем дворе речку. Но повезло вам, — выпив глоток кофе, с довольным лицом сказал Давид. Ден согласился и, опомнившись, решил начать разговор, за которым проделал такой путь.

— Да, ну есть одна проблемка, — начал было Ден, но был прерван.

— Проблемка это ничего, бывают проблемы, – хохоча и переводя разговор в другую сторону, сказал Давид. — Поработали бы у нас, и вы эти ваши проблемы не стали бы называть проблемой.

— Но все дело в том, что мы купили ваучеры, — начал другой вкладчик. А Давид в это время набирал номер.

— Дюма сообщи всем, что совещание, которое было назначено в четыре по сложившимся обстоятельствам, переносится на три, — громко сказал он.

— Дело в том, что мы купили ваучеры, — опять начал вкладчик, но уже тише, чем в первый раз.

— И в чем проблема, вам не досталось участка? – спросил он, как будто не понимая о чем идет речь.

— Нет, — громко возразил он.

— Дюма, принеси мне список тех, кому были распределены земли, — скомандовал он. Она подошла с недовольным лицом и положила на стол бумагу.

— Как ваша фамилия? — пробегая взглядом по списку, спросил Давид.

— Нет, досталось, но дело не в этом, — виновато улыбаясь сказал тот. Давид положил на стол бумагу и посмотрел на него, так как будто тот не понимал, о чем говорил. От этого взгляда он еще больше оробел. Чувствовал себя полным дерьмом.

— Мы купили ваучеры, — набравшись смелости, сказал Ден. – Но не все этого сделали, — понизив голос, сказал он.

— Вы имеете в виду скидки, — спросил он немного раздраженно, сложив руки на грудь и откинувшись на кресло. Он делал вид, как будто не понимал в чем речь. – Насколько мне известно, вы получили ваучер по очень выгодной скидке? — Что было парадоксальным, так это то, что ни один из владельцев не знал реальной стоимости этих ваучеров. Девон сам назначал сумму для каждого жителя исходя из их финансового положения и для него же делал скидки.

— Да,… все правильно, — сказал он. Но другие жители этого места… — хотел было продолжить он

— Другие, те, они, — поддразнил он его, видя их затруднительное положение.— Когда мы научимся жить в гармонии с собой. Всегда сравниваем себя с другими. У того лучше, у меня хуже. Тот богаче, я беднее. И тем самым делаем себя несчастными. Просто живите для себя, – сказал он, как будто его беспокоило его душевное состояние.

— Да вы правы, — ответил Ден. Он был сконфужен и не понимал, почему им всем приходится соглашаться с Давидом, всегда говорить «да» ведь совсем недавно их ярости не было предела. На них было оказано такое психологическое давление, что в какое-то время они забыли цель своего визита. Давид все преподносил так, что они совсем запутались, а он жертвует своим временем, отвечая на их глупые вопросы.

— Я считаю, что раз другим досталась земля без каких— либо ваучеров, то и мы должны были их получить, — выпалил его горе-сосед. В это время вошел Девон. Давид сделал вид, что не расслышал последних фраз. Демонстративно встав, он вышел навстречу Девону и пожал ему руку. А тот начал расспрашивать вкладчиков, как они дошли, какая там погода, у кого сколько детей. Самое время было вспомнить о Морене.

— А что известно про господина Райт? — спросил он. Те непонятно посмотрели на него. — Ну, там про Морена. Нам было досадно узнать, что вам так и не дошла помощь, которую мы оказали. Мы направили в качестве гуманитарной помощи половину нашего годового бюджета. Нельзя было равнодушно смотреть, как вы пострадали от такого случая. Учитывая уважение, которую вы питали к господину Морену, мы доверили ему. Кто мог подумать, что он может так бессовестно поступить. Забрать все и скрыться. Ведь вы его так ценили и уважали. Мне очень жаль. — Давид подмигнул ему, и он посмотрел на часы.

— Да, мы уже должны начать совещание, но я рад, что наши гости разъяснили ситуацию, — твердо сказал Девон, кладя стопку бумаг на стол. Те озадаченно встали. Давид пожал им руки и напоследок сказал.

— Мне мой отец говорил, что зависть всегда мешает жить. Надо учитывать свои возможности, желая большего. Всего доброго и удачи на новом месте.

— До свиданья, — сказали они и направились к двери. Они уносили ноги, а внутренний голос подсказывал, что не все сказано. Но другого выхода не было.

 

Все попытки остальных владельцев вернуть свои деньги увенчались тем же «успехом». Каждый проделал путь, и никому ни умом, ни силой, не удалось вернуть свои бессмысленно потраченные сбережения. А Диего лежал на том же месте, укрывшись в одеяло, и не мог встать, как бы ни грызла совесть при виде старающихся членов его семьи сделать какое-то укрытие от холода. Он обернулся спиной к речке, дабы не видеть эту картину. Мысленно этот маленький ручей превратился в огромную реку, которая уносит бревна, огромные камни. Он представил себе, как он подходит к ней, и поскользнувшись с мокрой травы, медленно падает. Она уносит его далеко, далеко, от этой тяжелой действительности, безысходности, от состояния беспомощности. И он не чувствует боли, ударяясь о камни, а задыхаясь водой он чувствует приближение конца его душевным страданиям. Так он лежал, пока не услышал, чьи-то шаги.

— Ну, и что распластался? — крикнула на него муравьиха, что расположилась рядом с ними. — И не стыдно валяться, когда твоя крохотная дочка тащит огромные бревна?

Диего сел и увидел наполовину сделанный шалаш. А Адлен и в самом деле тащила бревно вдвое превышающий ее размер.

— Да, надо вставать, — тихо сказал он.

— Вот я не понимаю и зачем нам нужны мужья? – не унималась та. — Вот мой тоже возмущается: "Когда нашим бедам придет конец?" Слушай, как тебя звать-то ? — спросила она, перейдя в более дружелюбный тон.

— Диего, — ответил он.

— Диего, по правде говоря, я не пришла читать тебе нравоучений, так уж случилось, что мы соседи. И во избежание споров и недомолвок нам следует закрепить территории. Вот эта часть, начиная от того бревна, до этого камня ваша, вернее, твоей семьи. А вот эта… — продолжала она водить палкой по земле, расчерчивая линию.

 И Диего для себя сделал вывод, что как бы их ни забрасывала судьба в разные концы света, приходится жить, строить и отвоевывать свой кусок земли.

 

© Абдразакова Б.Т., 2010. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 2227