Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие / Главный редактор сайта рекомендует / Молодежное творческое объединение "Ковчег"
© Сагайдак Д.А., 2010. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 27 июня 2010 года

Дмитрий Александрович САГАЙДАК

Декаданс

Второй сборник стихов молодого бишкекского поэта, участника литературной группы «Ковчег», исполненный в декадентском стиле, – однако вполне современный. Ранее не публиковался.

Страница автора в Интернете: http://www.stihi.ru/avtor/ds777

 

Ода горам

Не веря в быль, не веря в чудо,
Я шел. Кругом лишь белый снег.
«Как мал, но горд ты, человек!» -
Кричали горы мне повсюду.

Там, где небесные чертоги,
На скользком стыке двух миров,
Касаясь жидких облаков,
Невольно вспоминал о Боге.

Вокруг меня царили Горы,
С ума сводила тишина,
И я был пьян, как от вина,
Несокрушимы их просторы.

И так хотелось с ветром слиться,
Парить свободным среди скал,
Где счет минутам потерял,
Забыв обыденные лица.

Среди вершин непокоренных
Здесь всех равняет высота,
Нет страха, боли, лишь мечта,
И нет надуманных законов.

Я, грешный сын людской породы,
В горах нашел свой мир чудес.
И больше не ищу небес,
Они со мною, зов свободы.

6. I. 2009

 

Я слушаю ветер

Я слушаю ветер.
В вечерней прохладе
Так тихо звенящая песня летит.
Подобно монете,
При полном параде,
Луна на краю горизонта блестит.

Синеет в округе.
Фигуры деревьев
Неспешно свой тихий ведут разговор.
И горные дуги
Возвышенно реют,
И скрытую мудрость таят с давних пор.

Холодные воды
Небес озаренных
Глубоким сияньем искрящихся звезд
Даруют свободу
Душе раскаленной,
Взметнуться над телом в безудержный рост.

Застывшее время.
И ветер чуть слышно
Поет мне на древнем своем языке.
И в тихом теченье,
В покое бездвижном
Я снова плыву по огромной реке.

Январь 2009

 

Darkness

Darkness in the sky
Light has disappeared.
Demons of the night,
Symphony of fear.

They don’t let you go,
Anything you do.
If you tell them no,
You will be untrue

Darkness’ all around.
It burns like a flame.
You’re still falling down
To the world of pain.

Darkness in your eyes.
Feel the morbid smell
You’re just paying price
On the gate to Hell.

28. I. 2009

 

Книга судьбы

Воздух уставший горит в высоте,
Плавится время как воск от свечи,
И, дирижируя хором страстей,
Небо с холодной усмешкой молчит.

Ветер листает раскрытую книгу судьбы,
Снова и снова решая, быть или не быть.

День догорает углями костра.
Тихо считая, что было, что есть,
Думаешь, все это – просто игра,
Но между строк забываешь прочесть.

В мире, скрепленном страницами книги судьбы
Все повторяется: числа, слова и ходы.

В калейдоскопе ста тысяч имен
Вновь на двенадцати сходится круг.
Солнцем прочерчен как вечный закон
Каждого шаг, сердца каждого стук.

Тонким пером в беспристрастную книгу судьбы
Вписаны древние знаки священной мольбы.

В старых часах вновь струится песок,
Дни и часы исчезают во мгле.
Что-то толкает бежать со всех ног,
Чтобы забыть все на этой земле.

Можно сбежать от себя, от мечты, от любви,
Но не сбежишь со страниц вечной книги судьбы.

19. II. 2009

 

Другая жизнь

В полночной дымке яркий свет,
И шесть шагов сближают стены.
Обрывки слов, туманный след
Ты склеить пробуешь неверно.

Другая жизнь! Дрожит рука,
Волненье обжигает мысли,
Но рвется памяти строка,
Осколки врозь как будто брызги.

Другая жизнь! Ты ею жил
Всего лишь несколько мгновений,
Держа в руках весь этот мир,
Несокрушим был мысли Гений.

И понял ты, что был слепцом,
Хотя и обладал глазами.
Лишь миг – и исчезает сон
Оставив разочарованье

Твой крик сквозь серый полусвет
Сон чей-то чуткий потревожил.
Упреком прозвучал ответ,
И палец у виска. Быть может.

А завтра будет новый день.
И ты продолжишь жить. Как все.

Февраль 2009

 

Тоскливое

Закрылась дверь, пахнув тоскливо-черным.
Знобящий вечер городских дорог.
Ты шел и думал, как смешно и вздорно
То, чем так плотно забивал ты мозг.

Рекламный блеск надрезом по сетчатке.
На улицах пропахших кабаков
Фортуна, помахав рукой в перчатке,
Ушла дурачить новых чудаков.

А ты, наивный и смешной мечтатель,
С таким упорством, ждавший день, когда…
Лишь только нервы зря свои потратил.
А получилось снова «как всегда».

Кидай монету в шляпу музыканта,
Коль все твои старанья – только грош,
Топи в вине остатки от таланта,
Пока всю жизнь в копейку не сведешь

Закончено 1. III. 2009

 

Чудной

Печаль, старинная подруга
Явилась словно на беду.
Ты бледен, будто от испуга,
Увяз в очередном бреду.

Привязан крепко миражами,
Витаешь в облаках с мечтой.
Тут жизнь проходит, дни за днями.
А ты все где-то. Эх, чудной!

Чего же делать, мама мия?
Ты в сотый раз влюбился в миф.
Кулак об стол и крик бессилья,
Стихи клепаешь вкось да вкривь.

До одури смешон ты, парень,
Тебе все нужен идеал.
Для всех ты нелюдим и странен.
Ища того, что не терял.

Друзьям в компании не нужен.
Тебе веселье трын-трава.
Опять безумием загружен.
Эх ты, чудная голова!..

16. III. 2009

 

В двух шагах…

В двух шагах от обрыва
Жизнь со смертью столкнулись вдвоем.
Там внизу так красиво
Небо стынет пурпурным огнем.

В двух шагах от безумья.
Тянет вниз, в черной пропасти зев.
Нервов порваны струны,
Закричишь, свою боль не стерпев.

В двух шагах от прозренья.
Твоя жизнь возлежит на весах.
Ожидаешь прощенья,
Открывается мир на глазах

Лишь два шага осталось,
Ничего уже не изменить.
Пустота и усталость.
Обрывается тонкая нить.

25. III. 2009

 

Сумасшедший

Не суди ты меня, сумасшедшего,
Не терзай понапрасну себя.
Я любого ко мне вошедшего
В ад отправлю, ничуть не скорбя.

Тяжко сдавлен рубашкой смирительной,
Швы изрезали кожу мою.
Я кричу среди ночи пронзительно
И безумные песни пою.

Не смотри на меня ты с жалостью
Как надсадным я смехом давлюсь.
В желтоту этих стен без усталости
Я до крови отчаянно бьюсь.

Жизнь проходит в бреду томительном,
Вязкий смрад западни моей.
Кровь, отравленная успокоительным,
Запечется на ранах во сне.

Не вини, я такой с рождения,
Мне не больно, уже привык.
Как же редко бывает прозрение
В этом мире полуживых!

31. III. 2009

 

Не попавший в рай

Руша мосты,
сквозь бетонное крошево
ветер уносит меня.

Мысли пусты,
удаляется прошлое,
Волю уже не отнять

Помню еще
все, что было заучено
там, в тишине меловой.

Воздух течет
по спирали закрученной,
мой молчаливый конвой.

Вот и черта,
здесь найду без сомнения
все, что так долго желал.

Фраза проста,
но сжигает волнение,
здесь я еще не бывал.

Взмах – и лечу,
звонко цепь обрывается,
что так тянула к земле.

Ветру кричу,
рай уже приближается,
небо светлей и светлей.

Небо мое!
я молю вопрошающе,
дай мне божественный свет.

Миг настает
в тишине оглушающей.
вспышка – меня больше нет.

5. IV. 2009

 

В один прекрасный вечер

Из чашки пар как дым
Струится в полумрак,
Я в комнате один
Сижу и пью свой кофе

Я не включаю свет.
Там темнота в углах,
В ней вижу сотню лет
Тоску, анфас и в профиль.

А стены все молчат,
И помнят разговор,
И в отблесках кричат
Осколки на паркете.

А мне уж все равно,
Расстрелян был в упор,
Кровь сладкое вино,
Душа в объятьях смерти.

Там в конах винева,
Я в них дыру прожег
Морали и права,
Все посылая к черту.

Я счастлив был лишь раз,
А после взвел курок,
И в бездну унеслась
Любовь второго сорта.

На улицах бардак,
Там миллионы тел
В растоптанных шагах
Съедают бесконечность.

Здесь тихо и темно,
Все так, как я хотел.
Пусть мир летит к чертям
В один прекрасный вечер.

14. IV. 2009

 

Окончен бал

Окончен бал, и дым от сигарет
На дно упал, а дна как будто нет.
Весь этот мир, он как бокал вина,
То не допил в поспешности до дна.

Все, что желал, и все, что не срослось,
Ты наблюдал, как в вечность сорвалось.
Лишь пару слов ночь тихо приняла,
И свой покров на откуп отдала.

А дождь размыл последние следы
И остудил пыл ветреной мечты.
И ты промок, шагая без зонта
И пел свой рок двум уличным котам.

Мир наблюдал на темной стороне,
Как ты блуждал, как будто в крепком сне.
Твой спутник – свет от пьяных фонарей,
Им слал привет от юности своей.

Наутро в дом открыл ключами дверь.
Ты не был в нем как будто много дней,
И пару слов со стен ты прочитал.
Красней, чем кровь они : окончен бал

28. IV. 2009

 

Десять последних шагов

Скалы, поросшие мхом,
Ветер несет облака,
И никого нет кругом.
Силы побольше рукам!

Щуришь от солнца глаза,
В камни врастают ступни,
Чтобы вернуться назад
Есть лишь падение вниз.

На высоте ты один.
Мышцы и нервы в кулак!
Видишь, блестит впереди
Кем-то оставленный флаг.

Слышится клекот орла,
Крылья есть лишь у богов.
Воздух прозрачней стекла.
Десять последних шагов.

3. V. 2009

 

Целлофановое

Целлофановый мир, целлофановый город.
С неба тоннами капает жидкий асфальт.
Ты тщедушен как старец, хотя еще молод
И глотаешь всю жизнь порошковую сталь.

Целлофановый смех целлофановой маски,
Под которой течет кока-кольная кровь.
Каждой ночью тебя приглашая на ласки,
Силиконовый монстр грызет твою плоть.

Целлофановый хрип целлофановых песен
По утрам заливает в мозги каучук.
Забиваешь в живот подогретую плесень
И сбегаешь во власть механических рук.

Целлофановый вой, целлофановый скрежет,
А из глотки – привычный пластмассовый смех,
Буйство гнойных цветов в клочья комнату режет,
Белый пластик зубов – эфемерный успех.

Целлофановый треск целлофановых судеб.
Весь твой латексный замок охвачен огнем.
Умирай, без тебя хуже точно не будет
На истерзанном ранами теле земном.

Закончено 15. V. 2009

 

Улица (с намеком на сюрреализм)

Улица сбилась бесформенным скрипом,
хрипом
ботинок, подошвами втоптанных в грязь
сотню раз,
дыханием хриплой, кряхтящей железной
болезни.

Ветер пугливый, смешной, угловатый,
на запад
рывками.
Мечется, запертый плотно
потными
стенами серых, заношенных зданий,
раздавлен.

Блещет сверху экран миллиардами клеток,
сетка.
Синеет небо. Считана точная матрица,
катится диск, излучающий свет,
ответ
холодному лезвию царства неона,
фреона.
Дымное, вязкое море бетона.
Тонут
железные остовы полуэлектронных машин.
А вокруг ни души.

25. V. 2009

 

Сквозь бетонные перекрытия…

Сквозь бетонные перекрытия
Прямо в небо, горя желанием.
Два глотка всего расстояние.
Оттолкнись – и взлетишь над плитами
В шелестящем ночном молчании

Воздух чистый, беспечно-сдержанный
Мой покой без сна поприветствовал.
Птичий всхлип вдалеке соседствовал
С тихим шепотом трав изнеженных
В темноте, что пришла как бедствие.

Я ворвался как гость непрошенный
В мир распевного полнолуния,
Расплескавши свое безумие
Средь молчаний давно изношенных
По просторам ночного студня.

Меж деревьев шаги заблудшие
Рвут условности цепи сбитые.
А мечта моя позабытая
Улетает по воле случая
Сквозь бетонные перекрытия

29. V. 2009

 

Электронно-нейронно-он-лайн

Электроны буравят мозг
Миллионы светящихся точек,
Сто логических гнусных цепочек,
Сфера гибкая, словно воск.

Гигабайты текут ручьем.
Черным матричным водоворотом
Затянуло и бросило с ходу,
Припечатало сургучом.

Миллиарды значков он-лайн,
Триллион операций в секунду,
С Антарктиды уносится в тундру
Нескончаемость наших тайн.

Забинтованный в проводах,
Вижу сон оптоволоконный,
Мчат со скоростью света нейроны,
Чтоб остаться там навсегда.

10. VI. 2009

 

Хаос

В бешеной пляске сияния лун
Злоба сменяет восторг
Звон миллионов расстроенных струн.
Шаг – и наступит порог.

Бросить все силы, бежать в никуда,
Чтобы забыться во тьме.
Жизнь утекает, сквозь пальцы вода
Сотней сменившихся дней.

Мрачное соло на старых словах,
Всюду одно только «был».
Душу свою заменил второпях
Тем, что ни раз не любил.

Плен наслаждения, грязный дурман
Гаснет как призрачный свет.
Манит пустой пресловутый экран
Тем, чего в сущности нет.

Зерна от плевел нельзя отличить,
Разума грани слились.
Пропасть бесчувствия грозно молчит,
Брошена к черту вся жизнь.

Все здесь неправильно, все здесь не так,
Но уже поздно менять.
Воля убита, в сознании мрак.
Глупо других обвинять

Июнь 2009

 

Мистерия лета

Цветущее лето пылает жарой.
Тоска о былом льется музыкой с неба.
Затерянный в вечности, странный порой,
Застывший вопрос, не нашедший ответа.

Зачем ты и кто ты, больная душа,
Бродяга, забывший дорогу до дома.
Всесильная ночь скоро сделает шаг,
И ты насладишься прохладной истомой.

Ты смотришь на мир из-под маски пустой.
Гуляя средь скопища меченой плоти,
Средь душ, что в муку измололо судьбой,
Пытаясь найти самородки в породе.

Густой жаркий воздух, безудержный пир.
Ты вспыхнул на миг, чтобы снова погаснуть.
В мистерии лета твой вечный кумир
Со сцены смотрел на тебя безучастно.

21. VI. 2009

 

Песня живого огня

Танец огней, царство теней
Кануло в небо без звезд.
Больше, сильней, тысячи дней
Пламя на землю рвалось.

Плавиться стал прочный металл
Как в раскаленной печи.
Кто-то гадал, кто-то не ждал
Бури средь ясной ночи.

Воздух вскипел, рассвирепел,
Камень крошился в песок.
Разум робел, сдавшись, запел
Громче других голосов.

Рушится мир, глупый сатир,
Брось сказки старого дня.
Пламенных лир яростный пир,
Песня живого огня.

Июнь 2009

 

Rendez-Vous (Рандеву)

В нашей комнате спрятался вечер,
Мы вдвоем, а вокруг темнота
По одной затушили все свечи,
За окном все вопят поезда.

С ветром входит в окно чья-то пенье,
Ты подхватишь мотив на ходу.
Ты поверила мне как спасенью,
Я придумал тебя как мечту.

Хрупкий пепел сожженной бумаги,
Тени пляшут на белой стене.
В моем взгляде так много отваги,
В твоем смехе – одно только «не».

Ты осталась со мной в этом доме.
На мой зов, непонятно к чему.
Ты хотела сказать – я все понял.
Грусть зажгла в темном небе луну.

Тихо полный бокал наливаю.
Пей, хоть это совсем не вино.
Ты исчезнешь с рассветом, я знаю.
Но мне будет уже все равно.

Июнь 2009

 

Безумное

Стреляй! Снеси мою башку, я брежу
Безумием, что не знавал сам черт.
Подай графин, я жгучей дряни врежу,
И песня в десять глоток вновь попрет.

Спали мой отчий дом, мою отраду.
Всю ересь, что вчера я наболтал,
Под двести разрезая автостраду,
И чертову мечту, что не достал.

Ударь по нервам, обруби канаты,
Хочу уплыть по морю на восток,
И как те не умершие пираты
Заабордажить чей-то катерок.

А ну, погромче, сотрясая стены,
Пускай послушают, как песни хороши.
Не нравится? Так пусть вскрывают вены,
Да, я безумец, так и запиши…

3. VII. 2009

 

Иллюзия

Иллюзия холодного песка.
Ты повстречалась, странная, чудная.
Душа заблудшая, казалось, так близка,
Я звал тебя, зачем, и сам не знаю.

Дрожащая неровная вода,
Такие зыбкие попытки разговора.
Слова ненужные и пропасть сквозь года,
Все в пустоту, я понял очень скоро.

Разящие вечерние ветра,
Ты уходила быстрыми шагами
А я все мчался вслед, не веря, что все зря,
И средь толпы искал тебя глазами.

Уснувшая симфония небес,
Ну, раз уходишь, лучше по-английски.
Я, видно зря от этой жизни ждал чудес,
И вот у стойки, пьяный, чертов Виски!

Закончено 19. VII. 2009

 

Rock

Растрепалась по ветру душа,
Все в осколки кроша,
Сжег ударник дотла тишину,
Риффы взяли черед в тот же миг,
В горле мечется крик,
И восторг превратился в волну.

Ритм мчался как бешеный зверь,
Прожигал до костей,
Бил наотмашь, и воздух трещал.
Рок ворвался стремительно в грудь,
Невозможно вздохнуть,
В небо звал оглушительный шквал.

Пел солист, проникая в сердца,
Отдавал до конца
Свою боль, свою страсть и свой пыл.
Полночь ярко пронизывал свет
Нерастраченных лет,
Над землей голос времени плыл.

Слово-нож, пробивая насквозь,
Вмиг по нервам прошлось.
Если драться – дерись до крови!
А за трауром черных одежд
И за смехом невежд
Сто Вселенных стоят визави.

Отгремевший финальный аккорд,
Опьяненный эскорт
Голосов, дружно бросивших клич.
Где здесь святость, где тьма и порок?
Есть один только рок,
Правый гнев и карающий бич.

Закончено 11. VIII. 2009

 

Безымянный воин

Темнеет равнина, вперед на восток
Срываются в бой легионы.
Черкну на пергаменте несколько строк,
Возможно, меня еще вспомнят.

Надежда на тысячу братьев одна,
Хотя бы так быстро не сгинуть.
Нет ужаса смерти, все стерла война.
Я слышу дыхание в спину.

Встречают нас копья, огонь и мечи,
И вот, кто-то падает с криком.
Я вновь убиваю, а сердце молчит,
Клокочет порывистым рыком.

Мы живы, и мы в то же время мертвы,
Мы бьем, отражая удары.
Так свято шагать, утопая в крови,
Томиться зловонным угаром.

Стемнело… и мир обретает покой,
Бросаюсь на землю устало.
Я – воин без имени, твердой рукой
Пишу быль войны без начала.

15. VIII. 2009

 

Меланхолия

Ветер спрятался в листьях, поник.
Солнце смотрит болезненным светом.
Что вопросом считали одни,
Для других стало ясным ответом.

Меланхолия смотри насквозь,
С каждым в городе шествуя рядом.
Чувства с разумом движутся врозь,
Странный ребус так и не разгадан.

Тихий сон бесконечного дня
Был разрезан на тонкие ленты,
И рассыпались, громко звеня
Сто речей чьих-то там президентов.

Пробегая, скользя по строкам,
Вырывая слова из рассказов,
Меланхолия держит в руках
Новых идолов звучные фразы.

10. IX. 2009

 

Нож

Я возьму этот нож и разрежу весь мир пополам,
Одним махом его разрублю на две равные доли,
Половину я дьяволу в ад подешевке продам,
Половину оставлю себе по велению воли.

Я возьму этот нож, проведу между всеми черту,
Всех одной красной линией правых и виноватых.
Тлеют скопища душ, что подобны ночному костру,
Я пишу приговор для царей, палачей и распятых.

Я держу этот нож, он прорвет сто железных листов.
Оправдай меня, ангел! А нет— возражать я не буду.
Я делю этот мир, где с утра именуют Христом,
А под вечер – готовы убить, величая Иудой.

Нож по плоти скользнул, обагрил мои руки в крови.
Миллиарды существ, порождения алчной системы.
Не молитесь, прося у Спасителя капли любви.
Я пришел к вам, вершить этот суд над пороком и скверной.

17. IX. 2009

 

Rotten world

Look around, see the hell.
Sex & money, devil’s smell.
Hunger makes you sell your life,
Useless work just not to die.

Vermin’s here, on the screen
Internet – distorted dream
No control, destroyed laws
World lives in narcotic drowse

Who you are? Can’t you guess,
Just a pawn in someone’s chess.
Politicians drink your blood
Like vampires in underwood.

Rotten world’s everywhere.
Suffocation, toxic air.
Sail away now if you can
Or be squashed by iron hand

September 2009

 

Ты смеешься (о Светлом среди Темного)

Ты смеешься наивно и весело,
Через боль и бесчувствие пишешь ответ,
Смех летит сквозь кровавое месиво
Зря растраченных нервов и прожитых бед.

В тошном сумраке грязного города,
С лиц усталых смывая асфальтную пыль,
Льется голос как чистое золото,
Ив безумии бури приходит вдруг штиль.

Я когда-то и сам был романтиком,
Верил в Мир и величие вечной Любви.
Мир послал меня к чертовой матери
И добавил вдогонку: «Старик, се-ля-ви!»

Убегаю пустыми кварталами,
Чтобы вновь не платить по дурацким счетам,
Ты смеешься над шутками старыми,
Дожидаясь меня у ворот где-то там…

1. X. 2009

 

Художник

Я вижу художника перед мольбертом,
Обилие красок рождая из гаммы,
Он пишет, малюет, ваяет сюжеты,
Живя у холста и ночами, и днями.

Художник работает в комнате душной,
Где запахом краски пропитаны стены,
Мазки шаг за шагом становятся дружно,
И замысел в холст прорастает мгновенно.

Художник глухой и немой от рожденья,
Так тихо, лишь кисть еле слышно порхает,
Я делаю шаг, и стою в изумленье,
Картина реальна! Она оживает!

Шагаю, и вот – я стою перед дверью,
А ключ от нее подает мне художник,
Замок поддается,
Вхожу, и я верю,
Я верю, что все это есть, все возможно!

Художник построил мне мир без объема,
Но я в нем живу, лгу себе без зазренья,
Мир рушится с болью, но есть уже новый.
Ведь имя художнику – воображенье.

4. X. 2009

 

Я останусь

Тихо выйду из дома,
И не стану читать надоевшую повесть,
Что до боли знакома,
О которой твердила болезненно совесть.

Так легко и спокойно,
Полусон, листья цвета запекшейся крови
Отыгравшим достойно
В мире кукол давно надоевшие роли.

Я останусь беспечным,
Буду смехом лечить истощенную душу,
Спрячу в ранце заплечном
Те слова, что давно впопыхах недослушал,

И, взирая сквозь пальцы
На царящий повсюду бесформенный хаос,
Пить таблеточный кальций,
И считать понемногу все то, что осталось.

Я останусь таким же,
Незабытым, непонятым, странным ,несносным,
Поднимаясь все выше
За мечтой, улетающей к призрачным звездам.

Октябрь 2009

 

Темному ангелу

Мой падший ангел с темною душой!
Ты видишь вновь мои потуги к жизни.
Я думал, наконец, все хорошо,
А страх и боль умрут как атавизмы.

Но ты пришел ко мне в тот самый час,
Когда в душе моей проснулась злая слабость,
И ты нанес удар в который раз,
Я не просил тебя явить мне жалость.

На стенах дома вижу черный знак.
Ты был хитер, читая мир с изнанки,
Я видел, как все катится во мрак,
И как дитя клевал на все приманки.

Я видел вновь, как рушатся дома,
Как умирает почва под ногами,
И мне казалось, я сошел с ума,
Судьбу разрезав будто оригами.

Мой светлый дьявол, знай, ты был неправ,
И молот твой ударил мимо цели,
Ты обманулся, вновь меня распяв.
Я снова жив в моей безумной вере.

2. XI.2009

 

Декаданс

Зияет полночь
По струнам каплями дождя,
Зовет на помощь,
Руками воздух бороздя.

В извечном гуле
Не разобрать и пары слов.
Отлиты пули.
Берите, черти, я готов!

Взлететь бы в небо.
Что дарит щедро столько грез,
Его нелепо
Прорезал провод наискось.

Мороз по коже
Вступил со смехом в диссонанс,
Прости мне, Боже,
Мой безнадежный декаданс.

Секунды тают,
Меня уже, наверно, ждут.
Сорвавшись с краю,
Душа сгорает на лету…

6. XI. 2009

 

Играющий с судьбой

Счетчик потерь просуммировал цифры,
Вновь из души ковыряю занозы,
Жизнь – дребедень, словно песня без рифмы,
Молнией блещут пустые угрозы.

Незачем больше молчать сквозь платочек,
Наглая правда срывается криком,
Коли не видишь – разуй свои очи,
Действуй локтями, идя к слову «выход».

Чертова уйма ненужных вопросов,
Пропасть тупых односложных решений.
То ли сидеть да смолить папиросы,
То ли об лед головой до свершений.

Время пройдет, я, возможно, узнаю
Цену пустого стояния в стойле.
Кто-то кого-то опять выбирает.
Где ж ты, Фортуна, премилая фройлен?

К черту, поставлю всю жизнь на рулетку,
Видно мозги мои выключил дьявол.
Лучше уж пулю, чем в день по таблетке.
Выиграл?! Видно, Судьбе я по нраву.

27. XI. 2009

 

Всебезумный романс

Металлический хаос в тяжелых ботфортах
Громко мечется где-то в потемках души.
Улыбнулось дитя с черно-белого фото.
Вроде это не ты, вроде ты и не жил.

Распиная прилюдно остатки морали,
Смело шваркни по стеклам пустой головой.
И пусть дома, как будто в холодном подвале
Тучи крыс насылает экран голубой.

Среди ночи запев, струны рви от гитары,
Среди дня накроши черно-белый салат,
И как доктор-чудак из комедии старой,
Вычисляй время «Ч», приодевши халат.

Распусти свои крылья, раз есть еще перья,
Уходя, уходи, коли крикнул «адьё».
Ну, а будешь стоять – так достанется дверью,
Ведь желающих в рай собралось громадье.

Пусть в ушах грянет песня блаженного Оззи,
Не спеши уходить в стекленеющий транс.
Твой любимый вампир вновь по нервам елозит,
Посвяти ему свой всебезумный романс!

02. XII. 2009

 

Гость (сюрреалистичное)

Несколько шагов
По твердой почве,
Дальше идет пустота.
Близких и врагов,
Днем и ночью
Вяжет в скирды маета.

Стол давно накрыт,
В разгаре праздник
Гости смешны и пьяны.
Повод позабыт,
Но жизнь прекрасна,
Если есть время на сны.

Музыка и вой,
Восторг до бреда,
Падают карты на стол.
Кто-то за тобой
Придет по следу.
Значит, твой срок подошел.

Так заведено,
Одни уходят,
Кто-то приходит взамен.
Правило одно,
Кто за, кто против,
Связаны цепью систем.

Я – всего лишь гость,
Как каждый встречный
Здесь за единым столом.
Все в одно сошлось,
Не гаснут свечи.
Грань между былью и сном.

Закончено 11. XII. 2009

 

© Сагайдак Д.А., 2010. Все права защищены 
Произведения публикуются с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1256