Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Детективы, криминал; политический роман
© Рябов О.И., 2010. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Опубликовано 22 июня 2010 года

Олег Иванович РЯБОВ

Жертва сюрприза

Рассказ с интригующим, детективным сюжетом. Жена «нового русского», обиженная невниманием мужа, решает его наказать – страшно наказать, жутко. Но за всё в мире приходится платить дорогую цену… Первая публикация

 

Их брак был счастливым. Многие жены приводили ее мужа Игоря своим супругам-нервомотателям в пример: и хозяйственный, и любящий, и внимательный, и... Ну, в общем, именно такой, каким и должен быть настоящий Мужчина — женатый мужчина. Лариса Игорем гордилась. И он того заслуживал. Немногословный, обстоятельный во всем, Игорь в полной мере олицетворял тот тип мужчины, о котором говорят: за ним, как за каменной стеной.

Легко пережив беспокойные, беспредельные времена перестройки, с помощью природной смекалки, недюжинного ума и трудолюбия, опираясь на свой авторитет человека честного и принципиального, Игорь к началу девяностых открыл несколько небольших фирм, и сколотил довольно-таки приличный капитал. Затем, когда распался Союз, и в России начался передел собственности, он удачно вложил его в приватизацию. Пара заводов, небольшой банк, инвестиционный фонд, страховая компания и несколько разнопрофильных фирм позволяли ему с уверенностью смотреть в будущее. А дружба с губернатором, влиятельными депутатами, а также с большезвездными чинами из МВД и ФСБ служили надежным щитом от наезда всяких отморозков. Когда же по итогам очередного финансового года Налоговая инспекция вручила ему приз, как самому добросовестному налогоплательщику, окружающие поняли, что он из той редкой породы предпринимателей, которые стараются вести свой бизнес честно. Честно настолько, насколько позволяют законы.

Лариса и Игорь были счастливы. Они имели все, что мог бы пожелать человек: материальное благополучие, вес в обществе, надежные друзья, интересная и насыщенная жизнь. Одно лишь омрачало их счастливый брак — Лариса не могла стать матерью. Игорь не раз заводил разговор об усыновлении ребенка, но Лариса, надеясь на чудо, категорически была против этого.

Ничто не предвещало туч на их ясном семейном небе, и все-таки Лариса почувствовала: что-то меняется в поведении мужа. Сначала это было какое-то необъяснимое, легкое чувство тревоги, которое стало постепенно увеличиваться и разрастаться. Игорь стал чаще задерживаться на работе, субботы и воскресенья проводил вне семьи.

Лариса волновалась, но внешне старалась не показывать своих чувств.

Однажды у нее дома собрались на девичник ее подружки — жены компаньонов Игоря по бизнесу. За чаем с пирожными и печеньем, испеченными хозяйкой, за неторопливой женской трепотней и невинными сплетнями Лариса не выдержала и поделилась с ними своей тревогой:

— Что-то Игорь последнее время стал реже бывать дома, весь какой-то озабоченный: я иногда с ним разговариваю, а он как будто и не слышит. Раньше делился со мной своими трудностями, а теперь только отмахивается от вопросов. Может быть, вы слышали что-нибудь от мужей о делах Игоря? У него проблемы с бизнесом?

— Да что ты, милочка, — взмахнула руками ее близкая подруга Вероника — жена президента банка, контрольный пакет которого принадлежал Игорю, — какие проблемы в бизнесе! У них, наоборот, все о'кей. А эти эпизодические задумчивости и задержки на работе — мелочи. Наши мужики не один раз "проблемничали", правда, подружки? — и она игриво подмигнула женщинам за столом.

Те рассмеялись. — Это точно...

— Да их понять можно: работа — семья — работа...

— Главное, что все в дом и сами туда же...

— Мужики они у нас или нет, — защебетали гостьи.

— О чем вы? — непонимающе переспросила Лариса, удивленно глядя на своих подруг.

Повисла тишина, а женщины посмотрели на Ларису, как смотрят врачи на убогих и неизлечимо больных.

— Да ничего, ничего, — затараторила Вероника, стараясь разрядить обстановку за столом. — Это просто хохмочки наши. Хочешь, анекдот расскажу?

— Хочу, — автоматически ответила Лариса, стараясь переварить и понять услышанное.

— Так вот, — начала Вероника. — Решил как-то муж, "новый русский", впервые вывести свою жену в свет — на тусовку "денежных мешков" — своих товарищей по бизнесу. Зашли они, значит, в шикарный зал, там все во фраках, вечерних платьях, бриллианты блестят, шампанское льется рекой. Муж начал знакомить жену с друзьями.

— Это Иванов — банкир. А это его супруга Инна, — представил он жене первую пару. — А потом, наклонившись к уху, говорит:

— "Видишь, вот ту брюнетку в сиреневом платье? Это его секретарша и любовница".

Идут они дальше.

— Приятно представить, — знакомит муж ее с другой супружеской парой, — это господин Петров — директор завода. А это его половина — Таня. — Вновь, наклонившись к жене, он шепчет: "Обрати внимание на ту шатенку в белом платье. Это его секретарша и любовница".

Не успевают они сделать и шагу, как к ним подходит ослепительная блондинка и представляется:

— Марина.

Муж замешкался.

— Это моя секретарша, — наконец произносит он.

Теперь уже жена наклоняется к нему и тихо с удовлетворением говорит, обводя взглядом зал: "А наша лучше!"

Женщины, сидящие за столом, заразительно засмеялись. Было видно, что они слышали этот анекдот неоднократно, но, тем не менее, он им был по душе. Лариса рассмеялась с ними за компанию, хотя он ей показался глупым и пошлым. Когда смех стих, она пошла на кухню и тут ее пронзила мысль:

"У него... У Игоря... Любовница!!?" — она побледнела, но взяла себя в руки, сложила на разнос горкой печенье, прилепила на лицо дежурную улыбку и вышла к гостям.

Те, поболтав ни о чем еще минут сорок, попрощались и засобирались по домам.

— Крепись, милочка, — чмокнула Ларису на прощанье Вероника в щеку, — все будет, как говорит мой кобель, "хооккей".

Слово "кобель" полоснуло Ларисе слух, хотя еще недавно она не придала бы этому никакого значения — мало ли как жена называет своего благоверного.

Когда все разошлись, она села в кресло и задумалась. Все ее прошлые тревоги, непонятное в последнее время поведение мужа, хитринки в глазах подруги Вероники встали в стройный ряд, в конце которого образовался неясный женский силуэт. И этот силуэт с каждой секундой приобретал все более и более реальные черты.

— Значит, любовница! — выдохнула Лариса. Почему-то на душе стало спокойно и легко. "Надо что-то делать", — пронеслось у нее в голове. Что именно делать Лариса еще не знала. Но то, что надо предпринять какие-нибудь шаги, причем, в скором будущем — она была уверена полностью.

Несколько дней Лариса присматривалась к мужу, с подозрительностью осматривала и обнюхивала его костюмы и рубашки. Стала прислушиваться к его разговорам по телефону, стараясь получить маломальскую информацию, которая могла хотя бы косвенно служить уликой "шурам-мурам". Но ничего существенного Лариса не заметила. Тогда она решила действовать.

— Ты куда, дорогой? — спросила она Игоря, когда тот засобирался куда-то вечером.

— У меня намечается серьезная сделка, — бросил он, думая о чем-то своем, — не жди меня, ложись спать, я задержусь.

— Хорошо, милый, — она подошла к нему и поцеловала его в висок, проведя рукой по щеке. Он не заметил или сделал вид, что не заметил ее жеста.

Как только на улице завелся двигатель его нового "ВМЛГ, она скинула с себя домашний халат, под которым уже было надето легкое платье на бретельках, проворно надела туфли и выбежала во двор. Заметив задние габариты машины мужа, которая повернула за угол, она быстро побежала к гаражу, где стоял двухместный "Ягуар".

Мотор завелся с пол оборота. Не включая фар, быстро выехала со двора и уже через минуту пристроилась сзади темно-синей "бээмвушки".

Они выехали на трассу, но вскоре свернули на дорогу, ведущую к дачному поселку, называемому в простонародье "Царское село".

Проехав километра два, Игорь остановился возле небольшого двухэтажного особняка и посигналил. Из дома вышла молодая женщина в спортивном костюме и села в машину.

Лариса не смогла разглядеть женщину — темнело, а расстояние между машинами было довольно солидным.

В машине Игоря зажегся свет. Было видно, что он и женщина о чем-то оживленно разговаривают. По их нервной жестикуляции можно было понять, что они ругаются. Внезапно женщина, выскочив из машины, резко хлопнула дверью и пошла к особняку, не оглядываясь.

— Милые бранятся — только тешатся, — со злой усмешкой подумала Лариса, заводя машину.

Она ждала, что муж после ссоры со своей любовницей сразу же направится домой, но он вернулся лишь под утро.

— Наверное, помирились, и он провел у нее всю ночь, — с болью подумала Лариса. Неожиданно к горлу подступили слезы, она готова была разрыдаться, но тут вошел Игорь. Она сжала зубами край одеяла, ни одним движением не выдавая своего состояния.

— Ты спишь? — шепотом спросил муж и провел рукой по ее волосам. Ей стоило огромных усилий, чтобы не отшвырнуть его руку.

В обед, когда Игорь еще спал, к Ларисе на минутку забежала Вероника.

— Как дела, подружка? — Вероника, как всегда, была весела и беззаботна.

Лариса лишь как-то обреченно махнула рукой.

— Что случилось? — Вероника с тревогой посмотрела на осунувшееся лицо подруги. — Давай поговорим.

— Нет, все нормально, — выдохнула Лариса, — потом, все потом.

— Если что — звони. Обязательно звони. Мы же подруги. Когда за женой банкира закрылась дверь, Лариса прошла в ванную комнату и присела на пуфик перед трельяжем.

Из зеркала на нее смотрела тридцативосьмилетняя женщина с усталым, но все еще привлекательным лицом. Она провела рукой по морщинкам вокруг глаз.

— Старею, — подумала Лариса, и в этот момент она ощутила себя совершенно одинокой. Родители умерли несколько лет назад. Детей не было. Подруги... Подруги есть, пока у нее есть преуспевающий муж. А если... Она застыла на месте, а в глазах промелькнул ужас. А если Игорь бросит ее?! Тогда у нее в жизни не будет ничего. Совсем ни-че-го...

Конечно, он не оставит ее без средств к существованию, но зачем ей деньги, дом, машина, если его не будет рядом, если сломается весь уклад жизни, к которому она привыкла за столько лет. Она представила себя одинокой старухой, доживающей свой век в пустом доме. Ужас!

— И некому будет подать стакан воды, — подумала она. Ей и в голову не могло прийти, что она еще раз может выйти замуж. Игорь все эти годы олицетворял для нее всех мужчин вместе взятых. Кроме ее Игоря, для Ларисы на свете не существовало других мужчин. ЕЕ??? Боже мой, а ЕЕ ли еще? Или уже нет? От этих раздумий у нее заломило виски.

В комнате зазвонил телефон. Она встала и хотела подойти к нему, но первым трубку поднял Игорь.

— Алло, — сонным голосом сказал он.

Приоткрыв дверь ванной комнаты, она прислушалась к разговору.

— Елена, ты? Ну, и что ты решила? Я так и знал... Молодчина... Жене? Нет, нет, еще не сказал... Это не так уж и важно, главное, что ты согласна... Думаю, что нам с тобой недели на все хватит, а уж я потом все остальное сделаю сам... Да и Ларисе все скажу... Конечно, удивится... Ничего страшного — она женщина крепкая, ее этим сюрпризом не убьешь... Конечно, я сделаю все, как скажет она... Да, я готов идти даже на такие траты. Главное, чтобы ты не передумала и сделала все, как мы договаривались...

Все дорогая, до свиданья, целую...

Игорь положил трубку и пошел в спальню.

— Досыпать поперся после бурно проведенной ночи, — зло подумала Лариса и тут же вспомнила последние слова Игоря: "Все дорогая, до свиданья, целую...", — вот же гад, не стесняется уже ничего — она ему домой начала звонить. И что они там про неделю говорили? Получается, что через неделю он объявит мне о нашем разводе, так? А я по-ихнему "женщина крепкая" и меня "этим сюрпризом не убьешь". Так, так любовнички. А я, значит, вам побоку. Ничего, мы еще посмотрим. Она вновь представила себя одинокой старушенцией в старом запыленном доме. И тут же эта картина в ее воображении сменилась на другую. Игорь в модном дорогом костюме выходит из ЗАГСа с молоденькой блондинкой (другой любовницу мужа Лариса и не представляла), вокруг веселятся гости, поздравления, брызги шампанского и маленькие дети. Сердце Ларисы резко сжалось. Дети!!! Дети!!! Дети, которых она не могла дать Игорю, и которых нарожает ему эта белокурая сучка (а кто же она еще, если уводит мужа?). И тогда Игорь будет самым счастливым человеком на свете, а она... а она будет обречена на одиночество.

— ...Вот такие дела, подруга, — затушив сигарету, выдохнула Лариса и окинула взглядом небольшое кафе в поисках официанта.

— Да уж, — Вероника, сидевшая напротив, тоже потушила сигарету.

Официант, подошедший к их столику, быстро поменял полную пепельницу на пустую и, приняв заказ еще на два коктейля, моментально исчез.

— И что ты собираешься делать? — Вероника в упор посмотрела в глаза Ларисе.

— Мстить, — коротко ответила та, не отведя взгляда.

— Правильно, — поддержала подругу Вероника, — знаю я этих "новых русских". От своего охламона не раз слышала, как они поступают со своими "бывшими". Сначала наобещают золотые горы, а потом их "жаба" начинает душить, да еще эти молодые стервозы подначивают: зачем этой старой грымзе столько много — нам нужней. Я, конечно, об Игоре ничего плохого сказать не хочу, но сама видишь, как люди меняются. Кто бы мне год назад
сказал, что он на такое способен, я бы первая тому глаза повыцарапывала. А вот видишь, как получилось. А где гарантия, что он и здесь при разделе имущества, тебя не обманет, а? К тому же я точно знаю, муж сказал, что за последний месяц Игорь снял со своего счета полмиллиона долларов.

Лариса молчала, глядя прямо перед собой.

— А как мстить? — продолжала Вероника. — Они — "новые русские" лишь одного боятся — лишиться своего капитала.

— ... и жизни, — мертвым голосом закончила Лариса.

— Да ты что, милочка! — взмахнула руками Вероника.

Появился официант и поставил перед дамами заказанные коктейли.

Женщины старались не смотреть друг другу в глаза.

— Я знаю, — первой подала голос Лариса, — что у твоего мужа есть служба безопасности. И служба хорошая, раз муж твой до сих пор жив...

— Да как ты можешь...

— Молчи. Редкий банкир может руководить десять лет банком без наездов. Значит у него сильная "крыша". А где сильная "крыша", там обязательно должен быть криминал — большие деньги в белых перчатках не делаются. И не строй из себя девочку. Мне нужен человек, способный на все.

— Неужели ты хочешь, чтоб твоего мужа...

— Хочу, — твердо сказала Лариса, — после всего, что произошло, я ощущаю себя трупом. Перед тобой, подруга, сидит не человек, а пустая оболочка человека. Он растоптал мою душу, а человек без души — это живой робот, которому чужды эмоции. Ты должна мне помочь. У меня осталась всего неделя. Я не хочу, чтобы о нашем разводе мне объявил Игорь. Он должен исчезнуть из моей жизни раньше. Он вообще должен исчезнуть из этой жизни.

 

— Игорь, ты опять сегодня задержишься допоздна? – сухо спросила Лариса мужа.

— Да. Вернее, я, наверное, вообще, не приду ночевать – мне тут одно дело нужно срочно закончить, — ответил Игорь.

В последнее время он стал каким-то нервным, дерганым, был вечно погружен в свои мысли и словно не замечал жену. Когда она пыталась вызвать его на откровенность, он только отмахивался.

— Извини, скоро все закончится, и ты первой обо все узнаешь. Эти слова в его устах для нее прозвучали двусмысленно. Она злорадно усмехнулась: "И ты тоже скоро все узнаешь, очень скоро".

...На следующий день после разговора с Вероникой к Ларисе зашел высокий широкоплечий человек с короткой стрижкой. Весь его вид выдавал в нем бывшего военного.

— Я слушаю вас, — без предисловий начал он.

— Я хочу, чтобы моего мужа не стало. Чтоб он исчез навсегда.

— Мужа, то есть его тело не должны найти? — напрямую спросил мужчина.

— Да.

— Но вы знаете, что подозрение в связи с исчезновением вашего мужа в первую очередь будет падать на вас.

— Вы должны сделать так, чтобы труп не нашли вообще, а о своем алиби я позабочусь сама, — чеканя слова сказала Лариса:

— Главное, чтобы вы мне предоставили какое-нибудь вещественное доказательство, что его уже нет...

— Какое?

— Вы профессионал, вам виднее.

— Двадцать тысяч долларов.

— Я согласна.

— Деньги...

Лариса протянула ему конверт.

 

Настал день Икс — день убийства. Удивительно, но Лариса была совершенно спокойна. Лишь один раз в ее душе шевельнулся червячок сомнения, а вдруг киллер не выполнит ее заказ. Вдруг что-то сорвется и Игорь придет сюда вечером, чтоб сообщить ей, что он любит другую и требует развода. Но эту тревогу Лариса задавила вполне разумным аргументом — профессионалы всегда выполняют свои обещания. Она представила, как все удивятся, узнав о пропаже ее мужа, а особенно эта блондинистая сука, которая, наверно, в мечтах отдыхает на Канарах, вся увешенная бриллиантами, со своим Игорьком. На-ка, выкуси.

То, что милиция будет потом копать, вынюхивать и стараться, повесить на нее пропажу или убийство мужа, ее интересовало меньше всего. Как-нибудь выкрутится. Мало ли пропадает в стране бизнесменов. Главное сейчас — это месть. Страшная и беспощадная месть. А когда со временем все уляжется, придет черед и блонд инки.

Часов в шесть в дверь позвонили. Лариса, сидевшая в зале перед телевизором, поежилась.

— Вот и все, — подумала она, — прощай, Игорь.

Она открыла входную дверь, но вместо ожидаемого киллера перед ней стояла женщина лет сорока в строгом деловом костюме с конвертом в руке.

— Я к вам от Игоря Александровича, вашего мужа, — сказала она.

Лариса отшатнулась.

— От кого?

— От мужа. Вас это удивляет?

— Нет, нет, — Лариса взяла себя в руки, — проходите, пожалуйста. Она провела гостью в залу, а сама села за небольшой журнальный столик.

— Я вас слушаю.

— Я адвокат вашего мужа, — представилась женщина, — пока Игорь доделывает кое-какие дела, он попросил меня передать вам это письмо и подготовить вас, если можно так выразиться, к какому-то сюрпризу.

"Вот сукин сын, — подумала Лариса, — не хватило силы воли самому все сказать, прислал своего адвоката. М-да".

Она посмотрела на часы. Была половина седьмого вечера.

"Неужели все сорвалось?" — вновь подумала она.

Адвокат протянула конверт. Лариса взяла его, зачем-то посмотрела на свет, потом надорвала край, вынула лист бумаги, развернула и начала читать. По мере чтения ее лицо исказила сначала гримаса удивления, лотом ужаса. Вскрикнув, как раненный зверь, Лариса бросилась в прихожую к телефону. Она лихорадочно начала тыкать пальцем в телефонные кнопки, но тут в дверь снова позвонили. Лариса замерла с широко раскрытыми глазами, в которых читался животный страх. Она не могла пошевелиться, а в дверь вновь требовательно позвонили.

Адвокат подошла к Ларисе.

— Вам плохо? — спросила она, взяв ее за локоть, потом сама подошла к двери и открыла ее.

На пороге стоял мальчишка лет пятнадцати в форме посыльного. — Вам посылка.

Адвокат расписалась в ведомости и протянула картонную коробку хозяйке дома. Та на негнущихся ногах с лицом, напоминающим застывшую маску зулусов, вернулась в залу и присела за журнальный столик, бережно поставив коробку на него. Потом автоматически, словно робот, развязала тесемочки и подняла крышку. Глубоко вдохнув, она заглянула вовнутрь. Из коробки на нее мертвыми глазами смотрела голова Игоря. Ей показалось, что его губы зашевелились и произнесли:

— Это доказательство – как ты и просила.

Лариса, закатив глаза, замертво упала на пол, смахнув рукой письмо, и оно, словно опавший лист, плавно спланировало на ковер текстом вверх.

Адвокат, видя весь этот ужас, быстро достала из кармана сотовый телефон и набрала номер 02. Вызвав милицию, она нагнулась, подняла лист бумаги и пробежала по нему глазами:

"Дорогая Лариса! Последний месяц я видел, что ты не в себе. Что-то тебя гложет. По-моему, я знаю, в чем дело. Что бы ты ни говорила, но нам не хватает с тобой в жизни только одного — ребенка. Я на свой страх и риск решил исправить это. Недавно в "Царском селе" я присмотрел недостроенный особняк с бассейном и большой террасой, о котором ты так давно мечтала. Снял со своего счета деньги, выкупил его и начал достраивать. Поэтому-то последнее время я так долго задерживался на работе. Мне хотелось сделать тебе подарок: создать уютное гнездышко, в котором мы проведем остаток нашей жизни. И это еще не все. У одного моего знакомого дочка Лена по глупости забеременела. Долго молчала, боясь сообщить об этом родителям. А когда беременность стало невозможно скрывать, оказалось, что аборт делать поздно. Она родила мальчика и решила отдать его в детдом — благо успела сделать так, что никто из близких и друзей о рождении ребенка не узнал. Тут появился я. Предложил девчонке денег и быстро оформил документы на усыновление. Теперь у нас с тобой есть ребеночек. Я выхожу из бизнеса — денег у нас хватит на долгую счастливую и беззаботную жизнь. Я попросил своего адвоката передать тебе это письмо, так как, зная твой характер, хотел бы избежать лишних сцен. Что сделано, то сделано — нас теперь трое. Уверен, за ночь ты обдумаешь все и согласишься, что я был прав. С завтрашнего утра мы начнем с тобой новую жизнь. А за последние нервные дни прошу у тебя прощения. Крепко целую. Жду с нетерпением. До завтра, любимая.

Р. 8. Мальчика я назвал в честь твоего отца Андреем.

Твой Игорь».

 

— Ну, ты и стерва, — сказал банкир своей жене Веронике, укладываясь спать. — Как все обстряпано — комар носа не подточит. Приходилось мне попадать в разные передряги, делать такие дела — боже ты мой, но твой план — это "высший пилотаж".

— Ты же сам говорил, что этот Игорь у тебя, словно кость в горле. А тут видишь, как все сложилось: Игорь, как с лучшим другом, делится своими проблемами с тобой, Лариса, как с лучшей подругой, — со мной. И самое главное, своими проблемами не делятся друг с другом. На этом-то я и сыграла.

— Ну, а как ты узнала, что Лариса лечилась в психушке? И что у нее шиза...

— Она сама и рассказала — "по-дружески".

— М-да, — банкир мечтательно потянулся, — родственников у них нет, убийство спишут на рэкетиров, мол, украли бизнесмена, жена пожадничала на выкуп, вот итог — голова на блюдечке. А сама от раскаянья того — полетела с катушек — сошла с ума, а я...

— ...а ты, как друг семьи и компаньон, конечно же, возьмешь над бедняжкой опеку, а заодно и контроль над всем бизнесом.

— Точно.

— Ну, а то, что бормочет эта сумасшедшая о каком-то твоем начальнике безопасности, который якобы любит головы отрезать, это мелочи. Кстати, где он?

— Во-первых, он не мой НБ — мой начальник безопасности — уважаемый человек, бывший генерал, а во-вторых, этот любитель отчленения голов, вероятно, распивает со своей жертвой на небесах на брудершафт.

— Умно.

— А ты думала! Мы тоже кое-что можем. Ну, все, спокойной ночи, дорогая. Завтра с утра нужно в психушку сходить, навестить бедняжку...

 

© Рябов О.И., 2010. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1329