Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Драматургия и киносценарии, Драматургия
© Скреминский Е.К., 2010. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Размещено на сайте: 30 мая 2010 года

Евгений Константинович СКРЕМИНСКИЙ

Спор

Небольшая пьеса в стихах об извечном споре между атеистом и верующим. Первая публикация.

 

Что вера в Бога, что в него безверье –
Все одно, и ключевое слово – вера.
С.Е.

Действующие лица:

Шут
Теист Ганцело – простой горожанин
Атеист – некто
“Свидетель” – незримый слушатель

 

Шут

Синьоры, Господа и сеньориты,
Позвольте, мы поведаем сейчас,
Про двух господ, что спорят на показ,
Про веру и безверье — неофиты.

Действие происходит в парке.

 

Ганцело

Как день чудесен, ветер свеж!
Какая бодрость духа в целом!
И нет обиды на невежд,
Без них прекраснее Ганцело.

Подумать только! Срок неделя!
За шесть коротких дней создал,
Просторы пастбищ, море, ели,
И все успехом увенчал!

Атеист

Прошу простить меня, синьор,
Невольно ваши думы слушав,
Вдруг в голове родился спор.
Все так ли то, что церковь учит?

За миллионы лет росла
Вся эволюция земная.
И не осталась без следа.
А связь с неделею, какая?

Ганцело

Вы, богохульник, ваш язык,
Привыкшый много говорить...

Атеист

Постойте отвергать меня,
Но я — не верю в чудеса.
Немного мистики, науки,
От опыта вздымает волоса.

Не будет ли у вас минуты,
Что бы распутать… (в сторону) …Ваши путы.

Ганцело

Я расскажу Вам, как все было,
Как дух метался исполином,
Ни света не было, ни тьмы,
Одно пространство пустоты.

Во мгле не видно всех прикрас,-
Так свет явился на показ.
Но если свет, не видно тьмы.
Во тьме ты света не ищи.

Чередованье дня и ночи
Явилось нам, открывши очи.
И мы увидели моря,
На море жить, увы, нельзя.

Со дна морского материк
По слову «Божьему» возник.
Клочок земли и все мертво,
Не может радовать оно.

Покрылась зеленью земля,
И заметалась мошкара,
А следом гады, птицы, звери
Запели, заиграли трели.

А следом – человек из праха
Возник без злобы, нужд и страха.
Но сладок был запретный плод,
И изгнан человек с чертог.

До дней оных страдаем мы,
Пока не будем спасены.

Атеист

Да, история занятна,
Но мне она не столь приятна.
По-моему, ученый склад
Гораздо легче объяснит

Возникновение Земли,
Зверей, скотов, еще травы.
...Как магнит,

Атом к атому прилип,
Один, другой, десятый, сотый,
Уже молекула видна.

С молекул создана́́ — материя,
Уже она, под притяженьем,
Скреплялась узами родства́.

Образовались глыбы, скалы,
Нашли свой центр – вот тогда,
Из газов – кислород и море,
И появилась жизнь – Земля.

Ну, дальше, думаю все ясно,
Из книг ученых все прекрасно
Видно, что творилось дальше.
Как развивалась и росла…

Но в ваших доводах – сомненья.
На что Вы опираетесь и как?

Ганцело

Слова из Библии вам в подтвержденье,
Священным, пи́саным словам.

Свидетель (шёпотом)

Не то всё,
Всё не то.
И вы не те,
Не те Вы, не те...

Атеист

А что за письменность святая?
Где святость или же разврат?
И я могу перга́мент мучить,
Из ярких, вы́чурных слове́ц.

Глупцы мне ра́зом покоря́тся,
Пойдут за мною след во́ след.
Тебе Бог нужен для того,
Что б сваливать свои грешки.

Их у тебя полны́ каду́шки,
И не пытливые умы.

Тебе же в по́ру, вопрошать,
Зачем живёшь ты здесь, и как.
Откуда ум берется в теле?
И есть ли, какова́ душа?

Тебе до старости метаться,
И тыкать пальцем в небеса́.

Но это все уже не в моде,
Не правда, все, а просто ложь.
Там, на верху, старик не ходит,
И не смеется он, ну что ж.

Ганцело

Да, наши разные дороги,
Друг друга нам не суждено понять.
Вы говорите поперек писаний,
Я заповеди рвусь соблюдать.
(Встает, пытается уйти.)

Атеист

Ты малове́рен, так признайся,
И рвенья мало заповедь блюсти́.
На дню ты десять раз споткнёшься,
А к западу придя, прибавишь до двадцати пяти.

Будь твоя вера — крепкая скала,
И, выслушав меня дотла.
Не проронил бы ты ни слова,
Быть может и разверзлись небеса.

В писаньях много упущений,
Сомненье — верный страж суда.
И воздержатся нам от мщений,
Когда коварно поднята рука.

Ганцело (в сторону)

Во мне сомненья заметались,
Есть толк и разумение в словах.
И в голове всё заметалось,
И тут же обратилоось в прах.

Чужие мысли в ум забрались,
И чаша переполнится сполна.
Идеи не свои гоню я прочь,
Чтоб правосудью правому помочь.

(Вслух)

Бог за сомненья тяжко покарает,
Непоколебимой верой быть ему.
То заповедью первою сверкает,
А ты меня ведешь в свою пустую мглу.

Атеист

Со слов твоих я понимаю,
Что Богу лишь нужны рабы.
Какая ка́ра мясо гложет?
Какие вам нужны дары?

Своих детей ты привяжи к ноге,
И громогласно прокричи, – " О, вы свободны! "
В паля́щий день бегут к реке,
А ты им, – " Стой, нельзя сегодня! ́

И зря порочишь пустоту.
Пустая мгла с избытком полная,
Как если б ты закрыв глаза
Сказал, нет ничего,
И даже нет меня.

И сам ты пуст внутри…
Скорее слишком полон.
Как грань алмазная,
Внутри – прозрачна и пуста,

С наружи отражает преломление лучей.
Алмаз и грани — все единство,
С одной лишь отражается ручей,
С другой зеленый лес сверкает.
Внутри же – пустота полна.

Ганцело

Господь нам жизнь дарует даром,
Судьбу расписывая точным шагом.
А нам лишь верную стезёю
Пройти до каменных ворот.

Его пути неисповедимы,
За грань смотреть,
Нам гнев его обрушить на себя.

Атеист

Но, если жизнь расписана пером,
За что убийц пугают Адом?!
Бо́г жизнь поставил и́х ребром,
Потом бичует сам кнутом.

Давно пора назвать безумцем,
Без лишних опасений со сторон,
Кого сажаем мы на трон,
Того, кто от безумия отрёкся.

И если можем мы за грань смотреть,
Не в этом ли предназначенье?
Не в этом ли прекрасное значенье,
Когда Христос нам вторил про горчичное зерно?

Но искревленьем в голову закрался,
Завет суровый, данный нам на век,
Завет, людьми написанный,
Чистейший истины чтоб свет затмился.

Ганцело

Мне незнакома твоя вера,
И мне страшны твои слова.
Как будто я их изрекаю,
Но в действии — твоя молва.

Атеист

Облекаем мысли в плоть,
Чтоб действом потом опорочить.
Вера пуста, что чаша без вина,
Опасны знания чужие...
Но, вера слепая, — пахнет фанатизмом,
Безверие слепое — хамским эгоизмом.

Ганцело (шепотом)

Все чувства будто радуга на небе,
Иль флейта, не настроенная в унисон.
Я лейб-Господен, мне казалось.
Но, разочарованье... стыд... и страх...

Как жизнь непредсказуема,
До сей поры я был иным,
Теперь не знаю... кто же Я?
Какой же верой был?!.
От старой лишь отрёкся,
Тут же новую нашёл.

САТАНА

Атеист

Разочарование-иллюзия, не больше.
Что дегустатор, пробовавший вина,
Но, выделки не очень,
Усомнился в славе виноделов.

Свидетель ( шёпотом)

Слова́, — что сла́ва, дым потухшей све́чи,
Шаблон из головы в кредит.
Себя послушайте! Послушайте себя!
Из вас, кто первый "замолчит"?

Ганцело (мыслит вслух)

Отец в отрочестве покинул.
О, где ты?! И был ли ты?!
Когда я сам, потерянный собою
Душой и телом я гоним!!!

(смотря вверх)

Зачем я клятвы изрекал???
Зачем я с жизнью обрученный
Тебя свободой называл???

Атеист

Ты думаешь, о смерти ближнего рыдаем?
В истерике мы бъёмся о себе.
И клятвенно мы землю пожираем,
Завет иной, и знать тебе.

И в обороте, — речевом водовороте
Едва ли сможем обналичить совесть.

Досто́йных – не осталось среди нас
И Рай закрыли на засовы.
А в нём пятнадцать светлых глаз.
И два крыла, взамен подковы.

Иисус, не счесть сандалий износил,
Ища дорогу в Иерусалим,
И хорошо не видит лжепророков,
Так сча́стливы, нашли тропу пороков.

Билеты в Эльдорадо,
Взаймы у Сатаны.
И Богом покрываясь,
Надели платья псевдосвятости и лжи.

Ганцело

Молчи!!! Безумец!!! молчи, молчи, молчи!!!
Из черепа гнилью смердит твоего,
Из уст – злой насмешкой.
Из сердца – туманом неверия!!!

Ты, искуситель, Сатана,
Что́ можешь знать о душах???
И пальцем гнилым не смей ковырять.
Наивны открытые уши!!!

Атеист (в сторону)

Не все заметны в панике грядущей,
Все эти маски, алчность затая,
К сундукам Соломона идущие.

Свидетель (шёпотом)

Количество правды ровняется душам,
Живущих на этой Земле.
А знание – раскаянным духом.

Не стоит истерика, нервы и уши,
А скорбь – умножится вдвойне.

Атеист

Если мы на миг представим
Тело – объятое душой.
Как сможем мы туманной мерой
Измерить плотность ремесла?

Ганцело

Комок истерики в моём животе,
Он к горлу подступает.
Сухими словами горло сжимает,
И вырывается вовне.

Какой-то озноб, присущий бемолю,
Всё за другими я, слово в слово.
Выходит, жизнь моя из книг,
Из уст чужих, из чуждых слов,
Которые по книгам тоже.

Но... подожди...

(Растворяется)

Атеист

Смерть, жизнь — одно и тоже,
Вдох, выдох – тоже, тоже!
День, ночь, рассвет, закат,
Зачем боятся умирать?

Ведь смерть есть – жизнь,
А жизнь есть – смерть.
Но как до сердца донести,
Что смог я в голову внести?
...
Какая тишина!

Свидетель (Шёпотом)

Кто слышит тишину???

Атеист

Я, теист Ганцело!

Свидетель (шёпотом)

Ещё ты не заметил?
Нет его!

Атеист

Кто шепчет мне под ухо?
Ганцело впрямь исчез!
Попал в ловушку своего ума
В лукавом разговоре сам с собою,
Познал безумство я себя!
Но ка́к такое получилось,
За менее, чем свет луча?
Ты, кто мне шё́потом ухо травит,
Назови себя!

Свидетель (шёпотом)

Я, – это ты,
Ты, – это я.

Атеист

Какая боль, сжимая сердце мыслью,
Предчувствовать последний миг.
Какая радость, окунутся в сердце,
Лететь в тунеле, – вечной тишины.

(Растворяется)

Свидетель (шёпотом)

И мне себя найти пора

(Растворяется)

Я здесь, – случайный гость,
С повадками хозяина.
Дай же мне, да́й же мне трость,
Чтоб опереться, на тропу незнания...

 

© Скреминский Е.К., 2010. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1186