Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Критика и литературоведение, Литературоведческие работы
© Койчуев Б.Т., 2009. Все права защищены
Статья публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 18 мая 2010 года

Бахтияр Турарович КОЙЧУЕВ

Русская литература Кыргызстана начала XXI века как зеркало социального и духовно-нравственного состояния общества

Литературоведческое исследование, представленное на научно-практической конференции в МГУ в октябре 2009 года. Вошло в сборник материалов конференции, опубликованный издательством МГУ.

Публикуется по книге: Отражение событий современной истории в общественном сознании и отечественной литературе (1985-2000). Материалы научно-практической конференции 27-28 октября 2009 года / Фонд современной истории, Московский Государственный университет им М.В.Ломоносова, Академический учебно-научный центр РАН–МГУ–МГИМО. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 2009. – 552 с.: илл.

УДК 93/ 99(4/9)
    ББК 63.3(2)633;63.3(2)64
    О87
    ISBN 978-5-211-05729-6

© Фонд современной истории
    © Издательство Московского университета

 

Слово, некогда озарившее пламенем разума человека, включает в себя две составляющие: выражение мнения говорящего и мир, отображаемый им. С этой точки зрения текст, проговариваемый или письменно зафиксированный людьми, является отражением точки зрения на мир, происходящие события, выражением эмоций. Можно, с долей условности, говорить, что любой текст есть своеобразный нарратив.

В современной науке существуют различные толкования нарратива, однако неизменным в них остаются две составляющие: текст и личность, выражающая через слово своё отношение к миру.

Наиболее распространённые определения рассматривают нарратив как историко-культурно обоснованный рассказ (интерпретация) о событиях и окружающем мире с позиций человеческой личности. При этом в литературе нарратив – «линейное изложение фактов и событий в литературном произведении, то есть то, как оно было написано автором»*.

(*См.: ru.wikipedia.org/wiki)

Однако в понимании сущности нарратива важно осознание его как непосредственно эмоционально-рассудочного рассказа о мире в зависимости от историко-культурного контекста, мироощущения эпохи, миросозерцания говорящего.

«Нарратив, – отмечает О. Гуцуляк, – это определенным образом структурированный текст, рационально-прагматическое, но тесно связанное с эмоционально-интуитивной сферой жизни высказывание (рассказ, история) вместе с социально-культурной практикой, к которой оно принадлежит и которую несет в себе. Нарратив открывает, что смысл жизни коренится не только в рациональных, научных, поддающихся исчислению и строго научному анализу феноменах, но и в иррациональном, традиционном, волевом, эмоциональном, характерологическом и т.д., которые не всегда и не обязательно поддаются такому анализу»*.

(*Гуцуляк О. О наррации и нарративных системах// community.livejournal.com/ru_philosophy/334858.html)

С этих позиций можно говорить, что основные этапы жизни этносов, воплощённые в словах, есть ни что иное как нарративная история – представление (рассказ) народа о себе и мире. Повествование о мире, воплощённое первоначально в мифологической форме, и эволюционирующее от эпохи к эпохе, но всегда включающее в себя символико-эмоциональное осмысление мира. Наиболее полную картину мира в этом отношении представляет художественная литература

В древнекитайской книге «Перемен» замечено: «Волнующее мира движение заключено в письменном слове»*, – представляется, что эти слова являются одним из лучших определений литературы. Действительно, литература –¬ художественная летопись времён и народов, исторических перипетий и личностных судеб.

(*См.: Алексеев В.М. Китайская литература. – М.: Наука, 1978)

Литературная жизнь общества того или иного времени охватывает различные, порой неоднородные явления и факты, ей свойственны противоречия и разнонаправленные тенденции, зависящие от разнообразных факторов, обусловленных как собственно литературной традицией, преемственностью, поисками новых художественных средств выражения, особенностями самой специфики искусства слова, так и от многочисленных внелитературных влияний.

Изменение содержания жизни с неизбежностью ведёт к существенным сдвигам в структуре различных видов общественного сознания, в том числе в искусстве и литературе. Художественная литература конца ХХ – начала ХХI веков в лучших своих проявлениях, продолжая и развивая культурно-эстетические традиции искусства слова прошедших времён, выражает, вместе с тем, характерные тенденции и противоречия современного мира, пытается осмыслить его состояние на рубеже эпох, определить перспективы дальнейшего развития человеческой цивилизации.

Особенно ярко отражение мироощущения эпохи в литературе можно проследить благодаря такой литературоведческой категории, как «литературная эпоха», некоторые положения которой обосновывали такие неординарные литературоведы, как В. Шкловский и Ю. Тынянов. Развивая данное понятие и применяя его при анализе современного литературного процесса, некоторые литературоведы стремятся в самых разнообразных художественных явлениях сегодняшнего дня найти единый структурно-стилевой принцип, характеризующий современную литературу. Так, литературовед В.В. Эйдинова считает, что в «многозвучном стилевом облике «литературного сегодня» открывается интенсивное стягивание самых контрастных стилей к общему структурно-стилевому принципу, который делает литературу 80-х годов качественно-характерной и очерченной художественной системой. Сущность этого специфического стилевого принципа (или стилевой тенденции), образующего единый стилевой мир современной литературы, открывается как чрезвычайность (предельность, кульминационность), создающая атмосферу катастрофы – края, конца, гибели, грозящей миру трагедии. Эта доминирующая стилевая тенденция, – (тенденция экстремальности) по мнению литературоведа, – проявляется в самых различных художественных формах (речевых, «геройных», сюжетных, пространственно-временных), в которых проступают своеобразные и несходные и сходные (по совпадающей их функции) – писательские стили»*.

(*Эйдинова В.В. О категории «литературная эпоха» и стилевом состоянии современной советской литературы// Проблемы взаимодействия метода, стиля и жанра в советской литературе. – Свердловск, 1990)

Стилевая тенденция, выделяемая литературоведом, действительно наблюдается в определенных направлениях не только литературы конца XX столетия, но и в современном искусстве слова, в творческой практике отдельных писателей. Например, творчество Ч.Т. Айтматова-романиста развивается именно в этом русле. Особенно ярко, в художественно заостренной форме данный структурно-стилевой принцип проявляется в романе «Тавро Кассандры», в центре которого философско-психологические размышления о судьбе земной цивилизации, над сутью и высшим предназначением человеческой жизни. В последнем романе Ч.Т. Айтматова «Когда падают горы» («Вечная невеста») мотивы апокалипсиса зазвучат с особой силой. В русской поэзии Кыргызстана идейно-стилевая тенденция «кульминационности», создающая атмосферу катастрофы – края, конца, гибели, грозящей миру трагедии», мощно и метафорично звучит в поэзии С. Сусловой, В. Шаповалова, А. Никитенко.

Кардинальные изменения в общественно-политическом и экономическом устройстве стран бывшего СССР приводят к существенным переменам в литературной жизни. Да и само отношение к искусству слова общества существенно меняется. На протяжении многих веков литература рассматривалась, прежде всего, с точки зрения её нравственно-эстетической и идеологической функции. Именно это определяло её место в общественно-политической и культурно-эстетической системе национально-государственной жизни. Кризисные процессы в экономической и идеологической жизни Кыргызской Республики способствовали изменению места художественной литературы в системе государственно-общественных приоритетов. Фактически государство самоустранилось от влияния на функционирование литературного процесса. Многие талантливые писатели республики получили, с одной стороны, возможность свободного выражения своего художественного мировидения, но с другой – попали в тиски экономической цензуры, не имея возможность издавать свои произведения, становящиеся фактом их личной творческой судьбы, но не явлением общественной жизни. Приходится констатировать, что в Кыргызстане на сегодняшний день отсутствует государственная книгоиздательская политика, которая способствовала бы распространению общественно и эстетически значимых произведений.

Отход от единого идеологически-эстетического диктата, плюрализм мнений находит свое отражение в художественной литературе, выражающей различные эстетические и философско-нравственные взгляды писателей. Происходит размежевание писателей на различные литературные группы и направления, наблюдается процесс индивидуализации творческого сознания.

Наряду с философско-идеологическим многоголосием содержания художественной литературы происходит и дальнейшее разнообразие эстетических и структурно-стилевых принципов произведений писателей конца XX века. Думается, что это вполне объективные тенденции и дальнейшее направление литературного движения будет характеризоваться углубляющейся индивидуализацией писательского творчества.

В Кыргызской Республике, в 90-е годы XX века появляются периодические издания различной общественно-политической направленности. В области художественной литературы так же проявляются: активизация эстетических поисков, переосмысление устоявшихся нормативов, стремление к выражению своей творческой индивидуальности.

Необходимо отметить, определённую роль периодических изданий Кыргызской Республики в литературном процессе конца XX века. Именно на страницах газет и журналов, из-за кризисных явлений в книгоиздании Кыргызстана, впервые увидели свет многие художественные произведения писателей и поэтов. Немногочисленные критические рецензии, статьи и обзоры, посвящённые литературной жизни Республики, хоть в какой-то мере, освещали литературный процесс. Вместе с тем, приходится констатировать, что в остропереломный момент общественной жизни, борьбы различных социально-политических и экономических концепций, возрождения национальной идеи и поисках государственной идеологии, литературная критика Кыргызстана переживала не самые лучшие времена, лишь временами откликаясь на отдельные события и юбилейные торжества. Серьёзных аналитических статей, за редким исключением, обозревающих литературный процесс Кыргызстана конца XX – начала XXI вв., в литературной критике почти не наблюдается. Видимо, причины этого следует искать в сложной социально-экономической ситуации и противоречивости культурно-эстетической жизни республики, требующей своего основательного осмысления.

Среди различных, разнонаправленных тенденций литературного процесса одно из ведущих мест занимает возросший интерес к судьбе отдельной личности, к ее внутреннему миру. Человек всегда стоял в центре художественного творчества, являясь основным предметом и объектом искусства. Однако в 80-90 гг. XX в. обращение, а вернее было бы сказать, возвращение литературы стран СНГ к человеческой личности имеет ряд особенностей, связанных, прежде всего, с общественно-исторической ситуацией, с осознанием общественного сознания необходимости общечеловеческих приоритетов, пониманием самоценности и значимости каждой отдельной личности.

Этими процессами обусловлено возросшее внимание писателей к внутреннему миру современного человека, углубляющийся психологизм литературы. В литературе конца 80-90-х годов XX в. появился ряд произведений, персонажи которых не поддаются однозначной трактовке и уже трудно отнести тот или иной литературный характер к отрицательному или положительному образу. Это человек с «грешной земли». Он кровь от крови, плоть от плоти порождение современной жизни, он один из нас.

Общественно-исторические процессы, происходившие в конце XX в. в странах бывшего СССР, способствовали появлению тем и проблем, связанных с ними конфликтов и противоречий, ранее закрытых для художественной литературы советского периода.

Немало произведений раскрывающих острые социальные противоречия современного общества появилось в русскоязычной литературе Кыргызстана в 80 – 90-х гг. XX века. Среди них можно отметить «Заячью губу» В. Михайлова, «Кармен с Парижа», «Некто человек», «Враг матриархата» А. Абдурахманова, «Шесть-четыре» Эрмека Таттыбаева, «Открытие» Бекбосуна Байтокова, «Безумие» С. Тарышкина.

Перечисленные произведения, разные по своим художественным достоинствам, зачастую, не лишенные эстетических недостатков, позволяют, все-таки, писателям выходить на актуальные социальные проблемы общества. Они близки по своему идейно-публицистическому пафосу к так называемому «физиологическому очерку», «изучающему внутренние процессы общественной жизни».

Изменения в политической и экономической системе стран СНГ сопровождаются болезненной ломкой общественного сознания и индивидуальной психологии людей, формировавшихся в рамках тоталитарно-коммунистической идеологии. Поэтому естественно и объяснимо стремление писателей к художественному воссозданию «социалистической действительности».

Из произведений литераторов Кыргызской Республики, обратившихся к данной теме, можно назвать имевшую определенный общественный резонанс повесть А. Иванова «Верхом на облаке» и повесть Х. Мустафаева «Локон», в которой описывается не только взаимоотношения партийной номенклатуры в период «застоя» и «перестройки», но и ее мимикрия в современных условиях. Данные произведения носят ярко выраженный публицистический характер. Наверное, неслучайно они написаны в жанре повести, а не романа, предполагающем более масштабное и глубокое отражение действительности. Интересна с точки зрения художественной формы, передающей данную тему, повесть И.Д. Лайлиевой «Сладкая жизнь – как она есть». В ней весьма ощутим вездесущий образ-голос автора, который говорит о себе: «Я тоже вроде этого кукольника время от времени прерываюсь, чтобы поговорить с вами о том, что волнует меня и, знаю, волнует вас, отвлекаясь на время от своих кукол, т.е. своих героев. Согласитесь, трудно быть тем, кто так отличен от тебя».

Произведение И.Д. Лайлиевой носит, на наш взгляд, симптоматичный характер, являясь свидетельством дальнейшей индивидуализации творческого сознания, моделирующего свой художественный мир, «вторую реальность». Надо отметить, что И. Лайлиева одной из первых обращается к инонациональной тематике, изображая американскую действительность глазами киргизки в романе «Уикенд в Чикаго», что так же является новым для киргизской литературы и закономерным для историко-политической ситуации 80 – 90-х годов XX века, характеризующейся расширением геополитического горизонта культурных взаимосвязей постсоветских республик. Данный роман к тому же может служить одним из первых образцов «женской прозы» Кыргызстана.

К иносказательным, притчевым формам на рубеже XX – XXI веков всё чаще обращаются журналисты и публицисты, особенно оппозиционных газет. Своеобразный «эзопов язык» помогает им выразить в художественно-публицистической форме своё отношение к социально-политической действительности и, в то же время избежать судебного преследования, ибо творят они в жанрах, предполагающих художественный вымысел. С точки зрения эстетической данные произведения носят сиюминутный характер и не отличаются особыми художественными достоинствами. Однако их роль в историко-литературном процессе достаточно значима, ибо они, по большому счёту, способствовали жанровому и стилевому разнообразию публицистических жанров, расширению литературного кругозора потенциальных читателей. В качестве примера, обратим внимание на разработку журналистами в начале XXI столетия, почти позабытых в советскую эпоху, жанров: видения (Замир Осоров, распределяющий политических оппонентов по кругам ада, следуя тенденциозности и возможностям жанра вслед за «Поэмой о прощении» аль’Маари и бессмертной «Божественной комедии» Данте Алигьери); памфлета (в этом жанре особенно ярко и бесскомпромисно выступали Замира Сыдыкова, а на исходе правления первого президента Кыргызстана Рина Приживойт).

В разные периоды истории общества в литературной жизни на первый план выходят те или иные жанры литературы. Так, например, в наиболее кризисные для общества времена, когда происходят острая идеологическая борьба, переосмысление общественных, духовных ценностей, наблюдается особый интерес к публицистике, «малым» жанрам. Нечто подобное мы наблюдали в литературном процессе второй половины 80-х и особенно – начала 90-х годов XX века. В это время на первый план общественно-культурной жизни вышли как раз жанры, способные быстро реагировать на злободневные проблемы

Художественные векторы, характерные для мирового литературного движения, в общем, находят свое отражение и в отдельных национальных литературах, приобретая при этом свои специфические особенности. Примером тому может служить и литература Кыргызстана.

Две взаимосвязанные тенденции национальной жизни рубежа XX– XXI веков: рост национального самосознания и дальнейшее развитие взаимосвязей и взаимовлияний различных народов, в том числе и в области культуры, ведут к активизации художественных исканий писателей, обогащают литературу новыми эстетическими формами освоения действительности.

Пытаясь понять корни и истоки исторического развития нации, писатели все чаще обращаются к прошлому своего народа, используя при этом, наряду с другими, художественные изобразительно-выразительные средства устного народного творчества, традиции родных культур. Думается, не случайно распространение литературы, посвящённой исторической тематике. Среди произведений писателей Кыргызстана можно отметить исторические романы «Вражда кочевников» К. Осмоналиева, «Годы вокруг солнца» К. Акматова, «За тучей белеет гора» Т. Касымбекова, «Тенгри Манас» А. Джакынбекова, роман в стихах С. Джусуева «Курманджан Датка», А. Сорокина «Голубая орда».

С другой стороны, жизнь народа писателями Кыргызстана рассматривается в контексте мирового развития. Осознание единства Земли, связи всех народов, населяющих планету, заставляют писателей обращаться к наиболее общим вопросам бытия, глубже всматриваться во взаимоотношения человека и окружающего его мира, ибо есть общие проблемы, волнующие человечество на протяжении всей его истории, вопросы, которые всегда будут в центре внимания человека.

Однако нельзя не заметить, что изменения геополитической картины мира, этнической и социально-политической структуры общественной жизни привели к трансформации культурной жизни Кыргызстана. В законодательном плане все народы Кыргызстана имеют равные права и возможности. Одним из основных провозглашаемых идеологических лозунгов государственной политики было утверждение «Кыргызстан – наш общий дом». Вместе с тем, реалии социально-экономической жизни привели к изменению этнической структуры Кыргызстана. Некогда занимавшие второе место по численности населения – русские, сегодня находятся на третьей позиции. К количественному показателю, возможно, добавить и качественную характеристику. В большей своей части покинули Кыргызстан наиболее активные, востребованные и трудоспособные представители русского народа. Особенно ощутимы потери русскоязычного населения в отдалённых регионах Кыргызстана, что привело к переходу от киргизско-русского двуязычия к функционированию одного языка. Потеря языковой среды способствовала падению уровня владения русским языком коренного населения.

Данные факторы оказывают определённое влияние на функционирование русской литературы в Кыргызстане, её месте в духовной жизни народов. Вместе с тем, русская культура, являющаяся одним из формообразующих элементов современной национальной духовной жизни кыргызского народа, пока ещё занимает важное место в общественной жизни. Свидетельством тому может являться русскоязычная литература Кыргызстана, функционирование русского слова в республике. Оно уже не способно, как некогда, определять векторы развития национальной культуры, но по-прежнему может отображать реалии современной жизни, поиски ценностных ориентиров во времена перемен.

Творчество русских и русскоязычных писателей в этнокультурных и географических рамках различных национальностей и народов, входивших в состав СССР, отличается значительным своеобразием, обусловленным функционированием региональной русской литературы в контексте инонациональной миросозерцательной и эстетической культуры. Показательно в этом отношении творчество киргизстанских поэтов и переводчиков С. Сусловой и В. Шаповалова. Переводческая деятельность и оригинальное творчество писателей в том виде, в котором оно предстаёт пред читателями, могло сформироваться только в «азийском круге» (название главы из книги В. Шаповалова «Заложник»).

Художественная национальная литература накануне XXI столетия нашла своё литературно-критическое исследование в статье В.И. Шаповалова «Касым Тыныстанов как зеркало культурной революции». Выводы, к которым приходит литератор, достаточно пессимистичны: «В отсутствии интереса и какого-то, скажем, гражданского самопожертвования в отношении к национальному литературному наследию сегодня (судьба Тыныстанова), к выходу этого наследия на многонациональные мировые орбиты (судьба творчества Тыныстанова в неизданных русских переводах), в связанном с этим стагнационном состоянии чрезмерно политизированной и лишённой возможности издания литературы (и кыргызоязычной, и русскоязычной) мне видится безотрадное будущее. Во всяком случае, русская литература Кыргызстана сегодня фактически не существует, а её скорая и такая серенькая смерть показывает, во-первых, что культуру легко задушить – надо только лишить её воздуха, и, во-вторых, что монокультура – тоже нежизнеспособный организм. Я думаю, что и кыргызская литература пройдёт через мучительное состояние безвременья и умирания, прежде чем возродится к жизни – но уже в других поколениях, в другой истории, с другим нравственным опытом»*.

(*Шаповалов В.И. Касым Тыныстанов как зеркало культурной революции// Касым Тыныстанов и отечественная культура истории XX века: Материалы Юбилейн. науч. конф., посв. 100-летию К. Тыныстанова. – Бишкек, 2001. – С. 62 – 69)

Ощущение кризиса культуры в тисках глобализации и прагматизма постиндустриальной цивилизации сквозит в оригинальном творчестве В. И. Шаповалова. В его поэзии на изломе тысячелетий достоверно и художественно, цинично и психологический глубоко предстают реалии жизни, трагическим пафосом окрашивается апокалипсис рубежа тысячелетий, и ностальгические грёзы о былом туманят взгляд.

Скрижали сотрутся.
    И гордые годы о морок запнутся,
    А губы ещё улыбнутся, 
    Не ведая:
    Рушится дом.
    Что ж, медиумы, уйдём? –
    Ведь прошлое – блюдце, ледок со стеклом…
    Но если когда-нибудь слёзы прорвутся –
    То лишь о былом.

Во вступительной статье к изданию избранных произведений В.И. Шаповалова известные мастера художественного слова Ч. Айтматов и С. Липкин пишут: «Сегодня говорить об этой книге значит, говорить обо всей поэзии Вячеслава Шаповалова, настолько точно он нанёс на белый лист под одной обложкой всю линию своей поэтической жизни. Эта книга о нём, но куда больше – о беззащитном старении культуры XX века. И то, что поэзия наполнена реалиями совершенно иного мира, упрятанного за высокими горами, ещё более резко оттеняет её смыслы: наверное, это своеобразный плач по культуре»*.

(*Айтматов Ч., Липкин С. Поэзия в человеческом пространстве// Шаповалов В. И. В Азийском круге: Избранное.– Бишкек: Архи, 2003. – С. 7–8)

Реквием по увядающей традиционной культуре в поэзии В.И. Шаповалова звучит мощно и полифонично. В ярких поэтических образах и формах писатель выразил мироощущение человека, «идущего по кромочке, нагим, между добром и злом», раздираемого Богом и Дьяволом, и ищущего истину и выход в поэтическом Слове.

Мы не разделяем пессимистичных взглядов В.И. Шаповалова относительно будущего литературы, в общем, и русской литературы Кыргызстана в частности.

Смеем утверждать, что русская литература Кыргызстана сегодня находится на неведомом ранее качественном художественном уровне. Свидетельством тому может являться творчество М. Рудова, С. Сусловой, А.Никитенко, В. Шаповалова. Есть, наверное, какая-то закономерность в том, что именно на рубеже веков, сломе культурных эпох появляются художественные явления, становящиеся этапными для историко-литературного процесса.

На заре XXI названные поэты в пору поэтической зрелости издали свои избранные произведения, свидетельствующие не только о таланте авторов, но и о том, что у русской литературы Кыргызстана есть свой неповторимый облик.

Писатели драматически ощущают свою оторванность от исторической родины, но в их поэзии нет провинциализма, они открыты всему поэтическому миру, творя свою судьбу на евразийском просторе.

С. Суслова и В. Шаповалов известные в Кыргызстане поэты, состоявшиеся ещё в советскую эпоху, во второй половине XX века. К этой плеяде поэтов относится и А. Никитенко, выпустивший в 2006 году сборники стихотворений «Зимняя радуга» и «Переворачивая мир». Второй сборник отметим особо, он представляет собой уникальное издание палиндромов, включающий в себя наряду со стихотворениями и поэмами, авторский алфавитный словарь данного достаточно редкого в современной литературе жанра.

Заметных успехов в последние годы достигла и проза Кыргызстана на русском языке. Издан и переведён на иностранные языки новый роман Ч. Айтматова «Когда падают горы (Вечная невеста)». Писатель «планетарного мышления» возвращается в романе к народным истокам.

Удивительно, как порой личность может быть вровень со своим веком. Ч. Айтматов, безусловно, человек XX столетия. С его творчеством связано не одно поколение читателей, он смог воплотить в нём историю кыргызского народа и по праву памяти останется в ней, пока неизбывно художественное Слово. Творческий путь Ч. Айтматова – это поиск духовных истоков человечности, стремление внести свою лепту в извечную дорогу к Истине, осознания смысла земного бытия.

В одном из своих выступлений Ч. Айтматова отметил, что он писатель XX века. Это действительно так, более того, он жертва и достижение, художественное выражение данной драматической эпохи. Его детство было осирочено в горниле революции и становления советской власти, отрочество опалено в пламени Великой Отечественной войны. Он выстоял, закалился и зашагал в ногу с эпохой, а во многом и опережая её, чувствуя времена перемен.

Ч. Айтматов во многом был первым. В его повести «Лицом к лицу» впервые в литературе Советского Союза была поднята тема дезертирства. Классицистический, по сути, конфликт между долгом и чувством для времени публикации произведения в 1958 году звучал достаточно актуально и убедительно. Однако в дальнейшем писатель возвращается к данной повести и в 1991 году дописывает страницы, призванные углубить психологическую убедительность произведения. И в этом проявились, присущие Ч. Айтматову, творческая неудовлетворённость достигнутым и стремление к совершенству. В дальнейшем он дважды будет возвращаться к своему первому роману «И дольше века длится день», дописывая «интегрированную повесть» к нему «Белое облако Чингисхана» (1991) и «Философские этюды» (2001).

Великий Гёте считал, что писатель должен быть одет в походный плащ, чтобы идти в ритме веления времени. Ч. Айтматов всегда был в пути, в поисках личности, воплощающей драматические, а порой и трагические взаимоотношения с обществом и временем.

Джамиля – героиня, по ставшему весьма распространённым высказыванию Л. Арагона: «самой лучшей в мире повести о любви», – с пробуждённым личностным сознанием выходит с патриархально-родового окружения в мир новых отношений. Какой сложилась её дальнейшая судьба? Читателю неведомо. Но он был свидетелем зарождения романтической любви, пробуждающей индивидуальное сознание и стремление творить свою жизнь, согласно зову сердца.

Ч. Айтматов один из первых, в духе шестидесятников периода «оттепели» с их идеологическими иллюзиями, реалистический расскажет о драматических страницах советской истории, изламывающей личностные судьбы.

Потом «после сказки» о «Белом пароходе» останется мальчик, так и не сумевший смириться с миром лжи и зла.

А где-то там над бескрайними степями всё летает птица Доненбай, призывающая человечество, положившее голову на плаху: «Вспомни имя своё!».

Писатель выражает своё понимание жизни, прежде всего в художественном слове. И именно творя свои художественные миры, писатель наиболее искренен. Порой в жизни художник может пойти на компромисс со временем, обществом, самим собой. Однако в художественном творчестве мастер создаёт свои миры, в которых выражает свою боль и надежду, разочарование и идеал. В сокровенном не лгут. Ч.Айтматов в жизни был человеком, после смерти остался художником, подобно Кассандре, пророчествовавшим о бедах, творимых человеком и неизбывно ведущих к гибели цивилизации. Об этом был его публицистический роман «Тавро Кассандры», в котором он поднял, кроме всего прочего, тему клонирования человека, ещё задолго до того как об этом заговорит научный мир и массовое сознание. Человек Планеты – он не мог, порой в ущерб художественности, не говорит о глобальных противоречиях земной цивилизации на исходе его родного века. Его произведения читали, обсуждали, понимали и недоумевали, критиковали и возвеличивали. А мир оставался таким, каким он был. И оставалась только боль и «вечная невеста» – Муза, творящая извечным Словом. Наверное, поэтому писатель в последнее, отведённое ему, время всё чаще вспоминал о том, что: «Слово выпасает Бога на небесах, Слово доит молоко Вселенной и кормит нас тем молоком вселенским из рода в род, из века в век. И потому вне Слова, за пределами Слова нет ни Бога, ни Вселенной, и нет в мире силы такой, превосходящей силу Слова, и нет в мире огненного пламени, превосходящего жаром пламя и мощь Слова».

Творчество Ч. Айтматова звучит как мощный трагический реквием своей эпохе, канувшей в Лету.

Слова – крылья души Ч. Айтматова, подобно «улетающей стаи», рождают светлую печаль от расставания и надежду, что придёт новая весна, и вновь закурлычут журавли, неся надежду на обновлённую жизнь.

Современные киргизские авторы, стремясь расширить ареал восприятия своих произведений, переводят их, или пытаются создавать произведения как на родном, так и на русском языке. Из наиболее значимых явлений последнего времени в этом ряду отметим роман К. Акматова «Архат», получивший Государственную премию Кыргызской Республики им. Токтогула за 2008 год, и подготовленный к публикации кафедрами истории и теории литературы и кыргызского языка Кыргызско-Российского Славянского университета сборник стихов Р. Рыскулова «Стих и Я».

В свете вышеотмеченных достижений литературы Кыргызстана в большей степени ощущаются кризисные моменты функционирования искусства слова в современных социально-экономических и геополитических условиях.

Геополитические и историко-культурные процессы привели к значительному сужению сферы функционирования и влияния художественной литературы на общественное сознание. Особенно это относится к литературе на русском языке. Изменения в этническом составе республики, ухудшение, особенно в сельских регионах, степени владения русским языком, с неизбежностью ведут к потере потенциальных читателей литературы Кыргызстана на русском языке.

Динамичные события социально-экономической и политической жизни, изменение общественного сознания, не только по отношению к жизненно важным проблемам человеческого бытования, но и к сущности духовного бытия, привели к трансформации содержания и формы периодических изданий, а также к изменению взгляда на место и роль художественной литературы, искусства в жизни человека и общества. Обратим внимание, что в условиях экономического кризиса, неблагополучной ситуации в книгоиздании республики многие художественные произведения самых различных жанров не становятся известными широкому кругу читателей и в полной мере не осмысляются ни литературной критикой, ни, тем более, литературоведением.

Столкновение различных идеологических установок, относительная (по сравнению с советской эпохой) свобода слова привели к многоголосию различных изданий, отражающих интеллектуально-духовные потребности различных социальных и идейных групп. Расширился тематический, жанровый и эстетический диапазон современной литературы Кыргызстана.

В начале XXI века в прессе и книгоиздании получают распространение судебно-криминальные и социально-бытовые очерки, религиозно-мистические трактаты и статьи, рассказы эротического характера, являющиеся выражением запросов массового читателя, ориентированного на гедонистическое, потребительское сознание или ищущего новые морально-нравственные ориентиры в условиях идеологической и духовной смуты.

Расширение возможностей для более непосредственного выражения собственной личности, бесцензурность изданий, либерализация общественных взглядов, ситуация «итога века», ведут к распространению мемуарно-биографической литературы. Показательна в этом отношении серия «Жизнь замечательных людей Кыргызстана», издаваемая под эгидой редакции журнала «Литературный Кыргызстан».

Писатели и журналисты Кыргызстана, по разным причинам идеологического и эстетического характера, всё чаще обращаются к иносказательным и притчевым формам. В периодической печати достаточно часто встречается жанры иносказательной притчи, бурлеска, несущих в своей доминанте не художественно-эстетическую, а публицистическую направленность. Показательны в этом отношении «Сказки Небесной Бешбармакии», публикующиеся на сайте АКИpress.

Для лирических жанров, принадлежащих как перу уже известных киргизстанских мастеров слова, так и молодых поэтов, характерно углубленное выражение индивидуально-чувственного мира, расширение и изменение тематики, разнообразие поэтико-эстетических поисков.

Стремясь изучить и выявить закономерности современной литературы Кыргызстана на русском языке, кафедра истории и теории литературы Кыргызско-Российского Славянского университета провела в 2006 году республиканский конкурс «Лучшая книга года на русском языке». Книги, победившие на конкурсе, позволили выявить некоторые тенденции, характерные для современной русской литературы Кыргызстана.

В 2006 году увидели свет книги с ярко выраженным автобиографическим началом Г. Свирщевского «Доктора и воры», И. Беккенина «Моя армия», поднимающие острые проблемы социального бытия современной жизни.

Книга Г. Свирщевского «Доктора и воры», обозначенная автором как повесть-эссе, носит социально-реалистический характер, с ярко выраженным публицистическим пафосом. Видимо, здесь сказался профессиональный опыт автора, долгие годы работавшего журналистом. В произведении в форме ретроспекций через драматическую судьбу одной семьи воссоздаются страницы истории России, Казахстана и Кыргызстана XIX, XX и XXI веков. Занимательные и искренне написанные строки, раскрывающие человеческие судьбы в контексте социально-политической истории, чередуются с публицистическими размышлениями автора, носящими несколько декларативный характер. Ассоциативная память автора свободно, порой эклектично совмещает различные пространственно-временные пласты, создавая художественно-публицистическую картину мира и человека, в которой есть доктора, несущие свет и избавляющие от боли, и воры, живущие за чужой счёт.

Повесть И. Беккенина «Моя армия», по объёму вполне способная претендовать на романную форму, интересна, прежде всего, актуальностью тематики, в ней впервые в литературе Кыргызстана изображается современная армия глазами солдата, на собственной шкуре испытавшего все «прелести» армейской службы. Данное произведение вполне сопоставимо с «нашумевшей» в своё время повестью Ю. Полякова «Сто дней до приказа». Однако при всей схожести тематики, поставленных проблем книги имеют существенное различие. Произведение Ю. Полякова, структурированное писателем-профессионалом, имеет ярко критический, отрицающий пафос.

И. Беккенин рассказывает о своей жизни в армии, о событиях, действительно имевших место, и его главная задача – поведать о них достоверно, не нарушая правды жизни. Автор повествования рассказывает историю вхождения героя в социальную общность, перемалывающую человеческую индивидуальность и делающую человека частицей системы. Наблюдательный взгляд писателя замечает малейшие детали и с ненавязчивым юмором и иронией доносит их до читателей. Автор не осуждает те или иные события и явления армейской жизни, он констатирует факты и доносит их до читателя, оставляя ему право делать свои выводы. Сам автор, кажется, вполне понял и принял, пытается психологический оправдать жестокие законы социально-нравственной жизни армии, выживающей в трудных экономических и политических условиях современного Кыргызстана.

Книги Г. Свирщевского и И. Беккенина показательны для современного литературного процесса и выражают одну из существенных тенденций, проявляющуюся в усиленном интересе к актуальным противоречиям социальной жизни. В современной литературе Кыргызстана много, порой чересчур много, социального. Данный факт – тревожный симптом, который свидетельствует о неблагополучии социально-политической и экономической жизни Кыргызской Республики. Показательно, что социальные мотивы проявляются не только в прозе, но и в поэзии.

Сборник стихотворений А. Никитенко «Зимняя радуга» в многоцветной идейно-жанровой палитре поэтического слова повествует о буднях социального бытования, перипетиях судеб и устремлениях творческой мысли и души в студёной земной дороге человека, озаряемой радугой творческого вдохновения.

Литература – искусство слова. Эта азбучная истина в полной мере ощущается в процессе диалога с книгой А. Никитенко «Переворачиваю мир». Уникальная книга – единственный в своём роде сборник палиндромов – раскрывает новые бескрайние формально-содержательные грани «великого и могучего русского языка». Идейно-эстетическую значимость книги определяют не только формальные изыски, но и трепетное и искреннее чувство поэта, сердце которого обнажено перед треволнениями социальной жизни человека.

Показательным и, вместе с этим, новым явлением в текущей литературной жизни является книга Д. Деркембаева «Анатомия души». В предисловии к книге Ч. Айтматов отмечает: «Действительно, так история распорядилась, что многие наши соотечественники проживают вдали от Родины, подвергая себя, своих близких различным испытаниям. Эти испытания не проходят бесследно и должны быть выражены на листе...»*. Символично, что автор поэтического сборника, киргиз, подобно листику дерева заброшены с Востока на Запад ветрами перемен, испытывает муки творчества и выражает их на русском языке. Таковы лики современной культуры эпохи глобализации. По большому счёту в истории литературы Кыргызстана не было эмигрантской литературы, теперь она даёт свои первые ростки. Насколько живучими и художественно полнокровными они окажутся, покажет время. Вот только, заметим, что ведущими мотивами книги Д. Деркембаева являются «край родной и любимый», ностальгия по земле отцов. Свободный и бренный лист тоскует об узах родного древа, чьи живительные соки вспоили, вдохновили и с болью отпустили его в свободный полёт в благодатные, но чужие края. Идейно-содержательные пласты книги Д. Деркембаева символично выражены на обложке, на которой изображён зелёный лист дерева, прожилки которого напоминают линии судеб на ладони. Зеленеющий символ жизни, трепещущий на ветру, трансформируется в небесно-голубую даль вечности, мостом к которой являются песочные часы, отмеряющие человеческую жизнь. Творческая, философская мысль лирического героя не всегда воплощается в гармоничную и адекватную эстетическую форму, но в искренности, неравнодушии, сострадании и вере в высокое автору книги не откажешь.

(*См.: Деркембаев Д. Анатомия души. – Франкфурт-на-Майне, 2006)

Наконец, серьёзной книгой заявило о себе «потерянное» поколение сорокалетних. Сборник стихов и текстов Т. Джолдошбекова и М. Рогожина «Полинезия// Вероятностная модель медитации» зеркально представляет два взгляда, художественных метода, осмысляющих своё время, представителями одного поколения. Однако способы выражения современной эпохи у авторов разные.

Сборник стихов Т. Джолдошбекова представляет, в сущности, лирический дневник, рассказывающий о движении чувств и мыслей человека, в стремительном беге времени. Поэт, опираясь на традиционные стихотворные формы и образы, трансформируя их в своём поэтическом мире, создаёт лирические произведения любовной, гедонистической, социальной тематики, порой поднимаясь до медиативной лирики, будоража умы читателей проклятыми философско-психологическими вопросами человеческого бытия.

М. Рогожин в своей части книги, носящей показательное название «Вероятностная модель медитации», создаёт свои тексты в эстетических традициях художественных направлений: декаданса, символизма, сюрреализма, модернизма и постмодернизма. Ассоциативные и насыщенные символикой тексты строятся на «потоке сознания» лирического героя и выражают пограничные психологические состояния, возникающие на грани сознательного и подсознательного. Произведения М. Рогожина, в какой-то степени, соотносятся в литературе Кыргызстана с «Авангардистскими стишками» К. Джусубалиева и творчеством Шербото Токомбаева. В сочинениях названных поэтов находит своё выражение общемировое движение литературы в сторону дальнейшего углубления индивидуализации авторского сознания и форм его выражения.

Сборник Т. Джолдошбекова и М. Рогожина, несмотря на непохожесть художественного почерка авторов, представляет определённое целостное единство, открывая многообразный и многогранный мир социального и духовного бытия человека, заброшенного в круговорот истории в «проклятое время перемен».

В 2007 году в Москве увидела свет первая книга победителя Международного литературного конкурса «Русская премия» Т. Ибраимова.

Известный в Кыргызской Республике кинематографист опубликовал на рубеже XX – XXI веков на страницах журнала «Литературный Кыргызстан» повести «Плакальщица», «Гнездо кукушки», «Старик», «Ангел» и был замечен литературоведами и литературными критиками. В 2007 году пришло признание за пределами страны. Повести писателя отличаются драматизмом повествования, видимо сказывается профессия драматурга, знанием национального кыргызского менталитета, вскрытием социально-нравственных проблем современной жизни и тонкой иронией изложения жизненного материала. Художественная речь писателя максимально приближена к реальности, в ней нет ханжества и приукрашивания, но за «циничным» реализмом ощущается безграничная вера в духовную мощь человека. И самое главное – эта проза свободного человека, знающего цену жизни и людям, прощающего грехи людские и «милость к падшим призывающего», снимающего маски и не лгущего в главном. Жизнеутверждающий пафос произведений Т. Ибраимова, несмотря на объективное описание противоречий социального бытия людей, порой кажется наивным, но за ним стоит безграничная вера в Человека. А это многого стоит!

В 2008 году увидела свет книга Эмиля Ибрагимова «Стук в окно». Герой книги находится в постоянном борении с окружающей средой, а самое главное, с противоречивыми импульсами своей души. Психея – Душа в центре повествования Эмиля Ибрагимова. Проза писателя отличается особым психологизмом, в котором нашли своё выражение как социально-психологическая детерминация, так и бессознательные тайники человеческой сути.

Выход в свет в 2008 – 2009 годах поэтических сборников М. Рудова «Поэтической строкою», С. Сусловой «Акварели осеннего времени», А. Никитенко «Разрыв» и Т. Джолдошбекова «Полинезия» яркое свидетельство того, что поэзия живёт по своим законам, даже в кризисные социально-экономические времена.

Историко-культурное состояние и художественно-эстетические поиски современной литературы Кыргызстана на русском языке находят своё отображение на страницах журнала «Литературный Кыргызстан» – зеркале культурной жизни Республики. Благодаря подвижнической деятельности главного редактора А.И. Иванова и заместителя главного редактора С.Г. Сусловой журнал не только сохранил свои позиции в трудные кризисные времена, но и вышел на новые культурные рубежи.

Только на основе обзора одного номера «Литературного Кыргызстана» можно выявить идейно-эстетические поиски современной литературы Кыргызстана на русском языке. Первый номер журнала за 2008 год открывает повесть Т. Ибраимова «Запах джиды». Основанное на народной смеховой культуре, тонко замеченной и переданной наблюдательным автором, повествование о современной трудной, полной противоречий жизни аила выливается в щемящее и трогательное признание в любви к Родине и Человеку.

Два рассказа Дмитрия Ащеулова, кстати, его сборник рассказов «Шесть часов из жизни Червякова» так же входил в лонг-лист литературного конкурса «Русская премия» за 2006 год, «Бальтазар Неверро» и «Кара господня» выражают мироощущение культуры постмодернизма. Фантасмагоричные, полные абсурда и апокалипсической «печати обречённости» рассказы выражают и в тоже время пародируют массовую культуру эпохи, «когда кончалась тысяча первая ночь этого безумного города»*. Надо заметить, что автор, строя фантастически сатирическую и апокалипсическую художественную картину мира, идёт от абсурда самой жизни «потребительской цивилизации» XXI столетия, приходящей на смену культуре.

(*Ащеулов Д. Два рассказа. Бальтазар Неверро. Кара господня// Литературный Кыргызстан, 2008. – № 1. – С. 96)

Рассказ Эмиля Джолоева «Кульчетай» затрагивает одну из актуальных тем современности «миграционной катастрофы» оттока русскоязычного населения и поисков лучшей доли и заработка в России коренного населения Кыргызстана. Герой рассказа Бакыт – гастарбайтер, строящий жизнь вдали от родины.

А. Крякун, родившийся в селе Ленин-Джол Джалал-Ададской области, а ныне живущий в Санкт-Петербурге также представил в журнале два рассказа «Прикосновение к вечности» – лирико-психологический рассказ о творчестве и мистической любви «двух людей, живущих в разных измерениях»*; «Оцепение» – натуралистическое описание умирающего посёлка «Почтовый ящик № 363». В традициях Эмиля Золя («Жерминаль») описывается деградация людей, оказавшихся на «обочине жизни»: «Посёлок постепенно умирал. Умирали не только дома, трубы, стены завода, штольни и шахты, но умирали и люди. Без музыки, прощальных речей и слёз уходили они в насыщенную ураном землю…

(*Крячун А. Прикосновение к вечности. // Литературный Кыргызстан, 2008. – № 1. – С. 129)

Жестокая жизнь заставила искать развлечений, которые могли скоротать мёртвое время. И поэтому только здесь: среди отравленных трав, среди людей, забывших вкус поцелуев, у народа с обугленной памятью – мог родиться этот мутант. Только в умах теней, шатающихся среди запыленных радиоактивных домов, мог появиться этот уродливый способ «уничтожения времени»*.

(*Крячун А. Оцепение// Литературный Кыргызстан, 2008. – № 1. – С. 133, 135)

Раздел «Поэзия» первого номера «Литературный Кыргызстан» представлен тремя поэтами из «поэтического братства»: Светланы Сусловой, Вячеслава Шаповалова и Александра Никитенко.

В преамбуле к разделу совершенно верно замечено: «Несмотря на несхожесть поэтического почерка, именно они представляют сегодня целое поколение русской поэзии Кыргызстана, состоявшееся на стыке двух эпох – XX – XXI»*. Добавим, что нас сегодняшний день это наиболее профессиональные и художественно значимые поэты русской литературы Кыргызстана.

(*См.: Литературный Кыргызстан, 2008. – № 1)

В разделе «Публицистика» публикуется материал, представленный Валерием Сандлером, известным киргизстанским журналистом, ныне живущим в Америке. Статья «Если враг оказался… друг, или Достойно ли еврею жить «под немцем»?» является по форме развёрнутым диалогом Валерия Сандлера с Володей (Давидом) Кругманом – художником-дизайнером, некогда работавшим в Киргизии, а сегодня живущим в немецком городке Фюринг. В разговоре двух друзей в искренней личностно-публицистической форме вспоминаются страницы прошедшей жизни, выстраивается представления беседующих о политической и социальной жизни XX века.

Завершается номер историко-литературоведческой статьёй Г.Н. Хлыпенко «Литературный Кыргызстан» – форпост русского языка и литературы в стране». В основательно написанной статье представлены вехи развития журнала, его вклад в сохранение и развитие русской словесности в Кыргызской Республике.

Обзор литературы Кыргызстана на русском языке начала XXI века свидетельствует, что художественное слово по-прежнему выражает «волнующее движение жизни», делая сиюминутную жизнь вечной, опаляя небесным светом суетность человеческого бытия.

 

© Койчуев Б.Т., 2009. Все права защищены

 


Количество просмотров: 4741