Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Публицистика / Научные публикации, История
© Кузнецов А.Г., 2006. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 22 октября 2008 года

Андрей Георгиевич КУЗНЕЦОВ

Евреи в Кыргызстане

Исторический очерк

Краткая история евреев в нашей стране с 1880-х годов

Первая публикация: журнал «Литературный Кыргызстан» за 2006 год / номер 3

 

Так уж случилось, что после вхождения в состав России Кыргызстан стал развиваться как многонациональный край. Этому способствовало несколько факторов. Вначале было массовое заселение земель новой административной единицы потоком переселенцев из различных губерний Российской империи, который не прекращался в течение нескольких десятилетий. Затем были беженцы времен Первой мировой войны. Позже, уже при Советской власти, в Киргизию стали приезжать специалисты разных профилей, как тогда говорили, «для оказания братской помощи молодой республике в социалистическом строительстве». Наряду с партийными, советскими работниками, инженерами и техниками сюда направлялись и представители интеллигенции – ученые, врачи, педагоги, театральные деятели, музыканты и т.д. Особенно значительным этот поток был во время открытия в республике первых вузов и в период подготовки к Декаде кыргызского искусств, которая состоялась в Москве в мае 1939 года.

Во время Второй мировой войны в Киргизию шли целые эшелоны с эвакуированными, за которыми следовали другие эшелоны, теперь уже с репрессированными и сосланными. По приказу Сталина переселялись целые народы – чеченцы, ингуши, карачаевцы, корейцы, немцы, крымские татары и другие. После окончания войны большинство эвакуированных вернулось к себе на родину, часть же остались жить в Киргизии. Однако поток приезжающих не прекратился: в голодные послевоенные годы люди ехали в теплые южные края в надежде на лучшую долю. Позже, когда раны войны были более или менее залечены и продолжилось прерванное войной культурное строительство, приглашение специалистов из центра приобрело массовый характер. Только в театры и учебные заведения Министерства культуры республики были приглашены сотни высококвалифицированных специалистов из Москвы, Ленинграда, Киева, Горького, Саратова, Тбилиси и других городов Советского Союза.

Таким образом, примерно за сто лет (1870-1970 гг.) Киргизия превратилась в многонациональную республику, в которой плечом к плечу жили и трудились представители более 80 национальностей. Хорошо ли это или плохо? Думаю, что хорошо, поскольку представители многочисленных этносов вносили в культуру Кыргызстана неповторимое своеобразие и богатство своих национальных культур. И одним из народов, чей вклад в культуру республики трудно, пожалуй, переоценить, были, конечно же, евреи.

Как-то по каналу «Дискавери» мне довелось посмотреть телепередачу об Испании, в которой рассказывалось о трех цивилизациях, оказавших большое влияние на формирование испанского государства – римской, еврейской и арабской. Благодаря этим цивилизациям Испания превратилась в страну с неповторимой, самобытной культурой, что нашло отражение в традициях, жизненном укладе, архитектуре, музыке, танцах и т.д.

Первые евреи появились в Киргизии еще в 80-е годы девятнадцатого века. Среди них были медики, фармацевты, юристы, учителя, торговцы, портные. В архивных документах сохранились даже их имена. Это врачи Крымский, Воскресенский, А.И. Левин (Каракол), стоматолог А.И. Мошкевич (Ош), ветврач М.Г. Цертович, чиновник С.Э. Нолькенштейн, портной Штейнфель. Врач Михаил Воскресенский вместе со своей женой, тоже врачом, работал в Переселенческой больнице в Пишкеке, а жил он в деревянном доме, стоявшем на углу улиц Панфилова и Боконбаева. Этот дом сохранился и по сей день. Но при недавней перестройке его стены были заложены кирпичной кладкой.

Аптеки содержали А.Л. Квейтман и Кур. Здание аптеки Квейтмана находилось на угли Советской и Иваницына, и просуществовало до начала 80-х годов прошлого века (сейчас на ее месте находится Национальная библиотека).

Известной личностью в дореволюционном Пишпеке был адвокат Григорий Исаакович Бройдо. В юности он вместе с Михаилом Фрунзе учился в мужской гимназии города Верный (ныне Алматы). Получив затем высшее образование, он вернулся в Бишкек и активно включился в адвокатскую деятельность. Молодой юрист был известен своими демократическими взглядами. Так, Григорий Бройдо решительно выступал против политики царских властей, насильственно сгонявших кыргызов с их земель. А после поражения восстания 1916 года осудил действия властей за их чрезмерную жестокость. По подозрению в сочувствии к восставшим адвокат был допрошен прокурором Ташкентской судебной палаты. Позже Бройдо опубликовал свою речь, наполненную нелицеприятными фактами. Тогда по требованию туркестанского генерал-губернатора строптивый юрист был нейтрализован – его в спешном порядке призвали в армию.

О евреях, живших и работавших в Кыргызстане можно рассказать много интересного и познавательного, что, впрочем, уже сделано. Читателям, интересующимся этим вопросом можно рекомендовать обстоятельное исследование А.П. Яркова «Евреи в Кыргызстане», изданное в Бишкеке в 2000 году. Вот один из любопытных фактов, изложенных в этой книге:

«В 1927 году во Фрунзе, проездом к месту ссылки в Алма-Ате, оказался «пламенный трибун революции» Лев Давидович Троцкий (Бронштейн). Судя по воспоминаниям старожилов, Троцкого вдоль трассы встречали приветственными возгласами многочисленные толпы. Местным властям не удалось сдержать проявления народных чувств. Спустя некоторое время во Фрунзе оказывается М.Я. Натансон – не только подруга поэта В.В. Маяковского, но и активная деятельница оппозиции, во главе которой стоял Л.Д. Троцкий. Н.Я. Натансон начинает работать в Госплане и в силу профессионализма (успела проучиться в московском вузе несколько лет) очень скоро становится ведущим специалистом. Здесь и произошло ее знакомство с председателем Совета Народных Комиссаров Кыргызской АССР Юсупом Абдрахмановым, переросшее в большое и сильное чувство…»

Много добрых дел сделали не только постоянно проживавшие в Кыргызстане евреи, но и направляемые сюда из центральных городов России с той или иной миссией. Так, в 1903 году окулист О.П. Левицкая вместе с М.А. Алмазовой приехала из Петербурга в Киргизию, где приняла несколько сотен больных. В свой второй приезд, состоявшийся два года спустя, Левицкая, работая в Прииссыккулье, вылечила 788 больных и прооперировала 691.

В советские годы, когда еврейская диаспора в Кыргызстане насчитывала уже многие тысячи человек, трудно было найти отрасль производства или сферу общественной, культурной жизни, где бы не трудились представители этой нации. Промышленность, строительство, сельское хозяйство, медицина, юриспруденция, наука, философия, педагогика, музыка, изобразительное искусство, театр, кино, радио, телевидение, литература, журналистика, издательское дело – вот далеко не полный перечень сфер, в которые евреи оставили заметный след.

Особенно значительный вклад они внесли в медицину. Так случилось, что в силу различных обстоятельств в 30-50-е годы в Киргизии оказались десятки высококвалифицированных медиков. Среди них были специалисты, подчас, с мировым именем – это профессора Б. Бейлин, А. Бродский, А. Брудный, М. Вольский, А. Слоним, В. Канторович, М. Фридман, Б. Эльберт… Именно они заложили основу кыргызской медицины, стояли у истоков медицинской науки, образования. То же самое можно сказать и об ученых других специальностей, таких как биохимик А. Бах, физико-географ Л. Берг, физик Ф. Франкль, историки-тюркологи А.Бернштам и С. Абрамзон. Их дело продолжили ученые нового поколения – Я. Фридман, В. Гурович, Б. Миркин, Ю. Сосновский, Л. Соломович, В. Рудаев, Ю. Шварцман, М. Федоров и другие.

Говоря о литературе и журналистике, нельзя умолчать о таких ярких представителях, как поэтах Я. Земляке и Л. Аксельруде, литературоведе Л. Шеймане, журналистах А. Борове, В. Никсдорфе, А. Баршае, В. Сандлере. Неординарной личностью был актер Русского драматического театра, он же остроумный поэт-сатирик Э. Праг. Его собратом по перу был не менее талантливый поэт и публицист, редактор телевидения М. Ронкин.

Среди евреев было много талантливых актеров, режиссеров, деятелей театра и кино. Долгие годы на сцене Русской драмы блистал ярчайший актер, народный артист Советского Союза Л. Ясиновский – на спектаклях с его участием зал всегда был полон. Великолепные постановки осуществлял недавно ушедший из жизни режиссер с ярким индивидуальным почерком Вл. Пази. А сколько интересных фильмов сняли братья Герштейн – Иосиф и Израиль!

Многие евреи, жившие и работавшие в Кыргызстане, были и прекрасными специалистами в своей области, и высокообразованными людьми, интеллигентами в лучшем смысле этого слова. Они были в курсе культурной жизни республики, интересовались искусством, литературой, были завзятыми театралами. Так выдающийся патофизиолог, член-корреспондент Академии наук республики Г.Л. Френкель не пропускал не одного премьерного спектакля в Кыргызском театре оперы и балета или в Русской драме. Более того, он писал довольно обстоятельные рецензии с анализом спектаклей, которые публиковались на страницах республиканской прессы.

Среди специалистов-евреев, работавших в Кыргызстане, было много музыкантов самых различных квалификаций – композиторов, пианистов, скрипачей, дирижеров, хормейстеров, музыковедов, исполнителей на духовых инструментах, вокалистов, педагогов. Только их перечисление займет, наверное, целую страницу, а, может быть, и больше. Первое место в этом списке принадлежит композиторам В. Власову и М. Раухвергеру. И хотя они были москвичами, но подолгу жили и работали в Киргизии и внесли в ее культуру неоценимый вклад. Владимир Власов, работая в составе интернациональной группы Малдыбаев-Власов-Фере, написал первые кыргызские музыкально-сценические произведения, в том числе и такой шедевр, каковым является опера «Айчурек». А Михаилу Раухвергеру, пианисту по образованию, удалось создать глубоко национальный по духу и по музыке балет «Чолпон».

Плодотворно работали в Кыргызстане композитор и дирижер Б. Феферман, пианисты-педагоги Д. Дубинская, В. Фалковский П. Цокуренко, хормейстер С. Файнштейн, педагог по вокалу Т. Виленчик, музыковед Е. Соболева и многие другие. Среди них были и представители музыкальных династий – Бурштины, Склютовские. Со многими из них мне приходилось жить и работать долгие годы. Эти люди были скромными тружениками, они не претендовали на высокие звания (хотя, порой, и получали их), но своим трудом, своей подвижнической деятельностью сделали очень много для развития кыргызского искусства. Я расскажу только о трех музыкантах – Михаиле Бурштине, Владимире Фалковском и Семене Файнштейне – не самых именитых, но, безусловно, талантливых, которые трудились не ради каких-то благ и славы, а просто по-другому жить они не умели.

Выпускники Московской консерватории Григорий Михайлович Бурштин и его супруга Слава Марковна Окунь приехали в Киргизию в 1940 году. Приехали на несколько лет, а остались на всю жизнь. Григорий Михайлович был блестящим пианистом, педагогом, но, к сожалению, он рано ушел из жизни, оставив о себе самую добрую память. Заслуженная артистка КР С.М. Окунь проработала в Кыргызском академическом театре оперы и балета им. А. Малдыбаева более пятидесяти лет и лишь в преклонном возрасте уехала на родину своих предков – в Израиль. Она была великолепным концертмейстером, верным другом и наставником нескольких поколений кыргызских оперных певцов, включая Булата Минжилкиева.

Вскоре после приезда во Фрунзе у Бурштиных родился сын Миша. Уже с детских лет он поражал всех своей музыкальной одаренностью. Например, легко угадывал на слух любые звуки и аккорды. Высшее музыкальное образование Михаил получил в Ташкентской консерватории, откуда вернулся не только с двумя дипломами – пианиста и композитора, но и с молодой супругой, тоже пианисткой – Фаиной Хармац. В течение 25 лет – с 1968 по 1993 гг., то есть до самого отъезда в Израиль, Михаил и Фаина работали преподавателями в Институте искусств им. Б. Бейшеналиевой. Они были известны не только как отличные педагоги, подготовивших десятки молодых кыргызских пианистов, но и как участники знаменитого в те годы фортепианного дуэта – Бурштин-Хармац. Их выступления всегда проходили с огромным успехом. Особенно эффектно звучали в их исполнении обработанные М. Бурштиным для двух роялей кыргызские комузные кюу и еврейские народные песни и танцы. Неизменный взрыв аплодисментов вызывало исполнение «Маш ботоя» и «Хаванагилы». Сколько здесь было блеска, фантазии и изобретательности! А два рояля звучали, порой, как целый оркестр!

Однако Михаил Бурштин был еще и композитором, автором сотен произведений самых различных жанров – симфоний, концертов, сонат, всевозможных пьес и ансамблей. Его сочинения, особенно для фортепиано, и по сей день используются в педагогической практике, звучат на концертной эстраде.

И еще одним бесценным даром обладал Михаил – он мог без особого труда прочесть «с листа» любой нотный текст, даже самый сложный, включая партитуры для оркестра. Благодаря нему, сотни произведений кыргызских композиторов были впервые «озвучены» на прослушиваниях, проводившихся в Союзе композиторов республики, оценены коллегами и получили путевку в жизнь.

Уехав в Израиль, Михаил и там остался верен себе: вместе с женой Фаиной Хармац постоянно выступает на концертах, а эти концерты преимущественно благотворительные. Недавно музыкант перенес сложнейшую операцию: трансплантацию печени. Он живет на исторической родине, но душой по-прежнему в Кыргызстане, где прошла его большая и, надо полагать, лучшая часть жизни – это ощущается по его письмам, телефонным разговорам…

Несколько иначе сложилась жизнь в Кыргызстане у Владимира Матвеевича Фалковского. Во Фрунзе он приехал в 1956 году сразу после окончания Московской консерватории, где учился в классе знаменитого педагога А.Б. Гольденвейзера. Молодой специалист, которому в ту пору было всего 22 года, был направлен на работу в Музыкальное училище им. М. Куренкеева; в нем он проработал до своих последних дней, т.е. более сорока лет. Сколько молодых музыкантов прошло подготовку в его классе сейчас трудно сказать – может быть, около ста, а, может быть, и больше. Но главное не в количестве, а в качестве, а качество подготовки в классе Фалковского было очень высоким, что определялось рядом факторов. Во-первых, Владимир Матвеевич был не только прекрасным педагогом, он был педагогом «играющим», то есть, мог сесть за рояль и сыграть любое произведение, показав при этом ученику, как это нужно делать. Ну, а во-вторых, это была личность. Эрудиции Фалковского мог позавидовать каждый: казалось, не было вопроса, на который он не смог бы ответить. Кроссворды, даже самые сложные, конкурсные, он «щелкал», как орешки…

Завзятый книгочей, Владимир Матвеевич собрал прекрасную библиотеку, основу которой составляла классика, литература об искусстве, ноты. В отличие от других собирателей библиотек, Владимир Матвеевич все свои книги прочел, а многие и не раз. Я как-то спросил коллегу, почему он не производит «чистку» библиотеки, не сдает прочитанное: книг-то накапливается много и возникает проблема с их хранением. «Не могу, – ответил Владимир Матвеевич. – Книги – они как друзья: к ним привыкаешь…»

Заслуженный учитель Кыргызстана Владимир Матвеевич Фалковский всю жизнь проработал в музыкальном училище, занимая скромную должность преподавателя по классу фортепиано, хотя с успехом мог перейти в Институт искусств и со временем стать доцентом, профессором. И таких скромных тружеников еврейской национальности среди педагогов-музыкантов было немало.

Одним из них был Семен Романович Файнштейн – педагог по классу хорового дирижирования. Помимо педагогической деятельности он руководил двумя коллективами – хором училища и хоровой капеллой Дворца завода им. Ленина. Невысокого роста, худощавый, он преображался, когда выходил на эстраду. Твердой рукой Семен Романович уверенно вел коллектив за собой, хотя по характеру это был очень мягкий человек. Обладая исключительно тонким слухом, прекрасно зная особенности хорового пения, он добивался блестящих результатов – его хор звучал как единый организм, точно выполняя все требования своего руководителя. Не секрет: чтобы добиться хорошего звучания хора, нужно с ним долго работать, а работать Файнштейн умел и любил – это был настоящий «трудоголик». Именно эти качества и позволили Семен Романовичу браться за исполнение таких сложных произведений хоровой литературы, как «Реквием» В. Моцарта или «Патетическая оратория Г. Свиридова и добиваться прекрасных результатов.

В трудные перестроечные годы Семен Романович эмигрировал в Германию. И там он тоже не остался без дела: хорошие хормейстеры нужны всюду, тем более в стране с давними традициями хорового пения.

Я рассказал только о трех членах небольшого коллектива одного из многочисленных учебных заведений Кыргызстана. Этот рассказ можно было бы продолжить, например, рассказать о Дине Ароновне Дубинской – прекрасном педагоге-пианисте, оказавшейся в Киргизии в годы Великой Отечественной войны. До этого она жила на Украине, где в результате холокоста погибли ее родители и родственники, и лишь ей одной, тогда еще девушке, удалось спастись. В Киргизии Дина Ароновна обрела вторую родину, нашла почет и уважение, подготовила десятки молодых специалистов.

Но началась перестройка, за которой последовал распад Советского Союза. Экономические трудности, политическая нестабильность вызвали массовый отток населения, в том числе и евреев. Впрочем, евреи уезжали и раньше. Причины были разные. Кто-то хотел вернуться на родину предков, кто-то был не согласен с политикой советского государства. Были и другие мотивы. Так, бывший фронтовик, орденоносец, научный секретарь издательства «Илим» Борис Ильич Левитус покинул Кыргызстан с горечью и обидой в сердце. Однажды он зашел в республиканский военкомат, чтобы взять справку о том, что в годы войны сражался против фашистских захватчиков. Можно понять обиду и негодование фронтовика, когда один сотрудников военкомата удивленно спросил его: «А что: разве евреи воевали?» Именно эта фраза была одной из причин, побудивших ученого покинуть гостеприимный Кыргызстан, который он так любил и эмигрировать в Израиль (заметим, что на фронтах Великой отечественной войны сражалось 450 тысяч евреев, 108 из них стали Героями Советского Союза).

С болью в сердце покинул Кыргызстан и Валерий Сандлер. Старожилам Бишкека памятна знаменитая опечатка в субботнем номере фрунзенской «Вечерки» от 21 июня 1980 года, когда в простом извещении о предстоящей сессии горсовета из слова «председатель» выпал невинный на взгляд слог «се». Правда, невинным он мог считаться при условии, что само слово не связано с последующей фамилией. А тут «преддателем» оказался сам генсек КПСС, «лично дорогой товарищ» Л. И. Брежнев. На свою беду, «Вечерка», возглавляемая в ту пору В. М. Кирпиченко, а также несколько ее журналистов, в числе которых был и Сандлер, давно торчали костью поперек горла у партийных боссов города. Критические публикации тогдашней газеты, которые с сегодняшних позиций выглядят мягким поглаживанием против шерсти, вызывали у них ярость, если не сказать больше, только вот поводов для крутой расправы она до сих пор не давала. А на сей раз – дала. Не желая утомлять читателя описанием знаменитого бюро Фрунзенского горкома КП Киргизии по делу «антипартийной группы», скажу лишь, что Кирпиченко был снят со своего поста и исключен из партии, а дежуривший по номеру беспартийный Сандлер – уволен с формулировкой «…без права дальнейшей работы в средствах массовой информации». Валерий устроился в Ботанический сад разнорабочим и пробыл в этом качестве до декабря 1983 года, прежде чем смог вернуться к своей профессии. А спустя несколько лет талантливый журналист эмигрировал в США.

В 1989 году еврейская диаспора в Кыргызстане насчитывала 5700 человек. Сейчас в республике проживает менее одной тысячи евреев. Какой урон понесла страна трудно даже представить: уехали специалисты высокого уровня – ученые, врачи, деятели культуры, искусства, педагоги. К счастью, уехали не все, и те, кто остался, продолжает трудиться на благо Кыргызстана. Это член-корреспондент НАН КР, философ А. Брудный, народный художник КР А. Каменский, народная артистка КР, профессор Национальной консерватории П. Цокуренко, профессора КРСУ А. Кацев, Я. Рудаев, А. Зарифьян, бизнесмен Ю. Сосновский, журналист А. Никсдорф, врачи Г. Фейгин и Л. Фридман, полковник милиции и журналист А. Зеличенко и другие.

Вклад евреев в кыргызскую культуру трудно переоценить. Об этом хорошо сказал видный кыргызский ученый академик Азис Салиев: «Кыргызы особо ценят широкое участие еврейских деятелей в становлении и развитии в республике современной культуры… Не хватило бы места на перечисление евреев плодотворно работающих у нас в школах, техникумах, училищах, в вузах, научных учреждениях, в журналистике и в других сферах. Благодарное отношение кыргызского народа […] исключило у нас возможность каких-либо проявлений так называемого антисемитизма. Вообще же этот самый антисемитизм – плод мелкодушной зависти – не в силах наводить тень на величие еврейской нации» (А. Салиев. Учение о мысли. – Б.: Илим, 2000. – С. 579-580).

Ученый прав – заслуги представителей еврейской нации в Кыргызстане получили широкое признание, в том числе и официальное. Многие евреи занимали высокие государственные должности, включая руководство правительственными учреждениями (Л. Левитин, Д. Найман, Я. Фишер и др.), удостаивались и удостаиваются высоких государственных наград, почетных званий. И печальные факты негативного отношения отдельных лиц, не могут очернить глубокого уважения и признательности кыргызского народа, других народов Кыргызстана к представителям одного из древнейших этносов, внесших огромный вклад в становление Кыргызстана как государства с большим духовным и интеллектуальным потенциалом, – евреям.


© Кузнецов А.Г., 2006. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 


Количество просмотров: 3856