Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие / Главный редактор сайта рекомендует
© Данияр Деркембаев, 2009. Все права защищены
Произведения публикуются с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 9 апреля 2010 года

Данияр ДЕРКЕМБАЕВ

«Когда губят мой народ…»

Сборник стихотворений, запрещенных цензурой Бакиева в 2006-2010 годах

Цензура бакиевской авторитарной власти, используя спецслужбы и криминал, была против свободных высказываний о положении народа, как в Кыргызстане, так и за её пределами. Автору этих строк неоднократно угрожали бакиевские холуи, запугивали родных и близких, проживающих в Кыргызстане, всё делалось ради того, чтобы эти строки никогда не прочитали на Родине автора. Книга с полным собранием стихотворений Данияра Деркембаева была опубликована в Германии в 2009 году (издательство Винтерворк, ФРГ), большинство стихотворений из этого сборника вошли в полный сборник «Госпожа чужбина». Автор с 2006 года не был на Родине в связи с угрозами расправы, но любит Отчизну всем сердцем и душой. Некоторые стихотворения теперь, без сомнения, можно назвать пророчеством, потому что чаяния автора и всего кыргызского народа о неизбежном падении режима узурпатора Бакиева сбылись.

 

«Когда губят мой народ…»

Я кыргызской землёй пропитался до мозга,
Это горы мои и родная земля,
Ведь без Родины в сердце мне прожить невозможно,
Потому что без Родины был бы не я.

Мне достался от предков завет в этой жизни,
Что прожили на свете, умножив свой род,
Помнить, где бы ни был, о любимой Отчизне,
И любить свой свободный кыргызский народ.

 

***

Да, мы кыргызы, свободный народ,
Душит Отчизну Бакиевых гнёт!
Выйдут джигиты на праведный бой,
Хватит глумиться над нашей страной!

5 апреля 2010 года

 

Да, мы кыргызы, свободный народ,
Мы одолели Бакиевых гнёт!
Знает пусть каждый тиран наперёд -
Суд неизбежный преступника ждёт!

8 апреля 2010 года

 

***

Палач не станет никогда святой,
Придёт расплата и его черёд,
В крови он празднует сегодня пышный той,
Уничтожая собственный народ.

3 апреля 2010 года

 

Курултай хочу! — сказал хан, уплетая манты

Хитрый хан задумал дело -
Удержать руками власть,
Чтобы родственники смело
Продолжали дальше красть.
Он собрал своих придворных,
Лизоблюдов и льстецов,
Аксакалов всех покорных,
И сказал, в конце концов:

Я ль не мать всему народу,
Не отец ли я всем вам?
Что ж вы сволочи, уроды,
Или как ещё вас там? -
Не бежите по селеньям,
Не стучите в каждый двор,
Чтобы наше населенье,
Повылазило из нор.

Хан кричать не унимался:
— Соберите курултай,
Чтоб народ не сомневался,
Что в стране со мною рай.
Пусть не сетуют на голод,
На коррупцию и власть,
Безработицу и холод,
Ведь живут пока что всласть.

Я народ свой так лелею,
Говорят, что я слабак.
Но покуда их жалею,
Их не бьют, как тех собак.
И не гонят на галеры,
Чтоб потели в кандалах,
У меня не те манеры,
Добрый я, спаси Аллах!

Соберутся пусть в столице,
Кто со мною заодно,
Чтоб со мною согласиться,
Кто здесь царь, а кто дерьмо!

20 марта 2010 года

 

***

Президенту скажем вместе,
Льётся пусть рекою лесть,
Пусть потонет в этой лести,
И Достоинство и Честь!

Превратил страну Бакиев
За какие-то пять лет
Не в Москву, и даже Киев -
В рай, какого больше нет!

Здесь живут, как на курорте,
Этой власти лучше нет,
Первые в работе, в спорте,
Мы «устали» от побед.

Все теперь у нас в «ажуре»,
От достатка «благодать»,
И в такой счастливой шкуре,
Жалко даже помирать.

Льётся лесть теперь без края,
Всё в стране наоборот.
Есть профессия такая -
Обирать простой народ!

Февраль 2010 года

 

***

Погибшему журналисту Павлюку

                                        «За маской добродетели своей,
                                        Палач напрасно прячет лик суровый,
                                        Ведь смрадом пропитавшись до костей,
                                        Палач боится, как и прежде, Слова»

Он не молчал, как многие из нас,
Он говорил открыто, не предвзято,
И Слово нёс, нелёгкое подчас,
Как крест, который бросили когда-то.

Но оборвался вдруг на вдохе слог,
В звенящей тишине застыло Слово,
Вновь в небо птицей взмыл проклятый рок,
Неся печаль на крыльях чёрных снова.

Погиб во имя Слова журналист,
Он страху шёл всегда наперекор,
И недописанным остался белый лист,
Как белый снег на склонах снежных гор….

Декабрь 2009 года

 

Кроха сын Максим Бакиев…

Кроха сын к отцу пришёл,
И спросила кроха:
«При деньгах мне хорошо,
А без власти плохо!

Ну-ка, батя, дорогой,
Окажи услугу,
Я ведь сын тебе родной,
И я тоже с юга.

Как чиновники хочу,
Жить на иждивенстве,
если должность получу,
Служащим в агентстве!

Кто я, блин, в стране твоей?
Лох, в натуре, чисто!
Мне сказал мой друг еврей:
будь Максим министром!»

Почесал отец калган -
«Вот каков, зараза!
Ладно, завтра тебе дам
Должность по указу.

Дам тебе высокий чин,
Как братьЯм и свАтам,
Ты в ЦАРИИ сядешь, сын,
с кругленьким окладом.

На законы наплевать,
На «Ак-жол» надежда,
Ведь я им теперь, как мать,
Пусть живут прилежно».

01.11.2009

 

Жизнь при Бакиеве

Жизнь крепчает ото дня,
Ведь Бакиева родня
Оседлала власть народа,
Словно частного коня.

Брат Жаныш в охране босс,
И суёт везде свой нос.
Есть опричникам свобода,
Пробери их всех понос.

При Посольском сюртуке,
Брат другой, как налегке,
И в Берлине теперь знают,
Чей братан Марат-оке.

Кто в Китае ночь не спит?
Хлам скупает под кредит,
То Адыл-оке решает,
Кто там друг, а кто бандит.

Сын Марат при тайном сыске,
Сын Максим у трона близко,
Им плевать на свой народ,
Правит хан и правит род.

Сентябрь 2009 года

 

Папа с сыном Максимом

Папа с сыном без оглядки
Делят власть, и делят взятки,
Продают добро народа,
Словно звёзды с небосвода.
Воду, уголь, газ, кизяк,
Отдают почти за так,
Приходите, покупайте!
Будет всё у вас ништяк!

Папа с сыном казнокрады,
Отбирать и грабить рады,
А законы просто бред:
Есть «Ак-жол» — законов нет!
Богатеет пусть Семья!
А народу? Ни копья!
Он и так молчит, как рыба,
И не просит ни… чего.

Август 2009 года

 

Ханом стал!

Ханом стал простой батрак,
Что купил всех за пятак,
Запугал, загнал, захапал,
И народ попал впросак.

Запугал народ свой хан,
Стал по сути просто хам,
Потому что глуп и жаден,
Как паук, плетёт обман.

Сыну хан отдал казну,
Брату — пятую жену,
Свату — должность прокурора,
Стережёт нехай страну.

Сказка ложь, и это так,
Хан ты будь или батрак,
Честь, достоинство и Совесть
Не купить, увы, никак.

Сентябрь 2009 года

 

Гони, чабан, своих козлов...

Гони чабан своих козлов,
А следом глупую отару,
Камча расскажет лучше слов,
Согнет младых, сломает старых.
Давай, чабан, лупи своих,
С утра души, а хочешь, с ночи.
Больных, здоровых и хромых
По рёбрам палкой, между прочим.
Дави, чабан, и бей кнутом
Веками загнанных в отроги,
Не сожалея ни о чём,
Ломай им руки, ломай им ноги!
Но бойся ночи или дня,
Когда спокойно и без драки,
Уснув, ты упадешь с коня -
Козлы затопчут, порвут собаки.

Август 2007 года

 

У меня отключили свет

У меня отключили свет,
Виноватых, как видно, нет?
Но найдут оправданья вновь,
попадая не в глаз, а в бровь.
Виновата опять вода,
Не пришла в этот год сюда,
Виноват маловодный год,
Что явился не в свой черёд.
Виноваты козлы в горах,
Что из речки напились, ах!

Виноватый во всём сурок,
Что запасся водою впрок.
Кто ещё виноватый в том,
Что без света остался дом?
Ведь учесть можно заодно -
Прохудилось у речки дно,
Обленились в конец ручьи,
По утрам много пьют соловьи,
А бараны в горах на джайло,
Пьют без меры волкам назло.

Говорят: ну, на что вам свет?
Днём светло, и проблемы нет.
Ночью можно смотреть на луну,
Так зачем же искать вину?
Накупите свечей мешок,
Запаситесь дровами впрок,
Соберите вокруг кизяк,
Чтоб зимой не попасть впросак!

Осень 2008 года

 

Сказка про бая и его указ

У корыта в главной юрте
Собрался честной народ,
В государстве, где в абсурде
Тот, кто взяток не берет.

Бай сидит на месте важном,
Взор направил на гостей,
Что копаются вальяжно
В груде мяса и костей.

— Хватит жрать! Пора работать! –
Бай сказал своим гостям, -
Мне послушать вас охота,
Что в стране, и как же там.

— Света нет, — сказал придворный,
Уплетая бешбармак,
И народ ваш не довольный
Жить не знает дальше как.

Смута зреет, словно брага
В бурдюке, как на дрожжах,
Нам подумать очень надо,
Как же быть, спаси Аллах!

Бай напряг свой баш конкретно,
Тюбетейку почесав,
Для народа смута – вредно,
Тут советник точно прав!

— Кто из вас мои министры,
Разрешит народный гнев,
Тот получит очень быстро,
От меня на подогрев.

— Ну, а кто не скажет точно,
Как народец обуздать,
Я того в отставку срочно,
Буду завтра отправлять.

Призадумались министры,
Как с народом этим быть.
Что же сделать, чтобы быстро,
Всех обуть и накормить?

— Может, дать ему свободу?
Чтобы сам пахал и ел,
Чтобы выбрал сам дорогу,
И имел бы, что хотел.

В юрте шторка приоткрылась,
Был один отправлен вон!
Что же дальше приключилось?
Разразился страшный гром.

На пинках гонял подручных,
Бай по юрте целый час,
Что же делать? Нужно срочно,
Нам издать такой указ!

«Мы, великий бай конкретный,
Отдаём такой приказ,
Пусть в народе нашем вредном,
Уважают снова нас!

Кто приказ не исполняет,
Тот пойдёт ко мне в турьма,
Там не кормят, там воняет,
От охраны и дерьма.

Хватит смутой заниматься,
Я в указе пропишу,
Чтобы сытым оставаться,
Ешь с ушей своих лапшу!

 

Пророчество первое

Они захватили власть!
Они призывали красть!
Они обманули люд,
Они постоянно врут.

Они говорят – народ,
И смотрят друг другу в рот.
Они предают друзей,
Перечить никто не смей!

Роскошно хотят пожить,
О правде хотят забыть,
Её бы загнать в тюрьму,
Закабалить страну.

Власть им туманит взор,
Стал господином вор.
Попрана в гневе Честь,
Ими воспета лесть.

Им не простят обман,
Будет цвести Кыргызстан.
Им не простят обид,
Ими народ мой сыт!

Март 2007 года

 

Пророчество второе

Криминальная власть,
Может грабить и красть,
Да насытиться кровушкой всласть.
А несчастный народ
Смотрит избранным в рот,
Что творится, никак не поймёт.

Правит снова семья,
Оставаться нельзя,
Покидает страну молодёжь.
На чужбине найдут
Не покой, так приют,
Надоела безмерная ложь.

В тюрьмах стоны и плачь,
И в почёте палач,
Вот кому по душе эта власть.
Убивают и жгут,
Да вершат самосуд,
Не желая бесславно пропасть.

Псы, оскалили пасть,
Губят всех кто не в масть,
Но отсчитаны свыше часы.
Мой восстанет народ,
Из селений придёт,
Не помогут и верные псы.

Апрель 2008 года

 

Про базу ВВС США и падишаха

Жил на свете падишах,
Непорядочный в делах,
Изворотливый, как рыба,
Да простит его Аллах!
Он народу обещает,
Что народ не обнищает,
Но хомут или удавку,
Припасёт в своих руках.

Говорит: да будет свет,
А его как нет, так нет,
Потому что дядя воду,
Распродал на много лет.
О свободе говорит,
Журналистов не журит,
А в ночи его вассалы,
Бьют того, кто не молчит.

Свой совет в большой семье,
«Светлый путь» в кромешной тьме,
Те за всё проголосуют,
Присосались ведь к казне.

Им указ приходит точный,
Есть заказ совету срочный,
Дядю Сэма изогнать,
Мало платит – вашу мать!

«Светлый путь» указ исполнил,
Свой карман тем чуть пополнил,
Дядю Сэма срочно вон!
Был готов к весне закон.

Дядя Сэм достал заначку,
Сунул падишаху пачку,
— Дружба дружбой, деньги врозь,
Ты закон свой заморозь!
И опять совету дело,
Голосуй за Сэма смело,
Сэму слава и почёт!
Падишаху нет забот.

А мораль? Она проста,
Слово давшие уста,
Заберут его обратно,
Если Советь нечиста.
Будь ты царь или бедняк,
Совесть твой почётный знак,
А лгунам и проходимцам,
Честь – неведомый пустяк.

Июнь 2009 года

 

О выборах в КР

Опять обманули, как прежде,
Украв под шумок голоса,
Порушена снова надежда,
А ложь вознеслась в небеса.

Народ вновь обманут и предан,
Во имя безумных идей,
Здесь честь называется бредом,
А подлость им стала своей.

Готовы к расправе вассалы,
Научены верные псы,
И преданно воют шакалы
С повадками рыжей лисы.

В порочной короне обмана,
Воссядет на трон казнокрад.
Спасите народ Кыргызстана!
Бьёт колокол снова в набат.

Август 2009 года

 

Референдум в КР

Президент задумал дело —
Удержать руками власть,
Чтобы родственники смело
Продолжали дальше красть.

Чтоб коррупция законно
Приносила свой доход,
Не бузил и что бы скромно
Вёл себя простой народ.

Президент задумал дело,
Референдум тут как тут.
Прихлебатели умело
Цифры к делу подведут.

Конституция для власти,
Словно дышло для коня,
Что за споры, что за страсти?
Дым без жара и огня.

Брат Посол, так нынче модно,
Свой в заначке прокурор,
Обвинят кого угодно.
Кто здесь хочет с ними в спор?

А народ пусть не буянит,
Хлеб дороже с каждым днём
Президент сегодня занят,
Заигрался он с огнём.

Сентябрь 2008 года

 

Письмо Президенту

Господин Президент, извините,
Да, вы вправе сегодня вершить,
Господин Президент, вы поймите,
Но ведь каждому хочется жить.
В той стране, где родился и вырос,
Где когда-то по полю с отцом,
На коне, и сердечко так билось,
И держался в седле молодцом.

Господин Президент, поспешите,
Ведь теряет страна сыновей,
Господин Президент, прогоните,
От себя злых и алчных людей.
Разгулялись они в этой тризне
И забыли, похоже, о том,
Что народу служить и Отчизне
Долг, который для них не знаком.

Больно видеть страну моих предков,
В этой жалкой убогой стезе,
От чего же мы с вами так редко
Помогаем друг другу в грозе?

Господин Президент, торопитесь,
Уходящему поезду вслед,
Господин Президент, согласитесь,
Вашей власти как будто здесь нет.
Балом правят лишь только купюры,
Стопки жёлтых, зелёных банкнот,
И бушуют в стране авантюры,
И страдает голодный народ.

Господин Президент, я не стану
Беспокоить Вас долгим письмом,
Я желаю цвести Кыргызстану
И радею лишь только о том.

Май 2006 года

 

Поэтам КР

Не промолчишь, не отведёшь свой взгляд,
Несправедливость, словом подпирая,
Ведь ты поэт — поэты не молчат,
Когда народ в отчаянье страдает.

Страною правит алчность и порок,
Нас разделили, как баранов в стаде,
«Покорность храбрых» — наш проклятый рок,
Свою рубаху кто даст правды ради?

Когда кричит и стонет вся страна,
Под гнётом необузданных вассалов,
Ты пишешь, что пришла опять весна,
И как любви на свете этом мало.

Но отчего молчим мы о беде?
О том, что стало с нашим отчим краем?
Мы пишем вилами в потёмках на воде,
И с правдой встречи часто избегаем.

Очнись скорее! Прозвучал набат!
Венец терновый натяни — и к делу,
Опять у власти вор и казнокрад,
Скажи об этом ты народу смело.

Ноябрь 2007 года

 

К партии "Ак-жол"

Я не меньше кыргыз,
                                чем вы,
Тех, кто рвёт мой народ на куски,
Кто стоит у руля страны,
Давит лучшие наши ростки.

Из народа один, как все,
Мне от предков достался ген,
Я кыргыз, и скажу за всех:
Загубили вы нас совсем.

Разогнали по всей земле,
От Москвы до горячих широт.
А в родимой душе стране,
Неспокойно, который год.

Показали свой хищный нрав,
Растоптали закон в пыли,
                                      Эй, кыргыз!
Ты, как я, без прав
На свободу своей земли.

Капля чашу наполнит сполна,
И когда час расплаты придёт,
Вам припомнит все ваши дела,
Мой свободный,
                           кыргызский народ.

Лето 2009 года

 

«Кыргызстан аба Жолдору» посвящается

В аэропорту сижу, и выпил на дорожку,
Прощай, мой Франкфурт, здравствуй, Кыргызстан,
Осталось подождать совсем немножко,
Лишь ночь пути, а утром уже там.

Но что случилось? Суета в округе,
У пассажиров ужас на лице,
В Бишкеке хаос, говорят на юге,
Безвластье… революция в конце.

В конце чего, никак не разобрался,
Как мне попасть в Бишкек, скажите мне?
Что там случилось, кто там с кем подрался?
В самом Бишкеке или, может, вне?

Но вот большой и добрый с виду дядя,
Доел свой дёнер и сказал другим:
В Бишкек я полечу, друзья, не глядя,
И буду в трудный час, конечно, с ним.

— Зачем Бишкек? — кричит старушка рядом, -
Коль неспокойно и опасно там?
Мы здесь теперь, и нам того не надо,
Чтоб в час раздора дали по мозгам».

В очках мужчина, умный сразу видно,
Сказал, недолго думая при том:
— Чего бояться, люди, как не стыдно?
Сейчас дерутся, мирятся потом.

И вот известье: город взят толпою,
Дворец покинут, Президент бежал,
Я в чем-то рад, и этого не скрою,
— Но что же будет? — кто-то вдруг сказал.

— А будет крах, — сказал мужик с очками. -
Раз Президент сбежал, оставив свой народ,
Так, значит, власть те загребут руками,
кто заплатил за всё и наперед.

Но возразил ему дедуля с чемоданом:
— Народ за демократию идёт,
И я душой, конечно, с Кыргызстаном,
Но расхотелось мне теперь в полет.

— Да не ругайтесь, — успокоил кто-то. -
Сегодня самолет наш не летит,
Нет власти, нет и самолета,
В Бишкеке мародер судьбу вершит.

— Вы, пассажиры, подождите с годик,
Пусть разберутся паны наверху,
Чей самолет? Теперь ничейный вроде, -
Сказал товарищ — шапка на меху.

Остались мы теперь без самолета,
Сидим и ждем, когда нас пригласят в полет.
Одним в Бишкек уже и не охота,
Кто за кого, сам чёрт не разберет.

Проходит год, никто не разобрался,
Возня возней, и не с кого спросить,
Сосед мой в отпуск в Турцию умчался,
Другой решил в Россию укатить.

И с моря жду напрасно я погоды.
Когда ж лететь позволят на Бишкек?
Когда поделят самолеты и доходы?
И будет ценен в Кыргызстане человек?

Март 2005 года

 

Ветер перемен

                           «Измена Родине и своему народу,
                           Во имя власти собственных идей
                           У всех причастных к госперевороту
                           Отнявших Веру в справедливость у людей»

Затравили, загнали, избили
Улыбаясь и кичась при том,
Не взирая на всё, порешили -
Уничтожить, и дело с концом.

Уничтожить, потом надругаться
Над несчастной, попавшей к вам в сеть.
Вы надеялись, что вам удастся
Испытать свою силу и плеть.

Ваш рассудок мираж затуманил,
Жажда власти и денег пьянит,
И блуждая в нелепом обмане,
Вы спешите страну погубить.

Вы Свободу пинали ногами,
Веру с Правдой забили камнем.
Вам помощники — черти с рогами,
Помогали и ночью и днем.

Помогали вселить в душах ярость,
Ослепить, сделать просто глухим.
Чтобы места в душе не осталось
Для тепла и добра вместе с ним.

В чем же истинно ваше призванье?
Пели сладко о жизни другой,
А за пазухой томно желанье
Овладеть, придушить под собой.

Обманули, добились и рады,
Застолбили и власть и карман,
Да раздали друг другу награды.
Южный ветер развеял туман.

Август 2006 года

 

По блату…

                           «Народу, как правило, это известно,
                           Но вы затеряли банальный ответ,
                           По блату чужое вы заняли место,
                           А опыта в деле у вас, увы, нет».

Устроившись в кожаном кресле удобно,
Начальником можно себя возомнить,
По лестнице рангов идти нынче модно,
В карьере стремительной соколом взмыть.

Ступенька к ступеньке из месяца в месяц,
Упрямо шагать, повышая свой чин,
И опыта годы уже что-то весят -
В структуре системы становишься зрим.

Но есть, к сожаленью, такие хапуги,
Что хапают звезды с иного пути,
Зачем по ступенькам переть, от натуги,
Чтоб с нижних чинов напрягались мозги?

Есть слово «по блату», а значит, возможно
Занять кабинет, а другие пусть ждут.
Для этого нужно найти осторожно
Свой блат по родству, если родственник крут.

Коль родственник твой занимает в верхушке,
Не худшее место, тогда и тебе
Найдется местечко у той же кормушки.
Так было всегда и, наверно, везде.

Так было издревле в законах старинных,
Так было у диких далёких племен,
Где съесть неугодных и даже безвинных
Считалось за почесть для каждого в нем.

По блату сажали в удобные кресла,
По блату кормились, не как вся страна,
По блату живете, но я скажу честно:
Не будет по блату вам Совесть дана.

По блату не сможете счастья прибавить,
По блату не будет покоя и сна,
И в судный ваш день блат как льдинка растает,
Оставив лишь суть, что и ныне ясна.

Куражьтесь, пока ваше время во власти,
Друг друга связав в поручительства сеть,
Живёте по блату — и в этом несчастье
Для тех, кто за дверью остался терпеть.

Апрель 2006 года

 

Мне стыдно…

Мне стыдно за радетелей Отчизны,
За лжегероев молодой страны.
Мы вам доверили не только наши жизни,
Мы нашу Веру дали вам взаймы.

Мы вас избрали к должности и чинам,
Доверив власть, отдали наш мандат,
Чтоб вы к рассвету нас вели почином,
Вели, как оказалось, на закат.

Под маской добродетели умело,
Народ ограбили, отняли навсегда
Надежду, Веру и притом всецело
Вас не касается народная беда.

Какое дело вам до тех страданий,
Что каждый день стучатся в двери к нам,
Набит карман ваш, и сундук желаний
Откроет тайны, видно, только вам.

Мне стыдно за чиновников опрятных,
Что руки ввысь тянули за обман,
А после на застолиях приватных
Бахвальство власти кутали в туман.

И вновь умело маски поменявши,
Уже возносите, кого желали посадить,
И так «жалеете», 15 лет отдавши,
Что не смогли того, кто «Первый», удавить.

Мне стыдно за себя, и я не скрою,
Что был доверчив и, наверно, там,
Я жил, как весь народ, одной мечтою,
Что будет процветать мой Кыргызстан.

Июль 2006 года

 

Мародер

Весенняя капель и холод, холод.
На митинг собрался народ, и голод
Танцует на площади перед дворцом,
Грозя Президенту скорым концом.

Оплачена ярость, доставлен народ
Из дальних селений, обманут, идет,
Кружит обещаний беспечных мираж,
Заводит бесчинство, витает кураж.

Долой Президента! — кричит юнец, -
Семье Президента скоро конец!
Кричат телефонные трубки,
Народ покажет вам зубки.

Массы давит сильнее психоз,
Кто-то камень в кармане принес,
В белой кепке кричит: "Бей Ментов!"
Град камней и разбитых щитов.

Безумие города давит людей,
Уже побратались блатной и халдей,
Как крысы бегут с потонувшего судна,
Чиновники просят пощады прилюдно.

Растоптан закон, справедливости нет,
Безвластие правит и яростный бред.
Свершился оплаченный переворот,
Народным его кто-то там назовет.

Оставлен штурвал, кабинеты пусты,
Министры попрятались где-то в кусты.
Идет разделение власти на части:
Кто, где, за кого и которой ты масти?

Так отдан мой город на откуп за власть.
Всё будет твое, что ты сможешь украсть.
На город ночной летит "саранча",
По улицам палками в окна стуча.

Ночь, люди, тележки, товар,
Каждый считает свой навар,
Разбитые стекла, безумство и спор,
По городу ночью идет мародер.

Горят магазины, лютуют и жгут.
"Мы вместе с народом!" — в душе себе врут.
Оплату они получили сполна,
Но жадность и ночь сводят город с ума.

В верхах под шумок разделили портфели,
В низах делят то, что награбить успели.
Мой город Бишкек захватил мародер,
И нету покоя Отчизне с тех пор!

30 марта 2005 года, Бишкек

 

«Островок демократии»

Прощай, былое и мечты миллионов,
Отдайте нам свободу и долги,
Уймем мы горечь слёз своих соленых,
Хоть впереди нам не видать ни зги.

Ворвалась демократия бураном,
Покой отняв и развалив остов,
Погребены в развалинах саманных
Мечты в обрывках унесенных снов.

О дружбе и единстве всех народов,
Единой кровью пролитой за мир,
Нам суждено забыть, и в суматохе родов
Рожден иной, жестокий, жадный мир.

Завоет зубр в Беловежской пуще
От суверенности немыслимой такой
Узором ляжет на кофейной гуще
Дорога к жизни ныне холостой.

А между тем, в сознании народа
Доверье к власти превратилось в прах,
Загнали в омут без моста и брода
И отняли надежду на глазах.

Мы оказались к пропасти прижаты,
С волками жить, так и по-волчьи выть.
Волков здесь нет, шакалы даже рады
В стране свой суверенный суд вершить.

От хамелеонов мир пестрит цветами,
Отнял, запрятал, обманул и рад,
Украсив демократии щитами
Свой жалкий и обтрепанный фасад.

Свобода слова эхом отзовется,
Пусть говорят, раз нечего украсть,
Набив карман, лишь только посмеется
Кто, вместо слов, прибрал руками власть.

С полос газетных, с телевизора экранов,
Внушая демократию в сердца,
Её используют, как сено для баранов,
За нос народы водят без конца.

Прораб покинул в час раздора государство
На растерзанье, бросив «Островок».
Но кто придет? Не ведавший мытарства?
И не извлекший прошлого урок?

Май 2005 года

 

© Данияр Деркембаев, 2009. Все права защищены
Произведения публикуются с письменного разрешения автора

 


Количество просмотров: 2733