Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Искусствоведческие работы, Музыка, оперное искусство, балет
© Уразгильдеев Р.Х., 2008. Все права защищены
© Левченко И.Е., 2008. Все права защищены
Книга публикуется с письменного разрешения Р.Х.Уразгильдеева
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 29 нобря 2009 года

Роберт Хасанович УРАЗГИЛЬДЕЕВ

У истоков национального балета

Сборник статей

Сборник статей о жизненном и творческом пути Народной артистки Кыргызской Республики, профессора Левченко И.Е и Заслуженного деятеля культуры Кыргызской Республики, доктора искусствоведения, профессора, академика Общественной академии наук Кыргызстана Уразгильдеева Р.Х. рассказывает о творческой деятельности мастеров хореографии в качестве артистов балета, педагогов-балетмейстеров, постановщиков и исследователей хореографического искусства на протяжении пятидесяти лет работы в Кыргызстане, России, Казахстане, Узбекистане, Египте и Иране. Книга иллюстрирована фотографиями из семейного архива Левченко И.Е. и Уразгильдеева Р.Х., а также оформлена рисунками выдающегося датского художника Херлуфа Бидструпа, подаренными Уразгильдееву Р.Х.

Публикуется по книге: У истоков национального балета. Сборник статей. – Алматы: “Unique service”, 2009. – 258 стр., 63 илл. Тираж 500 экз.

ББК 97.15
    Е 74
    ISBN 9978-643-68-2

Е 4905340000
    -----------------
    00(050)-08

Рецензенты: 
    Роман В.М., профессор, заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики, лауреат Международной премии им. Народного артиста СССР А.Малдыбаева 
    Надыршина К.Л., кандидат искусствоведения, доцент.

    (На обложке — рисунок Херлуфа Бидструпа, подаренный автору)

 

Содержание:

Воропаева В. Балета рыцарь безупречный 
    Шитова Ю. Божественная участь педагога
    Болотов А. Учитель танца
    Уральская В. Экскурс в киргизский балет
    Ахунбаев М. Душа балету отдана
    Молдобасанов К. Полпреды киргизского искусства
    Асакеев А. Неутомимый подвижник киргизского искусства
    Бочарникова Э. Жизнь, отданная балету
    Токомбаева А. Слово о педагоге
    Боров А. Незабываемая
    Роман В. Расскажу об одной премьере
    Сарбагишев У. Мы дружны несколько десятилетий
    Сыдыкбаев М. Настоящие театральные труженники
    Сейталиев Т. Полпреды киргизского искусства
    Урустемова А. Вся жизнь – служению балету
    Нурджанов Н. Летописец киргизского балета
    Казаринова Т., Иванов В. Неугомонный талант
    Боров А. Мечтательна, полувоздушна
    Коробков С. Роберт как Ротбарт Пермского балета
    Асылбашев М. Наши замечательные учителя
    Ащеулов Д. И любовь, и вдохновение, и судьба
    Самигуллин Э. Душа, отданная балету
    Тукбулатова С. Наше совместное творчество
    Нуртазин А. Наше творческое содружество
    Синюкова К. Мой педагог
    Андосов К. Мы учимся друг у друга
    Аюханов Б. Мастера балета
    Валукин Е., Гройсман А., Филатов С. Пример служения науке и искусству
    Уральская В. Дуэт верности
    Шульгина А. Высочайшие профессионалы искусства балета
    Деменьтева Н. Они же наши – ГИТИСОВЦЫ
    Кузнецов Ю. Нас подружил балет
    Ялымов Н., Кирсанова Э. На крыльях вдохновения
    Шубладзе О. Жизнь в мире танца
    Баршай А. Балета рыцарь безупречный
    Кузнецов А. Рыцарь без страха и упрека: штрихи к портрету Роберта Уразгильдеева
    Жумасеитова Г. Многогранный талант
    Левченко И. Балет – это моя настоящая жизнь
    Уразгильдеев Р. Моя жизнь в искусстве
    Библиография сочинений Уразгильдеева Р.Х
    Статьи Уразгильдеева Р.Х. в журналах
    Статьи Уразгильдеева Р.Х. в газетах
    Публикации о творческой деятельности Уразгильдеева Р.Х. и Левченко И.Е.
    Статьи об опубликованных монографиях Уразгильдеева Р.Х
    Список выпускников кафедры хореографии КГИИ им. Б.Бейшеналиевой
    Балетные спектакли и хореографические номера в постановке Левченко И.Е.
    Балетные спектакли, хореографические сцены, танцевальные номера и сценическая пластика в постановках Уразгильдеева Р.Х
    Уразгильдеев Р.Х. — официальный оппонент по защите диссертаций.

 

Посвящается родным и близким Левченко Инги Евгеньевны и 
Уразгильдеева Роберта Хасановича, дочери Наташе и внуку Игорю

 

    И.Е.Левченко и Р.Х.Уразгильдеев

 

БАЛЕТА РЫЦАРЬ БЕЗУПРЕЧНЫЙ

Уразгильдеев Роберт Хасанович – крупнейший специалист в области балетного искусства и хореографии, доктор искусствоведения, профессор. Академик Общественной академии наук Кыргызстана, заслуженный деятель культуры Кыргызстана, автор многочисленных монографий, статей в журналах, периодической печати на русском, кыргызском, китайском, английском, французском языках, фарси и других о выдающихся мастерах музыкально-театрального искусства.

“Балетоведом” назвал Р.Х.Уразгильдеева Н.Нурджанов, известный ученый-искусствовед Республики Таджикистан, заметив: “Хорошо, что есть в республике такой крупный специалист в области изучения хореографии, балетного искусства и вообще театра. Есть кому интересоваться процессом развития искусства танца, проследить за творческим ростом его начинающих, многообещающих молодых артистов и крупных мастеров, есть кому навечно зафиксировать в литературе их опыт. Все статьи и книги Р.Уразгильдеева о кыргызском балете написаны профессионалом, тонко знающим язык поэтического пластичного искусства, мир творческих поисков и размышлений его людей. Профессиональный танцор Уразгильдеев, сыгравший немаловажную роль в развитии нового для Киргизии балетного искусства, счастливо обладает навыками искусствоведческого исследования и скрупулезного анализа, тонко разбирается в почерке крупнейших мастеров хореографии, отображает на страницах книг их лучшие творения”.

О таинствах творчества выдающихся мастеров искусства написал замечательные, эмоциональные и очень емкие монографии Роберт Хасанович. О нем самом пока что в основном имеется, и очень много, статей. Но, что касается его творческого пути, причем огромного, просто титанического, пожалуй, никто, кроме него самого, коротко, но наглядно описать не сможет. А потому даем “Автобиографию”, изложенную очень скромно самим Робертом Хасановичем, в недавно увидевшей свет его книге воспоминаний “ Пермь – город моей судьбы” (Пермь, 2004):

“…Дата рождения – 1З мая 1935 года, место рождения – город Пермь, национальность – татарин.

Окончил Пермское государственное хореографическое училище (1946-1955 гг.). Класс педагога Ю.И.Плахта (классический танец), педагога К.А.Есауловой (народно-сценический танец).

С 27.05.1955 года по 30.10.1964 года – артист балета Пермского государственного театра оперы и балета. Исполнитель партий: хан Гирей (“Бахчисарайский фонтан”), Злой Гений (“Лебединое озеро”), Парис (“Ромео и Джульетта”), Вождь (“Болеро” М.Равеля), кавалер “Спящая красавица”, Герцог “ Жизель” и др.

С 1964 по 1986 год – ведущий солист балета, педагог-балетмейстер, хореограф-постановщик Киргизского государственного академического театра оперы и балета. Исполненные партии: Феб де Шатопер (“Эсмеральда”), Иоганн Штраус (“Большой вальс”), Лесничий (“ Жизель”), Злой Гений (“Лебединое озеро”), Дроссельмеер (“Щелкунчик”), Великий Брамин (“Баядерка”), Темир-хан (“Чолпон” М.Раухвергера), Леонато (“Любовью за любовь” Т.Хренникова), разнообразный концертный репертуар. Постановщик танцевальных сцен и танцев в оперных спектаклях: “Оптимистическая трагедия” А.Холминова, “Черевички” П. Чайковского, “Дитя и волшебство” М.Равеля, “Отелло” Дж. Верди, “Алеко” С. Рахманинова, “Кот в сапогах”, “Кошкин дом” и др.

Одновременно с 1966 по 1970 год – аспирант-заочник Киргизской академии наук, педагог и постановщик концертных программ во Фрунзенском музыкально-хореографическом училище имени М.Куренкеева.

В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию на тему “Бибисара Бейшеналиева и киргизский балетный театр”. В 1995 году защитил докторскую диссертацию на тему “Проблемы становления и развития киргизской хореографии”. Решением Высшей Аттестационной Комиссии России утвержден в звании доктора искусствоведения 19 апреля 1996 года.

Работал по направлению Министерства культуры Советского Союза за рубежом. В 1972-1974 годах – директор Каирской балетной труппы, в 1974-1977 годах – балетмейстер-постановщик Тегеранского театра Рудаки-холл и Тегеранской балетной академии. Возобновил спектакли классического наследия “ Жизель”, «Щелкунчик”. “Бахчисарайский фонтан”, был сопостановщиком первого персидского классического балета “Бежан и Маниже” по “Шахнаме” Фирдоуси, осуществил постановки ряда концертных программ.

В 1986 году работал заместителем начальника управления по делам искусств Министерства культуры Киргизской ССР, а с декабря 1986 года – проректором по научной работе и одновременно заведующим кафедрой хореографии (с ноября 1993 года) Киргизского государственного института искусств имени Б.Бейшеналиевой “.

А еще Роберт Хасанович поддерживает творческие контакты со студентами Кыргызско-Российского Славянского университета, приобщая их к искусствоведению, постоянно напоминая, что только оно, “ искусствознание”, помогает людям войти в мир искусства, понять его специфику, а главное — духовно обогатиться.

Почти ничего в этой “Автобиографии” не написал “ летописец балета” о своих научных исследованиях и публикациях. На самом деле более тридцати лет назад – в начале 70-х годов прошлого века появились в печати его первые статьи, а затем была опубликована огромная серия монографий, исследований о музыкально-театральном искусстве республики, народной хореографии, видных мастерах искусства балета  — Бибисаре Бейшеналиевой, Уране Сарбагишеве, Айсулуу Токомбаевой, Чолпонбеке Базарбаеве… Причем в произведениях Р.Х.Уразгильдеева показана определяющая роль этих мастеров в развитии культуры всей республики, а не только в искусстве балета.

Еще 1983 году увидела свет книга Р.Х.Уразгильдеева “Киргизский балет”. В те дни на одной из страниц республиканской печати кандидат философских наук В.Уральская заметила, что “с любовью написанное исследование истории национального балетного театра является одним из первых среди тех, что создаются в республиках страны. Скажем так: из первых и удачных… Листая страницы книги, мы возвращаемся к первым шагам киргизского национального балета и дальше вслед за рассказом автора, спокойным и рассудительным, узнаем об истоках киргизской хореографии и рождении профессионального театра в республике.

В недрах музыкального театра складывались силы, способные сделать первые самоотверженные шаги в области танца, национальная пластическая культура театрализованных игр определила направление поиска народно-сценических форм танца” (1), — пишет рецензент.

Как “летописец” Роберт Хасанович очень точно определил в этой книге и значительную роль, которую “сыграли” в становлении балетного искусства российские специалисты, и, особенно, постановщика первых балетов на сцене киргизского театра, творчески яркого дарования Н.С.Холфина. Достаточно много внимания уделено старейшей балетной кузнице – Ленинградскому хореографическому училищу, где учились мастера балета и не только киргизского.

Не только рецензент В.Уральская, но и многие специалисты, а также обыкновенные зрители-балетоманы, прочитав книгу “Киргизский балет”, посчитали, что одним из интересных, самостоятельных по форме и фундаментальных по роли в структуре книги разделов является глава “Создание национального репертуара”, причем и эта целостная по проблематике глава содержит самостоятельные очерки об историографии балетов “Анар”, “Чолпон”, “Куйручук”, хореографии в национальных операх.

Мы, жители столицы города Фрунзе, каждый театральный сезон ждали встреч с этими балетными спектаклями. Ждали, потому что точно знали, что они обязательно состоятся, поскольку являются “постоянными членами” репертуара. И, разумеется, много для нас значило чувственное восприятие специалиста-балетмейстера и балетоведа. А еще большее удовлетворение доставляло совпадение симпатий к образам, музыке, исполнителям. Мы все в те времена увлекались удивительным творчеством Ч.Айтматова, его книгами, разумеется. Но чтобы увидеть на балетной сцене, да еще “Материнское поле”?! Об этом рядовой зритель-“балетоман” мог только мечтать.

Но… Р.Х.Уразгильдеев как раз об этом спектакле и пишет в своей книге: « Эпичность балета-оратории заключается не только в широком охвате жизненных явлений, в наличии впечатляюще решенных массовых танцевальных композиций, самых разнообразных по настроению. Эпичность спектакля в первую очередь определяется подлинно народными и современными характерами героев, поставленных в трудные жизненные обстоятельства жестокой и безжалостной войной…”

Почти во всех публикациях о Роберте Хасановиче, а посвящены они не только трудам, но и юбилеям, памятным в его творчестве датам, звучит одно, но, наверное, очень характерное определение: “Душа Балету отдана!”. Потому что она – Душа Его – очарована самой жизнью, хотя нередко “окрашенной” досадными обстоятельствами… Но умеет этот человек сам раскрасить саму жизнь радостными, сказочными “ балетными” красками и … поделиться потом со многими. А все потому , что всегда генетически ощущал радость жизни, а главное – радость победы.

* * *

Впервые осознанно десятилетний Роберт Уразгильдеев встретился с понятием Победы в свой день рождения, в мае 1945 года. Наверное, Это было так важно для него, что и книгу свою “Пермь – город моей судьбы” начинает так:

“Счастливый май 1945 года! Долгожданная Победа! Наконец-то окончилась страшная, кровопролитная война. Значит, не будет больше холода, голода, хлебных карточек. И, конечно, вернутся наконец-то домой наши отцы и братья. Должны вернутся. Может быть, жив и мой отец? Ведь сколько же таких случаев – говорят: что убит, пропал без вести, а человек возвращается домой. Ну, пусть раненый, на костылях, без рук, но живой же и такой близкий и родной. Бывает же…” (2)

Эти слова Роберт Хасанович писал, когда ему исполнилось 69 лет. А крик души ребенка по ушедшим в том 1941 г. на фронт раздается и сегодня. И как же страшно он будет еще звучать в мае 2005 г., в год 60-летия Великой Победы.

Мне удалось встретиться впервые после войны со своим отцом Алексеем Ивановичем только в 1954 году, в пятнадцатилетнем возрасте. Рыдали мы оба, но не поняла тогда я, почему рыдаю я? Может быть, о том, что выросла без близкого, родного и надежного отца. А он? Наверное, потому же. Не увидел он в годы войны, и потом, когда она “разбросала” по необъятным просторам Родины , как росла его дочь. И встретил уже взрослую и незнакомую девушку.

И Роберт в тот радостный день Победы 1945 г. помнил, что еще в 1942 г. семилетним мальчишкой первым в их доме держал извещение-похоронку, адресованную его маме: ”Ваш муж, красноармеец Уразгильдеев Х.Ш., пал смертью храбрых в боях за Социалистическую Родину”. Помнил, но надеялся и ждал. Много позднее в далеком от Перми городе на Волге – Сталинграде – пионеры установили на Мемориале Славы памятную дощечку с именем его отца. Какая же была странная, непонятная жизнь наших отцов и матерей в годы строительства Страны Советов? Не была она легкой и безоблачной у детей.

Детство нашего поколения было оглушено канонадой Великой Отечественной войны, юность была потрясена развенчанием культа личности Сталина. По выражению нашего ровесника писателя Мара Байджиева, от родителей своих, переживших страх и горечь 30-х годов, мы унаследовали “травмированную” хромосому с хронической жаждой истины и справедливости…”

Отец Роберта Хасановича Уразгильдеева – Хасан Шарипович – родился в 1898 году. Большие трудности пришлось преодолевать ему с самого детства. Сначала он работал мальчиком-продавцом в торговой лавке у богатого купца. А когда подрос, юный Хасан был призван на гражданскую войну на Украину, далеко от родного дома, в Первую конную червонно-казачью армию – военведом. После этой войны устраивается на работу рабочим-обходчиком железнодорожных путей, позднее его повысили, и он стал диспетчером на железной дороге. Одновременно – учеба в профессиональной школе.

Не обошел стороной семью Хасана Уразгильдеева трагический 1937 год. Маленькому Роберту исполнилось только два года, в семье было еще две девочки – старшие его сестры Рая и Соня. В этот год в Перми по уже “отработанному сценарию” в других городах было “сфабриковано” так называемое “Пермское дело железнодорожных работников”. Большая группа, в числе который и отец Роберта, была заключена в тюрьму. Полтора года тянулось разбирательство, ничего не могла обнаружить, арестованные были освобождены и реабилитированы. Мало того, специальным приказом N 104 от 27 июня 1939 года Уразгильдеев Х.Ш. был назначен начальником отдела кадров дорожно-транспортной конторы треста – должность далеко не рядовую…

Тяжелая жизнь выпала на долю матери Накии Мухамедзяновны. Пока отец был в тюрьме, для того чтобы прокормить троих детей, ей пришлось работать уборщицей во многих учреждениях. Но… и после освобождения из тюрьмы отца немногие люди осмеливались поддерживать знакомство с семьей “врага народа”.

Моральная обстановка сложилась вокруг семьи тяжелейшая. Сегодня Роберт Хасанович твердо убежден, что все это и побудило его отца уйти добровольцем на фронт. Хотя он, как и другие работники железнодорожного транспорта, был на постоянном военном положении и от мобилизации на фронт “забронирован”…

Ранним утром 1942 года фашистская бомба угодила в землянку, где находился отец Роберта вместе со своими боевыми товарищами. Один из уцелевших товарищей отца Роберта позднее прислал в письме обрывок документа отца, залитый кровью. Он обещал после окончания войны приехать и рассказать обо всем. Не приехал, пропал без вести.

А Роберт все равно долгие годы еще продолжал надеяться на чудо и верил, что отец все равно вернется. Поэтому, наверное, десятилетний мальчик 9 мая 1945 года встретил как настоящий праздник “для всех, кто уцелел, выжил, сохранился в эти страшные, мучительные дни и ночи проклятой войны. И мы, мальчишки, словно сошедшие с ума, носились среди празднично-ликующей, смеющейся и плачущей массы народа. Восторженными криками и особым вниманием мы встречали каждого человека в военной форме. Они – герои, они заслужили нашу любовь и признание. Ценой своей жизни отстояли свободу и независимость нашей огромной страны. Они – наши подлинные кумиры!” (3).

Отца с войны Роберт так и не дождался, как не дождались своих отцов многие наши ровесники. А жизнь между тем продолжалась. Жили трудно, но дружно. Главной обязанностью маленького Роберта в семье было запастись дровами, чтобы протопить круглую “печь-голландку”, а затем на угольках испечь картошки. А зимы на Урале холодные, до сорока градусов мороза, да еще с ветром. До сих пор шутит Роберт Хасанович: ”У нас на Урале двенадцать месяцев зима, а остальное – лето”.

Затопив печь, Роберт потом, закутавшись в теплое, ватное одеяло и пристроившись к слабому свету керосиновой лампы, занимался любимым “делом”— зачитывался книгами, которые можно было брать в школьной библиотеке. Читал много и, как говорили его сестры, “ проглатывал книжки”.

В 1946 году поступил в первый класс балетного училища, куда приняли тридцать мальчиков. Через девять лет обучения, а тогда курс обучения в училище был именно таким, от всего класса осталось только три ученика – Михаил Малков, Виталий Белобородов и Роберт Уразгильдеев. Позднее, уже в предвыпускных классах, в училище пришел еще один юноша – Володя Новокрещенов.

Только упорные и преданные остались в классе до конца.

“И сейчас, на пороге своего семидесятилетия, я остался верен этому труднейшему, временами каторжному и совсем не прибыльному в условиях складывающейся рыночной системы, искусству, но такому прекрасному и чистому от всяких соблазнов мира, Искусству танца – божественной Терпсихоры!”— говорит, улыбаясь студентам, Роберт Хасанович.

Любимым занятием ученика и потом студента Роберта было забраться в зрительный, полутемный зал и наблюдать за репетициями, за “действом”, происходящим и на сцене, и в “оркестровой яме”, причем спектаклей не только балетных. Вспоминает он забавные, изящные “перепалки”— диалоги между режиссером Келлером на сцене и дирижером Шморгонером за оркестровым пультом, которые вызывали у него восторг: — Как странно, — говорил Александр Давидович Шморгонер в присущей только ему манере разговора, — они у вас, Иосиф Исаакович, танцуют вальс. – Я же стараюсь не замечать, — парировал Келлер, — что у Вас флейта не выигрывает музыкальную тему.

После окончания хореографического училища, обучаясь почти одновременно в ГИТИСе им. А.В.Луначарского на театроведческом факультете заочно, Роберт Уразгильдеев в течение почти десяти лет на сцене Пермского государственного театра оперы и балета исполнял партии хана Гирея в “Бахчисарайском фонтане”, Злого Гения в “Лебедином озере”, Париса в “Ромео и Джульетта”, Вождя в “Болеро” М.Равеля, кавалера в “Спящей красавице”, Герцога в “Жизели” и многих других. Знания, почерпнутые в ГИТИСе по истории и теории театра, передавал студентам, преподавал искусствоведческие предметы в Пермском хореографическом училище.

Здесь, на сцене Пермского театра, и позднее нашего Кыргызского академического театра оперы и балета да и многих других, зрителей особенно покорял образ хана Гирея в “Бахчисарайском фонтане”, созданный Робертом Хасановичем. Еще в шестидесятые годы режиссер Омского ТЮЗа Ю.Фридман в газете “Омская правда” (1960 г., 7 июля ) писал: “ Бережно и внимательно отнесся к постановке “Бахчисарайского фонтана” балетмейстер Пермского театра Н.Авалиани…Балет волнует своим драматическим содержанием. радует стремлением передать ярким музыкально-хореографическим языком мысли и чувства, которыми живут герои пушкинской поэмы.

Особенно отрадное впечатление оставляют второе и третье действия спектакля. В сценах второго действия интересно в различных танцах переданы характеры ханских жен, раскрыта атмосфера раболепства во владениях Гирея. Третье действие, где на сцене всего лишь три действующих лица – Гирей, Мария, Зарема, — кульминационный пункт спектакля. В борьбе страстей, в поединке различных взглядов на любовь утверждается здесь пушкинская тема…

Интересен и образ Гирея, созданный Р.Уразгильдеевым. Выразительны его первое появление на сцене и момент встречи с Марией. Полный движения устремляется Гирей к Марии. И изумленно замирает перед польской красавицей. Уже в этот момент артист хорошо передает бессилие свирепого хана перед красотой, его восторг и преклонение перед Марией. Медленно склоняется властелин перед пленницей. Очень выразительны, пластичны руки актера, лучше всяких слов говорящие о чувствах Гирея. В третьем действии артист рисует нам совершенно нового хана. Он весь во власти охватившей его страсти. Чистое чувство берет верх. Это уже не прежний Гирей, грубый властелин – это раб внезапно вспыхнувшей любви, которая очистила, возвысила его”.

В 60-е годы Р.Х.Уразгильдеев стал активно выступать в печати со статьями, тематика которых была связана с искусством хореографии. Особенно запомнилось Роберту Хасановичу 2 ноября 1962 года, когда в газете “ Звезда” города Перми была опубликована его первая статья о выступлениях премьеров балета Венгерской Народной Республики Жужи Кун и Виктора Фюлеппа в балетах “Жизель” и “Бахчисарайский фонтан” на сцене Пермского театра. Фотограф театра Юрий Силин запечатлел этих артистов в пластически-выразительных фотографиях.

Театральные товарищи Роберта Уразгильдеева Аркадий Горбунов, Алексей Горшков и Юрий Рахманов первыми оценили его театроведческий дебют и горячо поздравили. С тех пор любимой газетой Р.Уразгильдеева стала пермская “Звезда”, в которой он публиковал статьи о новом балете композитора Г.Терпиловского, “Выстрел в лесу”, об отчетном концерте Пермского хореографического училища, о смотре татарских коллективов художественной самодеятельности, десятилетнем творческом юбилее балерины Риммы Шлямовой…

В шестидесятые годы большое распространение получили народные университеты искусств. Миллионы трудящихся приобщались в них к искусству театра, музыки, кино, живописи. И в Пермский университет искусств в это время пришли видные деятели Урала. Деканами университета стали искусствовед Пермской художественной галереи В.Горчаков, главный режиссер Пермского драматического театра, заслуженный деятель искусств РСФСР А.Михайлов, солистка оперы Пермского театра Л.Лубенцова и балерина А.Кокурина. Занятия проходили в помещениях театров и клубов, по времени почти одновременно. “А в это же время, — писала газета “Звезда”, — в клубе им. Ф. Дзержинского идет занятие другого факультета – хореографического. Здесь артист оперного театра Р.Уразгильдеев знакомит студентов университета с историей образования русской школы классического танца, завоевавшей всемирное признание. По ходу лекции перед присутствующими выступают учащиеся хореографического училища”. И фотограф Ю.Загуляев сделал снимок, на котором запечатлены ученицы седьмого класса Пермского хореографического училища и их педагог Людмила Павловна Сахарова.

Вскоре почетная общественная обязанность декана университета искусств по хореографии была возложена на Р.Х.Уразгильдеева. Он стал привлекать к этой работе ведущих специалистов балетного искусства страны. И среди них оказалась Наталья Петровна Рославлева — Рене, автор книг о Майе Плисецкой, Марисе Лиепе, английском балете, целого ряда аналитических и критических статей. С лекциями о балете Рославлева объехала всю Пермскую область, крупные города – Березники, Губаху, Кизел, Соликамск. “Долгие годы у нас были добрые товарищеские отношения – вспоминает Роберт Хасанович. – И когда вышла в свет моя вторая книга, посвященная выдающейся киргизской балерине Бибисаре Бейшеналиевой, Наталья Петровна написала очень теплую статью в журнале “Музыкальная жизнь” (№ 10 за 1972 год), сказав при этом мне: “Я никогда и никому не пишу рецензий, но на Вашу книгу я откликнусь с удовольствием”.

Первая книга Р.Уразгильдеева под названием “Танцы” была издана Пермским книжным издательством в серии “Беседы об искусстве” в 1963 году.

В начале шестидесятых Роберт Хасанович Уразгильдеев становится солистом тетра оперы и балета Кыргызстана. И здесь он сразу дебютирует в партии Гирея в балете “Бахчисарайский фонтан”, завоевав признание любителей и специалистов хореографии. Очень скоро Р.Уразгильдеев стал исполнять ведущие партии в балетах: Иоганн (“Большой вальс”), Сарыбай (“Куйручук”), Феб де Шатопер (“Эсмеральда”), волшебник Ротбарт ( “Лебединое озеро”), Лесничий (“Жизель”), Байтемир (“Асель”). Великий Брамин (“Баядерка”), Леонато (“Любовью за любовь”), разнообразный концертные номера.

Одновременно с исполнительской деятельностью Р.Уразгильдеев работает педагогом-репетитором театра и педагогом Фрунзенского музыкально-хореографического училища имени М.Куренкеева. Успешной деятельности его способствовало то, что практический опыт на сцене подкреплялся солидной теоретической подготовкой.

Одновременно Р.Уразгильдеев продолжает пропагандировать и популяризировать искусство танца в печати.

Работая совместно с такими замечательными мастерами, как Б.Бейшеналиева, У.Сарбагишев, Р.Чокоева, С.Молдобасанова, А.Баетова, А.Токомбаева, Ч.Базарбаев, А.Ирсалиев, а также представителями талантливой молодежи, он написал интересные книги, посвященные их творчеству и искусству вообще.

Его статьи, отображающие достижения киргизской хореографии, печатаются в центральной и республиканской прессе, а также в сборниках “Национальное и интернациональное в искусстве”, “Звезды сцены и экрана”, “Искусство и человек”, в журналах “Советская музыка”, “Советский балет”, “Ала-Тоо”, “Культура и жизнь”. Материалы о киргизском балете помещены в энциклопедии мирового балета, издающейся в США.

В течение двух лет Р.Х.Уразгильдеев работал директором арабской балетной труппы в Каире.

В сентябре 1974 года Р.Х.Уразгильдеев вместе с супругой – педагогом-балетмейстером Ингой Евгеньевной Левченко направляются Министерством культуры СССР в Иран, в театр оперы и балета “Рудаки-холл” и Иранскую балетную академию.

По приезде они сразу же занялись восстановлением балета “Бахчисарайский фонтан”, поставленный в предыдущем театральном сезоне советским балетмейстером Н.Конюс. Балетная труппа Тегерана каждый год обновлялась на 30-35% за счет молодых выпускников балетных школ Англии. Так что приходилось учить всему: и лексике танца, и умению надевать театральный костюм, гриму и стилю произведения. Спектакль удалось выпустить в короткий срок, за две недели. Помогло и то, что это был самый любимый, досконально изученный спектакль.

Сразу же после “Бахчисарайского фонтана” стали работать над “Жизелью”, причем в этом балете планировалось участие солистов балета Большого театра Москвы. Инга Евгеньевна Левченко приступила к постановке спектакля и здесь происходит пикантная неожиданность – в первый же день репетиции пропал клавир “Жизели”, причем единственный экземпляр! Инге Евгеньевне пришлось работать по партитуре, а зачастую и самой “петь“ музыкальный материал. Как раз в день генеральной репетиции клавир нашелся, Что скажешь, Восток – дело тонкое! Спектакль “Жизель” и выступления молодых солистов балета Большого театра Ирины Прокофьевой и Андрея Кондратова получили высокую оценку иностранных корреспондентов, очень ревниво следивших за работой советских специалистов. Кстати, слово “шурави” – “советский” – лучше было в Тегеране заменить на слово “русский”. Работа по постановке балета “Жизель” на тегеранской сцене была подробно освещена в статье в журнале “Музыкальная жизнь” 1975 год, № 13.

* * *

Творческая биография Р.Х.Уразгильдеева как артиста являет убедительный пример того, как много может успеть в жизни человек, влюбленный в свое дело, находящий в нем вдохновение и радость творчества.

Как утверждают специалисты-искусствоведы (4), а мы, зрители, всецело с ними согласны, прежде всего это отличный танцовщик, солист балета, исполнитель сложных героико-драматических партий, обладающий великолепными внешними данными и мастерством. Очень разные, но всегда колоритные образы созданы артистом: это и жестокий волшебник Ротбарт – злой Гений в гениальном “Лебедином озере”, это и бай Сарыбай из балета “Куйручук” – совсем не гений, но тоже злой и коварный человек. А рядом с этими откровенно отталкивающими персонажами – герои многозначные, сложные, порой страдающие. В первую очередь это хан Гирей из “Бахчисарайского фонтана” и Байтемир в “Асели”, классические партии – Феб де Шатопер в “Эсмеральде”, фокусник и маг Дроссельмеер в Щелкунчике“, Иоганн в “Большом вальсе”, Леонато в “Любовью за любовь” и много-много других партий , сыгранных Робертом Хасановичем за время долгого служения “труднейшему , временами каторжному, но прекрасному и чистому искусству танца – божественной Терпсихоры”, — как часто говорит он.

С артистической, исполнительской деятельностью он успешно совмещал работу педагога-репетитора балетной труппы. Профессия эта – весьма редкая, труднейшая и не очень благодарная.

Здесь Р.Уразгильдеев – одновременно строгий и неумолимый тренер, но и внимательный, чуткий наставник, тонкий психолог, добрый друг, советчик. Он работал с большим коллективом артистов, людей творческих, с разными характерами, темпераментами, вкусами. Причем в одном классе на равных занимаются и маститые — народные, заслуженные артисты, и молодые, только начинающие свой путь в искусстве. Из всех нужно создать цельный, единый ансамбль. Роберту Хасановичу благодаря его удивительному чувству такта, доброжелательности, ровному отношению ко всем артистам, независимо от их званий и титулов, все это всегда удавалось.

Ему довелось и танцевать в одних спектаклях, и работать в репетиционном классе с Бибисарой Бейшеналиевой и Ураном Сарбагишевым, Рейной Чокоевой и Айсулуу Токомбаевой. Чолпонбеком Базарбаевым и Бериком Алимбаевым.

В творческих успехах многих киргизских артистов балета есть значительная доля труда педагогов-репетиторов театра супругов Роберта Уразгильдеева и Инги Левченко. Они не только муж и жена, но и соратники, единомышленники в искусстве, люди, на всю жизнь повенчанные с балетом. Репутацию блестящих мастеров своего дела, глубоко разбирающихся в секретах хореографии, Роберт Хасанович и Инга Евгеньевна подтвердили, представляя нашу балетную школу за рубежом – в Каире и Тегеране. Как отмечалось выше, по направлению Министерства культуры СССР они несколько лет преподавали в балетных академиях и театра Египта и Ирана.

Что касается педагогического дара, и тоже от Бога, то профессор Роберт Хасанович Уразгильдеев и сегодня реализует его в Кыргызском государственном институте искусств им.Б.Бейшеналиевой, заведует кафедрой хореографии и являясь проректором по научной работе. Должность организатора научной работы коллектива института, можно сказать, также профессиональная судьба Р.Х.Уразгильдеева – доктора искусствоведения по проблемам становления и развития киргизской хореографии.

Здесь необходимо еще раз повториться о том, что и сегодня его с полным правом называют Летописцем киргизского балета. Не случайно в энциклопедии мирового балета, издающейся в США, помещены материалы, написанные Р.Уразгильдеевым, о развитии этого искусства в Советской Киргизии. Широко известны, причем не только поклонникам Терпсихоры, его книги о Бибисаре Бейшеналиевой (вышла двумя изданиями), об Уране Сарбагишеве, Айсулуу Токомбаевой (вышла двумя изданиями), Чолпонбеке Базарбаеве, Высокую оценку и специалистов, и рядовых читателей получила его монография “Киргизский балет”, отразившая яркий художественный взлет одного из самых молодых балетных театров. Глубоко закономерно и то, что в творческие достижения киргизского балета внес неоценимый вклад и сам его Летописец Балета.

Поистине, не зря говорят: “Талантливый человек талантлив во всем!” Свою исполнительскую и научную деятельность Роберт Хасанович всегда “ сверял” с творчеством великих мастеров, со многими из них ему довелось встречаться и даже работать.

Ему удавалось довольно часто бывать в Москве и, конечно, в Большом театре и даже в тренировочных классах и на репетициях. На одном из таких “звездных” классов педагога Алексея Николаевича Ермолаева “сошлись” в отчаянном артистическом соревновании В.Васильев, М.Лиепа, Н.Фадеечев, Ю.Владимиров, ленинградец М.Барышников, А.Годунов, М.Лавровский, В.Гордеев. Б.Акимов.

А в июле 1970 года, во время гастролей нашего театра в Москве, в зал, где Р.Уразгильдеев давал артистический урок, пришел позаниматься Владимир Васильев. “Надо ли говорить, — вспоминает Роберт Хасанович, — как его изумительные вращения, чистота позиций, экспрессия движений были для нас практическим уроком высочайшего артистического мастерства”.

На музыкальный фестиваль “Весна Ала-Тоо” в 1986 году в республику впервые приехали более 500 членов творческого коллектива Большого театра Союза ССР. Москвичи показали восемь оперных и балетных спектаклей: оперы Н.Римского-Корсакова “Царская невеста” и “Моцарт и Сальери”, “ Евгений Онегин” и “Иоланта” П.Чайковского, “Ифигения в Авлиде” К.Глюка, балеты – “Жизель” А.Адана, “Дон-Кихот” Л.Минкуса, “Любовью за любовь” Т.Хренникова. Большой театр исполнял “Реквием” Дж. Верди и кантату “Александр Невский” С.Прокофьева совместно с коллективом хора и оркестра Гостелерадио Киргизии. В спектаклях и концертах выступали прославленные солисты оперы и балета Большого театра.

В преддверии этих гастролей Большого театра была опубликована статья Р.Уразгильдеева в газете “Советская Киргизия” от 10 июня 1986 года “Балерина ХХ века”. “Имя юной танцовщицы из Перми Надежды Павловой, удостоенной на Втором Международном конкурсе артистов балета в Москве в 1973 году Гран-при и золотой медали, буквально облетело весь мир. Не только профессионалы и любители балета, но даже люди, далекие от искусства хореографии, говорили о воспитаннице уральской школы балета (педагог Л.Сахарова), покорившей своей одухотворенностью, естественностью грации, танцевальной свободой…

Выступление на Международном конкурсе артистов балета принесло Надежде Павловой всемирную известность. ”Другого такого яркого прихода в искусство не помню, — говорил Владимир Васильев, известный танцовщик и балетмейстер Большого театра, — во всяком случае, на моей памяти не было столь блестящего дебюта, как это случилось с Надей. Она просто ворвалась, очаровала и растрогала зрителей настолько, что сразу же с первых шагов стала легендой“.

Так зрители Кыргызстана благодаря Р.Уразгильдееву еще раз узнали и о Н.Павловой, и В.Васильеве.

Встречи с коллегами из России происходили постоянно, и не только в Москве или Фрунзе, но даже за границей. Роберт Хасанович вспоминает, как в апреле 1995 года почти сто пятьдесят деятелей культуры и искусства Кыргызской Республики были приглашены в Турцию, в Анкару и Стамбул, для концертных выступлений. “В Анкаре в первый же день прилета я отправился в оперный театр смотреть балетные классы и в театре узнал, что в столичной консерватории работает целая группа педагогов-хореографов из России”.

Как и водится, самыми дорогими встречами для уроженца и ученика Пермского балетного училища являются встречи с земляками: одна из самых значительных встреч с Пермским балетом произошла в 2001 году. Третий Международный фестиваль “Звезды классического балета”, проходивший 2-6 апреля 2001 года в столице Республики Казахстан Астане и Алматы, стал большим событием в культурной жизни Центральной Азии и Казахстана. Радостно было увидеть балетную труппу Пермского государственного академического театра оперы и балета им.П.И.Чайковского, директора театра Анатолия Евгеньевича Пичкалева, художественного руководителя и главного балетмейстера Кирилла Александровича Шморгонера, главного дирижера Вадима Германовича Мюнстера, многих знакомых артистов балета.

Естественно, что больше всего встреч происходит на пермской земле. Тут моя Родина, живут мои родственники, родные сестры – Уразгильдеева Раиса Хасановна и Рычкова Сония Хасановна, ее муж – полковник в отставке Рычков Александр Иванович, племянники Женя и Ксюша, ее муж Саша, отец Ксюша – Петров Александр Евгеньевич, близкие и далекие родственники. И, конечно, дорогие моему сердцу друзья, всегда искренние в своем желании помочь в любых жизненных обстоятельствах”.

Как же все-таки Великодушны и безупречны Рыцари Высокого искусства! И… они рядом с нами…

Примечания:

1. Уральская В. Экскурс в киргизский балет // Вечерний Фрунзе. – 16 января 1984 года.
    2. Уразгильдеев Роберт. Пермь – город моей судьбы. – Пермь, 2004 .— с. 5.
    3. Там же. – С.6.
    4. Баршай А. Балета Рыцарь Безупречный. // Советская Киргизия. – 16 мая 1985.

Валентина Воропаева, профессор Кыргызско-Российского Славянского университета, лауреат Государственной премии 
Кыргызской республики в области науки и техники, автор книги “Российские подвижники в истории культуры Кыргызстана“.
Бишкек, 2005 год.

 

БОЖЕСТВЕННАЯ УЧАСТЬ ПЕДАГОГА

Кыргызскому государственному театру оперы и балета скоро исполнится 65 лет. Педагог-балетмейстер Инга Евгеньевна Левченко работает в нем сорок два года. Внесла огромный вклад в развитие кыргызской хореографии. “Сейчас в моей жизни время знаменательных событий, — говорит педагог.— Знакомые, друзья, коллеги по работе поздравляют с 55-летием сценической творческой деятельности”.

До войны семья Левченко жила в Москве. Когда в мирном голубом небе появились первые вражеские самолеты, мужчины ушли на фронт. Маму с двумя маленькими детьми эвакуировали на Урал. Россия смогла одержать победу над фашизмом, но заплатила за это страшную цену: тысячи людей остались на полях сражений. В числе отдавших за Родину свою жизнь оказался и отец Инги, капитан дальнего плавания. В живых остался только дедушка-полковник, которого по долгу службы направили во Фрунзе. Вместе с ним поехали дочь и внуки. Именно здесь девочка серьезно стала заниматься танцами. Училась у знаменитой балерины Бюбюсары Бейшеналиевой. Хореографическое училище окончила блестяще, но в Киргизии не осталась, а уехала работать солисткой балета в далекую Сибирь. В восемнадцать лет все казалось романтичным. Хотелось увидеть тайгу, леса, озеро Байкал. Тогда это выглядело так необыкновенно…

Услышав о том, что в ГИТИСе им. А.В.Луначарского открывается новое отделение для желающих получить профессию репетитора-балетмейстера, Инга Евгеньевна решила во что бы то ни стало попасть туда и добилась своего. После окончания института посыпались предложения из красноярского и горьковского театров оперы и балета. Но в Министерстве культуры СССР молодой педагог познакомилась с директором Кыргызского государственного театра оперы и балета Сайрой Киизбаевой, певицей, народной артисткой СССР. “Поработайте у нас два года, — просила Киизбаева. – Нам так нужны молодые специалисты”. И Левченко согласилась. Но предполагаемые два года вылились в сорок два. Осталась, потому что вокруг было много интересных, талантливых людей, фанатично относящихся к своей профессии: Бибисара Бейшеналиева, Уран Сарбагишев, Рейна Чокоева, Чолпонбек Базарбаев, Айсулуу Токомбаева…

Конечно, очень хотелось танцевать, ведь в сценической деятельности тоже были успехи, — признается моя собеседница. — Но профессор Н.Тарасов однажды сказал: “Нельзя раздваиваться. Нужно выбрать что-то одно”. И я сделала выбор. Педагог-балетмейстер, репетитор – профессия, которым посвятила всю жизнь. И не жалею, Безусловно, работа с артистами очень трудная. Преподаватель сродни тренеру футбольной команды. Видит ошибки и недостатки воспитанников. На сцене танцора подстерегают разные неудачи. Сидя в зале на представлении, переживаю за учеников. Хорошо, что, получая звания, они не забывают людей, которые помогли им добиться в жизни таких высот.

Своих учителей И.Левченко помнит до сих пор. Гульбара Даниярова привила ей аккуратность, торжественность занятий, ответственность. Бюбюсара Бейшеналиева научила ценить красоту, любить танец и его воплощение. Благодарна педагог-балетмейстер своим родителям. Они поддерживали ее во всем, помогали, радовались успехам. Хотя когда-то мама Инги Евгеньевны сетовала: “Если бы знала, что будешь столько времени проводить в театре, ни за что бы тебя не отдала в балет”. А дочь апеллировала: “Мамочка, я же ни капельки не жалею, Ты должна быть счастлива, что мне так нравится эта профессия”. “Признаюсь, — говорит известный педагог, — слишком мало уделяла и уделяю внимания родным. Дефицит времени преследует всю жизнь. Дни бегут так быстро! Однако пока есть силы, буду работать”.

Искусство балета скоротечно, требует эстетики молодого тела, легкости. Поэтому танцоры уходят на пенсию в 35-36 лет, когда полны еще жизненных сил, а выступать уже нельзя. Тем не менее. В наше время случается и такое, что артисты, особенно мужчины, покидают сцену, не достигнув этого возраста. Пытаясь прокормить семью, кардинально меняют профессию или подрабатывают где-то еще, например, берут танцевальные коллективы в школах. В данный момент люди очень озабочены материальным положением.

Я люблю своих артистов. Всегда сочувствую им. Понимаю, тяжело сегодня жить на нашу зарплату. Когда мне заявляют, что уходят в другое место, где платят в пять раз больше, чем здесь, ничего не могу ни сказать, ни поделать.

А тех, кто не изменяет своим принципам и остается верен балету, Инга Евгеньевна старается всячески поддержать. Часто повторяет: “Нет лучше профессии танцора, Каждое утро вы просыпаетесь, идете в зал, встаете в первую позицию и работаете над культурой своего тела”. У всех разные проблемы, но только музыка и руководитель, находящийся в центре зала, сумеют объединить класс.

По жизни И.Е.Левченко идет вместе со своим супругом – Робертом Хасановичем Уразгильдеевым, без которого не мыслит существования. Познакомились в Государственном институте театрального искусства. В Москве он учился заочно на факультете театроведения и был ведущим солистом Пермского театра. Красивый, высокий, обаятельный молодой человек сразу запал в душу Инге. Ухаживал издалека. Она жила в Москве. А Роберт – в Перми. Встречались лишь два раза в год, на сессии. После пятого курса сразу предложил девушке свою руку. Счастливая чета приехала в Киргизию. Сегодня Уразгильдеев – ученый, доктор наук, единственный в Средней Азии, искусствовед балета. Все книги об истории кыргызской хореографии принадлежат его перу. А еще великого театроведа называют энциклопедией классического танца.

Задайте ему любой вопрос из области искусства, и он мгновенно, не перелистывая учебников, скажет правильный ответ.

— У нас есть дочь. Посвятила себя гуманитарным наукам благодаря моей маме, окончившей институт имени Герцена в Ленинграде. Бабушка в свое время имела на внучку большое влияние, занималась ее воспитанием, пока мы с мужем работали за рубежом.

Поскольку российская классическая школа балета всегда ценилась за границей, Министерство культуры СССР иногда отправляло своих артистов в зарубежные страны. В первый раз Инга и Роберт работали с иностранцами два года в Каире, затем переехали в столицу Ирана – Тегеран. Преподавали в тегеранском театре “Рудаки-холл”, помимо этого Левченко успешно обучала детишек шаха. Высококультурные, цивилизованные, воспитанные ребята внимательно слушали своих преподавателей. Осваивали двадцать семь специальностей, в то числе, танец. Во время урока все глаза устремлялись только на педагога. Новую информацию воспитанники впитывали с жадностью.

В Тегеране Уразгильдеевым предложили продлить контракт еще на восемь лет. Инга Евгеньевна не жалеет, что они все-таки отказались. Буквально через полгода в Иране произошла страшная революция. Вновь приехали в Киргизию. Так как дали слово вернуться. В советские времена обещание стоило многого. Их ждали. Никого не принимали на освободившееся место…

Сегодня профессор И.Левченко по-прежнему работает педагогом-балетмейстером в Кыргызском театре оперы и балета, а также преподает в институте искусств им.Б.Бейшеналиевой на кафедре специальных дисциплин, которую тринадцать лет назад организовал и до сих пор возглавляет Р.Уразгильдеев. Выпускают репетиторов, балетмейстеров, педагогов хореографии. Раньше, чтобы получить эту профессию, нужно было ехать в Москву или Ленинград, Сейчас такие специалисты выходят из стен кыргызских учебных заведений.

– В этом году пригласили в Казахскую национальную академию искусств им. Т.Жургенова в качестве председателя государственной комиссии. Уехала в Алматы в мае на двадцать дней. За этот период приняла сорок семь экзаменов. Считаю, что потрудилась на славу. Роберт Хасанович тоже часто бывает в Казахстане. Является членом Диссертационного Совета по защите кандидатских диссертаций. Там нас знают лучше, чем в Киргизии. Такое внимание со стороны сопредельного государства очень почетно.

На начало декабря Уразгильдеев запланировали творческий вечер в оперном театре. Супруг Инги Евгеньевны пишет книгу об их творчестве. Планирует сделать презентацию. Пока находится в поисках людей, которые смогли бы в этом помочь. Скоро знаменитые театралы отпразднуют сорок три года совместной супружеской жизни. “Секрет того, что так долго прожили вместе, очень прост, — с улыбкой говорит Левченко. – Я очень люблю и уважаю своего мужа, и он питает ко мне такие же нежные чувства. Хорошо, что мы одной профессии. В этом мне повезло. Учусь у него каждый день. Могу поделиться своими проблемами. Роберт всегда выслушает, поддержит, поймет и подскажет, как действовать дальше”.

С горечью говорит Инга Левченко о том, что в наше тяжелое время искусству приходится выживать. Люди по-прежнему стремятся приобщиться к культуре. Однако не каждая семья сегодня может позволить себе сходить в театр. Цена на билеты с прошлого года выросла до двухсот сомов. Артисты категорически против увеличения стоимости билетов. Но администрация непреклонна. “Нужно платить за коммунальные услуги, электроэнергию, телефон и многое другое”. Все упирается в деньги. Некоторые посещали театр последний раз, когда еще учились в школе. Сожалеют о том, что во взрослой жизни так и не удалось попасть на представление. Инга Евгеньевна надеется, что на балет будут чаще приходить семьями. А танцоры постараются, чтобы увиденное поразило зрителей до глубины души, чтобы они научились понимать и любить это прекрасное искусство.

Юлия Шитова. Портрет современника. “Народная Газета”, 2005 г., 14 сентября.

 

УЧИТЕЛЬ ТАНЦА

Люди киргизского искусства.

Утром каждого дня оживает большой дом Муз – Киргизский академический театр оперы и балета. Слышны голоса певцов, звуки музыкальных инструментов, готовятся к занятиям артисты балета. Открывается дверь, и в зал входит высокий и стройный человек. Он молча отдает поклон, артисты отвечают. Так начинается очередной рабочий день балетной труппы. Класс ведет педагог-репетитор Роберт Хасанович Уразгильдеев. За легкими разминочными па следуют более сложные. Педагог подходит то к одному, то к другому артисту и мягко, ненавязчиво поправляет их. Слышится спокойный голос: “Внимательней, следите за осанкой, свободнее плечи, выворотнее открывайте стопу”. Перед каждым новым движением следует объяснение, и снова замечания, поправки, советы. Усложняются движения, ускоряется темп. Чувствуя, что танцовщики устали, педагог снимает напряжение шутливым замечанием. И снова – урок, снова советы, замечания, поправки. Время пролетает незаметно. Но и после окончания его Роберт Хасанович остается в зале. Вот он что-то говорит народному артисту республики Ч.Базарбаеву, и тот вновь и вновь повторяет трудное па. После небольшого перерыва педагог-репетитор вместе с артистами балета проводит репетицию вечернего спектакля. Однако и на этом его рабочий день не окончен. Вечером вы снова встретите Уразгильдеева в театре, либо выступающим с лекцией перед зрителями, или же снова репетирующим с молодыми артистами балета в классе.

Четверть века отдал балетному искусству Роберт Хасанович Уразгильдеев. Из них шестнадцать лет он работает в Киргзском театре оперы и балета им. А.Малдыбаева ведущим танцовщиком и репетитором. Воспитанник Пермского хореографического училища, он с первых лет работы в театре не только много танцует, исполняя сольные партии, но и постоянно учится.

После окончания театроведческого факультета Государственного института театрального искусства имени Луначарского в Москве он поступает в аспирантуру Академии наук республики и успешно ее оканчивает. В своих статьях, опубликованных в газетах, журналах, академических сборниках, он выступает страстным пропагандистом киргизского искусства. Помнят зрители и яркие образы, созданные артистом. Это хан Гирей в “Бахчисарайском фонтане”, Иоганн в “Большом вальсе”, Злой Гений в “Лебедином озере”, разнообразные концертные номера.

Свой артистический опыт, большие знания, педагог щедро отдает своим ученикам не только в театре, но и в музыкально-хореографическом училище, где он преподавал ряд лет актерское мастерство, искусство дуэтного танца, историю балетного искусства. Уразгильдеев сейчас преподает в институте искусств имени Бибисары Бейшеналиевой. Имя этой замечательной советской балерины особенно дорого Роберту Хасановичу. На протяжении десятилетия он внимательно наблюдал за творчеством этой балерины. В результате чего была написана книга о творческом пути звезды киргизского балета.

Роберт Хасанович ведет не только большую творческую работу. Почти с первых лет работы в театре неоднократно избирался он секретарем комитета комсомола, членом партийного бюро и местного комитета профсоюза театра. Несмотря на свою занятость, Уразгильдеев всегда готов побеседовать о путях развития профессионального музыкального театра, на ярких примерах показать преимущество и гумманистичность советского искусства. Этому в немалой степени помогает опыт работы с зарубежными труппами. Ведь в течение ряда лет он совместно со своей женой, педагогом-репетитором И.Левченко, работал в Каирской балетной труппе в качестве художественного руководителя. А затем в Иранской балетной компании и академии. Кстати, на защиту кандидатской диссертации ему пришлось специально вылетать из Тегерана, используя небольшой перерыв между постановками балетов. И Уразгильдеев с блеском защитил ее.

“Наш учитель”—  так уважительно называют Р.Уразгильдеева молодые артисты балета.

— Мне очень помог Роберт Хасанович во время подготовки партии Эспада в балете “Дон Кихот”, — рассказывает солист балета Анварбек Рыскулов. – Долго работал со мной, когда я готовил сольную партию в балете “Шопениана”. Часто после класса мы оставались вместе с ним и отрабатывали трудные па.

Солистка Светлана Тукбулатова говорит: — Большую работу проводит Роберт Хасанович с нами, молодыми солистами балета. Я очень благодарна ему за помощь в создании партии Маши в балете “Щелкунчик”. Образ сложный как в плане актерском, так и в хореографическом. И в том, что партия удалась, немалая заслуга Роберта Хасановича.

Алексей Болотов. Газета “ Вечерний Фрунзе”, 1980 г., 24 июня.

 

ЭКСКУРС В КИРГИЗСКИЙ БАЛЕТ

В издательстве “Кыргызстан” вышла книга Роберта Уразгильдеева “Киргизский балет”. Это хороший подарок читателям и специалистам балетного театра к юбилею республики.

Киргизский балетный театр явление в своем роде уникальное. Один из интереснейших творческих коллективов страны, он сформировался в фактически короткие сроки как самобытный организм.

Если рассматривать этот факт в социальном аспекте, то киргизский балет – одно из ярчайших проявлений социалистического строя, политики нашей партии и содружества народов страны.

Новая книга, выпущенная издательством “Кыргызстан”, написана именно с таких позиций, и в этом ее принципиальная ценность.

Листая страницы книги, мы возвращаемся к первым шагам киргизского национального балета и дальше, вслед за рассказом автора, спокойным и рассудительным, узнаем об истоках киргизской хореографии и рождении профессионального театра в республике.

В недрах музыкального театра складывались силы, способные сделать первые самостоятельные шаги в области танца, национальная пластическая культура театрализованных игр определила направление поиска народно-сценических форм танца.

Очень точно определил автор книги и ту роль, которую сыграли специалисты, приехавшие во Фрунзе из России, и, участвуя в становлении киргизского балета, одновременно передавали традиции русской балетной школы молодым кадрам республики. И, безусловно, справедливо отмечено в книге значение творчески яркого дарования Н.С.Холфина — постановщика первых балетов на сцене театра, в том числе и первенца национальной хореографии  — балета “Анар”.

Успешному решению вопросов о кадрах, как верно рассказано в книге, способствовала организация национальных студий в старейшей балетной кузнице страны – Ленинградском хореографическом училище, а затем и Московском, а также открытии учебной студии при театре.

Один из интересных, самостоятельных по форме и фундаментальных по роли в структуре книги разделов – глава “Создание национального репертуара”, причем и эта целостная по проблематике глава содержит самостоятельные очерки об историографии балетов “Анар”, “Чолпон”, “Куйручук”, хореографии в национальных операх.

Создание балетов на литературную тему, привлечение произведений мировой и отечественной классики и национальных писателей особенно важно для киргизского балета, чей расцвет знаменует обращение к поэтике и философии Ч.Айтматова. Поиски характеров, образов, принципов, постановка спектаклей малой формы и многоактных полотен хореографии как бы создает предпосылки для формирования исполнительского стиля. Этот раздел книги едва ли не наибольшая удача автора.

Р.Уразгильдеев – известный балетовед по ранее созданным монографиям о Б.Бейшеналиевой и У.Сарбагишеве, вновь утвердил себя в этом жанре, поведав читателям о таинствах творчества таких мастеров киргизского национального балета , как Джумакалый Арсыгулова, Нурдин Тугелов, Сафарбек Кабеков, Бибисара Бейшеналиева, Кульбубу Мадемилова и многих их современников.

Пять творческих портретов сегодняшних мастеров национальной хоеографии – Урана Сарбагишева, Рейны Чокоевой, Айсулуу Токомбаевой, Чолпонбека Базарбаева и Арстанбека Ирсалиева завершают это издание.

С любовью написанная и хорошо оформленная, эта книга — увлекательный рассказ об искусстве, который доставит немало радости читателям и любителям балета. Это исследование только создаваемой истории многонационального советского балетного театра, причем одно из первых среди тех, что создаются в республиках страны. Скажем так: из первых и удачных.

Валерия Уральская, кандидат философских наук. Газета “Вечерний Фрунзе”, 1984 г., 16 января.

 

ДУША БАЛЕТУ ОТДАНА

В эти дни театральная общественность нашей республики отмечает 50-летие со дня рождения и 30-летие сценической деятельности ведущего солиста балета Киргизского академического театра оперы и балета им. А.Малдыбаева, кандидата наук, доцента Р.Уразгильдеева.

В начале шестидесятых годов в балетной труппе нашего театра появился новый солист. О нем мы тогда знали немногое: окончил Пермское хореографическое училище, там же, в Перми, несколько лет работал в театре оперы и балета. Во Фрунзе он дебютировал в партии хана Гирея в балете “Бахчисарайский фонтан” и сразу завоевал признание любителей и специалистов хореографии. Очень скоро он стал исполнять ведущие партии в балетах, такие, как Иоганн (“Большой вальс”), Сарыбай (“Куйручук”), Феб (“Эсмеральда”), волшебник Ротбарт (“Лебединое озеро”), Лесничий (“Жизель”), Байтемир (“Асель”),

Брамин (“Баядерка”), Леонато (“Любовью за любовь”), разнообразные концертные номера.

Одновременно с исполнительской деятельностью Р.Уразгильдеев работал педагогом-репетитором нашего театра и педагогом Фрунзенского музыкально-хореографического училища им. М.Куренкеева. Успешной деятельности его способствовало то, что практический опыт на сцене подкреплялся солидной теоретической подготовкой. Уразгильдеев к тому времени заочно окончил ГИТИС им. А.В.Луначарского в Москве по специальности история и теория театра.

Продолжая работать во Фрунзе, он также заочно оканчивает аспирантуру Академии наук Киргизской ССР и в 1974 году получает звания кандидата искусствоведения, а в 1984 – доцента.

Сегодня можно утверждать, что Р.Уразгильдеев сделал немало в области пропаганды и популяризации искусства танца.

Работая совместно с такими замечательными мастерами, как Б.Бейшеналиева, У.Сарбагишев, Р.Чокоева, C. Молдобасанова, А.Баетова, А.Токомбаева, Ч.Базарбаев, А.Ирсалиев, а также представителями талантливой молодежи, он сумел написать интересные книги, посвященные их творчеству, искусству балета вообще.

Признанными, широко известными произведениями стали его монографии “Бибисара Бейшеналиева” (1971 г.), “Уран Сарбагишев” (1980 г.), “Об искусстве танца” (1981 г.), “Киргизский балет” (1983 г.), “Айсулуу Токомбаева” (1984 г.).

Его статьи, отображающие достижения киргизской хореографии, печатаются в центральной и республиканской прессе, а также в сборниках “Национальное и интернациональное в искусстве”, “Звезды сцены и экрана”, “Искусство и человек”, в журналах “Советская музыка”, “Советский балет”, “Ала-Тоо”, “Культура и жизнь”. Материалы о киргизском балете помещены в энциклопедии мирового балета, издающейся в США.

Р.Уразгильдеев по направлению Министерства культуры СССР в течение двух лет работал художественным руководителем арабской балетной труппы в Каире (АРЕ), поставил несколько балетных спектаклей в Иране. Работая за границей, Р.Уразгильдеев внес свой вклад в дело укрепления дружественных культурных связей нашей страны.

Особенно ценно, на мой взгляд, то, что Р.Уразгильдеев самоотверженно и вдохновенно занимается популяризацией, пропагандой музыкально-хореографического искусства среди школьников, студентов и молодых трудящихся республики. Он – автор и ведущий ряда телевизионных передач о музыкально-хореографическом искусстве республики, прошедших по Центральному и республиканскому телевидению, соавтор либретто балета “Бессмертие” Ч.Нурымова, посвященного подвигу Героя Советского Союза Чолпонбая Тулебердиева (спектакль был удостоен диплома 1-ой степени на Всесоюзном конкурсе).

Весь плодотворный творческий путь Р.Уразгильдеева – его энергия и одержимость – свидетельство того, что юбиляр стремится к самосовершенствованию, к достижению новых творческих высот. Убежден, что Роберт Хасанович Уразгильдеев еще немало сделает для развития киргизского музыкально-хореографического искусства.

Меер Ахунбаев, заслуженный деятель искусств Киргизской ССР. Газета “Вечерний Фрунзе”, 1985 г., 6 июня.

 

ПОЛПРЕДЫ КЫРГЫЗСКОГО ИСКУССТВА

Театральная судьба свела меня с Ингой Евгеньевной Левченко и Робертом Хасановичем Уразгильдеевым более 40 лет тому назад. Молодые специалисты пришли работать в наш Академический театр оперы и балета и в первой же совместной работе, постановке балета “Шопениана” на музыку Ф. Шопена, я встретился с педагогом-балетмейстером Ингой Левченко. Она оказалась удивительной музыкальной, отлично понимающей все нюансы музыки Шопена. И меня, как музыканта, безусловно, привлекла эта черта молодого специалиста. Да и спектакль, которым я с удовольствием дирижировал многие годы, получился удивительно компактным, отвечающим высоким канонам классического балета, с великолепными исполнителями главных партий Б. Бейшеналиевой и У. Сарбагишевым, и высокой танцевальной культурой кордебалета. Балет “Шопениана” и по ныне – украшение репертуара Кыргызского национального академического театра оперы и балета им. А. Малдыбаева. С Робертом Хасановичем, как с артистом, я впервые встретился в постановке моего балета “Куйручук” в 1965 году. У этого спектакля было несколько сценических редакций, но такого яркого, выпуклого, мощного отрицательного “Героя”, как бай Сарыбай – Уразгильдеева, пожалуй, не было ни в одной из постановок. Синтез танцевального и актерского мастерства, умение артиста “нарисовать” яркими, сочными красками своего героя, по праву, выдвинули эту актерскую работу на первый план. В последующей театральной жизни тех лет нашего коллектива было немало спектаклей, принесших заслуженную славу Кыргызскому театру. И во всех этих работах Левченко и Уразгильдеев принимали самое живое, практическое участие. Это и многочисленные гастрольные выступления на лучших сценах Москвы и Ленинграда, городов России и Сибири. Хочу вспомнить такой момент, когда по моей инициативе в республику был приглашен туркменский композитор Чары Нурымов для написания балета. А сценаристами были Роберт Уразгильдеев и Меер Ахунбаев. Балет о подвиге Героя Советского Союза Чолпонбая Тулебердиева, закрывшем своим телом амбразуру вражеского дзота, продолжил линию постановки героико-патриотических спектаклей о Великой Отечественной войне и подвиге мирового прогрессивного человечества, победившего фашизм. Реальным продолжением этой линии было создание балета-оратории “Материнское поле” по одноименному роману нашего выдающегося писателя современности Ч. Айтматова.

Жизненная судьба свела нас и по работе в Кыргызском государственном институте искусств им. Б. Бейшеналиевой на кафедре оперной подготовки, которой я руководил продолжительное время. Роберт Хасанович преподавал предметы “Танец”, “Основы сценического движения” у вокалистов, будущих мастеров оперного искусства. Он был в своей работе чрезвычайно строг и ответственен. Не позволял студентам лениться, добивался от них усвоения знаний по самой высокой шкале требования. И многие из его учеников остались ему благодарными. Педагогический дар Левченко И.Е. и Уразгильдеева Р.Х., их умение, как бы сейчас сказали, быть толерантными, в сложной, временами запутанной театральной обстановке, позволяет им всегда оставаться честными и правдивыми с окружающими их людьми, не боящимися, даже если это кому-то не нравится, иметь свое мнение.

Я не ошибся в своем настойчивом желании в решении творческой судьбы Роберта Хасановича, когда в 1986 году настоял перед вышестоящими организациями о назначении его проректором по научной работе КГИИ им. Б. Бейшеналиевой. Действительно, его талант научного работника, организатора всей научной жизни нашего института, раскрылся в этой работе полностью. И, самое главное, Уразгильдеев Р.Х. в своем научном поиске не остановился, написав и издав целую серию монографий о кыргызском балете, его отдельных деятелях, тем самым, став подлинным летописцем истории культуры Кыргызстана. А в 1995 году он с успехом защитил докторскую диссертацию в научно-исследовательском институте города Москвы по теме “Проблемы становления и развития Кыргызской хореографии”.

На сегодня оказалось, что искусству балета Левченко Инга Евгеньевна и Уразгильдеев Роберт Хасанович из 50 лет своей творческой жизни 42 года отдали кыргызскому балету. Свой высокий профессионализм они продемонстрировали в работе в зарубежных балетных труппах Египта и Ирана, куда они были направлены Министерством культуры СССР и Министерством культуры Кыргызской Республики. Убежден, что Инга Евгеньевна Левченко и Роберт Хасанович Уразгильдеев, полпреды кыргызского искусства, еще много сделают для достижения национальным балетом новых творческих высот.

Калый Молдобасанов, Герой Социалистического Труда, 
Народный артист СССР, Лауреат Государственной премии СССР, профессор.

 

НЕУТОМИМЫЙ ПОДВИЖНИК КЫРГЫЗСКОГО ИСКУССТВА

В 70-80-ые годы, когда я работал директором Фрунзенского музыкально-хореографического училища имени М. Куренкеева, педагогом специальных хореографических дисциплин на хореографическом отделении стал работать Роберт Хасанович Уразгильдеев. Вернее, это было его новое возвращение в наше училище, поскольку он уже работал преподавателем у нас в училище с 1965 года, а затем по направлению Министерства культуры республики пять лет преподавал в балетных труппах и хореогрфических училищах Египта и Ирана. Человек целеустремленный, требующий от своих многочисленных учеников совершенства во всем, он сам являет образец совершенства. Одновременно с работой в училище, Уразгильдеев Р.Х. танцевал ведущий партии в балетных спектаклях Киргизского государственного академического театра оперы и балета имени А.Малдыбаева, был педагогом-репетитором и постановщиком танцев. И, кроме того, он учился заочно в аспирантуре при Академии наук Киргизской Республики, очень много печатал статей о киргизской культуре, искусстве, в первую очередь, о национальном балете, его деятелях, великой Б.Бейшналиевой, Н.Тугелове. С. Кабекове, У. Сарбагишеве, Б. Суслове, Р.Чокоевой, С.Молдобасановой, А. Токомбаевой и других артистах. И этот опубликованный Робертом Хасановичем материал становится бесценным пособием для изучения и познания путей развития многонациональной культуры Кыргызстана. И еще один факт целеустремленности Уразгильдеева Р.Х. – педагога и ученого-исследователя. Даже работая в сложнейших зарубежных условиях, он сумел успешно защитить кандидатскую диссертацию в Москве на Ученом Совете ГИТИСа имени А.В.Луначарского, продолжая в ней исследовать проблемы современной киргизской хореографии.

В 1984 году я был назначен проректором по учебной работе КГИИ имени Б.Бейшеналиевой и вновь встретился с Робертом Хасановичем Уразгильдеевым, который работал преподавателем дисциплин “Танец’, “Основы сценического движения” на кафедре оперной подготовки, совмещая эту работу с театром оперы и балета. А в декабре 1986 года Роберт Хасанович был назначен проректором по научной работе нашего института и мы уже ежедневно встречались для решения всех творческих вопросов нашего КГИИ им.Б.Бейшеналиевой. Благодаря Уразгильдееву Р.Х. научная деятельность наших преподавателей неизмеримо возросла. Проводились республиканские научно-практические конференции с приглашением видных ученых Москвы, Ленинграда, Киева, Ташкента, Алматы. Были опубликованы учебно-методические пособия по многим специальностям, изучаемых в институте. Появились монографии и учебники. Безусловно, в то время на научные исследования государство выделяло специальные средства, что позволяло планомерно и целенаправленно вести эту работу.

Роберт Хасанович – человек твердых нравственных убеждений, на которого смело можно опереться в самые трудные минуты жизни. Это особо проявилось в нелегкие дни 1993 года, когда мне, совместно с моими коллегами, пришлось заниматься перепрофилированнием, а фактически, созданием нового института искусств, обучение в котором ныне происходит по 21-ой специальностям, среди которых фольклор, эстрада, хоровое пение, инструментальная музыка, музыка и пение в школе, менеджер социально-культурной сферы и др. Именно Роберту Хасановичу принадлежит идея создания кафедры хореографии, первой в истории высшего образования в республике. Ныне выпускники кафедры хореографии нашего института, режиссеры-балетмейстеры, педагоги-хореографы, руководители танцевальных коллективов, успешно работают в нашей республике и за ее пределами.

Жизненный и творческий путь Роберта Хасановича Уразгиьдеева – это пример повседневного совершенствования, стремления взять еще более высокий научно-педагогический рубеж. Так в 1995 году, несмотря на тяжелую болезнь, связанную с операцией, Роберт Хасанович проявил волю и нашел немалые силы для защиты докторской диссертации в Москве на заседании Ученого Совета научно-исследовательского института. Его работа членами Ученого Совета была одобрена единогласно.

На сегодня, пожалуй, Роберт Хасанович Уразгильдеев – единственный доктор искусствоведения по хореографии в России, Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане, Казахстане, научной помощью которого пользуются многочисленные молодые ученые в области народной и сценической хореографии. Роберт Хасанович опубликовал 15 монографий о музыкально-театральном и хореографическом искусстве Кыргызстана, более 300 статей в научно-исследовательских изданиях и периодической печати на десяти языках народов мира. Он принимает активное участие в работе Международных конкурсов артистов балета, является членом Диссертационного Совета по присуждению ученых степеней в Институте литературы и искусства им. М.О.Ауэзова Министерства образования и науки Республики Казахстан, ведет практическую работу в Национальной Аттестационной Комиссии Кыргызской Республики. Своим умением решать самые сложные вопросы творческой жизни нашего института, быть контактным, я бы сказал толерантным, в отношении с преподавателями и студентами, Роберт Хасанович завоевал прочное уважение нашего коллектива. Наверное, немалая заслуга в этом его верной многолетней спутницы по жизни и работе Инги Евгеньевны Левченко, профессора хореографии, заслуженного деятеля искусств Кыргызской Республики. Пятидесятилетний творческий юбилей Уразгильдеева Роберта Хасановича и Левченко Инги Евгеньевны – это и наш общий праздник, их коллег и многочисленных почитателей таланта замечательных мастеров киргизского балета.

Асанбек Асакеев, Ректор КГИИ им. Б.Бейшеналиевой, профессор, академик. 2005 год.

 

ЖИЗНЬ, ОТДАННАЯ БАЛЕТУ

В течение долгого времени я с большим интересом наблюдала за творческой жизнью Киргизского театра оперы и балета в целом, а балетной его сферой  — в особенности. Достигнутые киргизским балетом успехи сотворяют люди, Среди них одна из моих бывших любимых студенток – “гитисянок” – Инга Левченко, Двадцать пять лет тому назад состоялся первый выпуск отделения педагогов хореографии Государственного института театрального искусства им. А. В.Луначарского. Было положено хорошее начало важному делу – совершенствованию профессионального образования педагогических кадров советских балетных театров и хореографических училищ. В числе первых и лучших выпускниц была Инга Левченко — ныне заслуженный деятель искусств Киргизской ССР.

Инга Евгеньевна четверть века преданно служит искусству в качестве педагога-репетитора театра оперы и балета им. А.Малдыбаева и хореографического училища. В классе педагога Левченко занимались известные, прославленные мастера советского балета, она репетировала с народной артисткой СССР Бибисарой Бейшеналиевой и народным артистом Киргизской ССР Ураном Сарбагишевым, другими балеринами и танцовщиками разных поколений. В творческом содружестве педагога-репетитора Левченко и молодых тогда Айсулуу Токомбаевой и Чолпонбека Базарбаева развивалось и росло мастерство ныне выдающихся артистов киргизского балета, ныне народных артистов СССР.

Левченко активно участвует в подготовке и проведении всех ответственных выступлений балетного коллектива театра в республике и за ее пределами. Памятны гастрольные выступления Киргизского театра оперы и балета в сентябре-октябре 1984 года на главной сцене нашей страны – Большом театре Союза ССР, знакомство с интересными артистами, самобытным репертуаром, в котором органично сочетались современные спектакли с классическими балетами. Давая высокую оценку выступлениям киргизского театра, газета “ Правда” писала: “ Увидели кордебалет, обученность которого в школе классического танца позволяет чувствовать и воплощать тонкие стилевые нюансы “Жизели” и грустную поэзию “Шопенианы”. Сценическая культура, профессионализм артистов театра формируются в недрах репетиционно-творческого процесса, ежедневных уроков, проводимых педагогами-репетиторами И.Левченко, Р.Уразгильдеевым”.
Многогранный творческий опыт помог Инге Евгеньевне в ее ответственной работе за рубежом, куда она направлялась Министерством культуры СССР. Работая в Каирской балетной труппе в Египте, а затем в Иране, в театре Рудаки-холл и иранской балетной академии танца Левченко осуществила постановки классических балетов “Жизель” и “Сильфиды” (“Шопениана”) на сцене Тегеранского театра оперы и балета. Помимо большой творческой работы в иранской балетной академии она вела теоретический курс методики русского советского классического балета для преподавателей академии.
Поздравляя Ингу Евгеньевну Левченко с присвоением ей почетного звания, мне хочется пожелать ей на многие годы такой же пламенной творческой активности. А также хочется в новой просветленной атмосфере нашей сегодняшней жизни пожелать дальнейшего развития и процветания балетному искусству Киргизии, его многогранно талантливым людям.

Элла Бочарникова. Газета “Советская Киргизия”, 1988, 1 октября.

 

СЛОВО О ПЕДАГОГЕ

В этот майский вечер, когда отмечалось пятидесятилетие Киргизского государственного академического театра оперы и балета имени А. Малдыбаева, в его зрительном зале собралось немало людей, для которых этот юбилей был исполнен глубокого смысла. Ведь в становлении и развитии национального профессионального искусства театра участвовали многие замечательные русские и киргизские композиторы и дирижеры, хореографы и режиссеры, сценографы и артисты,. И среди них – педагог – репетитор балета Инга Евгеньевна Левченко.

И действительно, если киргизский балет, начиная со дня постановки первого национального балета “Анар”, насчитывает сорок семь лет своего творческого пути, то половину его Инга Евгеньевна прошла вместе с театром.

Воспитанница хореографического отделения Фрунзенского музыкально-хореографического училища имени М.Куренкеева / педагоги Г.Даниярова и Б.Бейшеналиева/, Инга Евгеньевна высшее хореографическое образование получила в Государственном институте театрального искусства имени А.В.Луначарского у выдающихся мастеров советской хореографии, профессоров Н.Тарасова, М.Семеновой, М.Васильевой— Рождественской, Т.Ткаченко, А.Лапаури, Н.Эльяша. И в этой своей деятельности она встретилась как педагог-репетитор со своей бывшей учительницей, известной советской балериной, народной артисткой СССР Бибисарой Бейшеналиевой, .активно танцевавшей в те годы.

Тогда же начинали и мы, молодые артисты, пришедшие в киргизский театр после окончания Ленинградского академического хореографического училища имени А.Я.Вагановой и Фрунзенского хореографического училища. Вместе со своим партнером, танцовщиком Чолпонбеком Базарбаевым и Ингой Евгеньевной, мы разучивали ведущие танцевальные партии из репертуара театра. Аврора и фея Сирени в “Спящей красавице”, Одетта-Одиллия, Маша в “Щелкунчике”, ‘Шопениана”, Жизель, Никия в “Баядерке”, Чолпон и волшебница Айдай в балете “Чолпон”, солистка в “Пахите”, героини современных балетов – все это итог совместных, многодневных и трудоемких репетиционных часов до “седьмого пота”, до изнеможения, когда найденные детали, нюансы танца слагаются в законченную пластическую форму и насыщаются внутренним смыслом и содержанием. А затем самый строгий экзаменатор — спектакль, выступление на сцене, оценка зрителей и коллег.

И весь этот нелегкий, долгий путь Инга Евгеньевна проходит с нами, артистами, а на спектаклях, пожалуй, переживает и волнуется больше нас, искренне желая каждому артисту успеха и признания. И обязательно после каждого спектакля, исполненной роли – подробный, тщательный разбор того, что получилось удачно и на что надо обратить внимание в дальнейшей работе.

Отлично понимаю, что творческий процесс – это взаимное обретение знаний и умения артиста и его наставника, взаимный поиск, приводящий, в конечном счете, к творческому росту и совершенствованию учителя и ученика. И все же труд педагога-репетитора, трудоемкий и важный, по существу, мало знаком зрителю. “Растворяясь” в искусстве самого артиста, в балетной труппе, он может быть оценен только в совокупности всех слагаемых сценического выступления исполнителей. А это процесс не одного дня, а долгосрочный, рассчитанный на воспитание устойчивых традиций танцевального искусства. Вот почему стало особо важным признание ведущими театральными деятелями зрелого профессионализма педагога-репетитора И.Левченко, который она продемонстрировала во время творческого отчета балетной труппы Киргизского театра оперы и балета в Москве, на сцене Большого Театра Союза ССР осенью 1984 . В центральной печати отмечались, в частности, высокая культура кордебалета в классических спектаклях “Жизель”, “Шопениана”, успешное решение ведущими солистами поставленных художественных задач.

Творческая деятельность педагога-репетитора И.Левченко в Египте и Иране, куда ее направило Министерство культуры СССР, также была высоко оценена.

Воспитатель-педагог, человек влюбленный в искусство хореографии и отдающий ему жизнь, Инга Евгеньевна Левченко немало сделала для утверждения классического балета в республике. С большим удовлетворением встретили любители театрального искусства сообщение о присвоении ей Почетного звания “Заслуженный деятель искусств Киргизской ССР”.

Айсулуу Токомбаева, Народная артистка СССР, лауреат Государственной премии СССР. 
Журнал “Советский балет“, 1988 г. №2, с. 35-36.

 

НЕЗАБЫВАЕМАЯ…

Совсем скоро исполняется уже двадцать лет со дня безвременной кончины великой дочери кыргызского народа Бибисары Бейшеналиевой.

…Что остается от артиста? Память. Память в умах и сердцах современников – о ролях, о партиях, об ариях и монологах. А потомкам – немногие рецензии, статьи, при особой удаче – иллюстрированные книги и – легенды, предания, устные рассказы тех, кому посчастливилось…

И вот сейчас, в дни скорбной даты великой и незабываемой артистки, мне хочется от имени всех, кто любил и почитал ее яркое и светлое творчество, сказать сердечное спасибо человеку, так много сделавшему для увековечения памяти Бибисары.

Два издания уже выдержала монография “Бибисара Бейшеналиева” – богато иллюстрированная, как и другая прекрасная книга “Бибисара Бейшеналиева в воспоминаниях современников”. Конечно, большая заслуга в том , что издано, редакции книг по искусству издательства “Кыргызстан” (заведующий Б.Алагушов).

Но их, этих книг, не было бы, если бы не автор – единственный у нас историк и теоретик балета, кандидат искусствоведения, профессор Роберт Уразгильдеев. Он, без преувеличения, совершил творческий подвиг, который, думаю, сродни подвигу жизни великой балерины.

Александр Боров. Газета “ В конце Недели”, 1993 г., 13 февраля.

 

РАССКАЖУ ОБ ОДНОЙ ПРИМЕЧАТЕЛЬНОЙ ПРЕМЬЕРЕ…*

(*Балет-новелла "Дуэль" по мотивам одноименной новеллы М. Байджиева, либретто А.Жещинского. Премьера состоялась 11 июня 2001 года в Кыргызском государственном театре оперы и балета им. А.Малдыбаева)

Судьба распорядилась так, что одно время мне выпала счастливая доля работать в тесном контакте в институте искусств им. Б.Бейшеналиевой с Робертом Хасановичем Уразгильдеевым, с этим удивительно общительным, отзывчивым человеком. Собеседник он просто завораживающий, всегда может, казалось бы, в обыденных вещах, найти приятную нить разговора. И что самое важное, иной раз узреть обоюдную пользу в предмете разговора, притом с неожиданными и непредсказуемыми последствиями. Так вот и однажды наш разговор вообще о балете, перекинулся вдруг в мою сторону. Роберт Хасанович полюбопытствовал, а что я сделал в этом жанре? Я ответил, что мало. Но есть у меня один балет не поставленный и, по существу, мало кому известный, кроме союзовских профессиональных композиторов. И когда я коротко рассказал о сюжете балета "Дуэль" и что он написан по одноименной новелле кыргызского писателя Мара Байджиева, Роберт Хасанович оживился и сказал, что надо во что бы то ни стало его поставить. И, действительно, лед тронулся. Далее последовало знакомство с будущим постановщиком балета Сыдыковым Куваном, выпускником Роберта Хасановича по институту, а ныне уже народным артистом КР. Мы вместе обсудили весь имеющийся у меня музыкальный материал, основательно поразмышляли о возможностях на тот момент у Кыргызского театра оперы и балета и, признаюсь, первоначально был сделан неутешительный вывод: многоактный балет (а в балете "Дуэль" два действия, шесть картин с прологом) ставить дипломнику не гоже. К тому же, по мнению Уразгильдеева, такой "полнометражный" балет, рассчитанный на целый вечер, будет уязвим для наших "бдительных" критиков и не выдержит испытания в силу ряда имеющихся в балете спорных драматургических моментов. "Но все равно ставить будем, — твердо заявили и руководитель дипломной работы и сам дипломник. Надо только его существенно переработать и наполовину сократить". Так возникла мысль о создании нового, урезанного варианта, который впоследствии и был назван ба¬летом-новеллой "Дуэль".

В чем коротко суть сокращений, и какой их принцип довлел над нами. Важно было безболезненно избавиться от "относительно второстепенных сюжетных коллизий", "подать" предельно выпуклыми взаимоотношения главных героев, при этом не упустить из архитектонического целого основную идею балета, древнюю как мир: человек живет добром, добро человеческое в борьбе со злом выигрывает; и даже умирающему "носителю добра" на смену придут другие и сторонников добра всегда будет больше, чем сторонников зла. Таким и сохранялся стержневой идейный пафос балета. Но имеющееся "непреодолимое противоречие", казалось, заведомый проигрыш "носителя добра" содержался, в жизненных реалиях. Ведь по сюжетному развитию балета, это самое добро дается в образе обреченного, умирающего офицера Азиза, а наоборот зло — в образах цветущих, здравствующих молодых людей Нази и Искандера. Как в такой ситуации убедить зрителя не в мнимой, а в истинной победе безнадежно больного и умирающего человека над Нази и Искандером? Как добиться, чтобы безусловно поверилось в справедливый исход состоявшейся нравственной дуэли и обязательно избежать при этом ходульности? Вот тут и заключалась сверхзадача.

Мне как композитору предстояло, прежде всего, музыкальными средствами возвысить добро, поднять на недосягаемую высоту. Виделось два пути. Первый путь — в задействии некоторого мистического элемента. Но не прямого задействия, не формального, а лишь намекаемого, недосказываемого, а значит в чем-то таинственного, сокровенного. Второй путь виделся в чисто музыкальных средствах. Я побоялся наделять Азиза ярким выразительным музыкальным тематизмом, так как яркая мелодическая характеристика героя ассоциативно обычно понимается по-разному. Ее можно толковать и вкривь, и вкось. Мне представлялось, что мелодический материал Азиза должен быть строгим, относительно неброским, но одновременно он должен быть глубоковесный, почти однозначно толкуемый, без всякой так называемой "свободы интерпретации". Именно все в сдержанных рамках. Может быть, чуть в грустных тонах, печальных, но бесспорно благородных. А чтобы избежать сценического однообразия, контрастировать Азизу, противопоставить ему оживленный, яркий, подвижный мелодико-танцевальный музыкальный материал отрицательных героев: "Пусть повертятся вокруг несокрушаемого столпа — этакого символа величия, мудрости и человеческой гордости!". Так представлялось мне. И вот в этой-то неравной дуэли "злое звено", в конце концов, обязательно должно дрогнуть, обязательно надломиться, ощутить свою неуверенность, зыбкость своих моральных позиций. Да к тому же и к этому еще нужно было "зло" подвести, ибо простой расклад противостояния автоматически не обеспечивал сценической динамики развития.

Эффективные рычаги нашлись в среде самого "злого звена". Упор был сделан на образ Нази: несмотря на то, что она первоначально предстает как девушка сомнительного поведения, т.е. как представительница безусловно "злого начала" в балете, однако же она должна быть наделена и задатками постепенного прозрения, что свойственно только восприимчивому, гибкому человеку, достаточно остро реагирующему на изменяющиеся обстоятельства. Тогда и было решено наделить Нази многограневой образной характеристикой. С одной стороны бесшабашность, безответственность податливой "порхающей бабочки", а с другой  — пробуждающаяся в ней спящая доселе воля, характер, серьезность, в соответствующих обстоятельствах трезвый взгляд и отношение к жизни и даже способность затем полюбить... И в этом она уже не может не импонировать и зрителю. Таким образом, к концу балета она становится тоже своеобразным героем, в отличие от Искандера, который все время страдает от того, что безвозвратно теряет "предмет" своего очередного приятного времяпрепровождения.

Такова вкратце сюжетная закрутка балета-новеллы "Дуэль". Что получилось, судить не мне. Но я позволю здесь процитировать три высказывания своих коллег.
Сыдыков Куван — исполнитель роли Азиза и постановщик балета. "Во мне, видимо, постоянно живет тяга ко всему неординарному. Потому-то и проявился в то время интерес к таким авангардным балетам как "Ступени" и "Вечность". И в балете-новелле "Дуэль" я усмотрел мощный, неординарный эмоциональный заряд. В этом его главная привлекательная черта и "отмахнуться" от него, наверное, было тоже трудно.

В хореографическом прочтении я отталкивался от музыки. Должен сказать, что партия Азиза танцевально не очень выигрышна, и вопло¬щение образа трудно, ответственно. Тут малейшая фальш недопустима, ведь Азиз символ честности, порядочности, благородного поступка. Он образец во всем. И в какой бы на сцене ситуации он не оказывался — всюду к нему высокая требовательность. Говоря короче, он должен быть всегда на высоте, так как в своем лице является носителем такой высоты.

Два плана-состояния Азиза запечатлеваются в балете: 1) символическое представительство в патриотических сценах; тут он носитель обобщенного образа, любимого и прославляемого народом и 2) личные взаимоотношения с Нази, принимающие оборот все усиливающегося влечения и даже любовной страсти в сцене "Санаторной палаты". Тонкий нюанс этой сцены в том, что зритель должен понять — Азиз оказывается обыкновенен, как и все смертные люди (несмотря на свой героический поступок). Он близок им, а может быть такой же, как все, а значит и героев может быть много. Ведь народ — источник героизма и все героическое рождается в народе, и пример для подражания следует искать только там.

В целом же, мне думается, что сюжет и музыка балета-новеллы это разумная попытка напомнить о вечных, непреходящих ценностях, утеряв которые можно потерять дорогу в будущее, "заблудиться". Сегодня в период прихода так называемых "рыночных" отношений стали как-то не очень модными простые истины о верности, героизме, патриотизме, долге перед Родиной, любви. А жаль! Влияние "рынка" напрямую отражается и на культуре: или бездумный шоу-бизнес, или "авангард", претендующий на особую изысканность и утонченность, но все более отдаляющийся от восприятия массового читателя-зрителя-слушателя. Поэтому считаю, что выбранный композитором сюжет сегодня как нельзя более актуален. Моральная победа Азиза — это тот пример, которого, по-моему, так не хватает современной молодежи.

И еще скажу. Балет-новелла "Дуэль" обладает такими положительными качествами как компактность, камерность без утраты подлинной зрелищности, психологической насыщенности сцен. Несомненной творческой удачей следует признать работу и моих коллег-исполнителей, выпускников кафедры хореографии КГИИ К.Синюковой, Кабатай кызы Эльмиры, З.Мухамедшиной, А.Толобаева, В.Разумейко. Ведь особенности сюжета потребовали достаточно сложного, многообразного сочетания "повествовательной" пантомимы, конфликтных сцен, ансамблей, лирических адажио. И здесь, по-моему, достигнута "достоверная характерность" каждого из персонажей".

Базарбаев Чолпокбек — директор театра оперы и балета им. А.Малдыбаева. «В основе сюжета балета острые взаимоотношения трех молодых людей — обреченный офицер Азиз, накануне совершивший подвиг, обеспеченный и ведущий праздную жизнь Искандер и его любовница, девушка Нази. Столкновение и нравственное противостояние между Азизом и Искандером сродни настоящей дуэли ... И между ними — небезгрешная Нази. Кого она выберет?

Весьма похвально, на мой взгляд, что балет создан в лучших традициях кыргызского профессионального реалистического искусства. Музыка эмоционально насыщена и в то же время лирична, легко "ложится на слух", танцевальна, а действие развивается драматически напряженно.

Повествовательные и конфликтные сцены потребовали немалого умения, творческой выдумки для своего хореографического воплощения. И надо отдать должное, стилевое единство танцев постановщику Кувану Сыдыкову, в какой-то мере, удалось сохранить, несмотря на очевидную их разнохарактерность, скажем, в сольных монологах и в эпизодах с "перекрестными баталиями" действующих лиц.

Бесспорно, наиболее привлекательным оказался образ Нази и сценически и психологически (хотя по логике это должен быть Азиз), Сказались, видимо, лирические наклонности композитора и постановщика. Но тем самым найдена весьма выразительная другая "ниша" для эмоционального обогащения всего действия. В результате убедительным воспринимается последовательное перерождение Нази под воздействием Азиза. Нази к концу балета предстает правдиво, чувственно-возвышенной. В чем несомненная и творческая удача исполнительницы Кристины Синюковой.

Нельзя обойти значение "закадровой" роли хора. Стихи кыргызских поэтов А.Бердибаева, Т.Уметалиева, С.Эралиева концентрируют в себе как бы саму суть идеи балета. Стихи грамотно используются, с особым подъемом звучат и, я б сказал, несомненно, обладают мощным зарядом силы и пафоса как вопрошения, так и утверждения:

...Что оставляешь идущим вслед?
    Сад или пустошь, дом иль руины,
    Тьму или свет...

Положительное качество спектакля — постановочная мобильность, малое количество действующих лиц, готовая фонограмма, неприхотливость декораций и, следовательно, возможность его постановки, в сущности, в любых клубных условиях.

Хочу верить в его счастливую судьбу".

Уразгильдеев Роберт — руководитель дипломного проекта. "В основе сюжетной канвы балета-новеллы "Дуэль" лежит, пожалуй, действительно извечная тема столкновения двух противоположных моральных позиций, приобретающих особенную актуальность и в наше непростое время. С одной стороны, гибнущий главный герой спектакля Азиз, как представитель, жертва трагических издержек современного общества и с другой, набирающие силу негативные взгляды на жизнь — культивируемые внешние легкомысленность, "красивость", богатство, а вместе с ними пришедшие развращенность, жестокость. Постановщики спектакля предлагают зрителю всей своей ясной "идейной направленностью балета, еще раз задуматься над выбором. Одновременно недвусмысленно, что очень важно, всеми выразительными музыкально-драматургическими средствами они как бы пытаются склонить потенциально "шатающихся" на свою сторону, то есть на сторону позиции гуманизма, теряемых в настоящее время представлений о высоком патриотизме, честности и порядочности.

Музыкально композитор В.Роман прибегнул к стягиванию "в единый узел" многих, сильно действующих средств — и оркестровых красок и хоровых. И что наиболее существенно: чувствуется единая линия развития (по нарастающей прямой), вплоть до самых "небесных вершин", когда в конце балета-новеллы все выливается в некую заключительную форму всеобщего апофеоза-славления Героя.

Нельзя тут не отметить и чисто музыкальные характеристики действующих лиц. Они глубоко индивидуализированны и максимально точны: от, казалось бы, малозначительной и чисто пунктирной темы медсестры, "вязкой и солидной", распевной Азиза, до угловато-неуклюжей Искандера и легкой, жанрово-определенной многообразной и очень танцевальной музыки Нази. При этом эти точные музыкальные контрасты и динамика сценического действия держат зрителя в напряжении. В кульминации музыка достигает предельной экспрессии. В результате намечаемый драматургический эффект достигнут: в порыве отчаяния, мучительно колеблясь, главная героиня Нази уходит по берегу Иссык-Куля навстречу своей уже новой мечте, а значит и навстречу своей новой жизни".

Что ж, как композитор признаюсь, не могу не испытывать определенное творческое удовлетворение и в том, к чему стремился, и что удалось нам сделать не без содействия и огромной помощи прежде всего и самого Уразгильдеева Роберта Хасановича.

Владимир Роман, профессор, заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики, лауреат Международной премии 
им. Народного артиста СССР А.Малдыбева.

 

МЫ ДРУЖНЫ НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТИЛЕТИЙ

1964 год. В нашем театре появился новый интересный парень. Мы встретились в проходной театра, поздоровались, познакомились. Он представился – Роберт Хасанович Уразгильдеев. В тот период наш театр испытывал недостаток в танцовщиках. Его первое выступление на сцене нашего театра было в балете “Бахчисарайский фонтан” Б.Асафьева в роли крымского хана Гирея. На моей памяти эту роль играли большие мастера советского балета — М.Дудко, М.Михайлов, А.Лапаури, П.Гусев. Я, будучи воспитанником Ленинградского академического хореографического училища имени А.Я.Вагановой, видел их мастерство на сцене. Галина Сергеевна Уланова, уже работая в Большом театре в Москве, часто приезжала к нам, в Ленинград, танцевать Джульетту в "Ромео и Джульетта" и Марию в "Бахчисарайском фонтане". Конечно, мы, тогда ученики балетной школы, любыми путями пробирались в Ленинградский Театр оперы и балета им. С.М.Кирова и с замиранием сердца смотрели эти спектакли, в которых Уланова танцевала с этими лучшими из лучших артистов. И вот после первого своего выступления Роберт произвел на меня очень внушительное впечатление. В этом спектакле я исполнял роль юноши Вацслава, жениха панёнки Марии. У нас был хороший состав ведущих исполнителей: Мария — Рейна Чокоева, Зарема — Асымгуль Баетова, Нурали, военноначальник — Евгений Воеводкин, то есть артистический состав был великолепный. Мне было легче судить о Роберте, как артисте, исполнителе партии крымского хана Гирея, по тому, что мой балетный герой, польский юноша шляхтич Вацлав, погибал в бою в конце первого действия и я, освободившись, мог наблюдать за ним из зрительного зала. Повторюсь, Роберт произвел на меня очень внушительные впечатления. После окончания спектакля я его поздравил. Нурдин Сооронбаевич Тугелов, бывший в то время главным балетмейстером нашего театра, сразу же зачислил его солистом балета высшей категории в состав нашей балетной труппы.

Роберт Хасанович Уразгильдеев — выпускник Пермской хореографической школы, которая была основана на базе Ленинградского классического балета, бывшего в годы Великой Отечественной войны эвакуированного в город Молотов (Пермь). Некоторые из артистов балета и педагоги специалисты из Ленинграда остались работать на Урале. В дальнейшем Пермское хореографическое училище дало много лауреатов международных конкурсов. Вобщем, балетная школа в Перми — это фирма. И Роберт Хасанович — музыкальный человек, грамотный профессионал. Я забегаю немного вперёд — он очень ответственен в работе. В дальнейшем у нас пошла совместная творческая работа, и мы проработали 38 лет. В 1966 году я был назначен главным балетмейстером Киргизского государственного театра оперы и балета, мне нужен был помощник. Я пригляделся к труппе и пригласил Роберта Хасановича работать не только в качестве солиста балетной труппы, но и педагога — репетитора. И за исключением не большого времени, когда он был приглашен египетской стороной для поднятия творческого уровня национального балета в Каире, а затем и в Иране, мы работали всегда совместно, в творческом содружестве. Это и партии в классическом репертуаре и мои хореографические постановки, балеты "Асель" В.Власова, "Бессмертие" Ч.Нурымова, "Спартак" А.Хачатуряна, "Материнское поле" К.Молдобасанова, "Томирис" У.Мусаева. Его мнение всегда для меня было весомым, ценным и помогало мне в постановочной работе.

Я бы хотел вернуться к исполнительской деятельности Роберта Хасановича. Во-первых, в моих спектаклях это Байтемир в "Асели", Красс и Эномай в "Спартаке" — все эти роли исполнены им в высшей степени профессионально. Чисто интуитивно я всегда понимал, что этот танцовщик, как говорят, "от головы". Будучи технически очень высоко подготовлен, он все свои исполняемые роли чётко анализировал, как бы сценически обосновывая свои поступки действием.

Роберт Хасанович — великолепный Герцог в "Жизели", Король в "Спящей красавице", Лесничий в "Жизели", Великий Брамин в "Баядерке". В периферийных театрах к этим ролям относятся с нежеланием. Я вспоминаю, какие были исполнители этих партий в Мариинском (Ленинградском) театре оперы и балета, как был интересен, значительный каждый жест, поворот головы, мимическая игра. Когда я однажды назначил на партию Лоренцо в "Дон-Кихоте" одного ведущего артиста, он страшно был обижен на меня, оскорблён. А вот Роберт Хасанович показывал в этих танцевально-пантомимных партиях образцы высокого актерского мастерства. А его концертный репертуар? Роберт Хасанович взял в партнерши юную ученицу хореографического отделения Фрунзенского музыкально-хореографического училище им. М.Куренкеева Веру Карпенко в концертный номер "Хабанера" на музыку Чапковского. В последствии Вера выросла в перспективную танцовщицу, закончившую Московское академическое хореографическое училище. Она с успехом работала в одной из балетных трупп Италии. Танцевальный номер "Хабанера" в их исполнении пользовался большим и заслуженным успехом. В "Хореографических миниатюрах" балетмейстера Л.Якобсона Роберт Хасанович исполнял три номера — "Сильнее смерти", "Влюблённые" и "На границе". Фактически он является постановщиком на сцене нашего театра знаменитого "Танца с саблями" А.Хачатуряна, который и по ныне, спустя более четырёх десятилетий, постоянно исполняется с большим успехом нашими киргизскими артистами. И до сих пор, уже не работая в штате театра, когда его попросят, он с удовольствием приходит в балетный зал и репетирует этот балетный номер, вводя новых молодых исполнителей.

Сейчас, к сожалению, исчезают законченные, утвердившиеся дуэты ведущих артистов, как Г.Уланова и К.Сергеев, Е.Максимова и В.Васильев. Или в киргизском балете Р.Чокоева и Б.Алимбаев, А.Токомбаева и Ч.Базарбаев. Я особо хочу отметить такой дуэт в балете "Асель", как Бибисара Бейшеналиева — Асель и Роберт Уразгильдеев — Байтемир. Он — прекрасный партнёр, отличный, хорош внешностью, физически сильный. Когда балерина имеет такого партнёра, она чувствует себя как у "Христа за пазухой". А в "Щелкунчике" Роберт Хасанович предстал великолепным церемонимейстером Дроссельмеером. Будучи педагогом-репетитором балета, он не оставлял без внимания ни одного артиста балета. Сам танцуя в спектаклях, он контролировал работу артистов на сцене.

Хочу сказать и о Инге Евгеньевне Левченко, педагоге-балетмейстере нашего театра, супруге Роберта Хасановича. Она окончила хореографическое отделение нашего училища, затем педагогическо-балетмейстерское отделение ГИТИСа им. А.В.Луначарского в Москве. Когда она давала свой первый урок в театре, она очень волновалась, но урок прошел отлично. Тогда в классе занимались Б.Бейшеналиева, Р.Чокоева, С.Молдобасанова, я, как танцовщик, и другие артисты. И мы все вместе "выдали" класс, тем более что нам хотелось показать перед новым педагогом на что мы способны. Урок прошел на "Ура". Левченко, основной педагог классического танца нашего театра, репетирует со всеми артистами. Я всегда выделяю их семью. Роберт любит Ингу, глубоко переживает какие-либо проблемы, не стоит в стороне, а огорчается тем или иным делам Инги Евгеньевны. Как у репетитора, у Инги Евгеньевны есть любимые спектакли — это "Томирис" У.Мусаева. Она бесконечно влюблена в балет "Жизель" А.Адана, её сердце отдано "Шопениане" Ф.Шопена, балету, который она во многом очень тактично подкорректировала в классическом плане, не вписывая свою фамилию рядом с автором переноса этого спектакля на нашу сцену Н.Авалиани. Спектакли классического наследия — "Лебединое озеро", "Спящая красавица", "Баядерка" — Инга Евгеньевна знает все академические редакции этих балетов.

Вспоминаю, когда я работал над постановками двух балетов с замечательным художником Николаем Николаевичем Золотарёвым, то,гуляя по нашему городу, я критически относился к некоторым скульптурным памятникам. Золотарёв мне сказал: "Уран, не смотри так на эти произведения. Это счастье, что вы имеете собственного скульптора". То, что наша Республика имеет своего собственного искусствоведа — это большое дело, так как далеко не везде есть такие специалисты такого уровня. Благодаря Уразгильдееву Роберту Хасановичу, история будет знать и помнить, кто такие Бибисара Бейшеналиева, Уран Сарбагишев, Айсулу Токомбаева, Чолпонбек Базарбаев, Калый Молдобасанов. Роберт Хасанович подготовил книгу о Рейне Чокоевой. Им написано и опубликовано огромное количество статей на различных языках о театральном хореографическом искусстве Киргизии. Начиная с 1966 года, Уразгильдеев освещает все ответственные гастроли нашего театра. Особенно хочу выделить гастрольное выступление Киргизского театра оперы и балета в Москве на сцене Большого театра Союза ССР. Мы показали семь балетных спектаклей, три оперы и заключительный концерт. Как высоко авторитетный искусствовед Роберт Хасанович сумел пригласить видных деятелей искусства Москвы, музыковедов и балетоведов, среди которых были профессора Р.Стручкова, Н.Эльяш, В.Уральская, Ю.Корев, Э.Бочарникова, Н.Садовская, Г.Челомбитько, которые очень положительно оценили наши спектакли, выделив, в первую очередь, балетные постановки. Помимо широкого и очень доброжелательного обсуждения показанных нами спектаклей на сцене Большого театра Союза ССР ведущими музыковедами, искусствоведами, балетными критиками Советского Союза, были опубликованы обширные статьи в журналах "Советская музыка", "Советский балет", "Музыкальная жизнь", в газетах "Правда", "Известия", "Литературная газета", "Красная звезда" и других изданиях, в которых была дана высокая оценка музыкально-хореограического искусства Киргизии. Хочу еще раз подчеркнуть, что это счастье, что мы имеем собственного искусствоведа.

Сейчас писать и издавать книги в связи с распадом Советского Союза стало намного труднее. Рынок есть рынок. Но государство обязано обращать на культуру особое внимание.

Как доктор искусствоведения, профессор, исследователь театрального искусства, Роберт Хасанович Уразгильдеев был и остается человеком, преданным искусству театра. Его мнение для меня всегда было ценным. Вспоминаю, как при постановке балета "Макбет" никак не получался финал спектакля. И в балетном зале, и в частной беседе, когда мы шли пешком, эта тема была главной в наших разговорах. И он однажды мне престо сказал: "У тебя это решение внутри созрело. Пройдет время и оно выльется в сценическую форму". Так оно и случилось.

Знаю, что у Роберта Хасановича Уразгильдеева большие творческие планы, как у искусствоведа. И надеюсь, что он сумеет их успешно осуществить.

Уран Сарбагишев, народный артист Кыргызской Республики, лауреат Государственной премии СССР, профессор. 
Бишкек, 2005 год, август.

 

НАСТОЯЩИЕ ТЕАТРАЛЬНЫЕ ТРУЖЕННИКИ

С Ингой Евгеньевной Левченко и Робертом Хасановичем Уразгильдеевым мы одновременно учились в Москве и почти в одно время пришли работать в Киргизский театр оперы и балета, они – после окончания ГИТИСа, я – после учебы в Суриковском институте. Знаем мы друг друга очень хорошо, в театре выпускали много спектаклей. О них, мне кажется, можно говорить очень много. Прежде всего, Инга Евгеньевна и Роберт Хасанович – преданные искусству люди, очень чистоплотные, очень порядочные, настоящие театральные труженики. Если говорить о Роберте Хасановиче, то он раньше танцевал в российских театрах, а затем у нас, исполняя остро характерные партии. Кроме Роберта Хасановича у нас в Республике нет такого искусствоведа, который бы так целенаправленно занимался исследовательской работой в области хореографии. Он написал много монографий, статей. Не только в нашей Республике, но и во всей Центральной Азии такого ученого человека, эрудированного, очень культурного и воспитанного современника, я пока не вижу. Роберт Хасанович написал фундаментальные работы о великой Бибисаре Бейшеналиевой, Айсулу Токомбаевой, Чолпонбеке Базарбаеве, о киргизском и современном балете. И это притом, что у него сложная работа в институте искусства по науке и заведованию кафедрой хореографии. Среди большого количеств его выпускников есть целая группа выдающихся танцоров нашей Республики.

Я высоко ценю искусствоведческие работы Роберта Хасановича. Вспоминаю, как на одном из Всесоюзных семинаров, проходивших в городе Ташкенте в 1985 году, Роберт Хасанович делал доклад о проблемах балета. После окончания семинара ко мне подошла легендарная артистка, народная артистка СССР Тамара Ханум и стала меня расспрашивать о личности Уразгильдеева, выражая свой восторг, что он органично совмещает талант танцовщика и ученого-искусствоведа. Подчеркну, что у нас в Республике – это единственный ученый-исследователь в области театрального искусства, который пишет свои книги, статьи, основываясь на конкретных фактах. К сожалению, танцовщики быстро уходят со сцены. Роберт Хасанович хорошо знает творчество многих наших артистов и очень хотелось бы, что бы он продолжил писать свои исследования по истории киргизского хореографического искусства, его создателей и создал своеобразную энциклопедию киргизского балета. Это просто необходимо еще и по тому, что остались единицы тех, кто знал А.Малдыбаева, Б.Бейшеналиеву, Г.Айтиева, М.Рыскулова. И такому ученому-искусствоведу, как Роберт Хасанович Уразгильдеев, надо всячески помогать, что бы по его работам нынешнее поколение молодежи знало свою историю, культуру, искусство, выдающихся деятелей Кыргызстана. Надо пожелать ему крепкого здоровья и творческих сил, чтобы собрать, сплотить наших искусствоведов и издать полную историю искусств нашего государства.

Когда я вижу Ингу Евгеньевну Левченко в зрительном зале, я не перестаю удивляться ее глубокому интересу к искусству балета. На каждом спектакле она находится в зрительном зале. Она переживает за то, как танцуют солисты, артисты кордебалета, как играет оркестр, каково освещение. Я за ней наблюдаю и удивляюсь, как она выдерживает такую огромную эмоциональную и физическую нагрузку. Ведь утром у нее обязательно многочасовые репетиции с коллективом. А современные артисты – сложные, неповторимые характеры. Их надо объединить, собрать спектакль. А вечером, после показа балета зрителям, она обязательно идет за кулисы, к артистам и высказывает им свои пожелания. Пусть не обижаются другие репетиторы, но Ингу Евгеньевну, единственную, я больше всего вижу в зрительном зале, на спектаклях. И от всей души хочу пожелать Инге Евгеньевне и Роберту Хасановичу творческих успехов!

Макен Сыдыкбаев, народный художник Кыргызской Республики.

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Скачать полный текст в формате MS Word, 3740 Kb

 

© Уразгильдеев Р.Х., 2008. Все права защищены
    © Левченко И.Е., 2008. Все права защищены

 


Количество просмотров: 7782