Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Философские работы, Нелинейный уровневый подход (ноу-хау)
© Бондаренко О.Я., 2009. Все права защищены
Произведения публикуются с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 26 октября 2009 года

Олег Ярославович БОНДАРЕНКО

Идеология активности: Статья III. Форма и содержание. Материальное и нематериальное

Должна ли быть у активных и предприимчивых людей, включая бизнесменов, политиков, общественных деятелей и деятелей культуры, своя идеология? Как ни парадоксально, какой-то универсальной, общепринятой идеологической системы взглядов в сфере активности до сих пор не существует, и это, мягко говоря, нередко приводит к сумятице в головах активистов. Попытки разработать «нужную» идеологическую концепцию в своих работах предпринимает Олег Бондаренко. Третья статья цикла написана в 2009 году; не публиковалась.

 

В предыдущих статьях шла речь об активности по форме (ставит во главу угла количественный фактор*) и активности по содержанию, по сути (качественный фактор**). Первая из них – видимая активность, вторая – действительная; видимое не значит действительное (Н.Коперник).

(*…чем больше, чем полнее, чем быстрее, выше, сильнее, «круче» и т.д., тем лучше)
    (**…когда упор делается на существо произведенной работы, без оглядки на то, «много» ее или «мало»)

Автор является абсолютным приверженцем действительной активности, и всё, что написано в этом цикле статей, относится именно к ней.

Действительная активность подразумевает созидание и только созидание*.

(*В смысле: достижение конкретного позитивного результата в ходе совершения полезной работы; в этом определении также предполагается наличие творческого подхода, по крайней мере, его элементов)

Видимая, иллюзорная активность может создавать видимость того, что она также занимается созиданием. Однако, по большому счету, она скорее разрушает, по крайней мере, элемент разрушения совершенно явно заложен в ней.

Так, кафедра, на которой защищается множество диссертаций, в большинстве своем пустых по содержанию, может производить впечатление процветающей и двигающей науку. Но на самом деле такая кафедра – враг науки, она закладывает под нее бомбу медленного действия.

Генерал-завоеватель активен в своих действиях; но активен ли он по существу, если сделать оценку его действий с некоторого исторического расстояния?..

Созидая по форме, можно в реальности разрушать (какая-нибудь военная хунта, авторитарный режим).

Но и, напротив, разрушая по форме, можно при этом созидать (пример – хирург, делающий операцию).

Поэтому, на взгляд автора, важна не форма – важно содержание.

 

…Сосуществуют ли во времени и пространстве – параллельно и независимо друг от друга – видимая и действительная активность, т.е. активность по форме и активность по содержанию, или у них более сложные «отношения» между собой, обусловленные определенной иерархией, последовательностью «перевоплощения», когда видимая сменяется действительной, и наоборот?

Автор уверен, что существует определенная последовательность – уровневая (по достигнутым этапам-уровням) и соответственно хронологическая:

1) отсутствие активности (пассивность) – в самом-самом начале цикла или, увы, в конце его*,

2) первые, малые проявления активности – это пока активность по форме, что надо признать более высоким уровнем, по сравнению с базовой точкой отсчета**,

3) противостояние на равных активности по форме и пробивающейся из нее активности по сути, по содержанию – это получается еще более продвинутый уровень***,

4) преобладание активности по содержанию; активность по форме при этом чувствует себя ущемленной и готова на всё для восстановления своих позиций****,

5) абсолютное господство активности по содержанию – активность по форме теперь «отдыхает», потому что настала пора сбросить формы, увидеть, что скрыто за ними. Назовем это логически завершающим уровнем – иначе уровнем оптимальным, гармоничным*****.

(*Пример: нет никаких знаний, умений, и нет объективной потребности в том, чтобы знать)
    (**Пример: попытка создать школу, университет; при этом сваливание всех знаний «в кучу», приглашение преподавать любым «специалистам», которые кажутся для этого внешне подходящими)
    (***Пример: учебное заведение процветает, и в нем, наряду с мелкой и незначительной лабораторной, исследовательской (по заказу) работой параллельно проводится также работа более серьезная, с научной точки зрения; количество и качество образуют паритет, уравновешивают друг друга. Иногда происходит явное соперничество)
    (****Пример: гадости, которые одни сотрудники кафедры (для них важна научная работа по количественным показателям, по числу и «внешнему лоску») намеренно говорят и делают в отношении других, более успешных, социально и научно эффективных сотрудников кафедры (для которых важно качество своих разработок). Скрытое, неявное соперничество направлений и поколений. При этом кафедру за пределами университета знают по лучшим, а не по типичным ее представителям)
    (*****Пример: малая кафедра с малым составом гремит на весь научный мир, поражая эффективностью своих разработок и сплоченностью команды. В команду могут входить самые разношерстные ученые – по возрасту, национальности, подготовке и т.д.; важен не каждый отдельный из них, а общий результат)

Понятно, что в реальной действительности уровень 1 встречается сплошь и рядом, уровень 2 – чуть реже, но всё равно достаточно часто, уровень 3 – «драма жизни» на некоторых сравнительно продвинутых этажах, уровень 4 – скорее исключение из правил, но он заметен, поскольку у всех на виду из-за своей относительной эффективности, уровень 5 – идеал:

 

Система – любая человеческая система, малая или большая – может «застыть» на первом уровне, может «взобраться» на второй-третий (активность по форме здесь будет чувствовать себя царицей), и – при благоприятных обстоятельствах – может также подняться до самых верхних этажей.

Осознавая, с какой активностью – по форме или по содержанию – вы преимущественно имеете дело, вы понимаете, на какой уровень претендует система, составной частью которой вы являетесь.

Соответственно, «вычислив» уровень вашей системы, вы получаете представление о ее пространстве (микросфере? макросфере? – см. вторую статью цикла), времени (скорости, с которой протекают «жизненные процессы»), характере движения и энергии (см. первую статью), а также об особенностях жизни и мировосприятия, потребностях и доходах окружающих вас людей, которые, как и вы, являются частью этой системы. И о многом другом. Собственно говоря, характер и степень активности – социальной, деловой, правовой, культурной, образовательной, политической и иной, всей в совокупности, – являясь индикатором уровня развития системы в целом, несут в себе максимально полную информацию чуть ли не обо всем.

Итак, переход от активности по форме к активности по содержанию есть процесс динамичный, и имеет определенную продолжительность. В принципе он подчиняется тем же законам, что и процесс перехода от формы к содержанию:

форма → содержание.

 

Обычно форму и содержание принято противопоставлять: есть форма и есть содержание, они являются как бы парой противоположностей. В каком-то смысле это параллельные понятия, не пересекающиеся друг с другом, а скорее дополняющие друг друга.

Между тем, автор выделяет две совершенно самостоятельные группы взглядов или даже две основные мировоззренческие позиции, в каждой из которых форма и содержание предстают перед нами в разном свете. В одной из них – назовем ее симметричной – действительно существуют пары противоположностей как нечто изначально данное и устойчивое: форма – содержание, активный – пассивный, кинетическая энергия – потенциальная энергия, плюс – минус, позитивный – негативный, холодный – горячий и т.д. Симметричный подход узок, он как бы намеренно сужает картину зрения, которую в принципе можно и расширить, включив дополнительные элементы (формы) в представленный ряд, например: позитивный – нейтральный – негативный, холодный – теплый – … – горячий и т.п.:

элемент А / элемент B / элемент C / … элемент X / элемент Y / элемент Z

В результате мы имеем некий условный линейный ряд, одним из свойств которого является наличие крайних, или полярных, элементов, могущих – при определенных условиях – выполнять роль «плюса» и «минуса» (если для простоты убрать все промежуточные элементы).

Линейный ряд может быть замкнут – как в приведенном выше примере, но может быть и бесконечным, в т.ч. «закольцованным», подобно множеству систем координат в существующих космологических моделях вселенной (согласно сегодняшним воззрениям, во вселенной существует бесконечное множество систем координат, равноправных, или равноценных, по отношению друг к другу, при этом вселенная бесконечна и, вместе с тем, конечна, поскольку пространство ее занимает некий математический «объем» – увеличивающийся по мере «распухания» пространства вследствие Большого взрыва). Вот эта вот множественность систем отсчета, каждая из которых относительна любой прочей системы отсчета, «идеологически» привязана к указанному выше линейному ряду и в общих чертах воспроизводит его. Элемент А со схемы может быть относителен элемента С, относителен элемента Z и т.д., т.е., иными словами, может рассматриваться по отношению к любому другому элементу.

Автор называет такой подход линейным, относительным, а система взглядов, основанная на таком подходе, на взгляд автора, представляет собой парадигму относительности.

В основе данной парадигмы – мировоззрение, во многом обусловленное ранней «буржуазной» системой взглядов, и ведет оно свое начало от Великой французской революции с ее лозунгом: «Свобода, равенство, братство!» (“Liberte, egalite, fraternite”). Все равны, и каждый равен всем – вот идеологический тезис, оказавший огромное влияние на все стороны жизни европеизированного общества в новое и новейшее время. Он определил развитие политики и, в частности, политических и демократических институтов, становление современного права, повлиял на западную христианскую систему ценностей и культуру, в т.ч. культуру отношений между людьми. Этот тезис в немалой степени впитала в себя европейская философия, во всяком случае, та ее часть, которая взросла на идеях просвещения. Наконец, «всеобщее равенство» проникло и в науку; принцип относительности, принцип множества систем координат (равноценных по отношению друг к другу), или множества равноправных форм, видов, групп (с непременной систематизацией по каким-либо признакам: А, В, С…), составляют теоретический базис науки как таковой – ее сущность, фундамент, определяют практикующиеся научные подходы, вырабатывают общую мировоззренческую позицию ученых.

Надо подчеркнуть, что линейный ряд, особенно суженный до размеров пары противоположностей, несет в себе некую идею противовеса, иначе – равновесия, сбалансированности. Эта идея не просто важна – она определяет суть современного, более или менее развитого, в целом толерантного [западного] человека и современное «политкорретное» [европеизированное] мышление, она также подводит нас к пониманию гармонии – читай: уравновешенности, разумного взвешенного балансирования – в том смысле, как понимают гармонию в цивилизованных обществах Земли.

Таким образом, парадигма относительности есть также парадигма равновесия, парадигма гармонии – по крайней мере, поисков гармонии, попыток достичь ее, что само по себе, конечно, не плохо, не может быть плохо*.

(*Пример: культурные отношения между людьми XX-XXI вв. предполагают множественность и взвешенность мнений – у одного человека такое-то мнение и такая-то позиция, у другого – другая, у третьего – третья и т.д.; все мнения и позиции имеют место быть в нашем маленьком мире, нужно уважать внутренний мир и внутренние устремления каждого для полноты гармонии. Автор не обсуждает морально-этическую и нравственную сторону такого подхода, а просто констатирует его, видя в нем отличительную особенность современного культурного общества христианско-демократического типа, основанного, в значительной степени, на принципах толерантности, терпимости, уважения инакомыслия. Следствием такого подхода является, в частности, принцип относительности в науке: любой существующей точке отсчета (системе координат) может быть противопоставлена любая другая точка отсчета (система координат), равноценная исходной)

Парадокс, однако, в том, что, парадигма относительности, не отрицает и не исключает параллельное существование совершенно иной системы взглядов, которую для удобства охарактеризуем как парадигму абсолютности. Главный признак последней – отсутствие симметрии, асимметрия. Собственно говоря, продуманное нарушение симметрии также не есть плохо; это может подтвердить любой дизайнер. В данной системе взглядов предполагается наличие уровней, этажей (а в линейных подходах, как явствует из названия, существует лишь один уровень, один этаж, поэтому это подходы не-уровневые). Уровень здесь определяется по качеству; правильнее говорить качественный уровень*. Он несет в себе информацию о степени перехода от количества к качеству и о достигнутой степени сложности организации системы.

(*Качественный уровень предполагает определенное качественное состояние системы и обуславливает набор ее свойств. Есть также количественные уровни, которые говорят о широте (узости) системы – оценка при этом производится по числу и масштабам ее составляющих)

Уровни не тождественны друг другу, с количественной точки зрения; иными словами, они не идентичны, не одинаковы:

 

 В правом случае мир построен по принципу пирамиды, которую венчает высший уровень – всё в мире может определяться по отношению к нему. Пусть это будет некая верховная система в нематериальном представлении; в физической же вселенной это может быть некая основная точка отсчета – например, центр масс вселенной в космологических моделях, в которых вселенная не расширяется (как в физике относительности), а вращается*.

(*Сегодня в науке это не популярная точка зрения, но справедливости ради нужно отметить, что она существует. Автор статьи является ее приверженцем. Этому во многом посвящена книга автора об основах физики абсолютности [1])

На каждом этаже формы различны. Их, однако, объединяет единая суть, пронизывающее всё здание мироздания сверху донизу. Законы, действующие на всех уровнях, качественно подобны*.

(*Сегодняшняя наука, напротив, считает, что законы различны на разных уровнях, например, разделяют законы нашего мира, квантовые и релятивистские законы. В этом сказывается иное мировоззрение)

Чтобы понять особенности данной системы взглядов, приведем примеры. Классическое (линейное) видение мира предполагает пару противоположностей: добро – зло. Уровневое видение мира расположит их в иерархической последовательности: добро вверху (качественно высший уровень), зло – внизу (низший; количество здесь явно преобладает над качеством).

Или такая пара противоположностей: горячий – холодный. В уровневом свете, собственно говоря, это даже не противоположности, потому что противоположности должны уравнивать друг друга, а горячее и холодное, с физической точки зрения, уравниваться не могут и не должны. Горячее состояние предполагает хаотическое движение квантовых объектов (атомов, молекул, молекулярных образований). А холодное состояние – их упорядоченность. Так, горячее состояние воды ведет к парообразованию, энергия переходит в диссипативные виды (иерархически низшие, с увеличением энтропии – рассеяния энергии). Холодное состояние воды вызывает кристаллизацию, образование льда; при этом известно, что лёд есть упорядочение молекул воды, когда они выстраиваются в пространственную решетку. Для кристаллической решетки характерно энергосбережение, это есть энергетически выгодное состояние вещества.

В соответствии с принципом наименьшего действия (см. первую статью цикла) все системы самопроизвольно стремятся перейти в режим наиболее выгодного (целесообразного) расходования энергии. Поэтому вода самопроизвольно стремится к охлаждению – в пределах температуры окружающей среды. Где же здесь равенство горячего и холодного?

На уровневой шкале автор поставил бы холодное сверху, а горячее – внизу*. Причем вектор развития системы (охлаждение воды) будет направлен снизу вверх, к наименьшему, или наилучшему, оптимальному. Любопытно, что в быту люди привыкли считать наоборот, холод на обычных термометрах свидетельствует о низкой температуре, а жар – о горячей; так повелось исторически и во многом мешает разумному восприятию мира и процессов в нем.

(*Наверху – объединение, с соответствующим уменьшением объема (размеров), массы и т.д.; при этом совокупные свойства системы возрастают. Внизу, на нижних этажах – распад, с соответствующим увеличением объема (размеров), «утяжелением», утратой многих свойств, присущих объединенным системам)

Уровневый подход «ломает» стереотипы. В частности, связанные с якобы существующими парами противоположностей. Некоторые понятия видятся противоположными, но это именно видимость, иллюзия. Видимое не значит действительное.

«Идеологически» уходя от полярности, линейности, относительности к иерархии и заведомому неравенству уровней (точнее, систем разных уровней), мы тем самым наносим удар по идеализации равновесия. Традиционная физика говорит: всякая система стремится к равновесию. Мы скажем по-иному: всякая система стремится к оптимальному, или наилучшему; что же касается равновесия, то зачастую оно является вынужденным, а потому компромиссным, состоянием, и просто так стремиться к нему нелепо. Стремиться надо именно к лучшему, энергосберегающему.

Из синергетики известно: равновесная система не развивается, если под развитием понимать изменение качественного состояния. Равновесие может предполагать «развитие без дальнейшего роста», по выражению Ф.Фукуямы, но это другое дело – развитие без развития.

Для того чтобы система получила возможность качественных изменений, она должна выйти из состояния равновесия. Т.е. стать неравновесной системой. Иными словами, уйти от сбалансированности составляющих, нарушить сложившийся режим их деятельности, сделать шаг в сторону одного из [якобы] полюсов. Например, уйти в сторону холодного – читай: в сторону энергосберегающего состояния. Этим самым создается угроза для открытости системы, ибо именно равновесные системы, как правило, являются открытыми системами.

Соответственно нарушится гармония – как взвешенная сбалансированность, уравновешенность. Действия по выводу системы из равновесия являются дисгармоничными. Но именно они обуславливают развитие (качественные изменения, с повышением уровня).

Активность – по сути, не по форме – предполагает комплекс таких действий. Активность не знает пары противоположностей «активный – пассивный», она намеренно уходит от всяких противопоставлений в сторону только одного из этих полюсов. Понятно, в сторону какого.

Активность стремится вверх по шкале уровней, она тянет систему к режиму наибольшей эффективности в работе, к целесообразности, к энергосбережению. Поэтому активность будет, развиваясь, меняться сама: от точки отсутствия активности она перейдет к активности по форме и далее – если не сдастся, если у нее хватит духу не останавливаться – к активности по содержанию, которую надо признать высшей (идеальной) активностью.

И с каждым шагом вверх активный человек будет сражаться с догоняющим его равновесием. Только не равновесие! Только не сбалансированность сторон! Таков непреходящий девиз активного.

Таким образом, активный нарушает гармонию. Всё время нарушает, и это дает ему силы идти вперед. Конечно, важна не гармония, а постоянное стремление к ней – но всякий раз на новом качественном уровне, достигнув которого можно лишь одолев прежний.

 

Вернемся к форме и содержанию. Автор не сторонник их противопоставления в виде пары противоположностей; автор сторонник определенного иерархического порядка, при котором содержание является чем-то высшим и определяющим по отношению к форме. Такой порядок проявляется по ходу развития, т.е. в динамике.

Переход от формы к содержанию имеет определенные закономерности, которые попробуем осветить с помощью уровневого графика (уровневая шкала 0Y + время 0X):

 

 

Сказанное выше проще осознать, если воспринимать форму как нечто внешнее, а содержание – как внутреннее:

  • первый, или начальный, этап – внешнее (по одежке встречают);
  • промежуточный этап – из внешнего выкристаллизовывается внутреннее (начинают замечать пришедшего человека, а не только его одежду);
  • завершающий этап – внутреннее (провожают по уму).

Важно обратить внимание на фактическое противостояние формы и содержания на промежуточном этапе развития процесса от формы → к содержанию (или же от внешнего → ко внутреннему). Именно на этом, промежуточном этапе появляется видимость извечной противоположности того и другого, иллюзия утверждения пары форма – содержание как чего-то изначально данного, устойчивого. Пока мы на уровне 50:50, мир для нас состоит из противоположностей, он представляется полярным.

Изобразим приведенную выше схему по-другому – смысл от этого не изменится:

 

 Теперь, если мы согласимся с тем, что форма суть материальна, а содержание имеет отношение к нематериальному, то получим также представление о закономерностях перехода от материального к нематериальному: материальное (форма, нечто внешнее) → нематериальное (невидимая сущность, внутреннее; также информация*).

(*Создатель кибернетики Н.Винер писал: «Информация есть информация, а не материя и энергия»)

Применительно к активности понимание закономерностей такого перехода имеет ключевое значение.

Допустим, что любой продукт человеческого труда имеет две составляющие: материальную и нематериальную. Что это значит? Художник нарисовал картину. В результате мы имеем:

а) некий физический объект – холст с нанесенными на него в определенном порядке и с соблюдением определенной цветовой гаммы красками; это полотно можно потрогать, пощупать, увидеть его зрением, понюхать благодаря обонянию и т.д.;

б) но картина также имеет и невидимую (нематериальную) составляющую – некий дух, который может быть выражен в энергетическом заряде, получаемом ценителем искусства; то, что завораживает, притягивает, увлекает, покоряет, восхищает. Не все картины обладают такими свойствами. Это говорит о том, в некоторых случаях нематериальная составляющая больше, а в некоторых меньше; она обусловлена талантом художника и рядом дополнительных факторов (настроение и самочувствие художника в момент создания полотна, посетила ли его муза и т.д.).

Соотношение материальной и нематериальной составляющей абсолютно индивидуально. Скажем, маленький, с физической точки зрения, портрет «Джоконда» обладает колоссальным энергетическим зарядом, что свидетельствует об огромной «нематериальной части». А какой-нибудь внушительных размеров сувенир, изготовленный ремесленником для туристов, растиражированный, поставленный на поток, будет иметь крошечный, ничтожный нематериальный элемент.

Соотношение материальное / нематериальное присуще всем продуктам человеческой деятельности, а вовсе не только произведениям искусства. Например, [древний] человек может приспособить для сидения камень, специально приволочет его в пещеру – в этом случае импровизированный «стул» будет иметь очень маленькую материальную составляющую (ведь человек вложил в «стул» минимум труда) и практически равную нулю нематериальную составляющую, ибо о красоте, эстетике, некоем «внутреннем заряде» никто не позаботился. Но вот человек своими руками сколачивает табурет, пусть грубый и примитивный, – материальное наполнение возрастает в абсолютном смысле – за счет специально подобранного материала, его обработки, подгонки и т.д., но по-прежнему мало нематериальное. Далее: средневековый мастер, пусть это будет Чиппендейл, создает не просто стул, но нечто потрясающее, достойное королевского дворца, и тут уже материальная часть творения блекнет перед нематериальной, покоряясь искусству художника. Можно в принципе помыслить ситуацию, 
при которой сидение (трон или просто современная дизайнерская мебель) вообще не предназначено для того, чтобы на нем сидеть, его функция – чисто декоративная, художественная, артистическая, оно предназначено для украшения интерьера. Если оно при этом создано из [намеренно] простого материала, то материальная часть может оказаться совсем скромной, по сравнению с нематериальной.

Любопытно вспомнить закон, открытый выдающимся изобретателем, создателем ТРИЗ (теории решения изобретательских задач) Г.С.Альтшуллером. Это закон увеличения степени идеальности системы: все [технические] системы стремятся к увеличению степени идеальности; при этом идеальной считается система, которой нет [больше нет, она исчезает], а функции ее выполняются. Как следствие этого закона стремятся также к минимуму [уменьшению] составные части систем, например, уменьшаются масса, размеры и т.д. Речь здесь идет именно о материальных составляющих [2].

Предположим: по мере развития систем любого рода, т.е. в процессе динамики, материальное постепенно убывает, и ему на смену приходит растущее нематериальное (идеальное). Можно сказать, материальное вытесняется нематериальным:

 

 Просьба сравнить с предыдущим рисунком.

Здесь на начальном этапе нематериальное (читай: суть, содержание, внутреннее) для человека не важно. На промежуточном этапе, по мере постижения мира и себя в нем, человек учится видеть невидимое, и материальному (форме) противостоит нематериальное (содержание); на этой стадии, автор позволит себе напомнить, сосуществуют и активность по форме, и активность по содержанию.

На высшем, или логически завершающем, этапе цикла формы уже не имеют значения, человек их покорил, подчинил себе до такой степени, что способен абстрагироваться от них, не придавать им значения (видеть сквозь них). Соответственно на этом этапе приходит активность по содержанию, или действительная активность.

Также нужно оговорить роль информации – информационное наполнение растет по мере роста нематериальной составляющей продукта деятельности. Великолепная картина или дизайнерская мебель несут в себе, безусловно, куда больше информации, чем поделки на потребу публики с базара или приспособленный для сидения камень в пещере.

Зачем сказанное выше знать активному, деловому человеку? А вот зачем. Дело в том, что работа менеджера, координатора, организатора, создателя как такового в принципе относится к нематериальной деятельности. Например, организатор сталелитейного производства лично сам не выплавляет сталь, он обеспечивает условия для ее производства, и благодаря ему плавка, прокат и т.п. становятся возможным. Его дело – организовать людей, службы, выработать систему поставок, заключения договоров, оплаты труда и проч.

Однако любой менеджер с чего-то начинал.

Представим себе мастера по ремонту автомобилей (т.н. «костоправ»), который день и ночь работает по заказам водителей, перепачкавшись машинным маслом и т.п. Безусловно, он занимается вполне конкретным материальным делом, он производит нечто конкретное, осязаемое. Уровень его активности в принципе ограничен, мастер привязан к заказам: есть заказ – есть его исполнение, работа. Вот и всё*.

(*Активность мастера может измеряться качеством выполнения работ; настоящая активность всегда предполагает качество, качественную сторону деятельности)

Но вот наш мастер, чуть разбогатев, приобретает пару других мастерских по ремонту автомобилей. Расширяется. Пробует успевать и тут, и там. Вот у него уже десяток мастерских – это целая фирма. В этом случае человек перестает заниматься собственно обслуживанием машин, он решает проблемы совершенно иного порядка, связанные с организацией работы мастерских и функционированием фирмы в целом.

Таким образом, его деятельность переходит из категории материального в категорию нематериального. При этом мастер-предприниматель проявляет активность по существу.

Сделаем вывод: рост активности предполагает постепенное замещение материальной составляющей нематериальной. Чем выше активность, тем сильнее развита невидимая, сущностная сторона человеческой деятельности. Человек, зацикленный на формах, не активен или ограниченно активен (активен по форме), человек, умеющий возвыситься над формой, пренебречь ею, становится активным по существу.

Именно активный по существу порождает на свет значительную часть всей имеющейся в мире информации. Собственно, его работа – это работа с информацией, ее созданием, обработкой, хранением, передачей, использованием. Активный по существу не бегает сломя голову, не совершает сотни лишних, ни к чему не обязывающих движений, он не суетлив; наоборот, он точен в движениях – расчетливо точен, он может даже производить впечатление внешне мало, чем занятого человека. И, однако, степень его активности окажется предельно высокой. Ибо продукт его деятельности невидим, нематериален, а потому эффективен по любой шкале производственной ценности.

Если существует Господь Бог как идеальная система, то он настолько активен, что создает мир благодаря нематериальному началу; материя для него вторична, ибо подчиняется ему.

Бог не суетится, он активен.

С понятием активности, на взгляд автора, очень тесно связан и смысл жизни. Строго говоря, каждый видит смысл жизни по-своему; но правда и то, что мы часто подменяем содержание, наполнение жизни жизнью-формой, оценивая смысл именно по форме, а не по тому, что скрыто за ней.

Постоянная деятельность – не суть важно, в какой области, деятельность ради созидания (получения конкретного полезного, позитивного результата) с расширением собственного пространства до предельно возможного уровня, уплотнение времени и способность решать кажущиеся неразрешимыми другим вопросы – вот что возвышает жизнь и делает ее столь упоительно интересной.

Человек неактивный или недостаточно активный может бесконечно задаваться вопросом: в чем смысл жизни? – и никогда не найти ответ. Человек активный, как правило, не задается таким вопросом, ибо вся его жизнь наполнена смыслом.

 

ЛИТЕРАТУРА:

1. О.Я.Бондаренко. Уровневая физика. Что это? Сб. статей. – Бишкек: Салам, 2005.
    2. Г.С.Альтшуллер. Творчество как точная наука. – М.: Советское радио, 1979.

 

ВНИМАНИЕ! Полный цикл статей «Идеология активности» скачать здесь

 


Количество просмотров: 1749