Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Поэзия, Новые имена в поэзии; ищущие
© Ниязалиев Т.С., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 5 октября 2008 года

Таалайбек Сейталиевич НИЯЗАЛИЕВ

Вьюга памяти

Песенно-поэтический сборник 2002 года. Не издавался


ОДНОПОЛЧАНИН

 

1
Среди мазанок и развалин,
Я помню, был в бою ты ранен
Под Кандагаром в жаркий день.
Скосило каску набекрень.
Кровь по лицу густым разливом,
И ты стонал: «Мне плохо, брат!»
И после долгого прорыва
Мы донесли тебя в санбат!

2
А дальше – бой, и градом пули
Запели, будто зимний ветер.
Но, слава Богу, те дни минули,
И ты в Союзе меня встретил.
При встрече в крепкие объятья
Мы бросились тогда с тобой.
Ведь мы уже совсем, как братья!
Однополчанин старый мой.

3
Потом, я помню, в твоем доме
Сидели долго за столом.
И, копошась в фотоальбоме, 
Мы вспоминали о былом:
«Скажи, зачем нас отправляли
на смерть в неведомой стране?
Что мы нашли? Что потеряли
В немилосердной той войне?»

4
Старик, я стал совсем другим –
Лишь ты поймешь меня, наверно, –
Совсем не добрым, но не злым,
А на душе так больно, скверно,
Когда я вспомню всех ребят
В предсмертный час, кружа от боли,
Бросавших свой последний взгляд
В чужие горы, в чужое поле!


ЧЕРНОБЫЛЬ

1
Это черная быль и чудовищность лжи.
Всемогущества пыль и побед миражи.
Это сто Хиросим в саркофаге одном.
Над Чернобылью дым, мы заложники в нем!

Припев:
А в апрельскую ту ночь
Над Полесьем птицы прочь,
Да за Припять стаями
Улетали на заре!
Только город мирно спал,
И никто еще не знал,
То, что смерть зловещий бал
Уже правит на дворе!

2
И трагедии той эхо в наших сердцах.
Ликвидаторы в бой на свой риск и свой страх!
В этот ад, круговерть, в суете жутких дней,
Шли за жизнь – на смерть, спасая людей!

Припев:
Пусть прошло немало лет!
Уже многих с нами нет,
Но весь мир и белый свет
Знают ваши имена!
А у памятной плиты
Пусть всегда лежат цветы.
Помним это я и ты,
Помнит это вся страна!


РОКОВОЙ СЛУЧАЙ

1
Где, когда – неважно это –
Обокрали в аккурат
Дом народного поэта,
Что не в меру был богат.
Подмели всё подчистую:
Деньги, золото, фарфор.
А милиция лютует:
Неужели гастролер?

2
Всех, кто был там на учете,
Тряханули впопыхах,
А начальство на работе
Матом кроет в пух и прах:
«Сроки жмут! Ускорьте дело!»
Шапки чьи-то, знать, летят.
Министерству надоело
Ждать конечный результат!

3
Шёл по улице под вечер
Парень тихий и простой,
Кто-то хвать его за плечи:
«Слышь, земляк, а ну, постой!»
Сердце ёкнуло – бандиты!..
Оглянулся – перед ним
Старшина стоит подпитый
И сержант такой же с ним!

4
А в отделе ближе к ночи
Вел допрос седой майор:
«Кто такой?» – в ответ: «Рабочий».
– Нет, парнишка, ты же вор!
Лишь сердечное признанье
Облегчит твою вину!
– Я не жажду покаянья,
– Объясните, не пойму!

5
Объясняли всё подробно.
Бил сержант, бил старшина,
И жестокости той злобной
Слишком горькая цена!
У того, кто не причастен
К нераскрытой этой краже,
Разорвали жизнь на части
Наших прав лихие стражи.

6
Экспертиза в заключенье
в серых строчках завершит:
Мол, в процессе избиенья
Гражданин был сей убит.
Удалось убийцам скрыться,
Всех заверят там и тут:
Сколько ниточке не виться,
а преступника найдут!


КАРАБАХ

I
В этой горькой, нелепой войне
Ежедневно и каждый час
Гибнут люди, как в страшном сне,
Весь в агонии древний Кавказ.
И впервые за семьдесят лет
Всей истории нашей страны
Нас окутал кровавый след
Неизбежной гражданской войны!
А в городах на улицах стоят
Машины, танки, тысячи солдат.
Народный воин в страшный этот год
Взял под прицел свой собственный народ!

II
Вижу беженцев шумный поток,
Боль безмерная в их глазах
От немыслимых бед, тревог.
В каждом сердце безумный страх.
В эту дикую круговерть
Сотни малых невинных детей
Каждый раз видят рядом смерть
Самых близких своих людей.
В чужом краю, быть может, среди нас
Им снится бой и комендантский час.
Им снится дом и жуткая война.
Кто даст ответ: кому она нужна?..


СЛЕПОЙ МУЗЫКАНТ

I
Когда в саду заснули птицы,
А за окном глухая ночь,
И солнце, будто колесница,
За горизонт умчалось прочь,
И всё вокруг объято мраком,
Пришла безмолвная пора,
Слепой старик в потертом фраке
Сидел в молчанье до утра.

Припев:
Старый музыкант на древней скрипке
Играл о чем-то при свечах.
Он не скрывал своей улыбки,
Хотя ресницы все в слезах.

II
Он вспоминал, возможно, детство,
К вершинам славы долгий путь.
Как скоротечно жизни бегство,
Былого больше не вернуть!
И вот теперь, забытый всеми,
Он одиночество познал.
Пришло его, наверно, время,
В последний раз слепой играл!

Припев.


ТЁПЛЫЕ КЛЮЧИ

I
Мы разведем огонь в лесу,
Друзья, на берегу реки,
И, созерцая гор красу,
Развяжем дружно рюкзаки.
На спальные мешки присев,
Давай споем мы вновь,
Про королей и королев,
Шутов, поэтов и любовь!

II
В горах легенды про любовь,
Поверь, особенно звучат,
Тревожа нас и в жилах кровь,
И память сердца у ребят.
Давайте всем желать добра,
Забыв про боль и зло.
Нам всем сидящим у костра
Сегодня просто повезло!

III
А может, кто-нибудь споет
Под звук волшебных этих струн,
О том, что жизнь – круговорот 
Из тысяч солнц и тысяч лун.
О том, как мы в кругу друзей
Согрелись ночью у костра!
Огонь нас делает добрей,
Добрей и лучше, чем вчера.

IV
Налей, дружище, крепкий чай
В походный серый котелок,
Травой альпийской размешай –
Я нынче что-то весь продрог.
А ты, сестренка, не молчи,
Не прячь печальных глаз!
Мы в эти «Тёплые ключи»
Еще вернемся сотни раз!


ОСЕННИЙ ДОЖДЬ

I
Дождь, ты залил мой город со всех сторон.
Дождь тучами окутал небосклон.
Дождь омывает крыши всех домов.
Дождь осенний, он таков!
Да, я промок от ног до самых плеч.
Дождь, ты сорвал сегодня сотни встреч!
Дождь разогнал прохожих по домам,
Льет по беспомощным зонтам!
Осенний дождь, осенний дождь,
Мы солнце ждем уже давно,
Осенний дождь, незваный гость,
Ты не стучи в моё окно!

Припев:
Лазурное небо увидим едва ли,
А серые тучи пленят небосвод!
Но важно, чтоб верили мы и все знали,
Что ливень, друзья, пройдет.

II
Я разожгу камин, подкину дров,
И все закрою двери на засов,
Я, сев в удобном кресле у окна,
Вновь налью себе вина!
Дождь, выпью я за солнце и тепло,
И чтоб ненастье в прошлое ушло,
Дождь, пью я за любовь и за мечты,
Дождь, собеседник мой лишь ты1
Осенний дождь, осенний дождь,
Мы солнце ждем уже давно.
Осенний дождь, незваный гость!
Ты не стучи в мое окно.

Припев.


МОЯ ГИТАРА

I
Как в комнате тепло, а вьюгой намело,
Сугробы за окном.
Бывает даже, пусть волнение и грусть
Приходят тихо в дом.
Но я не одинок в плену любых тревог
Лишь по причине той, что ты всегда со мной!
Моя гитара – мой друг сердечный,
С тобой мы вместе уже давно.
Идем по жизни моей грешной,
Нам счастье редкое дано!
Слагать и строить по аккордам,
Забыв покой и крепкий сон,
И лишь под утро воскликнуть гордо,
Что труд наш общий завершен в унисон!

II
Когда нам хорошо, а день уже прошел,
И правит миром ночь,
При пламени свечи и треске дров в печи
Мы посидеть не прочь, 
За парой новых строк, но я не одинок
Лишь по причине той, что ты всегда со мной!
Моя гитара – моя подруга,
С тобой мы вместе уже давно.
Мы жить не сможем друг без друга,
Нам счастье редкое дано –
Слагать и строить по аккордам,
Забыв покой и крепкий сон,
И лишь под утро воскликнуть гордо,
Что труд наш общий завершен в унисон!


БАТКЕН

I
Я смотрю в эти юные лица,
А ведь многим нет двадцати!
Не успевшие даже влюбиться
И хороших девчонок найти.
Но успевшие стать стеною, 
Укрепившей границы твердь.
В суете, что зовется войною,
Где соседствуют жизнь и смерть!
В сапогах, солдатской каске,
АКМ, два рожка, личный груз,
Это явь, не кино и не сказка.
Это жизнь, и противник – не трус!

II
Снова бой, и пули со свистом,
Пролетают над головой!
Ваххабиты и террористы
Наших гор нарушают покой.
Обходя блок-посты и засады,
Уклоняясь от битвы в лоб,
Как обычно, бандитов отряды
Растворились средь тысячи троп.
Унося своих раненых в горы,
Придавая убитых земле.
Выставляя ночные дозоры,
Притаились где-то во тьме!

III
Вот опять суетятся радисты,
Позывными вертушки зовут.
Молодые и резервисты
На привале вместе поют,
Вспоминая (гражданку) и время
Беззаботных веселых встреч.
Дело ратное – тяжкое бремя,
Это доля солдатских плеч!
Дай Вам Бог уцелеть и вернуться
Живыми в родительский кров.
Слава тем, кто с оружием бьются,
Защищая страну от врагов!


САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

I
На «Горьковской» сойду, по Кировскому тракту
И на «Скороходова» к «Монетному двору»,
А у твоих дверей стою я перед фактом,
Что даже слов при встрече не найду!
И, как бывало вновь, в огне твоих объятий
Уже разлуки нашей тает лёд.
Горит в углу свеча, ты – в том же лёгком платье,
Жаль эта ночь мгновением пройдет!

Припев:
Привет, Нева, Санкт-Петербург!
И белой ночи дивная краса,
Страна дождей и жгучих вьюг,
Где ждут меня красивые глава!

II
Тебе я расскажу про ледники и горы,
Про диких птиц, лугов альпийских хмель,
Родной моей страны далекие просторы
Лишь для тебя за тридевять земель!
А там я вспоминал, как мы с тобой гуляли
По Невскому проспекту до конца!
И песни разных лет мы тихо напевали
На площади у Зимнего дворца!

Припев.

III
Но вот пришла пора уже нам расставаться,
И, выпив чай, до Пулково такси,
Как прежде, закажу, но только вновь остаться,
Любовь моя, меня ты не проси!
А за твоим оком опять развеял тучи
Адмиралтейский шпиль своей иглой!
Да только рёв турбин неумолим и звучен,
Подъем шасси – и я лечу домой!

Припев:
Прощай, Нева, Санкт-Петербург
И белой ночи дивная краса.
Страна дождей и жгучих вьюг,
Где ждут меня красивые глаза!


Таалай Ниязалиев

ОТДЕЛЬНЫЕ СТИХИ

Стихи и песни разных лет. Не издавались


ЗДРАВСТВУЙ, МАМА

Седая прядь волос легла на косы,
Натруженные руки без кольца.
Сегодня я на все твои вопросы,
Обняв тебя, отвечу, до конца!

Здравствуй, мама, как ты тут, родная?
Одна в отцовском доме каждый час,
Вся в хлопотах – я вижу это, знаю,
Как ты тоскуешь, ожидая нас!

Прости меня за каждый день разлуки,
За то, что редко видимся с тобой.
Целую нежно мама, твои руки,
А на чужбине тянет так домой!

Прости за то, что долго так не еду,
За то, что редко отправляю весть.
Я помню наши долгие беседы,
Как хорошо, что ты на свете есть!

Трава в росе и запахи тумана,
Я нарублю дрова и самовар,
Поставим, как бывало, утром рано,
А этот завтрак – просто божий дар!

Возможность вновь вернуться в детство,
Отведать твой горячий мягкий хлеб.
Любовь к тебе – от папы мне в наследство,
Осталась, хоть я вырос и окреп.

Проходит время, и уносит вдаль,
Рекою время – жизни долгий путь.
Бывает так, и нам немного жаль,
Что прошлое нельзя уже вернуть!

А мы твои крылатые птенцы,
Все разлетелись в разные концы,
Вчерашние мальчишки и юнцы,
И твоих внуков добрые отцы!


МЕТЕЛИЦА

Метет, метёт метелица,
На белый город мой.
А мне, друзья, не верится,
Что осень за спиной.
И, серебристый, светится,
Кружа по небу снег,
Ковром пушистым стелется,
В полях и между рек.
Пришли зима и холода.
Дома, столбы и провода.
Аллеи, парк и старый сад,
Оделись в сказочный наряд!

Когда вокруг всё белое,
Под снегом вся трава.
А небо в тучах серое,
На окнах – кружева.
Мороз изрядно трудится,
Ведь скоро Новый год.
Сковал дворы и улицы,
В зеркальный гололёд.

Метёт, метёт метелица,
Всю ночь по мостовой.
И нам никак не встретиться,
А кто тому виной?
И снег позёмкой кружится,
Уходит старый год.
Моя любовь заблудится,
И больше не придёт!
Пришли зима и холода.
Дома, столбы и провода.
Аллеи, парк и старый сад,
Оделись в сказочный наряд!


БОЛЬНИЧНЫЙ САД

Профессору Кононову В.С.

Когда беда в наш дом стучалась,
Не умолкал здесь детский плач.
Нам не помогут, мне казалось,
Ни знахарь, ни колдун, ни врач!

Душой и сердцем стал я скверен,
Таил надежду, сколько мог.
Я стал не в меру суеверен,
В плену эмоций и тревог!

Больничный сад, и вот – скворчонок,
Летал над яблоней, кружа.
А там, за окнами, ребёнок,
Лежал под лезвием ножа.

Брожу по саду тенью мрачной,
Скурил всю пачку я дотла.
И вот, сказали мне: «Удачно
Вся операция прошла!»

Как будто каменная глыба,
Упала с плеч, и капли слёз,
Скрывая тихое «Спасибо»,
Я еле слышно произнёс.

Теперь я часто вспоминаю,
Тот сад, ту радостную весть.
А в медицине нашей – знаю! –
Великие хирурги есть!


БРОШЕННЫЕ ДЕТИ

Мне жалко брошенных детей,
Без будущего и без наследства.
На улицах разбитых фонарей,
Проходит горькое их детство!

В лохмотьях, будто мотыльки,
На рынках их у нас тут сотни,
Опустошая чьи-то кошельки,
Бегут к ближайшей подворотне!

И с голодом в неравной схватке,
Ведут борьбу они все вместе.
У них свой мир, свои порядки,
И свой, конечно, кодекс чести.

Под теплотрассой их ночлег,
У труб дымящей кочегарки.
А в ночь в предновогодний снег,
Им снятся ёлка и подарки!

Им снится дом, тепло огня, 
Когда вокруг мороз и холод.
А утро следующего дня,
Вновь обрекает их на голод.

И новый день зовёт детей, 
На воровство и на скитанья.
В страну разбитых фонарей,
И в мир, где нет им состраданья!


МЫ НЕ ЖАЛЕЕМ НИ О ЧЕМ

Я где-то потерял свою любовь,
Во мраке лабиринтов жизни этой.
От пустоты и боли стынет кровь,
В душе темно и не хватает света!

Наверно, я не прав, а ты права,
Об этом говорить уже не стоит.
Зачем? И все обидные слова,
Хранить в душе – занятие пустое!

Мы не жалеем больше ни о чём,
Былое счастье в памяти храним.
Я думаю и помню об одном –
Как я любил, как я люблю,
И лишь тобой любим!

Когда-нибудь наступит, знаю, вечер,
Наедине и в тишине немой,
Лаская твои волосы и плечи,
Тебя обнимет кто-нибудь другой.

Он утром с первыми лучами,
К таксистам не махнёт за поворот.
Он не поёт, не говорит стихами,
Но будет рядом каждый день и год.

Мы лжём с тобою всему свету,
Но лишь себе мы лгать не станем.
Любя безумно вопреки запретам,
Сердца родных и близких раним.

Мы не жалеем больше ни о чём,
Былое счастье в памяти храним.
Тебе так нужно верное плечо,
Чтоб рядом был, не уходил,
И был тобой любим!


ДЕТСКИЙ МИР

Опустели магазины, и закрыты в поздний час.
Лишь прозрачные витрины, неотступно манят нас.
И, обняв свои подушки, дети спят в тиши квартир,
Но не спят, не спят игрушки в магазине Детский мир!

Там глазастые зайчата водят шумный хоровод,
Дед-Мороз спешит куда-то, белка песенки поёт.
Разноцветные матрёшки, вышли, будто на луга,
Там изба на курьих ножках, а в ней бабушка Яга!

Оловянные солдаты свой ночной ведут дозор,
Все прекрасные ребята, и равны, как на подбор.
Им платками куклы машут, их глаза огнём горят,
На витринах резво пляшут, стаи бурых медвежат!

Лишь пробьют часы с кукушкой, и приходит утро к нам,
Разбегаются игрушки, каждый по своим местам.
И на полках с нетерпеньем ждут тебя, поверь, малыш.
Ну, вставай, вставай скорее, что же ты так долго спишь?


ВЫСОЦКОМУ

На Ваганьковском кладбище,
Бесконечный поток людской.
И живых цветов пожарище,
Вся Москва прощалась с тобой!
А в глазах только боль и страдание,
Всех сердец нашей горешной земли,
В это горькое расставание,
Мы поверить никак не могли!

Недопетыми утром стихами,
Был оборван внезапно полёт.
А твой недруг, мы были друзьями,
Побледнев, в толпе солжёт.
И врагов таких было много,
Бог простит их не в этом суть.
У тебя — иная дорога,
Ты в бессмертие выбрал путь!

Не придать никогда забвению,
Его мыслей огненный свет.
Его песни все поколения,
Будут петь ещё много лет.
И нередко для всех с экрана,
Прогремит нам знакомый куплет,
Будет петь он всегда неустанно,
Наш любимый народный поэт!


ЧОН-ТАШ

Это было давно, это было когда-то,
У седых этих гор, под покровом ночей.
Чёрной цепью во тьме, тут стояли солдаты,
И стреляли в упор в обречённых людей!
И подкошены в миг, как колосья пшеницы,
Люди падали в ров, долетая до дна.
А горячая кровь заливала их руки и лица,
И склонилась над ними печально луна!

Это было давно, это было когда-то,
Тут покоится прах невинных людей.
Мы теряли родных, кто отца, а кто брата,
Лишь по воле судьбы и жестоких вождей.
Утомлённые солнцем, бездушьем тирана,
От руки палачей, но не в пекле войны.
Покидали наш мир, безвременно рано,
Сотни лучших сынов нашей грешной страны!

А на базу «Чон-Таш» приезжают туристы,
И гвардейский элитный стоит гарнизон.
А в безоблачном небе призрачно чисто,
И на плитах список ваших имён.
Ровно 137. Ныне вам поклониться,
Возлагая цветы, идёт вся страна.
Только вновь по ночам ваши руки и лица,
Вспоминает в горах печально луна!

Сколько лет мы, не зная о том, что тут было,
Брали лыжи и санки, катались в горах.
А сырая земля эту тайну хранила,
Под холмами останки и тлеющий прах.
Разрывает сердца нам огонь покаянья,
Эта горькая, правда, безликих лжецов.
Да простит нас Господь! За ваши страданья.
Преклоню я колени у гробницы отцов!


МОЙ ГОРОД ФРУНЗЕ

Из киноленты «Выбор», производство Кыргызфильм, 1983 год
Автор музыки и слов – Т.С.Ниязалиев

От бешеных темпов, пепла и смога,
Мой город устал, как от долгих тревог.
А я убежал от шального потока,
Безумных машин и железных дорог.
От вечно бегущих вдаль пешеходов,
От замков бетонных и пыльных витрин.
От едкого дыма огромных заводов,
В манящую свежесть диких равнин!

В безлюдных лугах, средь маков цветущих,
Я встретил с росою чистый рассвет.
От песен прекрасных птиц там поющих,
Сорвал я в восторге алый букет.
Бродил я по полю, томимый изгнаньем,
Букет, прижимая к сердцу рукой.
Но маков оборванных мне увяданье,
Напомнило город – покинутый мной!

Я верю в мой город, в тепло созиданья,
Пусть воздухом чистым наполнится он.
Он ждёт исцеления весь в ожиданье,
Не в силах сдержать увядающий стон.
И вновь оживут былые бульвары,
И зелень пробьётся сквозь серый бетон.
Под солнцем расправятся все тротуары,
И каждый в мой город будет влюблён!


© Ниязалиев Т.С., 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 

 


Количество просмотров: 1350