Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика / — в том числе по жанрам, Бестселлеры / Главный редактор сайта рекомендует / Молодежное творческое объединение "Ковчег"
© Хегай А., 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 7 сентября 2009 года

Артём Олегович ХЕГАЙ

Волшебный корень

Рассказ-фэнтези – удачная проба пера молодого бишкекского автора. …В одной далекой сказочной стране жил да был 14-летний парнишка-крестьянин, работавший, не покладая рук. Так и прошла бы его беспросветная крестьянская жизнь, если в один прекрасный день возле его бедного деревенского дома не остановилась бы роскошная карета, запряженная четверкой вороных коней. И из кареты не вышла бы знатная дама и не допускающим возражения тоном заявила: собирайся, срочно поедешь с нами в королевский дворец! Зачем, что случилось?.. У парнишки не остается времени на прояснение… Первая публикация.

 

На окраине деревни стоял бревенчатый дом. Здесь жила Канна со своим внуком Даро. Пожилая женщина кормилась тем, что ткала и окрашивала полотна на продажу.

В тот день все было, как обычно. Ничто не предвещало перемен. Канна сидела за ткацким станком и усердно работала. Даро тоже был занят. Левой ногой он нажимал на педаль, раскручивая колесо станка, и при этом перебирал красящие корни, что лежали на столе. Больше всего было цветеня, соком которого ткань окрашивали в желтый цвет. Пальцы Даро тоже стали желтыми. Раз за разом он брал корешок из общей кучи и постукивал им о стол, чтобы стряхнуть землю. Затем отрезал подгнивающие части и промывал в тазу то, что осталось. Готовый корень он бросал в бочку, что стояла у стола. Там набралось уже достаточно, чтобы перекрасить одежду для всей деревни. Но этого было мало. Ведь ровно через два дня должна была состояться ярмарка в близлежащем городке. За красящие корни тамошние торговцы охотно платили своими товарами. А открытие ярмарки было приурочено к началу седмицы Ренессанса. Это праздник отмечали каждую весну, и длился он целую неделю. Устраивались шумные гуляния, справлялись свадьбы. И можно было делать все, что заблагорассудится. И Даро уже пообещал себе, что отпразднует этот Ренессанс так, чтобы запомнилось надолго.

— Хватит, Даро. Я уже не могу больше – глаза устали, — сказала Канна. – Давай, отдохни, а вечером еще поработаем.

Даро кивнул ей в ответ и перестал нажимать ногой на педаль. Станок остановился, и в доме сразу же стало тихо. Канна устало направилась к печи. Разведя огонь, она занялась стряпней. Близилось время обеда. Подросток бросил последний корень в бочку и принялся тщательно отмывать руки в тазу. Однако пахучий и едкий сок цветеня так сильно въелся в кожу, что оттереть его было невозможно. Видя, что это бесполезно, Даро вытер мокрые ладони о штаны и потянулся, разминая затекшую спину.

— Пойду… — коротко бросил он через плечо и направился к двери. Канна оторвалась от своего занятия и, глядя ему в спину, незаметно сотворила рукой знамение Создателя, отгонявшее злых духов. Когда внук ушел, она снова повернулась к печи. Минуту женщина, не двигаясь, разглядывала крупу в горшке, залитую водой. Потом вздохнула и сунула горшок в разогретую печь.

У нее был серьезный повод для беспокойства: год назад во время осенней ярмарки она зашла в шатер звездочета, чтобы наперед узнать судьбу своего внука. Старик-предсказатель тогда содрал с нее целых две серебряные монеты за свои пророчества. Но и пообещал он многое. Он предрек Даро большое будущее, сказал, что тот будет жить в роскоши. Однако предупредил о том, что на пути ее внука встанут многочисленные препятствия. Главным же в его предсказании было то, что жизнь Даро должна была измениться в одночасье. Звездочет даже назвал дату, когда это произойдет. И это было сегодняшнее число – семнадцатый день второй половины солнцегрея, года Вешней Воды. Канна была суеверной женщиной. Она верила в предсказания, гадания на камнях и всевозможные приметы. И ей даже в голову не приходило, что старик-звездочет мог оказаться шарлатаном. Канну тревожила лишь внезапность, с которой должна была измениться судьба ее внука. Она пыталась представить, как это произойдет. Чего только она не навыдумывала, пытаясь предугадать ход судьбы. Но все, что приходило ей в голову, казалось невероятным, невозможным. В конце концов, она утвердилась во мнении, что Даро либо найдет кубышку с золотом, либо женится на дочке старосты. И то, и другое женщина почитала за высшее счастье для внука.

Тихо потрескивал огонь. Как вдруг послышалось шипение. Канна совсем забыла о каше. Она торопливо вынула горшок из печи и открыла крышку. Оттуда повалил густой пар. Канна с досадой бросила крышку на стол – каша безнадежно пригорела.

 

Даро остановился посреди дороги. Вчера у него было дурное настроение. Он едва не подрался со своим другом Вигом из-за сущей безделицы – сломанной дудки. А вечером, когда стемнело, его чуть не покусала соседская собака. Но он так ловко ее пнул, когда она кинулась ему под ноги, что потом она только и могла что рычать на него из-за плетня. Но сегодня у Даро было отличное настроение. И он отправился к реке – на свое любимое место.

Река протекала рядом с деревней. И селяне часто приходили сюда за водой, потому что вода из колодца отдавала тиной. Но укромный уголок Даро располагался гораздо ниже по течению — там, где никто и никогда не ходил. Это была поляна, скрытая от глаз глинистой красноватой насыпью. В камыше и в тополях шумел ветер. Тут не было слышно ни мычанья коров, на лая собак – только шелест листьев и тихий плеск воды. Находясь здесь, было интересно представлять, что на всем свете никого больше нет, а остался только ты один. Даро улегся на траву и, заложив руки за голову, стал смотреть на качающиеся вершины тополей. Он думал о Нили — дочери старосты деревни. Он решил, что стройностью стана она похожа на эти тополя, а волосы у нее такие же длинные как река. И даже кожа у нее однажды была такой же красноватой, как глинистая насыпь, – Ниль тогда сильно обгорела на солнце во время сенокоса. Промечтав добрую четверть часа, Даро поднялся и решил возвратиться в деревню. Уже наступил полдень, и пора было обедать.

Он намеренно зашел в селение с другого конца, чтобы как будто ненароком пройтись мимо дома старосты. Ему повезло – Ниль как раз вышла на крыльцо с корзиной в руках. Похоже, она собиралась в лес за ягодами. Даро кивнул ей и невольно замедлил шаг. Ниль же чересчур поспешно прошла мимо. Подросток разочарованно посмотрел ей вслед и поплелся к дому.


  
    Канна и Даро мирно обедали, когда в дом без стука вошла незнакомая молодая женщина. Она замерла на пороге и молча уставилась на Даро. Канна встревожено поглядывала то на незнакомку, то на внука. Даро тоже отодвинул миску с дымящейся похлебкой и настороженно изучал гостью. Та явно была из знати. Об этом свидетельствовал ее наряд – узкое дорожное платье с туго затянутым корсажем – селяне ничего подобного отродясь не носили. К тому же в ее ушах поблескивали крупными рубинами дорогие серьги. На смуглые плечи молодой женщины тяжело падала копна черных волнистых волос. Гостья поджала губы. Ее жгучие черные глаза остановились на подростке.

— Ты Даро? – с неприязнью в голосе спросила она.

Он молчал. За него ответила Канна:

— Да, госпожа, это мой внук… — В растерянности, Канна не знала, что добавить.

— Веган! – через плечо окликнула кого-то смуглянка.

Вслед за ней в дом вошел высокий широкоплечий мужчина с жестким обветренным лицом. Он был одет в темные одежды королевского двора. На боку у него был приторочен меч, который глухо звякнул, ударившись о дверной косяк. И хотя Веган ступал мягко, доски пола отчаянно заскрипели под его сапогами.

— Твой внук отправится с нами. Таков приказ Высшего совета и его высочества принца Велата, — сухо бросил он Канне. Потом коротко взглянул на Даро и сказал: — Собирайся, тебя ждут.

Даро пребывал в каком-то оцепенении. Зато Канна подхватилась с места и засуетилась вокруг незнакомцев. Она все пыталась выспросить, для чего понадобился ее внук самому принцу, но незваные гости молчали. Веган, не желая больше дожидаться, подошел к Даро и одной рукой вытащил подростка из-за стола. Потом подтолкнул в спину, заставляя идти к двери.

— Ну, иди же, — нетерпеливо буркнул он.


   
    На краю деревни стояла крикливо-роскошная карета, запряженная четверкой вороных лошадей. Селяне собрались вокруг нее и с любопытством разглядывали диковинный экипаж. Ничего подобного в деревне не видывали. Кучер, поигрывая хлыстом, с высоты козел бросал презрительные взгляды на толпу. Веган распахнул дверцу кареты и втолкнул Даро внутрь. Потом подал руку смуглянке, помогая подняться на подножку. Шурша платьем, молодая женщина так же скрылась в полумраке кареты. Экипаж немного накренился, когда Веган двинулся следом. Но не успела захлопнуться дверца, как внутрь кареты рывком подалась Канна. Молодая незнакомка, сверкая серьгами, опасливо отодвинулась от нее подальше к окну, а воин уже собирался вытолкать Канну прочь. Но та протянула что-то своему внуку и быстро сказала:

— Это оберег.

Даже в такую минуту Канна осталась верна себе – покинуть родной дом, ничего с собой не взяв, считалось дурной приметой.

— Трогай! – прямо в лицо Канне рявкнул воин. Женщина едва успела соскочить с подножки на землю, как дверца перед ней резко захлопнулась. Кучер щелкнул хлыстом, и лошади понесли, взбивая копытами пыль. Покачиваясь на ухабах, карета быстро промчалась по селению. Канна только и успела, что сотворить вслед знамение Создателя. И экипаж скрылся с глаз.

 

Занавески на окнах кареты были задернуты. Было темно и душно. До слуха доносился приглушенный скрип колес и дробный стук копыт. Мягкое сидение было почти горячим. Все молчали. Даро сидел, не поднимая головы. Он боялся встретиться глазами со смуглянкой и суровым воином. Подросток осторожно разжал ладонь, в которой до сих пор стискивал то, что напоследок передала ему бабушка. Источая едкий запах, в руке лежал корень цветеня. Это было первое, что в спешке подвернулось Канне под руку. Даро быстро спрятал корень за пазуху, боясь, что его отнимут. Но Веган и молодая женщина даже не обратили на это внимания.

— Меня зовут Элера, — сухо сказала она, обращаясь к подростку. – Но ты должен называть меня – госпожа Элера.

— Хорошо, госпожа Элера, — тихо произнес Даро.

— Моего спутника зовут Веган. Его ты тоже должен называть господином. Он служит при дворе начальником охраны его высочества принца Велата.

Снова наступила тишина. Смуглянка, наконец, не выдержала:

— Ну, что ты застыл как истукан? Скажи что-нибудь! – Она резко дернула головой, отчего ее пышные волосы рассыпались по плечам.

Веган незаметно усмехнулся. Он знал, что Элера всегда прячет свои эмоции под покровом наигранного раздражения. Сейчас она явно была смущена. Но несчастный подросток ни как не мог этого знать.

Даро совсем растерялся и едва сумел выдавить из себя:

— Куда вы меня везете, госпожа Элера?

Она снова поджала губы и, отвернувшись, коротко ответила:

— В столицу королевства Келен, во дворец его высочества.

Даро хотел уже спросить, кому он там понадобился, но тут воин обратился к смуглянке:

— Дорога дальняя. Нам есть, что обсудить…

Молодая женщина согласно кивнула и снова обернулась к подростку:

— Сейчас ты ляжешь спать.

Даро замялся, но все же ответил:

— Но я не хочу спать…

Элера возмущенно цокнула языком, убирая прядь волос, упавших на лицо.

— А я тебя не спрашивала, хочешь ты спать или нет. Я сказала, что ты ляжешь.

Женщина повела ладонью перед собой и что-то шепнула. В тот же миг Даро безвольно рухнул на сиденье и мгновенно уснул. Воин поднял ноги подростка и положил их на сиденье, чтобы тот не свалился от дорожной тряски. И задумчиво произнес:

— Надеюсь, твои заклятия безвредны.

— Нам было приказано доставить его в целости и сохранности. Я прекрасно помню это, — с досадой ответила женщина, отворачиваясь к окошку.

— Я что-то не пойму, тебе, что, жаль этого мальчишку? – насмешливо спросил Веган.

Элера раздраженно обернулась к воину и остро посмотрела ему в лицо:

— Меня саму когда-то вырвали из семьи. И я прекрасно знаю, каково это – в одночасье лишиться всех друзей и близких. Но мне его не жаль, — ответила она, упирая на последнюю фразу.

Ненадолго воцарилось молчание. Затем женщина стала пристально разглядывать спящего подростка. В ее глазах отражались любопытство и настороженность.

— И кому он там понадобился? – с неподдельным интересом спросила она. – Он же совсем не похож на принца. Ты только посмотри, какая у него смуглая кожа! Рядом с его высочеством этот мальчишка будет выглядеть как демон из преисподней! Да и потом, у принца Велата волосы длинные и черные, а вовсе не такие светлые и короткие. И придворный маг Асфарот еще клялся, что они будут похожи как две капли воды! — с негодованием воскликнула она. – Мы зря тащились в такую даль!

Веган прикрыл глаза и откинулся на спинку сиденья:

— Асфарот прекрасно знает свое дело. И тебе это известно. Раз он сказал, что принц и этот Даро будут похожи как две капли воды, значит, так и будет. Длина волос, цвет кожи и глаз – несущественны, потому что все это можно изменить при помощи магии. Главное, мальчишка подходит для передачи воспоминаний. А все остальное нас не касается.

 

Даро проснулся в незнакомой полутемной комнате. Огромные окна были занавешены тяжелыми шторами. Он лежал на необычайно широкой мягкой постели. Было так тихо, что звенело в ушах. Даро быстро поднялся на ноги, оглядываясь по сторонам. При этом корень цветеня выскользнул у него из кармана и бесшумно упал на ковер. Подросток ничего не заметил. Он робко приблизился к окну и отодвинул край занавески. И тут же отпрянул назад – его прибежище находилось на головокружительной высоте. Единственное, что Даро успел разглядеть, так это исполинский город, раскинувшийся внизу. “Где я? Куда меня привезли?!” – запрыгали в голове панические мысли. Резким движением он распахнул шторы, и солнечный свет затопил комнату. Перед глазами во всю ширь раскинулась столица. Башни, дома, зеленые парки, белые фонтаны, соборы со сверкающими куполами слепили глаз многообразием. Даро едва не задохнулся, хотя часто дышал, широко раскрыв рот. Вдруг дверь в комнату распахнулась, и вошел Веган. Воин плотно затворил за собой дверь и остановился посреди комнаты.

— Иди за мной, — непререкаемым тоном сказал он.

— Куда вы меня привезли?! Что вам нужно?!

Веган внимательно посмотрел на него. За годы службы при дворе воин научился очень многому. Единственное, что давалось ему с трудом, так это умение искусно лгать. Поэтому он ответил, тщательно подбирая слова:

— Ты нужен его высочеству принцу Велату. Зачем ты ему понадобился, узнаешь чуть позже. Как только ты сделаешь все, что от тебя потребуется, тебя сразу же отпустят. Я сам отвезу тебя обратно в твою деревню. А сейчас, просто делай то, что я тебе скажу. Тебе все ясно?

— Да, — опустив плечи, ответил Даро.

— Иди за мной и не отставай.

 

Веган и Даро вошли в обитель Асфарота. Придворный маг жил и работал здесь. Это была и его спальня, и приемная, и мастерская. Всюду стояли столы заваленные книгами, колбами, свитками. Под низким потолком висели связки трав. Тут и там встречались распятые на дощечках скелеты маленьких животных. Чучела птиц смотрели на людей холодными стеклянными глазами. Даро озирался кругом, крепко держа Вегана за руку. Вдоль одной из стен тянулась замысловатая конструкция, где беспрестанно крутились большие шестерни и колеса, по стеклянным трубкам текла вода, поднимались и опускались свинцовые гири противовесов. В воздухе стоял гул, шипение, бульканье и мерный стук. Подросток наморщил нос, учуяв неприятный запах. Впрочем, запахи тут витали самые разнообразные – и нежного фимиама, и едких кислот и многого другого. В центре мастерской располагалась большая пышущая огнем жаровня. Над ней, прицепленная к потолку, висела пузатая бутыль. Сквозь закоптившееся стекло было видно странное багрово-желтое существо, которое билось об стенки, пытаясь вырваться на свободу. Даро стало страшно.

В дальнем конце мастерской их ждал придворный маг Асфарот – высокий старик, облаченный в серую хламиду. Он сидел на скамье за единственно пустым столом. Его длинные белые волосы резко контрастировали с темной кожей. Еще издали он принялся рассматривать своих гостей. Не смотря на возраст, у него был ясный и цепкий взгляд. Когда гости подошли ближе, старик поднялся и шагнул навстречу.

— Мастер… — Веган почтительно склонил голову.

— Здравствуй. Я вижу, ваша поездка была не напрасной, — проговорил волшебник и улыбнулся. – Как тебя зовут? – обратился он к подростку.

— Даро, господин.

— Хорошо. Присаживайся. Нам нужно поговорить.

Даро сел на самый край скамьи и застыл. Старик устроился напротив, а Веган отошел, чтобы не мешать разговору.

— Итак, тебя зовут Даро, тебе четырнадцать лет и до сих пор ты жил в деревне со своей бабушкой, — сказал маг, глядя на своего собеседника.

— Да.

— Понимаешь, обстоятельства сложились так, что нашему принцу Велату требуется твоя помощь. При чем немедленно.

— Что вы хотите, чтобы я сделал? – нетерпеливо просил Даро, памятуя о словах Вегана – воин обещал, что отвезет его обратно в деревню, как только все закончится.

— Видишь ли, его высочество принц Велат сильно заболел. – В голосе Асфарота прозвучала усталость и печаль. – У него очень редкая болезнь, которую нельзя вылечить ни лекарствами, ни магией. Сейчас он лежит наверху в своих покоях, и за его жизнь бьются самые искусные лекари страны. Но они ни чем не могут помочь. Все их снадобья и эликсиры только оттягивают неизбежное. Принц умирает…

Старый маг тяжело вздохнул и продолжил:

— Мне трудно говорить об этом, потому что я с самого рождения Велата был его наставником. Он мне как родной. Но есть вещи поважнее моей скорби… Понимаешь, у нашего короля нет других сыновей, кроме Велата. Если единственный наследник престола умрет, настанут страшные времена. Очень многие будут претендовать на трон. Начнется смута, в провинциях вспыхнет бунт. Наш король уже стар и немощен. Скоро и он отправится в Заоблачные Выси. И тогда наше королевство Келен останется без правителя. Владыки соседних стран пойдут на нас войной, чтобы захватить наши земли. И все погрузится в хаос и кровавые битвы…

Даро внимательно слушал придворного мага. Но ни как не мог понять, что от него требуется. Чародей, видя его замешательство, снова заговорил:

— Да, начнется война. В этом можешь не сомневаться. Однажды она затронет и твою деревню. И тогда там сгорят все дома, и вражеские захватчики будут убивать твоих друзей, родственников – всех, кто тебе дорог. Свирепые воины королевства Орании не щадят никого… Ты хочешь, чтобы все это произошло? – неожиданно спросил маг.

— Нет, не хочу, — Даро вспомнил Канну, и вздрогнул.

— Тогда ты должен помочь нашему принцу.

— Но я же не умею лечить! – воскликнул Даро.

— Это от тебя и не требуется. Велата уже не спасти…

— Тогда чего вы хотите? – Даро был в растерянности.

— Теперь, когда я все рассказал тебе, ты сам понимаешь, что принц не может, не имеет права умирать. Но так как настоящий Велат с минуты на минуту отправится в Заоблачные Выси, вместо него будешь ты.

— Я?! – Глаза Даро округлились от изумления.

— Да, ты.

— Но я же не принц!

— Ты им станешь. И сейчас я объясню тебе, как именно это произойдет. – Старик откашлялся. – Когда сердце Велата остановится, я выну из его головы все воспоминания. А потом передам их тебе. С того момента ты начнешь думать, будто ты и есть принц Велат. Затем я изменю твою внешность так, чтобы вы стали похожи. Нет, — поправил себя маг, — не похожи, а неотличимы. И все. Дело сделано. Ты станешь принцем, потом, через несколько лет – королем, и будешь законно править Келеном.

— Но как вы это сделаете? – только и нашелся, что сказать Даро.

— Ну, — старик невесело усмехнулся, — я ведь придворный маг. А такой титул достается только самому могущественному волшебнику страны. Мне так же легко колдовать, как тебе – стрелять из рогатки по птицам.

— Я не люблю стрелять по птицам, — зачем-то сказал Даро.

— Порой приходится делать даже то, что нам не по нраву. – Волшебник в задумчивости пригладил седые волосы.

— Но почему именно я?!

— Я не только маг, но и звездочет, — терпеливо сказал чародей. – И звезды открыли мне, что ты – единственный, кто может вместить в себя сознание Велата. Никто кроме тебя на это не способен.

— Я просто хочу вернуться домой…

— Дело в том, что без твоего согласия, я не могу поместить воспоминания принца в твою голову. И если ты откажешься, я сразу же отправлю тебя назад деревню. Обещаю, что так и будет, — маг сделался необычайно хмурым. – Но я уже говорил тебе, что предвижу будущее. Так вот, твой отказ будет означать начало неминуемой войны. И во время пограничных битв твоя деревня сгорит, и все жители будут убиты. В том числе ты, твой друг Вигг, девушка по имени Ниль и даже твоя бабушка Канна. Это я тебе тоже обещаю, потому что предвижу эту линию судьбы… Так ты согласен или нет? – выдержке Асфарота можно было позавидовать.

После минуты раздумий, Даро неожиданно твердо ответил:

— Я согласен.

Чародей вдруг посмотрел в потолок и горько произнес:

— Очень своевременно. Жизнь Велата угасает.

И не вставая с места, старик исчез.

 

Асфарот возник посреди роскошных покоев. Тут толпились слуги, придворные лекари, травницы, знатные дамы, вельможи. Маг повелительно махнул рукой:

— Чтобы спасти его высочество принца Велата, я буду творить заклятие Перерождения! Если Создатель будет благосклонен ко мне, принц останется жив. А теперь все вон!

Перепуганные дамы первыми покинули покои принца. За ними последовали вельможи и слуги. Приказы придворного чародея всегда исполнялись незамедлительно. Когда двери закрылись, Асфарот быстро сотворил заклятие Непроницаемой завесы, чтобы никто не мог ни войти в комнату, ни подслушать, ни подсмотреть, что произойдет. Потом он медленно приблизился к ложу. Он слышал стук сердца больного. Этот стук становился все тише, тише, и, наконец, смолк.

— Велат, прости меня, — еле слышно прошептал старик.

Он коснулся лба принца и замер. Потом быстро отошел в угол. По его морщинистым щекам текли горячие слезы. Теперь нужно было полностью уничтожить тело принца, чтобы ни что не могло выдать роковой тайны. Асфарот уговаривал себя, убеждал, что на постели уже лежит не сам Велат, а только его оболочка. Но ни как не мог заставить себя произнести заклятие Распада. Потом рывком обернулся, и чары сорвались с его дрожащих пальцев. Глядя, как тело принца растворяется в воздухе, он снова произнес:

— Прости меня, Велат… И ты, Даро, тоже прости.

 

За дверьми покоев толпились люди.

— Старик совсем выжил из ума, — шептались дамы.

— Никто не способен на Перерождение. Само это заклятие – просто миф! – в один голос твердили вельможи. Слуги молча переглядывались.

— Кто теперь унаследует трон… — сказал кто-то.

И наступила напряженная тишина.

 

Асфарот возник в мастерской так же неожиданно, как и исчез.

— Спи! – приказал он подростку, и тот мгновенно погрузился в глубокий сон. Веган помог старику поднять бесчувственное тело и переложить его на стол.

Чародей положил ладонь на лоб Даро и замер. Подросток дернулся, как от удара и, казалось, начал приходить в себя.

— Спи! – вторично приказал маг. На сей раз, его голос едва не сорвался на крик. Веган нахмурил брови – он никогда не видел придворного чародея таким.

Старик быстро водил руками над спящим Даро. И каждое движение преображало подростка. Вот, смуглая кожа утратила свой первоначальный цвет, а взамен приобрела аристократическую белизну. Легкое шевеление пальцев чародея – и выгоревшие на солнце короткие волосы стали отрастать и чернеть. Потом старик отогнул каждое веко и изменил цвет глаз своего подопечного. Еще несколько мгновений, и на столе уже лежал не мальчишка из глухой приграничной деревеньки, а принц Велат – наследник престола.

Придворный маг тяжело опустился на скамью, пытаясь унять нервную дрожь в руках. Он шевельнул пальцами, снова призывая чары себе на помощь. Нужно было бесследно уничтожить одежду того, кого звали Даро. Но чародей слишком устал, и сейчас магические силы не желали подчиняться ему.

— Сними с него всю одежду и сожги ее. Поспеши, мне нужно как можно быстрее вернуться с ним в покои, — тихо сказал маг.

Веган быстро исполнил приказ. Простая домотканая одежда крестьянского паренька кучей лежала на полу.

— Я же сказал, сожги ее! – не сдержавшись, крикнул чародей. – В течение трех дней ничто не должно напомнить Велату о его жизни в теле Даро. Если это произойдет… Создатель, даже я не берусь предположить, что тогда случиться! Весь наш замысел о спасении королевства может рухнуть в одночасье!

Веган покорно бросил одежду в жаровню. Ткань немедленно вспыхнула. Багрово-желтая саламандра, что сидела в бутыли над огнем, довольно облизнулась.

 

Придворные дамы, вельможи, слуги – все смолкли и замерли, когда двери покоев распахнулись. Оттуда вышел Асфарот. Старик шел, сгорбившись, будто на плечи ему давила пудовая тяжесть. А следом за магов, из покоев спокойной поступью вышел принц Велат. Он был одет в свой лучший наряд. На груди, сверкая бриллиантами, висел фамильный медальон. И на лице не было видно ни единого следа тяжелой болезни. Младшие маги, опасаясь подмены, молниеносно метнули в принца заклятия, считывающие память, ментальный фон, ауру – все. И вскрикнули от изумления. Сомнений быть не могло – перед ними стоял наследный принц собственной персоной.

Как всегда прохладно и чуть высокомерно Велат оглядел придворных.

— Кажется, кто-то уже намеревался в будущем занять мое место на троне? – Презрительная усмешка исказила его губы. — Заговорщики будут пойманы и казнены. А те, кто преданно служит мне, всегда могут рассчитывать на благосклонность моего отца.

Придворные и слуги низко поклонились принцу.

— Спасибо, Асфарот, — негромко добавил он. – Я ценю то, что ты сделал для меня.

Старик с внутренним содроганием взглянул в лицо принца, страшась увидеть там даже самый малый проблеск чужих глаз. Но во взгляде Велата он прочел только искреннюю признательность.

Когда придворные снова подняли глаза на принца, его лицо было таким же равнодушным.

— Я слишком долго пролежал в постели. Хочу немного размяться. Прикажите седлать коней – мы отправляемся на охоту.

Когда принц в окружении своей пышной свиты удалился, младшие маги еще раз низко поклонились. Но теперь – Асфароту. Никто не сомневался в его могуществе, но сотворить заклятие Перерождения… Подобное было под силу только великим чародеям древности, о которых слагали легенды. Придворный маг даже не нашел в себе сил, чтобы улыбнуться в ответ.


  
    Велат вернулся во дворец лишь поздней ночью. Сегодня был первый день праздничной седмицы Ренессана. И принц веселился на балу до упаду. Он будто пытался наверстать упущенные дни, которые провел в постели, будучи больным. Но, не смотря на свое внезапное выздоровление, Велат все же был обеспокоен. Весь сегодняшний день его не покидало чувство, будто он забыл что-то очень важное. Но сколько бы он ни силился вспомнить забытое, ничего не приходило ему в голову. Это сделало его раздражительным. Принц не пожелал оставаться на ночь в своих покоях, заявив, что за последний месяц возненавидел эти стены, на которые ему поневоле приходилось пялится сутками напролет. Он отослал всех слуг и отправился почивать на самый верх восточной башни дворца – там много лет назад была его детская комната.

Убранство этой комнаты по его приказу не меняли уже много лет. Конечно же, слуги наводили здесь лоск, но любую износившуюся мелочь вроде ковра на полу или тяжелых занавесей на окнах меняли на точную копию. Обстановка комнаты была той же, что и четырнадцать лет назад. И Велат был доволен тем, что в любой момент может вернуться туда, где все оставалось по-прежнему. Это было его любимое место.

Он щелкнул пальцами, и магические лампы мягко засветились, прогоняя тьму. Сегодняшний день выдался утомительным – сначала охота, потом празднование первого дня Ренессанса… Принц устало направился прямиком к постели, предвкушая спокойный сон. Как вдруг наступил на что-то твердое, скрытое в густом ворсе ковра. Склонившись, он нашарил под ногами помеху. Это оказался какой-то желтоватый корешок. “Должно быть, слуги обронили” – рассеянно подумал Велат. Едкий запах корня достиг обоняния. Принц пошатнулся, задрожал. Из носа закапала кровь.

— Цветень, — прошептал он и рухнул на постель.

 

Это была самая мучительная бессонная ночь в его жизни. Подросток пытался разобраться со своими противоречивыми воспоминаниями. Он помнил свою жизнь во дворце – беспечное существование, где каждый день – праздник в его честь. Он умел правильно вести беседу, знал основы магии, хорошо разбирался в породах охотничьих собак. Ему были знакомы все правила хорошего тона, все тонкости придворного этикета. И так же отчетливо он помнил свою жизнь в деревне – дни, когда приходилось работать, не покладая рук. Он умел окрашивать ткани корнем цветеня, отличал съедобные грибы от ядовитых, с легкостью мог отыскать гнездо дикой куропатки…

К рассвету буря в душе улеглась. Подросток стоял у окна и покрасневшими после бессонной ночи глазами смотрел, как облака окрашиваются в розовато-оранжевый цвет. Даро и Велат прекратили борьбу внутри общего тела. Они смирились друг с другом и как-то незаметно слились воедино. Одна рука крепко сжимала фамильный медальон, а другая стискивала корень цветеня. Подросток смотрел из окна на просыпающийся город и улыбался.

— Вы можете делать со мной все что угодно. Я буду играть ту роль, которую вы мне отвели. Я согласен… Но вам никогда не изменить мою суть.

 

Ранним утром перед дворцом собрались придворные. Слуги седлали коней, запрягали роскошные экипажи. Безудержно лаяли собаки. Его высочество принц Велат выезжал на охоту.

 

Эпилог

В хрониках королевства Келен особенно ярко были отмечены годы правления короля Велата Эстральского. Историки неоднократно именовали этот период началом эпохи Расцвета. Велат Эстральский достиг заключения мирного договора между Келеном и воинственной Оранией. Им были установлены дипломатические и торговые отношения со всеми приграничными королевствами. Так же были произведены земельные реформы. В экономике страны наметился значительный подъем.

Велат Эстральский умер в глубокой старости, оставив после себя достойного наследника. Однако могилы Велата нет в королевской усыпальнице. Последняя воля короля заключалась в том, чтобы его прах был захоронен в значительном удалении от столицы – на берегу реки, близь небольшого приграничного поселения.

 

© Хегай А., 2009. Все права защищены 
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1472