Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика / Молодежное творческое объединение "Ковчег"
© Хегай А., 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 7 сентября 2009 года

Артём Олегович ХЕГАЙ

Белое

Рассказ-фэнтези из жизни эльфов и людей. Сюжетно связан с рассказом "Единокровие" этого же автора, в котором действие происходит в городе, принявшем все волшебные расы: людей и эльфов, гномов и даже орков… Первая публикация.

 

Выражаю глубокую благодарность своей сестре –
без ее помощи рассказ никогда бы не появился на свет

 

Ли́та выскочила из купальни и накинула на узкие плечи огромный халат. Потом метнулась к позолоченной вешалке и сдернула с нее полотенце. Мягкая ткань быстро впитывала влагу, и вскоре длинные черные как смоль волосы девушки сделались почти сухими. Лита поспешила к зеркалу. Увиденное ее не порадовало: волосы после сушки оказались всклокочены, а под глазами залегли тени – результат нескольких бессонных ночей. «Да, заклинания Бодрствования – вещь, конечно, хорошая, но спать все-таки надо. Хотя бы изредка... Зато вся эта неделя прошла на редкость шумно и весело. Мне не о чем жалеть» — подумала Лита, направляясь в свою опочивальню.

Огромные, в два человеческих роста окна наполняли комнату светом. Сегодня было солнечно, что особенно поднимало Лите настроение – она любила солнце, и некоторое время даже поклонялась светилу. Но когда мода на солнцепоклонничество прошла, Лита первой покинула ряды культистов. В память об этом ее увлечении остались только многочисленные светильники, теперь развешанные по всему дому.

Лита села возле трюмо и пододвинула стул поближе, чтобы во всех деталях рассмотреть свое лицо. Большие темные влажные глаза достались ей от деда, который был эльфом. Лита никогда не видела его, но очень гордилась своим происхождением. Нос казался чуть меньше, чем нужно. А губы, часто сжимавшиеся в упрямую тонкую полоску, казалось, привыкли к такому положению. Их постоянно приходилось подкрашивать. И все же никто не посмел бы назвать Литу дурнушкой. Благодаря своему опыту общения с людьми и всевозможными представителями волшебных рас, а так же природному обаянию, девушка могла с равным успехом претендовать на звание королевы бала как в портовых кабаках, так и на великосветских раутах.

Лита расчесала пышные черные волосы и быстрыми умелыми движениями соорудила на голове сложную конструкцию из эльфийских шпилек, поддельных бриллиантов, собственных локонов и коротеньких скрепляющих заклинаний. Потом занялась лицом. Сначала тонким равномерным слоем нанесла белила – нынче в моде была аристократическая, почти болезненная бледность. Затем, подхватив с трюмо баночку, осторожно открыла ее и заглянула внутрь – драгоценного омолаживающего крема осталось совсем мало, на донышке. С тяжким вздохом Лита закрыла баночку и отставила ее в сторону. Теперь настал черед приукрасить глаза. Тончайшей кисточкой девушка подкрасила ресницы. Потом более толстая пушистая кисть запорхала в длинных ловких пальцах, придавая верхним векам хозяйки нежно-сиреневый цвет. И карие глаза Литы сделались еще более выразительными, жгучими. Девушка отлично знала, что такие глаза в сочетании с умилительно-невинным выражением лица заворожат любого, кто по неосторожности бросит на нее взгляд. Она довольно улыбнулась своему отражению. 
Но тут же нахмурилась – ее губы по-прежнему оставались блеклыми и ни как не участвовали в этой тщательно выверенной симфонии красоты. Лита потянулась за специальной тушью для губ, но ее прервали. Небольшой перламутровый кристалл, висевший на стене, мягко засветился. Девушка привычно прошептала заклятие. И в опочивальне раздался знакомый вкрадчивый голос:

— Чем занимаешься?

— Села́р, я знала, что ты не бросишь меня в трудную минуту. Как же давно мы не виделись, — проговорила Лита, краем шелкового платка вытирая пятнышко белил с пальца. — Я тут собираюсь на свидание и не знаю, какую тушь выбрать для губ.

— Тени ты, как всегда, выбрала сиреневые? – спросила незримая собеседница.

— Ну да.

— Тогда либо бледно-розовые, либо жемчужно-персиковые. Послушай... Свидание? А как же твой Бьёран?

— Бьёран? – Лита коротко усмехнулась. – Он – снег прошлой весны. К тому же мой новый знакомый куда интереснее. Я увидела его ментальный след в Великом Эфире. Немножко поболтали... Все как всегда.

— Как его зовут?

— Он представился как Гели́риан.

— Он что, эльф? – В голосе Селар прозвучало удивление.

— Почему все, кому я называю его имя, думают, что он эльф? – возмутилась Лита. – Да не может он быть эльфом! Во-первых, все бессмертные сейчас ушли в святые земли, чтобы праздновать восход Белой звезды. А во-вторых, эльфы признали наш город нечистым и покинули его. Впрочем, я их прекрасно понимаю: после того как в низших кварталах позволили поселиться оркам... – Лита многозначительно промолчала.

— Но имя-то эльфийское, — упорствовала Селар. – Может, он отступник?

— Ну, может и отступник, — утомленно согласилась Лита.

Чтобы сменить тему разговора, Селар сказала:

— Ты знаешь, в моем городе появилась какая-то нелепая мода на белила. И все местные красотки теперь ходят с белыми лицами. По-моему, это глупо.

Лита статуей застыла на месте. Затем оскорбленным тоном сообщила:

— Я тоже пользуюсь белилами... И не вижу в этом ничего глупого.

Селар смешалась на мгновение. Потом перешла в наступление:

— Извини, я вовсе не хотела тебя обидеть. Но пойми, это ведь выглядит неестественно!

— То же самое говорили о туши для губ пару сотен лет назад, — сухо промолвила Лита.

— Тушь для губ тут ни при чем. Мода на белила – это по сути банальное подражание эльфам. Только у них настолько белые лица. И вообще... Во всем этом есть нечто очень... человеческое. Заметь, эльфы гордятся своей расой, и гномы бахвалятся своим происхождение. Даже орки считают свою зеленоватую кожу и торчащие клыки украшением! И только люди всегда стремятся быть похожим на кого-то другого. Вот это действительно глупо!

Лита поджала губы. Слова подруги задели ее за живое. Но девушка не хотела показаться уязвленной. А потому она постаралась придать своему голосу спокойствие и доброжелательность.

— Ну, хорошо. Может, ты и права... Извини, Селар, но я немного опаздываю. Вечерком еще поболтаем?

— Хорошо. До вечера.

Перламутровый кристалл погас. На самом деле Лита никуда не опаздывала. Но она терпеть не могла, когда окружающие не разделяли ее точку зрения. И несогласие своей подруги Лита воспринимала почти как предательство.

Наконец, недовольно нахмуренные брови распрямились. Лита выбросила из головы и Селар, и разговор с нею. Взяв бледно-розовую тушь, девушка подкрасила губы. Теперь они влажно и призывно поблескивали, дополняя общую картину. Облачившись в свое любимое фиолетовое платье, Лита была готова покорить даже сердце бесчувственного тролля.

Встреча была назначена в храме Стихий. У входа Лита по собственной неосторожности едва не натолкнулась на незнакомца в плаще с глухим капюшоном.

— Аккуратнее, пожалуйста, — презрительно процедила она сквозь зубы и поспешила к гному-привратнику.

Старик-гном поднялся со скамьи и, деловито поправив широкий пояс, заученно буркнул в окладистую бороду:

— Вода, Огонь, Ветер и Твердь приветствуют тебя. Войди с чистым сердцем, и будешь желанным гостем в храме. Чего жаждет твоя душа?

Лита, все еще злилась на незнакомца, так некстати оказавшегося у нее на пути. Да и все эти напыщенные речи у входа в храм изрядно поднадоели и вызывали лишь одно чувство – смертельную скуку. К тому же Лита знала, что гном-прислужник ничего не сможет ответить ей на грубость. Все это разом вскипело в груди. И приняв издевательски-благоговейный вид, она прокаркала старческим голосом, подражая гному:

— Я пришла сюда, чтобы высушить каплю, погасить искру, остановить сквозняк и раскрошить булыжник. И душа моя хочет только одного – чтобы храмовый служка убрался с моей дороги!

Завершив эту пародию на обряд приветствия, Лита скользнула в храм, громко хлопнув дверью.

Гном тяжело покачал седой головой и понуро обратился со своей заученной речью к следующему посетителю. Тот коротко поклонился, как того требовали обычаи, и промолвил:

— Я прибыл сюда, чтобы приумножить лики озер; чтобы животворное пламя воспылало ярче; чтобы песни ветров прославляли Создателя; чтобы твердь порождала Жизнь. Мое сердце не осквернено злом, а душа жаждет познания истины и умиротворения.

Гном знал, что обряд приветствия даже на самых благочестивых прихожан навевает тоску. А потому принимал как должное, если ему отвечали скороговоркой. Но сейчас он зачарованно слушал голос незнакомца. Бархатистый полнозвучный баритон переливался из слова в слово так восхитительно, что его хотелось запечатать в ушах, как птицу в клетке, и не выпускать никогда. Блаженно прикрыв глаза, гном даже не обратил внимания на то, что в чашу для пожертвований тяжело упала золотая монета.

— Кто ты, идущий в храм? – встрепенувшись, спросил старик. Ему мучительно хотелось услышать волшебный голос еще хоть раз.

— Мое имя Гели́риан, — ответил эльф и, усмехнувшись, шагнул через порог храма.

 

Лита сразу приметила незнакомца в плаще с капюшоном, когда тот вошел в храм и направился прямиком к ней.

— Вы снова хотите меня толкнуть? Или, быть может, наступить мне на ногу? – уже с озорством в голосе произнесла она.

Он с достоинством склонил голову в знак приветствия. Расшнуровывая завязки у горла, он промолвил:

— Гелириан... Я представлял вас совсем иначе, госпожа Лита.

Заслышав его голос, девушка растерялась. В это время ее собеседник откинул капюшон назад. Гелириан действительно оказался эльфом-отступником. Его белые волосы были коротко острижены, что являло собой знак отречения от эльфийских лесов. Но в остальном он ни чем не отличался от своих собратьев. Правильная осанка больше напоминала военную выправку, мужественные черты лица портил только небольшой шрам на правой скуле. Все тот же надменный взгляд, что и у большинства бессмертных, да снисходительная улыбка.

Лита скользнула по его лицу взглядом, удивляясь ослепительной белизне его кожи. И снова опустила глаза. Вдруг она заметила пятнышко белил у себя на руке и раздосадованно прикусила губу. Ей стало неловко. Но, взяв себя в руки, девушка склонила голову и смущенно произнесла:

— Приятно познакомиться.

 

© Хегай А., 2009. Все права защищены 
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1426