Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Крупная проза (повести, романы, сборники) / — в том числе по жанрам, Про любовь
© Мадалиева Б. С., 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 24 августа 2009 года

Бермет Сатымкуловна МАДАЛИЕВА

Когда погаснет мечта

Повесть

История любви двух друзей к девушке по имени Меруэрт. Порой так складывается в жизни, что и девушке очень трудно сделать выбор, очень трудно кого-либо предпочесть. Кто останется с Меруэрт – Данияр или Амантур? Вопрос кажется неразрешимым… Первая публикация

 

Белые пушистые облака, принимая причудливые образы и формы, плыли по синему небу. Они словно насмешливо смотрели на маленький город, который прятался от июльской жары под их тенями.

Он увидел, как блестящий Мерседес его друга, подъехав, остановился перед кафе. Данияр вышел из машины и по привычке посмотрел на себя в боковое зеркало. Затем, поставив машину на сигнализацию, направился к дверям. Как всегда опоздал, подумал Амантур и, вздохнув, сделал знак официанту.

— Позвал сюда, да и сам опоздал, — пробурчал он недовольно, когда друг подошел к столику.

— Задержался, — просто сказал Данияр, усаживаясь.

— Так о чем ты хотел со мной поговорить? — спросил Амантур.

— Пригласил тебя с одной целью. Хочу познакомить тебя кое с кем, — сказал Данияр и улыбнулся.

Принесли две кружки безалкогольного пива, Амантур сделал глоток. Холодное пиво обожгло нутро, и он зажмурился от удовольствия.

— Что, снова новая любовь? — Амантур многозначительно поднял левую бровь.

Данияр рассмеялся.

— Не надо с таким сарказмом. Ты привык думать, что у меня каждые три дня новая подруга? Нет, друг. На этот раз все гораздо серьезнее.

— Именно так ты говорил, тогда когда еще встречался с той, с параллельной группы, год назад, — недоверчиво произнес Амантур.

Данияр махнул рукой.

— Даже не упоминай. Глупый вышел случай.

— Так кто же она? — спросил Амантур, поддаваясь вперед. Ему стало интересно, с какой особой теперь встречается его друг. Данияр откинулся назад и вздохнул.

— Она работает моделью. Я угадал? — шутливо спросил Амантур.

Данияр отрицательно покачал головой.

— Ты ее увидишь скоро. Только надо потерпеть. У моей малышки есть обыкновение опаздывать. Ты знаешь, когда я встретил ее, я как-то не обратил на нее внимания, я даже не мог подумать, что именно она ...

Амантур, часто слышавший такое от друга, вздохнул, кивнул головой и перестал слушать его, так как его взгляд привлекла вошедшая в кафе девушка. Она остановилась у входа, оглядываясь, в поисках кого-то. Амантур даже выпрямился. Как же она была похожа на ангела. Черные волосы обрамляли ее красивое лицо, элегантное платье облегало ее точеную фигуру.

— Красавица, — вырвалось у него.

— Что ты сказал? — голос Данияра ворвался в его мысли – Красавица? Да, она красавица...

Амантур все наблюдавший за ней, не расслышал остальное. Она достала из сумочки мобильный телефон и, кажется, набирала номер.

— Ой, подожди, мобильный звонит, – снова донесся до него голос друга. Кивнув головой, Амантур продолжал наблюдать за ней, опершись руками о подбородок. До чего же она прелестна. Она сказала что-то и, улыбнувшись, положила мобильный телефон обратно. И почему-то посмотрела на него, Амантура. Помахала ему рукой и направилась в его сторону. Амантур не смог оторвать от нее взгляда. Затем увидел Данияра, направлявшегося в сторону той девушки, и, взяв ее за руку, возвращавшегося обратно к столику. В этот миг Амантуру показалось, что он перенесся на соседний столик, и наблюдает эту картину словно со стороны. Вот эта прекрасная девушка стоит перед ним, смотрит на него, улыбается.

— Вы, наверное, Амантур? – спрашивает она у него затем.

— Знакомься, моя красавица, — снова почему-то произносит Данияр. Вот она протягивает ему руку, и Амантур слабо пожимает ее.

— Меруэрт, — доносится до его ушей ее голос.

— Амантур. Очень приятно, — бормочет он. И вдруг до него доходит смысл всей этой церемонии. Картина обретает ясность, и все встает на свои места. Это же та самая девушка, с которой и хотел познакомить Данияр его, осенило Амантура. Как же он не догадался с самого начала. Он словно потерял смекалку на минуту перед этой красавицей.

Она села перед ним. И Данияр прильнул к ней.

— Вы очень похожи, — сказала она, улыбаясь. – Незнающий человек подумал бы, что вы братья. Даже я приняла Амантура за Данияра.

— Да мы и есть братья. С детства росли вместе и дружили, — произнес Данияр и шутливо добавил: – Да я за него печень согласен отдать!

— Да, мы как братья, — повторил Амантур соглашаясь. Девушка сидела перед ним и улыбалась. Данияр взял ее за руку. Амантур почувствовал, с каким трепетом относится к ней его друг, и понял, что Данияр по-настоящему влюблен. Меруэрт очаровательная девушка, думал он, глядя на то, как она смеется, запрокинув голову. Как откидывает волосы назад. Как дотрагивается мизинцем до кончиков ресниц во время смеха. Она похожа на Мадонну, хотя Амантур понятия не имел, как выглядит Мадонна. Нет. Она как ангел. Нежная, хрупкая, заключил он. А как на нее смотрит его друг. У него такие влюбленные глаза.

— Данияр, расскажи ту историю с букетом, – попросила Меруэрт. Амантур взглянул на нее. Данияр улыбнулся и начал рассказывать. Амантур почему-то не понимал, о чем говорит его друг, он, просто поддаваясь общему веселью, смеялся.

— Потом мне сообщили, что это был розыгрыш, – завершил свой анекдот Данияр. Меруэрт, не удержавшись, снова прыснула со смеху. Амантур отвел свой взгляд, но через миг снова посмотрел на нее. Данияр не промах, подумал он. Амантур знал, что временами его друг бывает груб и жесток в обращении с девушками. Он не раз наблюдал картину, когда у какой-нибудь его очередной пассии стояли слезы от его слов. Но сейчас Данияр излучает счастье. Может, эта девушка переменит жизнь его друга?

— Ну и жарища, — сказала она, когда они вышли из кафе. Жара действительно охватила их в свои объятья, и они постояли в тенечке. Амантур затем прошел немного вперед, оставляя влюбленных одних. Cтоя у машины, и наблюдая за ними, Амантур был искренне рад за него. Они как нельзя подходят друг другу. Он в задумчивости облокотился о машину Данияра. Сработала сигнализация, и он отскочил от нее. Данияр увидев друга, засмеялся. Засмеялась и Меруэрт.

— Смешно вышло, — пробормотал Амантур уже в машине, как бы извиняясь за этот случай.

— Ничего. Таких случаев будет еще много, и Меруэрт к этому привыкнет, — с улыбкой произнес Данияр. Меруэрт взглянула на него.

Машина тронулась с места.

— Какие планы на этот вечер? — спросил Данияр у Меруэрт.

— План провести этот вечер с тобой, – нежно ответила она. — Подбросишь меня до института?

Амантур молчал, не вмешиваясь в их разговор. Меруэрт обернулась.

— Почему твой друг все молчит? Амантур расскажите о себе, — попросила она.

Амантур, словно очнувшись, посмотрел на нее. Она хочет узнать о нем?

— Я друг Данияра, — произнес он и понял, что сглупил с ответом. Меруэрт улыбнулась.

— А почему у вас нет машины, Амантур? — спросила она. Он почувствовал, что не может ответить на такой простой вопрос. Да что с ним такое?

— Моя машина его машина, — ответил Данияр за него и подмигнул ему. Амантур слабо улыбнулся.

— А чем вы занимаетесь, Меруэрт? — спросил Амантур, пытаясь сгладить свое непонятное смущение перед ней.

— Преподаю музыку в начальных группах, — ответила она.

— Значит, вы хорошо поете?

— Она божественно поет, друг, — заметил Данияр.

Вскоре машина подъехала к серому зданию и остановилась перед ним.

— Было приятно с вами познакомиться Амантур, — сказал она и, открыв дверь, вышла. Амантур не успел ответить ей.

Из окна машины он наблюдал за ними. Меруэрт действительно красивая девушка, и она идеально подходит его другу Данияру. Амантур вспомнил, что Данияр всегда был щепетилен в выборе подруг, и первое, на что он обращал внимание при знакомстве, был внешний вид.

— Если девушка в гармонии со своим внешним видом, то есть лицо, фигура, одежда, то эта девушка почти всегда в гармонии с самой собой. Вспомни хотя бы слова Чехова. Не могу терпеть растрепанных девчонок, — вспомнились его слова.

И если Меруэрт действительно соответствует своему виду, то Данияру абсолютно повезло.

— Ну, как тебе она? — спросил Данияр, когда он, проводив ее, обратно сел за руль. Амантур пожал плечами. Ему не хотелось изрекать банальности.

— Ну, если она именно та, то я просто рад за тебя, — произнес он затем.

— Именно та Аман, именно, — произнес Данияр, поворачивая ключ зажигания. Двигатель бесшумно заработал и Амантур не заметил, как такая махина плавно тронулась с места.

— Так на каком семинаре, ты говоришь, встретил ее? — лукаво спросил Амантур, отлично зная о том, что Данияр вовсе не любитель такого рода занятий. Данияр улыбнулся и подмигнул ему.

— Я попал на этот семинар случайно. Искал знакомого в университете; договорились с ним встретиться. Заглянул в какой-то кабинет. Меня посчитали за приглашенного гостя и посадили за стол. Так как у меня был вагон времени, то я согласился. Да и тема семинара была интригующей. Ну, так вот. Затем вошла она. Я сначала не обратил внимания, но когда она начала говорить, я просто не мог оторвать от нее своих глаз. Какое-то чувство подсказало, что это именно тот человек.

— И все это время ты скрывал ее от меня?

— Хотел сделать своему лучшему другу сюрприз. Да и самому убедиться в своем выборе.

— Убедиться в выборе?? — переспросил Амантур.

— Я не мог просто взять и влюбиться в нее. Мне нужно было убедиться в искренности своих чувств, а на это сам знаешь, требуется время.

— И сколько тебе понадобилось времени?

— Совсем немного – три месяца

— Всего лишь? — удивленно поднял брови Амантур

— Да. По истечении второго месяца я уже не мог противиться своим чувствам.

Амантур промолчал.

Мерседес ехал по шоссе, время от времени натыкаясь на небольшие камни и ямки. Данияр тихо чертыхнулся.

— Какая страна, такие и дороги, — произнес он, сбавляя скорость и останавливаясь перед светофором. Амантур смотрел, как пешеходы проходят перед машиной. Данияр нервно забарабанил пальцами по рулю. Затем нажал на кнопку на передней панели и неведомо откуда в салон ворвался прохладный воздух.

Амантур думал о Меруэрт.

— Я заметил, как она смотрела на тебя за обедом, — произнес затем он. Данияр взглянул на него.

— И какой это был взгляд? — поинтересовался он.

— Взгляд удовлетворенного человека.

— Я ожидал, что ответ будет иным, — пробормотал Данияр и посмотрел на него. – У нас ничего такого пока не было.

— Да я не об этом. У нее взгляд такой, словно она добилась чего-то сильно желаемого, того, чего искала. Словно одержала победу, — сказал Амантур. Данияр задумался.

— Она тебе понравилась? — вдруг спросил он. Амантур, не ожидавший такого вопроса, оторопел. Понравилась? Он был искренне рад за друга, но понравился ли ему выбор Данияра? Амантур почесал затылок. Сложный вопрос.

— Время покажет, — ответил он затем, все еще раздумывая над вопросом друга. Сзади нетерпеливо засигналили. Данияр завел авто и тронулся с места.

— Ничего, пообщаетесь, узнаете друг друга, и вы поладите, — заверил он Амантура. Амантур всего лишь улыбнулся и до самого места прибытия молчал, не замечая тех взглядов, которые бросал на него Данияр.

* * *

Просторная комната на первом этаже казалась слишком тесной от множества прибывших и прибывающих гостей. Амантур отворил входные двери и, сжимая в руке подарок, вошел. Оглядел привычную комнату в ее непривычном убранстве. Сколько раз он бывал здесь, ему знаком каждый предмет в этом доме. И все же сегодняшнее убранство поразило его. Красные китайские фонарики свисали с потолка, у стен стояли необычного вида цветы, классическая музыка ненавязчиво заполняла весь дом. Что-то в этом году собралось слишком много народу, подумал Амантур. Входя в основную залу, он увидел родителей Данияра и улыбнулся.

— А вот и наш сыночек. Добро пожаловать! — поприветствовала его мать Данияра, целуя Амантура в щеки.

— Да ты никак по часам растешь, — сказал отец Данияра, крепко пожимая ему руку.

— Расту, Асан байке, — улыбнулся Амантур. Он всегда так говорит, когда видит его, Амантура. В детстве, когда он был еще мальчишкой, отец Данияра всегда усаживал обоих друзей на колени и рассказывал разные легенды, страшные сказки. И вот даже спустя несколько лет Амантур чувствовал, что отношение отца Данияра не изменилось, и он в свою очередь платил им тем же, обоготворяя и уважая, как своих родных родителей.

— Мой сын вырос неким лентяем. Привык к тому, что все для него готово. Это плохо, Амантур, и ты единственный, кто может исправить это. Вы почти как братья, — говорил отец Данияра очень часто. – Ты умный парень, Аман. Присматривай за другом. Уж очень он любит пошиковать. Я, наверное, на него уже не влияю.

— Ну, что вы, Асан байке. Данияр парень смышленый, с логикой у него все в порядке. Правда, работать не любит, но это исправимое дело, — отвечал ему Амантур.

— Молодец парень. Вот что значит настоящий друг, — Амантуру почему-то вспомнился этот диалог с отцом Данияра. И вот теперь они стояли перед ним, уже постаревшие. Время отняло у них молодость, которую они посвятили Данияру, единственному сыну, надежде семьи.

— Ты проходи, Аман. Угостись шампанским, благо сегодня я вам разрешаю пить, — улыбнулся отец Данияра. – Данияр скоро подойдет.

Амантур кивнул головой и прошел в глубь комнаты. Он поискал глазами ее. Но Меруэрт не было среди гостей. Интересно, а Данияр собирается знакомить ее со своими родителями? Ее звонок поздно вечером слегка ошарашил его...

— Я вдруг вспомнила, что не выполнила просьбу Данияра и не пригласила тебя завтра на его день рождение, — словно оправдываясь, протараторила Меруэрт.

Это было интересно.

Амантур привстал на локтях, прижимая к уху трубку от телефонного аппарата, слушал ее голос в телефонной трубке и недоумевал. Затем протер глаза и посмотрел на время. Два часа ночи! Он хотел что-то сказать, но слова вылетели из головы. Меруэрт замолчала, как будто тоже выжидая чего-то. Он слышал ее дыхание и понимал, что сейчас надо что-то сказать, но язык, словно к небу прилип. Он снова протер глаза и почесал подбородок.

— Э... Хорошо, я буду там завтра. Спасибо за приглашение, — выдавил он из себя затем. Послышались короткие гудки, и Амантур поставил трубку на рычаг. Почему она звонила? Странно. Амантур лег обратно и, повернувшись на бок, положил руку под подушку. В ушах все еще звенел ее голос. Амантур закрыл глаза и уже через мгновенье заснул крепким сном, забыв выключить светильник.

Может, сегодня она объяснит свой поступок, подумал он, вспомнив об этом инциденте.

В комнату вошел Данияр. Он улыбнулся гостям и подошел к Амантуру.

— Как настроение? Выглядишь отлично, хоть и постарел на год, — произнес Амантур. Друг похлопал его по плечу.

— Не беспокойся старик. Прорвемся, — Данияр изрек свою любимую фразу.

— Что-то народу, по сравнению с прошлым годом, сегодня многовато. И многих я даже не знаю.

— Это мои старики постарались. Как никак их единственный сынуля прожил без малу четверть века, — улыбнулся Данияр и добавил: – Кстати, я пригласил Лунару.

— Лунару?? — переспросил Амантур.

— Да. Пригласил, потому что она тебе нравится. Еще со школьных лет.

— Ага. Особенно ее необычное имя и прическа.

Оба друга засмеялись.

— Скоро подойдет Меруэрт. Да и все гости собрались, наверное.

Данияр оглядел приглашенных. К ним подошла официантка с шампанским и он, взяв два бокала, один протянул другу.

— Как у вас складываются дела? С Меруэрт? — спросил Амантур.

— Все по-прежнему. У нас все только начинается, — сказал Данияр и, отпив глоток, поморщился.

— Данияр, — услышал Амантур и увидел, как Меруэрт, словно появившись из ниоткуда, бросилась в объятия Данияра. Она поцеловала его в губы, и Амантур смутившись, отвел глаза. Он почувствовал себя неловко. Затем, оторвавшись от Данияра, Меруэрт повернула голову к Амантуру.

— Привет, — сказала она. Амантур кивнул головой в ответ и прочитал в ее взгляде какую-то тайну.

— Аман. Ты знаешь этот дом лучше, чем кто-либо другой и, наверное, нет необходимости в том, чтобы говорить тебе чувствуй себя как дома. Я пойду, познакомлю Меруэрт со своими стариками, — сказал Данияр, уводя ее. Амантур остался один. Почему-то ему стало скучно. Он допил шампанское и заметил, как кто-то с порога помахал ему рукой. Амантур напряг зрение. Лунара. Он радостно помахал ей в ответ.

— Здравствуй, Амантур, — сказала она, подходя к нему. Амантур ловко поставил на поднос проходившей мимо официантки пустой бокал, и взял два бокала взамен. Протянул один Лунаре.

— Давно не виделись, — сказал он затем, наклоняясь и целуя ее в щеку.

В нос ударил сладковатый запах ее духов. Данияр всегда шутил насчет ее ушей и коротко остриженных волос, называя ее чебурашечкой. Но Амантур находил ее милой и очаровательной.

— Она выглядит так, как будто действительно с Луны, — говорил Данияр. Лунара Данияра никогда не интересовала, он с ней и не общался бы, если бы не знал, что Лунара нравилась Амантуру. Это было известно ему. И теперь глядя на то, как она пьет шампанское, Амантур понимал, что Данияр пригласил Лунару специально, для того чтобы он не оставался без пары сегодня вечером.

— Ну, как жизнь, Лунара? — спросил Амантур. Девушка пожала плечами, отчего, длинные серьги на ее ушах заколыхались в стороны.

— Шикарная обстановка у Данияра, однако, — восхищенно произнесла она.

Амантур промолчал.

— А где сам именинник? — спросила Лунара.

— Повел знакомить свою подругу с родителями, — спокойно ответил Амантур. Шампанское ему уже наскучило, и он поставил недопитый бокал на край стола. Лунара многозначительно подняла брови и посмотрела на собеседника.

— Подругу? И сразу знакомит с родителями? Наверное, все серьезно?

— Да. И она хорошенькая, — почему-то сказал Амантур. Ему хотелось сказать что-то хорошее про Меруэрт.

— Данияр он и в Африке Данияр. Да и все вы, парни, на хорошеньких западаете, — проговорила Лунара с досадой, которая была непонятна Амантуру.

— Ты тоже хорошенькая, — произнес с улыбкой Амантур.

— Я на комплименты не нарывалась. Это я так, вдобавок к тому, что ты сказал.

— По-моему, это несколько глуповато с твоей стороны, — вставил Амантур и встретил удивленный взгляд девушки.

— Глупо? — переспросила она затем, допив шампанское.

— Глупо. Не понимаю тех людей, которые считают себя некрасивыми, да еще укоряют себя в этом. Главное то, что внутри...

— Внутри? Ты имеешь в виду душу? – язвительно спросила Лунара – Просто у каждого свои представления о красоте, и во многом эти представления схожи.

— Я вообще-то имел ввиду другое, — Амантур призадумался, затем взглянул на девушку. – Я тебе нравлюсь?

Лунара уставилась на него, сжимая бокал в руке.

— Ответ должен быть озвучен прямо сейчас? На дне рождении Данияра?

— Желательно, да, – Амантур усмехнулся. Интересную игру он затеял.

— Есть вещи, о которых я должна подумать. Прежде, чем ответить, — выжидающее сказала Лунара.

— Неужели ответ на такой простой вопрос требует более чем двадцати секунд?

— Вопрос не так уж и прост, с явным подвохом. Ведь и ты должен сделать свои выводы? — Лунара поставила свой бокал рядом с бокалом Амантура.

— Ты права. И от этих выводов зависит многое.

— Вот и я о том. Ты парень привлекательный. Интересный. Мы знаем друг друга уже несколько лет, — начала Лунара. Амантур засунул руки в карманы брюк и приготовился было слушать, как появившаяся снова из ниоткуда Меруэрт схватила его за локоть, потащила за собой. Захваченный врасплох, Амантур сначала прошел несколько метров за ней, затем остановился. Меруэрт повернулась к нему.

— Что ты делаешь? Я вообще-то разговаривал с челове... – Амантур не докончил. Она прижала указательный палец к его губам.

— Тс-с... Мне надо с тобой поговорить. А она подождет. Пойдем наверх, пока Данияра нет, — сказав это, она снова потащила Амантура за собой. Амантур обернулся и встретил удивленный взгляд Лунары. Затем начались ступеньки, и ему пришлось смотреть под ноги. Поднимаясь наверх, Амантур ощущал приятное прикосновение руки Меруэрт в своей.

Поднявшись на второй этаж, зайдя в первую попавшуюся комнату, она прижала его к стенке. Заглянула ему в глаза, в которых он увидел огонь и страсть.

— Не смей говорить своему другу о моем звонке тебе, понял? — прошипела она. Амантур в это время не мог думать ни о чем, и не мог оттолкнуть Меруэрт от себя. Ему показалось, что он играет какую-то роль в фильме. И эта роль нравилась ему. До него донесся еле уловимый запах ее духов и биение ее сердца.

— Я и не собирался... — он замолчал. Ее прижавшееся к нему тело мешало ему сосредоточиться. Затем, он осторожно положил руки ей на плечи и отодвинул ее от себя. Меруэрт тоже, словно, опомнившись, сделала шаг назад.

— Прости, — пробормотала она, и огоньки в ее глазах погасли. Амантур посмотрел на нее.

— Так Данияр не знает о твоем звонке? – насмешливо спросил он.

Она молча кивнула ему головой и посмотрела на него умоляющим взглядом. Он почувствовал, как по его спине пробежали мурашки.

— Он не знает и не должен, — твердо произнесла она.

— Так почему ты мне звонила? Пригласить меня на день рождение? Смешнее нельзя было выдумать! – он ухмыльнулся. Меруэрт уселась в мягкое кресло перед ним.

— Я хотела наладить с тобой отношения. Мне показалось, что тебе можно доверять. Ты, пожалуйста, не говори ему. Я знаю, вы близкие друзья. Я просто боюсь потерять его. И извини за тот дурацкий звонок. Я, правда, не имела право нарушать твой покой и звонить среди ночи. Я много думала, прежде чем звонить тебе, и, когда решилась, уже стояла ночь. Глупо, правда? Но я бы не успокоилась, пока не позвонила б тебе.

Амантур ничего не понял из всего сказанного, и сути тоже не понимал. По крайней мере, сути в данном объяснении он не уловил.

— Хорошо, я закрою глаза на этот инцидент и ничего не скажу Данияру. Я буду молчать, как могила, – все же шутливо произнес он и увидел, как она обрадовалась. Подошла к нему и без всякого стеснения обняла его. Затем вышла, прикрыв дверь. Амантур присел на край кровати, чтобы унять внезапную дрожь в коленах. Что с ним такое? Это от ее прикосновений и объятий? С ума сойти. Эта девушка позволяет себе слишком многого, и он, почему-то не в силах, отказать ей, стоит ей только взглянуть на него. Амантур посмотрел на часы. Восемь. Внизу его ждет Лунара, и он должен спуститься, чтоб не оставлять девушку одну. Но ему не хотелось туда идти. С Лунарой они очень дружны и, быть может, она скрасила бы его одиночество, но теперь... Дверь открылась и появилась голова Меруэрт. Амантур вскочил с кровати. Она вошла.

— А кто та девушка, с которой ты стоял? – спросила она, облокачиваясь о дверь.

Вопрос прозвучал как гром средь бела дня. Амантур удивленно посмотрел на нее.

— А почему, прости, пожалуйста, это тебя интересует?

— Это та девушка, которая нравится тебе?

— Допустим.

— Данияр рассказывал мне об этом. Она же тебе нравится, — насмешливо произнесла она.

— Ну, нравится, ну и что? — по-детски спросил он.

— Она не подходит тебе, Амантур — сказала она.

— Почему?

— Вы совсем не пара.

— Кого это волнует? — не то вопросительно, не то небрежно ответил он.

— Меня, — твердо произнесла она. – Мне бы не хотелось, чтоб ты встречался с неровней себе.

Это ошарашило Амантура.

— Неровней? Гм... Мне кажется, что тебя это не должно касаться – сказал он. Она просто пожала плечами, ничего не говоря, вышла. Как-то странно она себя ведет, подумал Амантур. Он постоял с минуту, переваривая это сообщение, затем вышел.

Меруэрт сияла рядом с Данияром. Весь вечер она не отходила от него. И Амантуру не удавалось выудить момент и остаться с другом наедине. Время от времени Амантур ловил то угрожающие, то умоляющие взгляды Меруэрт и ломал голову, пытаясь угадать тайну ее взгляда.

— А она действительно хорошенькая, — сказала Лунара, подходя к Амантуру. – У Данияра губа не дура.

— Это же Данияр. Для него все должно быть идеальным, – просто ответил Амантур.

— А она идеальная? — спросила Лунара.

Амантур взглянул на танцующих Данияра и Меруэрт. Время близилось к полуночи. Он потянул Лунару за руку.

— Потанцуешь со мной? — спросил он и не ответил на ее вопрос.

Лунара согласно кивнула головой. Пройдя в центр комнаты, Амантур привлек девушку к себе. Данияр озорно подмигнул ему, а Меруэрт, увидев, что Амантур танцует с этой Лунарой, опять послала ему тот загадочный взгляд. Но он не обратил внимания на нее, полностью переключаясь на танец.

— Я отвечу на твой вопрос, — произнесла Лунара.

— Прости, что? — не услышал он и чуть ниже наклонил голову.

— Ответить на твой вопрос.

Амантур призадумался. Ему вдруг не захотелось узнавать этот ответ.

— Давай повременим с этим. А сейчас насладимся танцем, хорошо?

С этими словами, он обнял ее покрепче и уткнулся ей в плечо, не дожидаясь ее реакции.

* * *

Идея поехать на Иссык-Куль понравилась всем. Особенно Меруэрт. Амантур заметил, с каким восторгом она восприняла эту затею, подброшенную Данияром во время обеда, спустя три недели после его дня рождения.

— Я обожаю это озеро. Стараюсь ездить туда каждый год, – весело протараторила она.

— Ну, вот и прекрасно, — сказал Данияр. – В начале следующего месяца мы обязательно поедем. Я знаю отличное место.

— Вам не кажется, что поездка будет несколько запоздалой? — возразил Амантур. Меруэрт взглянула на него.

— Нет же. Начало сентября все еще бархатный сезон, и вода еще теплая, — сказала она затем. Амантур просто пожал плечами. Спорить с Меруэрт, зная, что она все равно своего не отдаст, было бы бесполезным делом. За тот промежуток времени после знакомства с ней Амантуру казалось, что он узнал о ней больше, чем сам Данияр. Беспричинные звонки Меруэрт стали для Амантура обычным явлением. Она звонила по любому поводу. Где Данияр? Почему мобильный телефон Данияра не доступен? Не знает ли он, Амантур, в какой ресторан она пойдет с Данияром вместе? Отвечая на ее вопросы, Амантур чувствовал, что звонит она неспроста, и чего-то недоговаривает. Встречаясь с ней, он видел в ее глазах всю ту же неразгаданную тайну. И сидя за столом, в этот момент, он снова заметил этот загадочный взгляд, словно она знала то, о чем не догадывались ни он, ни Данияр.

— Пригласим Лунару, — улыбаясь, произнес Данияр. Амантур посмотрел на него и услышал, как Меруэрт неслышно для Данияра недовольно фыркнула, и легонько дотронулась своей ногой до ноги Амантура под столом.

— Я согласен, — сказал Амантур затем. Меруэрт делая вид, что ей безразлично с кем поедет Амантур на озеро, рассматривала свои ногти.

Солнце закатилось за озеро, оставляя за собой багровый след. Несмотря на дневную жару, вечером здесь чувствовалась прохлада.

Съежившись от внезапного порыва ветра, Амантур смотрел на закат. Ему всегда нравилось наблюдать за тем, как исчезают последние лучи солнца, как тают кроваво-красные облака. Песок еще хранил дневное тепло, охватывая этим теплом ноги Амантура. Вокруг было так красиво и Амантуру захотелось остановить этот миг.

— Как хорошо, что мы сумели выбраться сюда, — услышал он голос Меруэрт. Амантур обернулся. Меруэрт подставила лицо ветерку, и он развевал ее волосы. Амантур снова стал смотреть на уходящий закат.

— Обожаю Иссык-Куль, — сказала она.

Амантур задумчиво пожал плечами.

— Кто же его не обожает? Такая красота.

— Скажите спасибо мне, — она подошла ближе, и встала рядом с ним. Немного повернув голову, он увидел, как она закрыла глаза и, набрав в легкие побольше воздуха, медленно выдохнула, словно освобождаясь от чего-то. Амантур улыбнулся. Она посмотрела на него, и он резко повернул голову, делая вид, что смотрит на закат.

— Чему улыбался? — спросила она.

— Тебе, — просто ответил он.

— Не строй мне глазки.

Амантур расхохотался.

— Я и не строил. Не беспокойся. Ты не в моем вкусе, — сказал Амантур.

— А ты не в моем, — отчеканила Меруэрт.

— Вот мы и квиты, — произнес он.

— На все сто, — сказала Меруэрт и замолчала. Амантур боком чувствовал, как она испытующее смотрит не него.

— Почему я не в твоем вкусе? — спросила она – Мне казалось, что все просто с ума сходят по мне после знакомства со мной. Или все дело в форме моего носа?

Вопрос ошарашил Амантура. Он удивленно смотрел на нее, пытаясь понять. Эта девушка любит шокировать. И все-таки она ему нравится. С ней интересно.

— При чем здесь твой нос? Глупости какие-то, — сказал Амантур, еле сдерживая улыбку.

Совсем стало прохладно. Меруэрт в нерешительности замялась.

— Все воспринимают человека таким, каким он, кажется, мало кто чувствует его таким, какой он есть. И Данияр не исключение, – серьезным тоном произнесла она.

Амантур скрестил руки на груди.

— Есть вещи касательно меня, о которых не знает Данияр.

— К чему ты клонишь?

— Ты знаешь, Данияр знает поверхностную Меруэрт, но не знает, кто я на самом деле такая, откуда я, кем я была в прошлом.

— Он любит тебя, и, наверное, этого достаточно, – произнес, Амантур все еще не понимая сути ее слов. Меруэрт взглянула на него.

— Амантур, когда Данияр познакомил меня с тобой, я поняла одну вещь. Тебе можно доверять. И я вполне допускаю мысль о том, что я могу поделиться с тобой некоторыми вещами, о которых я не посмела бы рассказать Данияру.

— Понятно, и эти вещи касаются твоего носа? — Амантур усмехнулся. Меруэрт пропустила этот смешок мимо ушей. Она дотронулась до его рук.

— Пройдемся?

Он согласно кивнул головой.

Теплые воды омывали их ноги, пока они шли по самому краю озера. Амантур чувствовал, что она никак не может начать.

— Ты считаешь меня красивой? – затем спросила она.

Он взглянул на нее. Вид у нее был самый серьезный.

— Да, конечно. Ты красивая девушка. Зачем спрашивать об этом?

— Вряд ли ты поверишь, скажи, что я не всегда была такой.

— Тайны, тайны. Одни тайны тебя окружают, и я не могу понять ни тебя, ни твое поведение. Раскройся, Меруэрт, – не вытерпел Амантур.

Меруэрт загадочно улыбнулась.

— Хочешь, расскажу тебе невероятную историю? Историю превращения Золушки в принцессу. По окончании школы у меня была твердая цель: жить припеваючи, при этом ничего не делая. В детстве я видела много лишений, видела бедность, унижение. Затем появился страх. Чувство того, что это никогда не кончится, что мои вечные проблемы не решатся, не покидало меня. Глядя на мать, которая надрывалась на двух работах, я думала, что со мной такого не должно произойти. И тогда я решила: выйду замуж за богатого, за миллионера и навсегда избавлюсь от этих проблем. Конечно, это было глупо, но именно эта мечта придавала мне сил, погнала меня в город. Почему-то я думала, что именно в городе и водятся богачи и миллионеры. В городе, где в одном только доме живут больше людей, чем там, откуда я родом, где по улицам ездят шикарные машины, где люди ходят в кино и театры, ужинают в ресторанах. Где бьет сумасшедший ритм жизни. Именно о такой жизни я и мечтала, хотела быть ее частью.

Конечно, по приезду я на время позабыла о цели: пришлось искать работу, обустраиваться. Затем я начала знакомиться с разными людьми, но это было не то. Мелко и скучно. Я задавалась вопросом: где же эти богатые и молодые люди? Их нет там, куда я хожу, нет среди тех людей, с кем я общаюсь, я просто их не вижу. Была идея броситься под колеса машины какого-нибудь богача, но это было слишком рискованно, да и глупо.

— Сумасшедшая мысль, — пробормотал Амантур, слушая ее мягкий и вкрадчивый голос. И, кажется, уже начинал кое-что понимать.

— Я не ждала помощи ниоткуда. Несколько раз мне выпадал случай познакомиться с молодыми людьми, у которых была шикарная машина, роскошная одежда и красивая жизнь. Они всегда выглядели с иголочки, но я сомневалась. А вдруг это все вычурное, что за их спинами нет ни гроша, и что они влезают в долги, чтоб не потерять свой блеск и положение. И я выжидала. Мне было необходимо научиться распознавать их. Манеру их поведения, круг общения. Какие люди им нравятся? Я даже записалась на курсы общения, представляешь? Стала ходить в те увеселительные места, куда, по мнению многих, ходят богачи. Заводила знакомства, пробивала, и мне все еще не везло. Однажды, взглянув в зеркало и увидев свое собственное отражение, я поняла, почему мне не везло. Такой девушке, какой я была раньше, в жизни мало бывает счастья, и я решила измениться. Причем кардинально. Я понимала, что рядом с такими молодыми людьми должны блистать красивые и элегантные девушки, один только взгляд которых стоит миллион. В охоте за богатством я должна выглядеть соответствующим образом. Женская красота как гипноз действует на мужчин, и они слепо стремятся к ней, как мотыльки к огоньку среди ночи. Но, увы, форма моего носа не была идеальной, да и разрез моих глаз меня не устраивал. И я, посоветовавшись, сделала косметическую операцию. Стала такой, какой ты видишь меня сейчас.

— Операцию? Вот это да!

Амантур от удивления даже присвистнул. Меруэрт остановилась перед ним, как бы говоря, вот ты теперь знаешь. Амантуру все не верилось, и он усмехнулся. Встретил недоуменный взгляд девушки.

— Ты мне не веришь? – спросила она. Он пожал плечами.

— История конечно интересная. Но...— Амантур замялся, не решаясь продолжить. Она пытливо посмотрела на него.

— Что но?

— Вопросы по поводу твоей истории.

— Какие? Ты мне не веришь? – разочарованно протянула она. Амантур покачал головой.

— Я поверю тебе, только в том случае, когда ты ответишь на мой вопрос.

— С замиранием сердца жду! – весело произнесла она. Амантур посмотрел на нее.

— В наше время все сводится к наличию денег в кармане. А ты? Простая провинциалочка, приехавшая в надежде удачно выйти замуж. Откуда у тебя деньги на операцию, которая стоит немало?

Он заметил, как она замялась.

— Неудобный вопрос, конечно. Но он сам по себе напрашивается на ум, – добавил Амантур затем.

— Этого вопроса я и боялась. Амантур, не спрашивай, как это получилось. Но скажу одно, я продала самое дорогое, что было во мне, – ответив, Меруэрт сникла.

Он удивленно посмотрел на нее. Поспешно отмахнулся от внезапных мыслей, невольно сжал кулаки и решил перевести тему.

— Скажи, ты добилась того, чего хотела? – спросил затем он. Она задумалась, посмотрела на него. Затем вдруг просияла, а мгновение спустя стала вновь серьезной.

— Наверное, пока нет. Данияр полностью зависит от отца и если выпадет случай, то я сделаю выбор не в его пользу.

— Но ведь Данияр любит тебя, Меруэрт! — выпалил он. Ему казалось, что Данияра не должно волновать ее прошлое. Важнее настоящее и гораздо важнее будущее. И он почему-то в этом был уверен.

Стало почти темно, и на небе появились первые звездочки.

— Данияр любит меня за красоту, а я его за деньги. И не надо делать такие глаза, — спокойно произнесла Меруэрт, разрушив все его представления о ней. Он не знал, что в этот момент он должен делать. Он понимал, что должен быть на стороне друга и пропустить мимо ушей ее последнее заявление он просто не мог. Но и обрушить свой гнев на нее он тоже не захотел. Ведь она доверилась ему и рассказала всю правду. Она словно прекрасно его изучила.

— Что если я все открою Данияру? — все-таки спросил Амантур и заметил, как дрогнули в улыбке ее губы.

— Не сможешь. Во-первых, Данияр тебе не поверит, во-вторых, ты не способен на такую подлость и, в-третьих, я буду все отрицать, если на то пойдет.

— Какая же ты... — у Амантура не нашлось подходящих слов – А то, что ты делаешь, разве это не подлость? Ведь ты разбиваешь сердце Данияру.

— Я играю по правилам жизни, Аман, – ответила она.

— Дурацкие правила, — мрачно произнес он. Меруэрт грустно улыбнулась.

* * *

Утренняя прохлада прокрадывалась через теплое покрывало, и Амантур укутался поплотнее. Спать уже не хотелось, и он лежал, просто закрыв глаза. Неподалеку храпел Данияр: у него всегда был крепкий сон и даже взрыв бомбы не разбудил бы его.

До слуха Амантура доносился шум волн.

Дверь скрипнула.

Амантур открыл глаза и увидел Меруэрт.

— Привет, — шепотом сказала она. Амантур нахмурил брови.

— Чего тебе? — буркнул он.

— Вставай. Уже шесть. Я тебе кое-что покажу.

— Не хочу.

— Вставай! – шепотом приказала она ему и посмотрела в ту сторону, где лежал Данияр.

— Еще рано.

Меруэрт присела перед ним.

— Или сам встанешь или стяну с тебя одеяло, — пригрозила она.

Амантур вздохнул и сделал вид что поднимается.

— Будешь глазеть, как я одеваюсь?

Меруэрт улыбнулась и поднялась.

— Жду на улице. Смотри, Данияра не разбуди.

Сказав это, она вышла. Амантур начал одеваться. Он взглянул на спящего друга и покачал головой. Затем, надев сланцы, вышел из комнаты.

Озеро ослепило на миг его своим сиянием, затем Меруэрт схватила его за руку и потащила на пляж.

— Ты немного разочарован во мне, не так ли? — спросила она, когда они подошли к воде.

— Немного это не то слово, — задумчиво произнес Амантур.

Вчерашний разговор оставил на его душе какой-то осадок. И он думал об этом весь остаток вечера. Он думал о друге. О том, что с ним будет, если он узнает об этом? Думал о Меруэрт, все размышлял над ее словами, пытаясь найти ей порицание, а быть может и оправдание.

— Я понимаю, Амантур. Ты словно в тупиковом положении. Ночью я думала о тебе и знаешь нисколько не жалею о том что рассказала тебе всю правду. Она теперь связала нас, и мы стали друзьями.

Амантур усмехнулся. Как же для нее все просто.

— Брось, Меруэрт. Я тебе не друг. Странный способ ты нашла завязывать дружбу – доверить свою самую большую тайну какому-то человеку.

— Нет. Ты не какой-то человек. Ты мне друг Аман. Ты, сам того не подозревая, стал мне другом. Если так можно выразиться. И, мне кажется, это твоя участь.

— Моя участь? — ужаснулся Амантур. – Если ты думаешь, что я буду всю жизнь хранить твои секреты и покрывать тебя, то ты сильно ошибаешься.

— Ты меня не покрываешь, ты меня понимаешь как хороший друг, — она настаивала на своем.

— Я не допускаю и мысли, чтоб тебя понять, — разозлился от ее слов Амантур. Почему она решает за него?

— Поплаваем? — предложила она, резко сменив тему разговора, и, не дожидаясь согласия, сбросила с себя платье. Амантур не сразу смог понять тактику Меруэрт. Он зачарованно смотрел на нее. Ее смуглое тело было почти идеальным, и затмило на миг его сознание, так что Амантур начал было снимать одежду, но затем остановился. Меруэрт вошла в воду и тихо вскрикнула. Наверное, вода все еще холодная. Амантур обратно надел шорты. Он наблюдал за тем, как она все дальше и дальше идет в глубь воды. Что за девушка? Выбрала себе неправильную мечту, следует за ней, словно заколдованная, и ей невдомек, что чувствуют другие. Может, Данияр ошибся? Поторопился с выводом? Может, эта девушка принесет только вред его другу, и его сердце разобьется? И Данияр будет страдать.

— Почему вы меня не разбудили? — вдруг в его мысли ворвался голос Данияра, и Амантур вздрогнул. Данияр стоял рядом.

— Ты же любишь поспать, вот и не разбудил. Я сам тоже недавно вышел, – пробормотал Амантур, словно оправдываясь.

Данияр посмотрел вдаль.

— Меруэрт не побоялась холодной воды, — произнес Амантур и упрекнул себя. Заметил, как взгляд Данияра упал на его футболку, которую Амантур скинул в порыве, и еще пуще разозлился на себя. Послышался возглас Меруэрт, и оба молодых человека посмотрели туда, где она плавала. Она помахала им рукой. Данияр помахал ей в ответ.

— Хотел поплавать, — произнес Амантур, опять оправдываясь перед другом. Данияр посмотрел на него, затем усмехнулся. Стянул футболку.

— Давай, как в детстве. На перегонки...

Позже, сидя за завтраком, Амантур подумал, что разговор с Меруэрт не окончен, и что они будут возвращаться к этой теме вновь.

— Я заметила одну бухточку невдалеке отсюда. Может, поедем туда? — сказала Меруэрт.

— Конечно, поедем, — весело ответил Данияр и она, перегнувшись через стол, поцеловала его.

— У меня потрясающая новость, — сказал Данияр, когда они шли к машине.

— Какая? — поинтересовалась Меруэрт.

— Как только вернемся, я займу пост президента небольшой фирмы.

При этих словах Амантуру показалось, что глаза Меруэрт заблестели, хотя его, Амантура, эта новость не удивила. Отец Данияра давно собирался открыть ему небольшую контору, где Данияр мог бы начать работать сам. Амантур похлопал друга по плечу.

— Рад за тебя, — произнес он.

— Я тоже рада, — сдержанно произнесла Меруэрт. Она с каким-то обиженным видом, прошла вперед них и села в машину.

— Что с ней? — удивился Амантур. Она должна радоваться за возлюбленного. Или это часть ее придуманной игры?

Данияр, не обращая внимания на слова друга, бросился к ней. Амантур решив не беспокоить их, прошел мимо машины и направился в сторону отдыхающих, число которых было немногочисленное. Наверное, сентябрьское солнце уже их не привлекало, хотя озеро было изумительно красивое. Амантур по привычке засунул руки в карманы шорт. Он повернул голову назад и увидел, что они все еще заняты разговором.

К ногам Амантура подкатился мячик. Он нагнулся и поднял его.

— Дяденька, верните мячик, — услышал он детский голос. Амантур увидел маленького мальчика. Он тянул его за край его шорт. Амантур присел перед ним.

— Это твой мячик? — спросил он. Малыш кивнул головой.

— А где твои мама и папа?

— Я сам пиехал! — гордо заявил мальчик. Амантур протянул ему мяч и улыбнулся ему.

— А во что ты играешь с мячом?

— Футбой, — мальчик взял мячик и убежал. Амантур встал. И снова посмотрел в сторону машины. Теперь Данияр стоял у открытой дверцы и, наклонившись, горячо что-то доказывал. Он отвернулся. Почему-то стало скучно, и Иссык-Куль потерял для Амантура интерес. Ему захотелось обратно в город, к своему прежнему ритму жизни, где его окружали цифры, договора, переговоры. А здесь скучно одному. Жаль, что Лунара не смогла приехать.

Амантур заметил девушку в коротеньких шортиках и маечке. Она, улыбаясь, шла прямо к нему, и он напряг зрение, пытаясь вспомнить. Может, это знакомая?

— Простите, вы не могли бы мне помочь? — она остановилась перед ним. Каштановые волосы ниспадали с загорелых плеч, а глаза сияли как звезды.

— Да, — произнес Амантур. Наверное, после Меруэрт эта девушка самая красивая. Правду она сказала о женской привлекательности.

— Не подскажете, как пройти в пансионат?.. — спросила она. Амантур оглянулся по сторонам несколько раз, затем растеряно пожав плечами, слабо улыбнулся.

— Честно признаться, я сам не имею ни малейшего представления о том, где находится этот пансионат.

— Как жаль. Придется кружиться здесь и узнавать дорогу. Меня там ждут друзья, – девушка вздохнула.

— Я… То есть у моего друга есть авто. Если желаете, можем выяснить это вместе и подбросить вас, — предложил Амантур, подумав, что Данияр не будет возражать. Девушка улыбнулась.

— Было бы просто здорово.

Они медленно направились к машине. Между ними завязалось обычное знакомство.

— Меня зовут Олеся.

— Я Амантур. Приехали отдохнуть?

— Да. Недавно вернулась из Лондона. И сразу сюда. Ужасно соскучилась по здешним краям.

Олеся оказалась словоохотливой девушкой.

Они подошли к машине. Амантур встретил удивленный взгляд Данияра и заметил, как его друг оценивающее оглядел Олесю. Как обычно, не пропустит ни одной красивой девушки, подумал Амантур.

— Данияр, подвезем девушку в пансионат. Там ее ждут друзья, а она не знает, как туда добраться, — сказал он.

Данияр согласно кивнул головой. Амантур открыл дверцу.

— Кто она? — шепотом спросила Меруэрт. – Она что, не может взять такси?

— Меруэрт, подвинься, пожалуйста, — громко произнес Амантур и обернулся к Олесе. – Олеся, присаживайся.

Амантур услышал ворчание Меруэрт и усмехнулся про себя. Когда Олеся села, он закрыл дверцу.

— Красивая, — произнес Данияр.

* * *

Эти несколько дней для Амантура пролетели быстро, и он не успел моргнуть глазом, как уже ехал обратно в город. По приезду сразу включился в работу. С Данияром они стали видеться реже; его друга увлекла новая работа, и тех постоянных встреч уже не было. Иногда Амантур удивлялся, что Данияр, будучи по природе совой, теперь вставал с жаворонками. Наверное, решил не ударить лицом в грязь и оправдать надежды отца. И Амантуру приходилось только радоваться за друга, хотя он по нему скучал.

День сменялся ночью, а ночь днем, и Амантур не заметил, как сентябрь перешел в изменчивый октябрь. Начались дожди.

И в один из таких сумеречных и дождливых дней неожиданно поступил звонок, которого Амантур не ждал. Услышал голос, которого не надеялся услышать.

— Аман, привет.

— Привет, — пробормотал он удивленно. Не гадал он, что она позвонит.

— Не забыл старого друга? Как дела?

— Все отлично. Что-то случилось? – спросил Амантур и поспешно добавил: – Я не знаю, где Данияр, и почему его телефон отключен. Мы редко видимся теперь.

— Не надо сарказма. Я звоню не по этому поводу, — ответила она. — Я что, не могу позвонить своему хорошему другу? Мы теперь не друзья?

— Ты столько не звонила. Почти с тех пор, как мы вернулись с отдыха. Насколько я знаю, друзья так не поступают. Или уже обида прошла?

— Я не была в обиде. И прости, что не звонила тебе.

— Почему ты звонишь сейчас?

— Мне хотелось бы поговорить с тобой.

— О чем?

— О Данияре. И обо мне. Я, кажется, совершила глупость и теперь боюсь, что потеряю Данияра.

— Ты о чем? И причем здесь я? – спросил Амантур, недоумевая.

— Данияр твой друг. и только ты можешь мне помочь.

Голос Меруэрт звучал серьезно и Амантур согласился.

Накрапывал мелкий дождь. По окнам стекали капли дождя. Люди торопились, торопя за собой время и дождь. Бесшумно осыпались листья.

Официант разложил заказ перед ними и удалился. Амантур оторвался от окна и посмотрел на Меруэрт, одетую во все черное. Какая же она красивая, даже не верится, что она когда-то прибегала к помощи пластического хирурга. Умело подкрашенные глаза заполнились печалью, и она сидела, уставившись в чашечку с кофе, виновато прикусив нижнюю губу. Амантур подумал о том, что он немного скучал по ней, несмотря на то, что она безбашенная и расчетливая девчонка. Как хорошо, что они встретились сегодня.

Амантур заметил, как слезинка потекла по ее щекам, и она смахнула ее. Он приподнял ее голову.

— Эй, что случилось? — нежно спросил он. Слезы закапали в чашечку с кофе, и Амантур вытащил свой носовой платок. Протянул Меруэрт.

— Он чистый. Вытри слезы. А не то тушь размажется и уйдет вся твоя красота, — шутливо произнес он. Меруэрт усмехнулась. Взяла платок.

— У меня тушь водостойкая, — произнесла она, вытирая слезы.

— Если то, о чем ты со мной хотела поговорить, вызывает у тебя такие эмоции, тогда не будем говорить об этом. А то совсем раскиснешь.

Меруэрт покачала головой.

— Мне надо об этом поговорить, и ты единственный человек, которому я могу доверять.

— Ну что ж. Хорошо.

— А Данияр? Как он? — спросила она. Амантур пожал плечами. Почему она спрашивает его об этом? Ведь именно она должна видеть Данияра чуть ли не каждый день.

— Мы виделись недели две назад. Он теперь большой человек, а у больших людей, увы, время небольшое, – все же ответил Амантур.

— Знаешь, в последнее время он так отдалился от меня. Вы видимся через день, два. Самое большое — отвезет меня домой, а сам опять умчится на свою работу.

— Это же его работа, и ты должна его понять. Он сможет стать независимым и сделать капитал, чтобы осуществить твою мечту.

— Какую мечту? — переспросила она.

— Красивая и богатая жизнь, не обремененная всякими проблемами, как бывает у простых людей.

Меруэрт замолчала. Затем, посмотрев в глаза Амантуру, произнесла:

— Я, кажется, изменила Данияру.

— Что?! — Амантур вытаращил глаза.

— Понимаешь, Данияр не пришел на свидание вчера, и я в отместку ему познакомилась с молодым человеком. Конечно, до постели дело не дошло, мы просто сидели, обнимались. Он меня целовал, и я отвечала ему тем же. В тот момент я не думала о Данияре. Я была зла на него. Я думала только о мести. А утром на душе было так паршиво, мне хотелось плакать, высказаться и я все время боялась, что Данияр мог меня увидеть, — протараторила Меруэрт.

Амантур сидел, ошарашенный этим откровением, представляя ее в объятиях другого мужчины. Кровь закипела в его жилах, и он невольно сжал кулаки. Затем посмотрел на нее. Как же она могла так поступить? Строить козни за спиной Данияра, который души в ней не чает, потакает всем ее желаниям? Меруэрт отвела глаза и шмыгнула носом.

— Амантур, прости меня.

— При чем здесь я? Прощение ты должна просить у Данияра. В уме не складывается то, как ты с ним поступила, — сурово произнес он.

Меруэрт молчала. Амантур видел ее смятение, как она ломает руки, пытаясь оправдаться. Взгляд ее погас, щеки побледнели, но от этого она не переставала быть красивой. Сердце Амантура смягчилось.

— Что будет, если он узнает? Я ведь потеряю его, — жалобно протянула она, наконец. Слезы снова наполнили ее глаза. И она драматично приложила платок к ним.

— Ты потеряешь свою мечту, а не его. Не беспокойся, он не узнает, — твердо ответил Амантур. Он знал, что поступает с другом нечестно, защищая Меруэрт, но ему было жаль ее. Она действительно раскаивалась, да и Данияру не зачем знать об этом. Меруэрт допустила оплошность, но эта оплошность простительна. В конце концов, ничего страшного не произошло.

— Я ему ничего не скажу.

— А если вдруг он меня вчера видел?

— Если бы он тебя увидел, то все решилось бы еще вчера, и мы с тобой не обсуждали бы этот случай. Впредь не стоит быть такой глупой. Я знаю, ты не такая.

— Ты, наверное, думаешь что...

— Я ни о чем не думаю, Меруэрт, – перебил ее Амантур. — Когда вы встретитесь, сделай вид, что ничего не было. Будь такой, как прежде, и не отводи взгляд. Может, Данияр и не заметит.

— Ты такой хороший, — с умилением произнесла Меруэрт, и в глазах появился блеск.

— Навести какую-нибудь подругу. Поговори с ней, отвлекись. Выпей чаю с печеньем, — сказал Амантур.

— У меня нет подруг, — буркнула она.

— Нет подруг? — удивился Амантур.

— При моих взглядах на жизнь я не могу допустить того, чтобы у меня были подруги. Они завистливы, ворчливы, да и я не верю в женскую дружбу.

— А тебе не кажется что, в случае неудачного расклада вещей в дальнейшем ты можешь остаться одна?

Она покачала головой.

— У меня же есть ты, — произнесла она и усмехнулась. Он просто улыбнулся.

— Амантур, только с тобой я могу быть такой, какая я есть на самом деле. Теперь ты от меня точно не отвяжешься, — засмеялась она. Амантур смотрел на нее и радовался тому, что она рядом.

— Меруэрт, скажи, ты могла бы полюбить человека просто так? Ни за деньги, ни за положение? — вдруг спросил он. Она задержала на нем свой взгляд и задумалась.

— Наверное, да. Даже если это не в моих интересах, — ответила она. – Но этого не произойдет. Не должно!

Он заметил, как она напряглась.

— Скажи официанту, чтобы принес другой кофе. И побольше сливок, — произнесла она, не глядя на него. Амантур выполнил ее просьбу. Когда дымящийся кофе был поставлен перед ней, она вскинула взгляд на него.

— Я про тебя ничего не знаю, Амантур. Расскажи о себе. О своем детстве, – попросила она – Какие девушки тебе нравятся? Как Лунара?

Амантур рассмеялся.

— Лунара хороший человек, – сказал он. Меруэрт нахмурилась.

— Ты давно ее знаешь? – она отпила кофе.

— Несколько лет. В школе она мне нравилась.

— А теперь? Со школьной скамьи столько времени прошло.

Он посмотрел на нее. К чему такой интерес к персоне Лунары?

— Нас связывает давнее знакомство. И она мне до сих пор нравится, – Амантур говорил правду.

— Два сапога пара, – сказала она.

— Что? – не понял Амантур. Какие сапоги?

— А с такой, как я ты бы смог завести отношения? – спросила она неожиданно, что он опешил. Внимательно посмотрел на нее.

— Ты же знаешь, что ты не в моем вкусе, — специально сказал он и заметил, как она вздрогнула.

— Я не привлекательна, да?  — спросила она.

— Я отношусь к тебе, как к другу, — ответил он и подумал, что лгать это не хорошо.

— Знаешь в чем отличие между тобой и Данияром? Он умеет себя преподносить. Он умеет веселиться, жить. Ухаживать за девушкой. Может поэтому, ты до сих пор делишь свое время с одиночеством.

Эти слова больно кольнули его в сердце.

— У Данияра разнообразный стиль во всем. И в манере одеваться тоже. А ты? У тебя все слишком однообразное. Как и у Лунары. Хотя ты можешь быть другим, — она задумалась. – Ты просто предсказуем, и все. А такие люди не всегда могут претендовать на что-то большее.

У Амантура не нашлось что ответить. Он знал, что Меруэрт права.

— Счет один-один, — радостно произнесла она. Затем взяла лежавшую на столе его руку. И почему-то поцеловала ее. — Каждый человек прекрасен такой, какой он есть. Просто не всегда всем везет. Не принимай мои слова близко к сердцу.

Она посмотрела на него. Затем взяла чашку с кофе и сделала глоток.

Дождь за окном, словно устав, перестал лить. Хотя тучи угрожающее нависли над городом, готовые в любую минуту разразиться.

Выйдя из кафе, Меруэрт обняла Амантура. Крепко прижавшись к его груди, она закрыла глаза. Амантур в нерешительности тоже обнял ее.

— Спасибо тебе — прошептала она. Он легонько похлопал ее по спине.

— Скоро снова пойдет дождь, а у тебя, наверное, и зонта нет, — сказал он. Меруэрт посмотрела на него.

— Ты все про меня знаешь, — она улыбнулась.

— Просто вспомнил, как ты однажды говорила, что не любишь носить зонты, так как они делают тебя неуклюжей.

— И все помнишь, — добавила она.

— Я же твой друг.

— А Данияр точно ничего не узнает? — снова спросила она.

Амантур отрицательно покачал головой.

— Я же сказал, что не узнает, — прошептал Амантур, наклоняя голову ниже. Ему захотелось вдохнуть ее запах. 
Она посмотрела на него, затем подтянулась и поцеловала его в уголочек его губ. Невольно его тело поддалось вперед, сердце дрогнуло, но продолжения поцелуя не последовало.

— Мне пора, — сказала она. Амантур на миг закрыл глаза. Сердце сладко заныло.

— Может мне проводить тебя? Все-таки уже вечер, — затем спросил он. Ему не захотелось отпускать ее.

— Нет, Амантур. Мне недалеко.

Он смотрел, как она перешла дорогу, затем, обернувшись, помахала ему рукой и скрылась за поворотом.

Она имеет какую-то власть надо мной, подумал он. А это прикосновение ее губ. Был ли это дружеский поцелуй? И эта его внезапная нежность к ней. Амантур был сбит с толку открывшимся в его душе новым чувством. Да, конечно, она нравилась ему, а теперь она нравится ему еще больше. После этого разговора, несомненно, что-то изменилось в нем. Но что это было? Мысли его были обрывисты. Он думал об одном, затем резко переключался на другое. Он не мог остановиться на одном, так как боялся, что это будет мысль о Меруэрт.

Дождь закапал и он, подняв ворот куртки, поспешно направился домой.

* * *

С утра начавшийся снег уже успел покрыть город белым цветом. Он ложился крупными хлопьями и жалобно скрипел под ногами.

Огромная снежинка, словно не найдя места, приземлилась на носу Амантура. Меруэрт засмеялась, и Амантур засмеявшись вместе с ней, схватил снежинку, и она растаяла в его пальцах.

Они собирались на горнолыжный курорт и ждали Данияра, который почему-то задерживался.

— Где будем встречать Новый год?  — спросила Меруэрт. Амантур пожал плечами.

— Дома с семьей, — безучастно ответил он. Он думал о другом. Эта шапочка так идет к ее лицу. А как она засмеялась. Так искренне и так по детски.

— Хорошо, что Данияр сможет побыть сегодня с нами, — сказала она. – Его работа отнимает у него слишком много времени.

— А ты все гонишься за своей мечтой? — спросил Амантур. Меруэрт посмотрела на него. Промолчала.

— Значит, ты готова пожертвовать всем в угоду своей расчетливости?

— Да! Я больше не верю в любовь.

— А ты хоть любила в своей жизни? – и удивился, когда она кивнула.

— И кто же этот человек?

— Тебе не зачем знать об этом, — отрезала она.

Амантур замолчал. Он все чаще думал о ней и иногда ужасался ощущения, появлявшегося каждый раз в момент их встречи. Но он старался отгонять любую мысль о ней. И все не мог забыть то прикосновенье ее губ, с которого и начались его мучения. Ведь в тот вечер, когда шел дождь, он не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок, вновь и вновь вызывая то ощущение, которое он испытал, когда ее губы коснулись его губ, предаваясь мечтам. Думал о ней. Затем думал о Данияре, затем снова о Меруэрт. Думая о ней, он еще думал о том, что совершает ошибку, и все же мечты о Меруэрт охватывали его сущность.

И глядя на нее сейчас, он знал, что его мечты бесконечны.

— А меня ты смогла бы полюбить? — напрямик спросил он, позволив себе переступить через черту дружеских отношений и не думать о Данияре.

Во взгляде Меруэрт Амантур прочитал немой вопрос, сопровожденный недоумением. Но все-таки он хотел услышать этот важный для него ответ.

— Ребята! — услышал Амантур голос Данияра. Он стоял на крыльце дома и махал им рукой. Амантур сделал шаг назад от Меруэрт, словно боялся, что Данияр прочитает его мысли. Данияр приблизился, таща за собой огромный рюкзак.

— Долго искал перчатки. Поехали, солнышко, — сказал он. Меруэрт взглянула на Амантура и села на переднее сиденье, рядом с Данияром. Она предпочла его, Данияра, подумал Амантур ревниво. Затем, вдруг опомнившись, отогнал от себя такие мысли. Что с ним такое?

— Аман, старина, садись, — услышал он голос друга. Сел на заднее сиденье и почувствовал себя таким опустошенным и одиноким, что захотелось закричать. Огромный внедорожник зарычал и понес их по заснеженной дороге.

— Как дела на работе?  — спросил Амантур, немного придя в себя.

Данияр посмотрел на него через зеркало заднего обзора.

— Работа оказалась гораздо интересней, чем я предполагал. Управлять компанией — это словно управлять маленькой страной, где свой устав, закон. Нет, отец правильно сделал, что открыл эту фирму.

— Тебя совсем не видно, — грустно произнесла Меруэрт.

— Ну, солнышко. Так уж получается. Я же ради нас стараюсь.

— Хоть по воскресеньям мы можем видеться? Те редкие встречи меня не устраивают, — капризно захныкала Меруэрт.

— Вот поженимся следующим летом, ты меня будешь видеть каждый день.

Сердце у Амантура екнуло.

— Поженимся?

— Да. Подумываю устроить свадьбу ближе к августу.

Амантур посмотрел на Меруэрт. И к своему удивлению, заметил тень недовольства на ее лице.

— А ты спросил у меня? Хочу ли я этого?

— Ты не хочешь нашей свадьбы? — удивился Данияр. Она промолчала. Данияр взял ее за руку. И она улыбнулась ему. Она согласилась, подумал Амантур и стал смотреть в окно. Вдалеке показались заснеженные холмы, и снег уже валил стеной. Данияр ехал на минимальной скорости.

— Данияр. Какие планы на Новый Год?  — спросила Меруэрт. Данияр в ответ наклонился к ней и поцеловал ее в щеку. Меруэрт улыбнулась ему.

— Проведу его с тобой, солнышко.

— А я поеду навестить мать, — произнес Амантур, как бы стараясь вмешаться в эти нежности между ними. Меруэрт обернулась.

— Поедешь навещать мать? — переспросила она. Амантур кивнул головой.

— Брось, старина, — сказал Данияр – Встреть его с нами.

— Я не видел ее несколько лет. Пора уже повидаться. Она каждый год ждет меня в этот день, и мне уже стыдно оправдываться каждый раз, — задумчиво ответил Амантур, глядя на то, как снежинки пролетают за окном. Быть третьим на любом их празднике он уже не хотел.

— Как жаль, — сказал Данияр. Меруэрт обиженно посмотрела на него. Затем отвернулась. Она не разговаривала с ним весь вечер, после того, как они приехали на базу. Амантур ловил ее взгляды, но старался не придавать им значения. Он просто не мог допустить мысли о том, что думает о ней каждый раз. О том, что думает о девушке, которую любит его друг.

Ресторан находился там же, в гостинице. Открыв дверь и пропустив вперед Меруэрт, Данияр пропустил затем друга. В нос ударили смешанные запахи различных блюд, и они увидели добродушное лицо метрдотеля. Он усадил троих за столик у окна, и вызвал официанта. Амантуру есть не хотелось, и он заказал горячий кофе.

— Подумываю открыть филиалы в нескольких городах и расширить спектр предоставляемых услуг, — сказал за ужином Данияр.

— Для этого тебе будет нужен дополнительный капитал.

— Безусловно. Обращусь к одному из банков. Уверен, они мне не откажут.

В этот момент зазвонил мобильный Данияра. Он перестал жевать и взглянул на Меруэрт. Амантур нутром почувствовал, что это ему звонят с работы.

— Да! — сказал он в трубку и, поднявшись со стола, сделал знак сидящим Амантуру и Меруэрт. Медленными шагами он отошел от их столика.

— Ты же не уедешь на Новый Год? — спросила Меруэрт, когда Данияр отошел на приличное расстояние. Амантур чуть не поперхнулся кофе.

— Что?

— Ты же пошутил насчет матери?

— Нет, я вполне серьезно.

— Но так же не бывает! – воскликнула она – Ну, останься, Амантур, пожалуйста, — сказала она.

— Нет, я поеду, — твердо сказал он.

В это время подошел Данияр. Меруэрт затихла и больше не произнесла ему ни слова.

В ресторан вошли еще несколько людей. Они гурьбой направились к соседнему столику, который был свободен. Наблюдая за ними, Амантур заметил среди них знакомого человека.

— Солнышко, что с тобой?  — спросил Данияр у Меруэрт, заметив ее плохое настроение. Она покачала головой. Амантур чувствовал ее испытующий взгляд и старался не смотреть на нее. Данияр начал говорить, но Амантур не слушал, о чем шла речь. Его взгляд был прикован к тем людям, которые занимали соседний столик. Единственная девушка среди мужчин. Что, интересно, она здесь делает? На миг Амантур выкинул из головы все мысли о Меруэрт. А она все такая же. Блистательная, и, кажется, совсем не чувствует себя неловко в их обществе. Судя по обрывкам их слов, эти люди иностранцы. Девушка, заметив его, узнала Амантура и радостно помахала рукой. В этот момент кто-то больно ударил ногой по его ноге под столом. Эта была Меруэрт. Амантур взглянул на нее и еще шире улыбнулся той. И получил второй удар по ноге. На этот раз удар был сильнее.

— Оставляю вас наедине, — произнес Амантур и встал.

— Ты куда? — спросил Данияр – Кого-то увидел?

В ответ Амантур загадочно улыбнулся и направился к соседнему столику. В душе ему хотелось, чтоб Меруэрт ревновала его. Чтоб испытывала те же чувства, что и он. Ведь именно с этой целью он сейчас подойдет к соседнему столику.

— Господа, можно мне украсть вашу спутницу на миг? — сказал он, подойдя к их столику. Девушка улыбнулась, а мужчины непонимающее уставились на него. Она что-то сказала им на их языке, и они закивали головой.

— Рада, что мы так неожиданно встретились, — сказала она, когда они вышли из ресторана.

— А я как ужасно обрадовался, Олеся. Как дела?

— Все отлично. Приехала сюда по работе, да и отдохнуть немного, — ответила она.

— Эти мужчины твои коллеги?

— Одна иностранная делегация, — ответила Олеся.

— А я приехал отдохнуть. С друзьями.

— Я пробуду здесь всего лишь один день. Можем встретиться завтра. Все равно одной скучно будет. Покатаемся на лыжах.

— Непременно, Олеся, – радостно согласился Амантур, думая о том, что хотя бы завтра он не будет чувствовать себя одиноким.

— Мне пора к своей делегации. Хорошо, что мы встретились.

Амантур отворил перед ней двери, и она ушла. Так как назад к столику он не собирался, прямо направился в свою комнату. За окном стояла ночь и он, пройдя через комнату, сел на кровать. Мягкий свет наводил на сон, и Амантур растянулся на постели. Напряжение отпустило его тело, и он свободно вздохнул. Почему в голове вертится лишь одна мысль? И эта мысль беспокоит его и удручает. Амантур закрыл глаза. Ведь он не должен думать об этом. Это плохо и подло. Почему он все время думает о ней? Амантур не мог знать. В комнате стало так тихо, что он слышал тихое биение своего сердца в такт биению часов, стоящим у изголовья кровати. Он закрыл глаза. Наверное, прошло несколько минут. Дверь тихо скрипнула, и Амантур услышал, как вошла она. Что-то подсказало, что это она. Он не мог открыть глаза. Едва слышимые ее шаги остановились у кровати. Еще мгновение и он ощутил ее горячее дыхание у своего уха и руки, которые словно магнитом потянули к себе. Амантур, поддаваясь этим ласковым рукам, поднялся. В этот момент он ощутил эти желанные губы, о которых мечтал, на своих губах. И он раскрылся им навстречу. Сердце забилось быстрей. А эти губы страстно целовали его глаза, щеки, не давая ни мыслить, ни свободно вздохнуть.

— Меруэрт, — прошептал он и ощутил прикосновение ее дрожащего от возбуждения тела.

— Молчи, — услышал он ее низкий голос. Она продолжала целовать его, обвивая руками его шею, запуская пальцы в его волосы. Меруэрт. Как же он ждал этого момента. Ждал ее губ, объятий. Как же он желал ее!

— Я люблю тебя, Меруэрт, — прошептал он и открыл глаза. Темный потолок, освещенный светом ночника. Амантур привстал и огляделся. В комнате никого не было. Сон. Это был сон? Черт! Она и во сне не дает ему покоя, заставляя его думать о ней. Кто-то другой сказал бы, что он влюбился в нее. И вдруг до Амантура дошло, что он влюбился. Он влюбился! Влюбился в избранницу своего друга! Амантур даже вскочил с кровати. Затем снова опустился. Хотя нет. Он ведь даже не знает, что собой представляет это чувство. Он ведь никогда не влюблялся. Он даже не знает различий. Меруэрт. Мысль о ней снова завертелась в его голове. Меруэрт. Может, все так и должно происходить? Говорят, любовь делает человека иным, открывает с другой стороны и даже меняет внешне. Амантур подошел к зеркалу. Увидел в нем свое отражение. Он словно не узнавал себя. Амантур засмеялся, не веря. Влюбился, с грустью подумал он.

— Аман, — услышал он вдруг ее голос и вздрогнул. В зеркале он увидел ее. Красивую, неуловимую, недосягаемую Меруэрт. Амантур нервно обернулся.

— Чего тебе? — резко произнес он.

— Что с тобой? — она сделал шаг вперед.

— Уйди, пожалуйста, — попросил он. Во сне она целовала его, и это теперь казалось ему вполне реальным. Ему стало стыдно за свои мысли.

— Амантур, не пугай меня. Ты не возвратился к столу, и я решила поискать тебя. Данияр в боулинг-клубе. Он встретил какого-то друга по работе. Мне стало скучно. Посиди со мной.

Посидеть? Амантур усмехнулся. Это девушка играет с ним. То целует его в губы, то снится ему. То обижается, то ревнует. Чего она хочет? Чтоб он посидел с ней?

— Я устал, я хочу спать, — банально произнес Амантур.

— Ты хочешь, чтоб я оставалась одна? Ты ведь мой друг.

— Не стоило мне становиться твоим другом. Не стоило влезать в твои дела, — как-то зловеще произнес Амантур.

— Ну, как? Друзья должны знать, — просто произнесла она, словно не замечая его состояния.

— Меруэрт, — устало произнес он, перестав бороться с собой. Он прошел и сел на край кровати. И снова посмотрел на нее. Боже, почему она такая желанная? Почему его влечет к ней все сильнее? Почему именно сейчас? Амантур потер лоб. Почему она? Она ведь обманом хочет заполучить его друга, стать хозяйкой его состояния. Она не любит Данияра. И он, Амантур, это знает. Она двуличная, бесстыдная, беззащитная и такая красивая. А он? Дурак, попался в ее удочки, как мальчуган. Он вспомнил первую встречу. Она ведь понравилась ему еще тогда. Когда они еще не были знакомы. Когда она вошла в то кафе. Просто обстоятельство того, что именно с ней хотел тогда познакомить его Данияр, погасило искры, вспыхнувшие в его сердце. Если бы он мог повернуть все вспять.

Меруэрт подошла и села перед ним. Заглянула в глаза. Амантур понял, что она ни о чем не подозревает. Ведь она слепа, ослеплена своей мечтой.

— Амантур, — произнесла она. – Что с тобой? Ты заболел?

— Нет.

— Ты ведь не уедешь? — спросила она. Амантур посмотрел на нее. В нерешительности поднял руку, хотел дотронуться до ее лица, но затем опустил.

— Уеду.

— Я ревновала тебя сегодня к той девчонке. Было такое странное чувство вот здесь, — сказала она и приложила руку к груди. Амантур посмотрел на нее. Она ревновала. Он усмехнулся. Ревновала. Смешная она. Он посмотрел на нее.

— Если бы перед тобой стоял бы выбор выбрать одного из нас, кого ты бы выбрала? — спросил он, не выдержав. Ему всегда хотелось узнать ее мнение на этот счет. Меруэрт пересела на кровать.

— Я не хочу терять вас обоих. Вы мне оба дороги.

Ну, конечно, подумал Амантур и встал. Снял свитер и кинул ее на кровать. Начал рыться в дорожной сумке в поисках другого свитера. Если она сейчас не уйдет он сойдет с ума, подумал он. Из-за ее улыбок, глаз, объятий, поцелуев он попал в такую передрягу. Из-за нее он чувствует себя предателем. Из-за нее. Амантур вытащил один свитер, который почему-то ему не понравился, и закинул его обратно.

— Аман, — услышал он ее голос.

— Меруэрт, ты сделала свой выбор, а теперь уйди, — произнес он, не оборачиваясь.

— Я тебя не понимаю. Сегодня ты какой-то странный. Данияр говорит...

Амантур резко выпрямился.

— Что сказал Данияр?

— Он подозревает что...  — Меруэрт замолчала. Амантур подошел к ней и схватил за руки.

— Что он подозревает?  — он не заметил, как сжал ее в руках.

— Мне больно, Амантур!

Он отпустил ее. Она смотрела на него, потирая руку.

— Прости. Сам не знаю, что со мной творится. Наверное, это из-за долгой дороги, — сказал он и взглянул на нее умоляющим взглядом. – Уйди, пожалуйста. Завтра я приду в себя, ты меня не узнаешь.

— Я надеюсь, ты не сходишь с ума, — сказала она, выходя из комнаты.

Амантур так и не найдя свитера, обратно плюхнулся на кровать. Она ушла, оставив свой запах, свой образ. Он словно потерял голову. Он сходит с ума, как подметила только что Меруэрт. Амантур закрыл лицо руками. С этим нужно заканчивать. Данияр его друг, и он поступает подло, думая о ней, желая ее. Завтра, как он и обещал, он станет тем самым Амантуром. Прежним Амантуром, не обремененным никакими чувствами. Хотя бы постарается стать таковым.

Снег выпал почти с метр и блестел, так что Амантур надел черные очки. Неподалеку стояли Данияр и Меруэрт. Они оживленно о чем-то болтали.

— Привет.

 Амантур обернулся. Олеся.

— Здравствуй. Болеешь сноубордом? — спросил он, увидев какие снаряжения она надела.

— Заразилась в Лондоне.

— Понятно. А я вот на старых добрых лыжах решил прокатиться.

— Хочешь, научу кататься на сноуборде? — спросила она. Амантур покачал головой.

— Боюсь, из меня ученик не ахти получится.

— Брось. Это не сложно.

— Ну ладно.

— Хорошо, — Олеся кивнула головой. Он взглянул на Меруэрт. Данияр помогал ей с лыжами, а она угрожающее смотрела на него, Амантура.

— Ты не безразличен этой девушке, — произнесла Олеся вдруг. Амантур засмеялся.

— Я? Да мы просто друзья, – выпалил он.

— Друзья не смотрят друг на друга таким взглядом. Поверь мне, Амантур, — загадочно сказала она, затем надела спортивные очки.

— Э...м...  — у него не нашлось, что ответить.

— Поехали. Кто быстрее, — не дожидаясь его, она оттолкнулась и поехала вниз. Амантур смотрел на то, как она ловко орудует доской, и думал о ее словах. Нет, Меруэрт не должна мешать дружбе двух друзей. И он тоже. Это неправильно и несправедливо. Но что же ему делать, если его против воли тянет к ней? Какая трудная задача. Похлеще, чем какой-нибудь годовой отчет. Амантур постоял и поехал вниз. С каждой секундой скорость росла, и адреналин заклокотал в его венах. Рядом проехал еще один лихач, громко ликуя и заражая Амантура весельем. Он громко крикнул. Ветер бил в лицо. Через минуту он достиг того места, где стояла Олеся.

— Ты просто чемпионка, Олеся, — проговорил он. Она улыбнулась и рукой оттряхнула снежинки в его волосах...

Громкий хохот взрывал морозный воздух. Пару раз он скатывался со склона, пару раз падал в сугроб. Доска для сноуборда никак не хотела подчиняться Амантуру, и он словно малый ребенок, поднимался, затем снова падал. Олеся помогала ему, заливаясь ребяческим смехом. Им было весело, и Амантур забыл о Меруэрт на время. Олеся рассказывала смешные истории, приключавшиеся с ней в Лондоне, заражая и его своим смехом.

От смеха Амантур падал и скатывался вниз.

— Так мы с тобой никогда не достигнем верха и на сноуборде не сможем научиться кататься, — смеясь, говорила Олеся.

— Я же говорил, что ученик я плохой, – оправдывался Амантур.

Когда они добрались до вершины, их позвал Данияр. Он сидел на огромных резиновых санях и звал его. Меруэрт сидела за его спиной.

— Аман. Садись. Пригласи Олесю. Сейчас поедем.

— Поедем?  — спросил Амантур у Олеси.

— Это будет забавно — прокатиться на санях, – согласилась она.

И они направились к ним.

— Аман, ты садись за Меруэрт, а Олеся пусть держится за тебя.

Меруэрт молчала. Амантур сел за ней. Олеся обняла его сзади.

— Держитесь, — прокричал Данияр. Амантур почувствовал, как сани медленно едут, и уже побоявшись того что, свалится, обнял Меруэрт. Сани набирали скорость. И Амантур крепче прижался к ней. Впереди кричал Данияр и, уже когда сани стремительно неслись вниз, закричали все. Под конец все четверо скатились с саней. При падении Меруэрт отпустила Данияра и скатилась с Амантуром вниз. В результате, прокатившись несколько метров, Амантур оказался на ней. Он, улыбнувшись, произнес:

— Привет.

Меруэрт оттолкнула его, и Амантур засмеялся.

— Ненавижу тебя, — проговорила она.

— За что? — спросил Амантур, протягивая ей руки и помогая ей встать.

Она промолчала. Подбежал Данияр. Амантур огляделся. Олеся находилась чуть выше них и тоже приводила себя в порядок. Амантур подошел к ней.

— Удачный спуск, — сказал он. Она улыбнулась.

— Хорошо, что еще шею не повредили.

— Пойдем, — он взял ее за руку, и они вместе подошли к стоящим Меруэрт и Данияру.

— Ребята, предлагаю выпить по чашечке горячего кофе, — предложил Данияр. И они гурьбой направились в кафе.

Горячий кофе дымился, радуя нос ароматным запахом. Официант принес сэндвичи и удалился. Данияр взял один сэндвич и с аппетитом откусил большой кусок.

— Меруэрт, хочу заметить, что вам повезло с Данияром, — сказала Олеся.

— Он у меня на вес золота, – произнесла Меруэрт и посмотрела на Амантура.

Ближе к вечеру погода снова испортилась. Испортилось и настроение. Данияру приходилось срочно уезжать по работе обратно в город. Меруэрт сидела с кислой миной за столом. Данияр всячески уговаривал ее.

Было десять вечера, когда подъехала машина. Стоя у дверей, Данияр снова обнял Меруэрт.

— Как же ты уедешь в такую погоду?  — спросила она.

— Уеду. Как приеду позвоню, — Амантуру показалось, что Данияр слишком торопится.

— Ты уж обязательно позвони.

Меруэрт осталась в комнате, а Амантур пошел его провожать.

— Ты присматривай за ней, — сказал Данияр, направляясь к машине.

— Хорошо, — ответил Амантур. Данияр открыл дверь, и почему-то посмотрев на него, виновато улыбнулся. Амантуру показалось, что в машине еще кто-то сидит. Он наклонил голову. Но Данияр заслонил его. Все что он успел заметить, была черная юбочка и ноги обтянутые капроном. Данияр поспешно сел, дверь захлопнулась, и машина отъехала. Амантур долго смотрела вслед машине. Кто же находился в салоне? Неважно, подумал он. Его друг уехал, а ему не хотелось возвращаться назад. Он жутко боялся ее. Боялся остаться с ней наедине. Боялся говорить с ней. Боялся смотреть ей в глаза. Прошло еще время, и он промерз.

— Так ведь дело не пойдет? — сказал он самому себе. Затем развернулся и зашел в здание. Он забежит на секунду. Пожелает ей спокойной ночи и уйдет. Уйдет, и не будет думать о ней сегодня. Точно. Дойдя до ее двери, Амантур остановился. Затем постучался. Послышались шаги. Дверь открылась и появилась голова Меруэрт.

— Привет, — сказал он.

— Он уехал? — спросила она. Он кивнул головой.

— Заходи.

— Нет. Я пожелаю тебе спокойной ночи и уйду.

Меруэрт вытянула руку и, схватив его за руку, потянула в комнату.

— Посиди. Мне тоскливо.

— Меруэрт, — запротестовал он слабо. Ну почему он не может уйти от нее? Она усадила его на диван и уселась рядом.

— Ты поужинаешь со мной? – спросила она.

— Поужинай одна, хорошо? У меня нет аппетита, – ответил он.

Он встал и направился к дверям.

— Аман, — услышал он ее голос. Что-то необычное в этом голосе заставило его остановиться и обернуться. Она быстро подошла к нему и бросилась ему в объятья.

— Большое спасибо, — прошептала она, уткнувшись к нему в плечо. Он словно окаменел. Ждал этого момента и когда он наступил, растерялся.

— Ну что ты, — сказал он. Она посмотрела ему в глаза.

— Ты хороший, — прошептала Меруэрт.

— Меруэрт. Я... я пойду, — произнес он, боясь что, не сдержится и совершит глупость. Она слишком крепко к нему прижалась. Амантура бросило в жар. Сердце забилось быстрее. Он попытался оттолкнуть ее. Меруэрт, словно заметив его состояние, оторвалась от него.

— Что с тобой происходит в последнее время? Ты какой-то странный.

Амантур сделал шаг назад.

— Увидимся завтра, — пробормотал он. Меруэрт счастливо улыбнулась.

— Знаешь, ты такой хороший, я так тебя люблю.

Амантур остолбенел. Эти слова брошены просто так или они несут какой-то смысл под собой?

— Что?

— Я тебя люблю, — будто по слогам произнесла Меруэрт и посмотрела на него.

— Ты, наверное, специально все это делаешь, да? — вспылил Амантур, увидев, что она снова улыбнулась. Нет. Она просто издевается над ним!

— Как друга, конечно, — добавила затем она, тем самым, охладив его пыл. Он как-то сразу сник. Как друга? Друг, почему-то с удивлением подумал Амантур. Он посмотрел на нее и жестко произнес:

— Спокойной ночи.

Хлопнув дверью, он не сразу направился в свою комнату. Ему надо было успокоиться. Он подошел к окошку, за которым шел снег. Она любит его как друга. Надо же! А по-другому она больше не может, с издевкой подумал он. Какая же она эгоистка. Амантур вздохнул. Ну что ему теперь делать? Бороться с чувствами до конца? Ведь так не пойдет. Она будущая жена Данияра, и соответственно ему придется сталкиваться с ней очень часто. Признаться во всем Данияру? Амантур усмехнулся. Чушь какая-то. В душе он сомневался, что Данияр его поймет.

— Черт! — вырвалось у него. Он в бессилии ударил кулаком по подоконнику. Вспомнил, как она прижималась к его груди, и застонал от своего бессилия. Меруэрт. Его маленькая малышка. Его прекрасный ангел. Нет. Она не принадлежит ему. Он для нее всего лишь друг, жилетка для слез. Она так и останется для него недосягаемой. Он так и не посмеет открыть ей все то бушующее в нем. Так и не сможет. Лучше бы он никогда не встречал ее! Амантур решительным шагом отправился в бар. Идея напиться ему пришла сразу же, после того как он осознал свою окончательную беспомощность в чувствах к Меруэрт. Напиться и все забыть. Не вспоминать. Амантуру даже не подумалось о том, что напившись он не сможет сделать так, чтобы завтрашний день никогда не наступал, где о не думал бы о Меруэрт.

Громкий сигнал автомашины разбудил Амантура и он, едва открывая слипавшиеся глаза, поднялся с постели. Голова затрещала так, что Амантур зажмурившись, просидел на кровати долгое время. Сколько же он вчера выпил? Кто и каким образом доставил его сюда? Память словно стерлась, и Амантур усиленно пытался вспомнить хоть что-то. Наверное, ноги сами его дотащили до постели. Не стоило так напиваться. Амантур встал. Голова закружилась. Предметы перед ним словно плыли и раздваивались. Ужасно захотелось выпить воды. Амантур кинулся на кухню. Холодная вода показалась ему самым вкусным напитком на свете. Утолив жажду, он снова направился к кровати. Сел на краю и охватил голову руками. Усмехнулся. Как будто пара бутылок поможет ему забыть о ней, заглушить все чувства. Какой же он идиот, если действительно так думал. Позвонил Данияр и сообщил, что добрался и уже находится в аэропорту. Он посмотрел на время. Пора умываться, приводить себя в порядок и идти к ней, делая вид, что все с ним в порядке.

Дверь с золотистым номером пятнадцать оказалась не запертой. Амантур в нерешительности постоял с минуту, затем тихонько толкнул ее. Она открылась, и неожиданно появилась голова Меруэрт, словно она ждала его прихода. Амантур остановился. Она просто взглянула на него и скрылась в комнате.

— Я могу войти? — спросил Амантур. Услышав в ответ да, он сделал шаг в комнату. Голова все еще болела, но теперь это было неважно.

— Пойдем на завтрак? — снова спросил он, оглядывая комнату. Вещи почему-то разбросаны, из сумки торчали какие-то пакеты. Меруэрт кивнула головой, и Амантур заметил в ней какую-то перемену, но не мог понять, в чем была эта перемена. Он сделал шаг к ней.

— Ты готова?

— Нет, — буркнула она, пряча глаза. Меруэрт показалось ему в этот момент слишком простой. Словно она потеряла какой-то блеск, изюминку, глаза потеряли былой объем. Ее губы дрогнули в слабой улыбке.

— Ты нездорова? — спросил Амантур.

— Ты первый мужчина, который видит меня такой, — сказала она, словно догадавшись о его мыслях. Амантур не сразу понял, о чем шла речь. Она села перед зеркалом и посмотрела на него через зеркало.

— Так начинается мое утро. Через пару минут я превращусь в ту, которую ты привык видеть. Увидь меня Данияр такой, мы бы ни за что не были бы вместе. Красота страшная сила, — говорила она.

Амантур молчал, словно проглотил язык. Он смотрел на Меруэрт. Неужели эти глаза, эти густые ресницы, ее белозубая улыбка – все ненастоящее? Хотя, он знал об этом, в данный момент ему не верилось, как и не верилось всегда.

— Ну, давай. Я подожду, пока ты закончишь, — произнес он затем. Меруэрт взглянула на него.

— Посиди рядом. Не хочу, чтобы ты уходил.

Амантур не видел, как красятся женщины. Он видел только конечный результат, и теперь с интересом наблюдал за этим процессом. Она посматривала на него и посмеивалась.

— Знаешь, перед тобой я даже не стесняюсь, — сказала она, подводя глаза черным карандашом. Ее взгляд призывно заблестел.

— А что тут такого? Знаешь, даже интересно частично побывать в сугубо женском мирке, — ответил Амантур, беря в руки лежавшую помаду и разглядывая ее. – Хотя, для меня внешняя красота мало имеет значения. Смешные вы, женщины. Любите все усложнять. Мы, мужчины, любим вас такими, какие вы есть.

— Все так говорят, – многозначительно произнесла Меруэрт.

Она взяла с его рук помаду и ловко накрасила губы. Амантур и глазом моргнуть не успел.

— Дай-ка мне, — сказал он, осознавая, что это будет глупо, поднес помаду к губам и провел ею по ним. Он хотел рассмешить ее. Осталась длинная полоса алого цвета и Меруэрт наблюдавшая за ним, расхохоталась.

— Сложно, однако, распределить эту вещь так чтобы она не размазала все вокруг, — сказал он. Меруэрт взяв салфетку, потянулась к нему.

— Я вытру, — она коснулась его лица, и его словно током ударило. Он отпрянул, будто ее прикосновенье причинило ему боль, и взял другую салфетку.

— Я сам, — сказал он.

— Как хочешь, — Она обиженно фыркнула.

Пока он вытирал след от помады, она распустила волосы, и причесала их.

Амантур посмотрел на нее.

— Меруэрт, — сказал он. Ему так хотелось рассказать обо всем происходящем в его душе, о том, что он потерял свой покой. Она посмотрела на него, и Амантур вспомнил о Данияре – Данияр звонил. Просил передать, что успешно добрался и сразу же вылетел по делам.

Она промолчала. Словно ей не интересна судьба Данияра. Амантур подумал, быть может, она не расслышала его.

— Данияр звонил...  — снова повторил он.

— Я слышала, — перебила она его и поднялась. – Я переоденусь.

Спустя несколько минут она появилась в дверях, такая прекрасная и ослепительная, что Амантур потянулся к ней всем своим сердцем.

— Пошли на завтрак? — она улыбнулась.

За завтраком Меруэрт вернулась к разговору о Данияре.

— Не понимаю, почему Данияр сам мне не позвонил? — вопрошала она.

— Наверное, у тебя был отключен телефон, — осторожно ответил Амантур. – Вот и не дозвонился.

— Отключен? Я его не отключала, — удивилась Меруэрт. Удивился и Амантур такому странному поступку друга.

— Может, связь была плохая или что-нибудь еще. Может, ты была в ванной, когда он звонил, — Амантур попытался оправдать друга.

— Амантур, — она хотела что-то сказать, но, взглянув на него, засмеялась. – У тебя все еще след от помады.

— Где? — смутился он, трогая лицо.

— Подожди. Теперь я сама вытру. Чумазый ты мой.

Она пересела к нему и, взяв салфетку со стола, поднесла руку к его лицу. Амантур не смог избежать этого прикосновения. Она легким движением проводила рукой по его небритой щеке, и от каждого прикосновенья ему становилось мучительно больно. Он чувствовал ее дыхание, ее нежность, заботу. Он посмотрел на нее.

— Меруэрт. Моя ...  — он запнулся. Она оставила салфетку.

— Ну, вот и все, — она обратно пересела на свое место. Амантур приложил руку к щеке, к тому месту, где она прикасалась. Неужели она так слепа, что ничего не понимает? Неужели не видит того, что с ним происходит? Он молча посмотрел на нее. Она, как ни в чем не бывало, ела свой завтрак. Он разочарованно посмотрел в окно.

— Амантур, — произнесла она. Он повернул голову в ее сторону, но она почему-то промолчала, потупив глаза. Затем снова улыбнулась.

— Какие планы на сегодня? — спросил он.

— Не знаю. Наверное, поплаваю в бассейне. А ты?

— Пойду в боулинг-клуб, — ответил Амантур.

— Ну и ладно, — не то обиженно, не то безразлично произнесла Меруэрт.

Игра почему-то не удавалась. То ли он потерял былой размах, то ли настроения не было. Амантур уселся на мягкой софе и наблюдал за игрой других. Шары, с грохотом ударяясь о стенки, приносили хозяевам то удачу, то полный крах. Интерес к игре скоро пропал, и Амантур решил пойти прилечь. Он поднялся и медленно направился к выходу. Таким уставшим и разбитым он не чувствовал себя никогда. Проходя мимо играющих, его внимание привлек чей-то звонкий и ужасно знакомый смех. Амантур повернул голову и увидел ее, Меруэрт. Она стояла и смеялась, а сзади ее обнимал какой-то мужчина. Он, по-видимому, собирался учить ее играть, но каким образом он собирался это сделать, Амантур никак не мог понять. Ведь это не игра в гольф, чтобы таким романтичным образом объяснять правила. Но Меруэрт! Как она с ним себя ведет! Развязно, позволяет обнимать себя какому-то незнакомому мужчине. Амантур рванулся вперед, чтобы вырвать ее из рук этого типа, но затем остановился. Должен ли он себя вести таким образом? В этот момент он ужасно ревновал ее, да еще этот тип обнимает ее и, наверное, готов на большее. Нет, он не позволит этого! И он решительно направился к ним. Меруэрт заметив его, перестала смеяться и высвободилась из объятий того типа.

— Я думал, ты в бассейне, — произнес он, еле сдерживая гнев. – Кто он такой?

Она шикнула на него, но Амантур не желал униматься.

— Я жду ответа, Меруэрт, — потребовал Амантур.

— А в чем собственно дело, а? — поинтересовался тот тип.

— Мой знакомый совсем не в духе. Сейчас подойду, — сказала она и, улыбнувшись, повернулась к Амантуру. Смерила его строгим взглядом.

— Поговорим? — спросила она, уводя его на мягкую софу.

— Я жду объяснений, — сказал Амантур – Что это за тип? Откуда он взялся? Почему ты с ним заигрывала?

Вопросы посыпались из уст Амантура. Она посмотрела на него и загадочно улыбнулась, не спеша с ответом. Он почувствовал, что выходит из себя.

— Он мой давнишний знакомый...

— Не лги! — отрезал он ее. Она замолчала, нахмурилась и взглянула на него.

— Мы познакомились сегодня утром, после завтрака, — произнесла она – Он пригласил меня в боулинг клуб, чего не сделал ты, и я согласилась.

— А как понимать то, что он обнимал тебя?

— Прекрати драматизировать и устраивать сцены ревности. На это ты не имеешь прав. Ты говоришь, словно у меня нет своей головы на плечах.

Амантур разозлился еще сильнее. Ей невдомек, как он жутко ревнует ее, как ему в этот момент плохо.

— А о Данияре ты подумала? Или он для тебя ничего не значит? Ах, прости, Данияр ведь для тебя всего лишь средство, чтобы добиться своего. О чувствах ты не думаешь, да? Тебе же на них наплевать. Да была бы твоя голова на плечах, ты бы не стала заигрывать с незнакомыми типами и вести себя как последняя...

Ее рука взметнулась и залепила ему звонкую пощечину, не дав докончить. Амантуру показалось, что в клубе остановилась игра, и все взгляды устремились на них. Меруэрт смерила его взглядом, в которых стояли слезы, резко встала и ушла. Щека горела. Ну и силища у нее, подумал Амантур. Хотя она правильно сделала, что залепила ему пощечину. Ведь он не имел права так поступать, не имел права ревновать, обижать ее, вмешиваться в ее личную жизнь и уж тем более оскорблять ее. Но ведь и она не права. Амантур вздохнул и поднялся. Кто прав, а кто нет, он уже не понимал.

Следующие два дня, она не хотела замечать его в упор, стараясь не разговаривать с ним. Амантур ощущал свое бессилие и больше злился на себя.

Молчание становилось невыносимым для Амантура. А ей, наоборот, казалось, нравилось играть в эту игру. Она тихо что-то подпевала под нос. Амантур притормозил, когда начался спуск по серпантину. Они ехали обратно. Он ехал как можно медленнее. Несколько попыток помириться днем раньше не увенчались успехом, и теперь он сомневался, стоит ли делать очередную. Он думал о том, чтобы перестать общаться с ней, но сразу же отказывался от такой мысли. Он бы рад, да только Данияр сразу заметит перемену, и у него могут вспыхнуть подозрения. Амантур посмотрел на нее. Может, уехать под предлогом другой работы. И навеки позабыть про ее существование?

— Прости за ту выходку в клубе, — сказал он. Она ничего не ответила.

— Меруэрт. Я влез не в свое дело и прошу простить меня, — снова сказал он, и получил ноль внимания. Амантур разозлился и нажал на газ.

— Езжай помедленнее, — сказала она, не глядя на него.

— Ну и ладно, — бросил он обиженно.

В город приехали, когда уже стемнело, и начался снег.

— Увидимся, — сказал Амантур, когда весь ее багаж был доставлен в ее квартиру. Меруэрт демонстративно захлопнула перед его носом дверь. Он слабо улыбнулся. Как же она обожает играть с ним. Он постоял у дверей, затем медленно спустился вниз.

Свет фонаря падал на стоящий у тротуара внедорожник. Амантур не раз брал у Данияра эту машину и теперь с горечью подумал о том, что у него нет такой махины. Будь у него такая машина, может тогда, она проявила бы к нему внимание. Что за бред, подумал он затем, открывая дверцу. Завел мотор. Но это вполне было бы возможно. Меруэрт можно завоевать только при наличии положения, богатства. К сожаленью, у него нет ничего такого, что могло бы вызвать у нее интерес к нему. Абсолютно ничего, подумал Амантур, выезжая со двора.

Новый Год стремительно приближался, и Амантур не получал никаких известий ни от Данияра, ни от Меруэрт. Она все еще злилась на него, и Амантур ужасно скучал по ней. Временами порывался позвонить, но останавливался. Амантур был безответно влюблен. И это обстоятельство мешало ему нормально работать, и он начал делать ошибки в своих отчетах. Но иногда он ловил себя на мысли, что данное обстоятельство даже ему нравится. Нравится быть влюбленным, открывать в себе что-то новое, осознавать, что способен на такое чувство.

Неожиданный звонок в дверь заставил Амантура очнуться от своих мыслей. Он нехотя поднялся с кресла. Он никого не ждал.

Прошел в коридор и открыл дверь.

Меруэрт вошла, не сказав ни слова. Амантур сильно удивился и ужасно обрадовался.

— Привет, — поприветствовал он ее. Она промолчала и, сняв обувь, посмотрела на него. Амантур спохватился.

— Проходи.

Она засунула руки в карманы и, войдя в гостиную, села на диван. Амантур накинул на себя рубашку, висевшую на вешалке, и зашел следом за ней.

— Как дела? — спросил он у нее, ужасно радуясь тому, что она пришла. Значит, она больше не обижается на него и они по-прежнему друзья и, не подумав, добавил: – Я ужасно тосковал по тебе.

Меруэрт пропустила его слова мимо ушей. Она оглядывала комнату. Повисла тишина, и Амантуру показалось, что прошла целая вечность.

— Я рад, что ты заглянула, — снова произнес он. Ни слова в ответ. Настроение начало спадать, и он начинал нервничать. Зачем она здесь, если не желает разговаривать? Или она продолжает играть в эту игру?

Меруэрт вдруг порывисто поднялась.

— Ужасно хочу пить, — наконец произнесла она и с этими словами и своим невозмутимым видом, направилась в его кухню. Открыла холодильник и многозначительно присвистнула. Амантур смутился. Она вытащила бутылку какого-то сока, и сделал несколько глотков прямо из горлышка. Он стоял и смотрел, как она пьет. Ее умопомрачительная красота всегда сводила его с ума, и сегодня она выглядит еще красивее. Амантур почувствовал, как сердце заколотилось быстрее.

Меруэрт поставила бутылку на стол.

— Приглашаю тебя на празднование Нового Года, — сказала она. Амантур мотнул головой. Меруэрт сделал шаг к нему.

— Я и Данияр будем очень рады видеть тебя на празднике, — сухо произнесла она.

— Ты же знаешь, что я собираюсь к матери, — пробормотал Амантур.

— Не будешь там, обижусь. Причем сильно.

— Это угроза? — он улыбнулся.

Она промолчала и направилась в прихожую. Амантур бросился за ней.

— Меруэрт. Подожди.

Она, открыв дверь, в нерешительности остановилась. Затем, повернулась к нему и бросилась в его объятья. Крепко прижалась к нему. Амантур, всегда ждавший этого момента, но почему-то всегда столбеневший, растерялся и сейчас.

— Я ужасно скучала по тебе, — прошептала она, и напряжение спало. – Обними меня.

Амантур обнял ее. Затем она освободилась из его объятий.

— Буду ждать на празднике, — сказала она и вышла. В этот момент Амантур понял, что больше никогда не захочет потерять ее. И что готов на все, лишь бы она была рядом.

Разноцветные огни освещали темное небо и растворялись. От полуночного шума у Амантура заложило в ушах, но это отнюдь не портило всю прелесть праздника. Сказочное шоу фейерверков заворожило его. Часы отбили двенадцать, и постепенно новогодний салютный бум стихал. Только вдалеке слышались хлопки, да и какой-нибудь запоздавший сосед с улюлюканьем пускал свой не замысловатый салют.

— С Новым Го-одом! — прокричала Меруэрт под его ухом, и Амантур, отпрянув, засмеялся. Меруэрт, держа в одной руке бокал с шампанским, одной рукой махала в даль мигающим огням.

— С Новым Годом, — сказал Амантур – А где Данияр?

Меруэрт помахала перед его носом золотистой карточкой.

— Смотри, чтó Данияр подарил мне на Новый Год? Кредитную карточку, — она счастливо улыбнулась. Амантур промолчал. Кредитная карточка это, конечно, хорошо. Он смотрел на нее, и ему как никогда хотелось, чтоб она принадлежала ему. Хотя он не может дарить ей кредитные карты, квартиры, шикарную жизнь. Не может каждый день возить по ресторанам и видеть этот взгляд, полный восхищения и умиления. Не может подарить ничего, кроме своей любви, которая по иронии, как раз ей и не нужна.

— Амантур! — позвала его Меруэрт. Он вскинул на нее глаза и, не смотря ни на что, почувствовал себя самым счастливым человеком на свете.

Вскоре подошел Данияр, и Амантур решил оставить их одних. Он облокотился о перила балкона и залюбовался парой, танцующей под медленную музыку. Данияр шептал что-то ей на ушко, а она счастливо улыбалась. Затем началась другая музыка, и Данияр закружил ее в бешеном ритме. Амантур оторвал свой взгляд от них и стал смотреть на ночной город.

— Амантур!

Он обернулся и увидел, к своему удивлению, Лунару. Она подошла к нему.

— Здравствуй.

— Привет, — пробормотал он, оглядывая ее. Она здорово изменилась, промелькнуло у него в мыслях. Нет тех коротко остриженных волос, они теперь послушно были уложены в красивую прическу.

— Как дела? — спросила она, и он кивнул головой. Каким образом она попала на эту корпоративную вечеринку, он этого не знал, но был рад ей. Она опять спасла его от одиночества.

— Отлично, — ответил он. – Давно не виделись. Хорошо выглядишь.

Лунара улыбнулась.

— Данияр позвонил вчера и пригласил меня.

Даже это не испортило ему настроения.

— И правильно сделал, — услышали они. К ним подходил Данияр. Меруэрт с ним не было. Данияр подошел и улыбнулся Лунаре. – Почему вы не танцуете?

— Я только подошла, — ответила Лунара. Амантур взял ее под руку.

— Я как раз собирался пригласить ее на танец. А где Меруэрт?

— Она сейчас подойдет.

Амантур невольно сжал руку Лунары, и та удивленно посмотрела на него.

— Пойдем танцевать, — сказал он затем.

— Мне кажется, Данияр специально подталкивает меня к тебе, — поделилась мыслями Лунара во время танца. Амантур, думавший о Меруэрт, которая смотрела на него обиженным взглядом, сперва не понял слов Лунары.

— А как ты сама к этому относишься? — спросил Амантур затем.

— Ты знаешь, у нас ведь, может, и получится.

— Ты знаешь, я тоже так думаю, — ответил Амантур и усмехнулся про себя.

— И что ты скажешь?

Этот вопрос поставил его в тупик. Он должен был ответить так, чтоб ни он, ни она не попали в глупое положение. Амантур замялся.

— Можешь и не отвечать, — сказала Лунара, тем самым, спасая его от неловкого ответа. – На это необходимо время, ведь мы же встречаемся очень редко.

— Да, ты права, — согласился с ней Амантур. – Время – это как раз то, что заставляет осознавать некоторые вещи. Может, и в нашем случае оно сыграет решительную роль. Правда?

Лунара кивнула головой, и дальнейший танец прошел в молчании. Когда, музыка подошла к концу, Амантур повел Лунару к столику.

— Спасибо за танец. Выпьешь чего-нибудь? — спросил он. Лунара кивнула головой, и Амантур направился к барной стойке. Он почему-то чувствовал себя паршиво, и ему казалось, что что-то он делает не так. Но что это было, он не мог понять. Заказывая напиток, Амантур посмотрел на площадку. Снова зазвучала медленная музыка, и кто-то его легонько похлопал его по плечу. Он обернулся и увидел ее.

— Почему ты не приглашаешь меня потанцевать с тобой? — спросила она. Амантур нервно сглотнул. Она потянула его за руку.

— У тебя есть партнер, который забронировал все танцы на сегодня. Правда? – ответил Амантур.

— Я буду рада потанцевать и с тобой, – сказала она. Амантур нервно улыбнулся.

— Я не хочу танцевать с тобой, – сказал он. Меруэрт удивленно посмотрела на него. Затем обиженно повернулась и ушла. Амантур подхватил напитки и направился к Лунаре. Новый год необходимо начать с чего-то нового и завязать с прошлым, думал он. Перед ним снова возникла Меруэрт. В нескольких шагах от Лунары. Амантур остановился.

— Мне надо с тобой поговорить, – сказал она. – Потанцуем?

Амантур вздохнул. Поставил напитки на ближайший столик.

— О чем? – спросил он и повел ее на площадку. Внутренне он очень волновался, старался, чтоб чувства не прорвались наружу.

— Обожаю эту композицию, — прошептала она. Он положил руки ей на талию, слегка обнял и понял, что не может двинуться. Он словно окаменел. Боже, что же подумает о нем Меруэрт? Давай, Амантур, соберись с мыслями, подумал он. Меруэрт посмотрела на него, и сделала шаг. И танец двинулся с точки. Амантур ощущал в своих объятьях это хрупкое создание и трепетал. Минутная неловкость сменилась уверенностью, и Амантур крепче обнял ее.

— Так о чем ты хотела поговорить со мной? – шепотом спросил он.

— Ни о чем. Хотела просто потанцевать с тобой, – ответила он. Меруэрт вздохнула и прижалась к нему, положив голову на его грудь. Амантур чувствовал едва слышимый запах ее духов. Она в его объятьях, его колени чуть дрожат, и сердце бьется быстрее. Он поднял голову в поисках Данияра. Увидел друга у барной стойки. Он смотрел прямо на них. Что он скажет, увидев их танцующих вместе? Ведь она так крепко к нему прижалась. Танец закончился. Он разомкнул руки, чуть оттолкнул ее от себя, и Меруэрт подняла голову.

— Музыка закончилась, – сказал он. – Спасибо за танец.

Он оставил ее одну посреди танцплощадки.

Затем увидел Лунару, сидящую понурив голову, и вспыхнул от стыда. Оставил бедную девушку одну, а ведь она вполне может помочь ему забыть Меруэрт. Амантур вспомнил, как хотел предложить ей встречаться. Почему бы и нет? Амантур направился к столику, где она сидела. Напитки он так и не принес.

— Привет, — сказал он. Она подняла голову, и Амантур понял, насколько она уязвлена им, его поступком. Она встала.

— Ты вздумал играть со мной? — спросила она. Амантур отрицательно покачал головой.

— Конечно, нет.

— Каждый раз, когда мы встречаемся, ты бросаешь меня, ставишь в неловкое положение. Как это понимать, Амантур? Неужели это доставляет тебе удовольствие?

— Я поступил неправильно, Лунара. Я признаю это.

— Я не намерена терпеть это. В конце концов, сегодня праздник. Почему я должна сидеть здесь и грустить?

— Подожди минутку. Я хочу с тобой поговорить.

— О чем? – Лунара остановилась.

— Сядем? — Амантур взял ее за руку, и она села. Посмотрела на него. Амантур набрал в легкие побольше воздуха. В этот момент он увидел Меруэрт и Данияра, идущих к выходу, и ему стало вдруг так обидно, что он, повернувшись к Лунаре, сказал:

— Я предлагаю тебе попробовать со мной... эм... как тебе... — Амантур не знал, как правильно выразиться. Заметил, как Лунара загадочно улыбнулась.

— Это то, о чем ты говорила, о том, что, может, у нас и получится. Как ты думаешь? — Амантур заглянул в ее глаза.

— Я тоже так думаю, — сказала она, не задумываясь. И все, подумал он, теперь обратного пути нет. Во что бы ни стало нужно забыть Меруэрт и попытаться наладить свою жизнь.

— Я рад, — ответил он. – Пойдем, прогуляемся? На улице идет шикарный снег...

 

(ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало повести)

Скачать полный текст

 

© Мадалиева Б. С., 2009. Все права защищены 
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1439