Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Драматические
© Мальчик А.Ю., 2009. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Опубликовано 6 июля 2009 года

Алексей Юрьевич МАЛЬЧИК

Горный перевал

Рассказ-зарисовка из жизни. Два паренька – наших современника впервые в жизни выбрались в Ала-Арчинское ущелье. Они потрясены красотой природы, наслаждаются цветами и водопадом и не знают, что где-то рядом притаилась опасность – в виде группы подвыпивших молодых людей… Первая публикация

 

1

Два молодых путника спортивной походкой шли по извилистой горной тропе, которая, то спускалась, то поднималась, словно огромная змея. Тропу местами покрывали густые заросли. Могучие ели, орешник, ягодные кустарники, горные цветы быстро сменяли друг друга, удерживаясь на маленьких клочках каменистой земли. Утреннее солнце еще не было раскалено и, торжественно поднимаясь по небосводу, приветливо и весело играло лучами, которые ярко вспыхивали на зеленой листве. Время от времени набегал легкий ветерок, едва колыхавший деревья. Звонко и радостно пели птицы, бесшумно порхали бабочки с пестрыми крыльями, с одной ветки на другую перебегали быстроногие белки.

Невдалеке шумел водопад. Молодые люди хорошо видели его высокие волны, которые, ударяясь об отвесные кручи, стремительно падали вниз и вливались в горную реку. Чуть выше отчетливо проступали далекие горы с ослепительно белоснежными вершинами. Рядом с ними клубились стаи белых облаков, а дальше начиналось бесконечное, безупречное в своей чистоте небо.

Роман Борисов и Олег Шехтель, хотя и ездили в горы второй год, оказались в Ала-Арчинском ущелье впервые. Ребята намного опередили свою туристическую группу с гидом, и теперь продвигались в сторону водопада, иногда останавливаясь, чтобы сделать привал и полюбоваться своеобразной и дикой красотой горного ущелья.

— Эх, как классно здесь! – восторженно сказал Олег, не отрывая глаз от заснеженных гор, стоявших в поднебесье. – Не помню, чтобы где-нибудь я видел что-то подобное.

— Красиво, конечно, — спокойно отозвался Роман. – Но мне лично Ала-Арча напоминает Белогорку и Аламедин. Вот каньоны в Боомском ущелье – это да, сразу какой-нибудь вестерн американский на ум приходит.

Роман и Олег дружили с пятого класса. Олег перешел из другой школы в новый класс и был враждебно встречен своими сверстниками, решившими проверить его на прочность. Новенький Роме сразу чем-то понравился, и он встал на сторону Олега в одной из школьных драк. Под влиянием своего нового друга Олег вскоре увлекся вольной борьбой. Впоследствии Роман и Олег стали много времени проводить вместе; а летом Олег часто отдыхал у Ромы на даче. Оба учились средне, как говорится «звезд с неба не хватали», но имели неплохие способности к точным наукам. Кумирами мальчишек были актеры из голливудских фильмов: Чак Норрис, Жан-Клод Ван Дамм, Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталоне. Друзьям, как и героям боевиков, хотелось быть такими же сильными, мужественными и тренированными, способными выйти победителями из любой трудной ситуации.

Родители Ромы и Олега не были материально обеспеченными людьми, что ограничило ребятам выбор будущей профессии. В конечном счете, юношам удалось поступить в Университет строительства, транспорта и архитектуры на специальность «Теплоснабжение и вентиляция». Учились друзья в одной группе на университетском контракте: они не платили за обучение, но должны были бесплатно выполнять ремонтные и строительные работы в вузе. Кроме того, два друга выступали за баскетбольную команду университета, что также давало им дополнительные льготы. После окончания Рома, как и его отец, пошел работать на ТЭЦ, а Олег устроился инженером в одну из фирм по производству мороженого. Друзья постоянно созванивались, а весной и летом, по воскресеньям, часто выезжали в горы.

Обмениваясь шутками и вспоминая свои прошлые приключения в горных ущельях, молодые люди быстро и энергично поднимались по крутому склону, поросшему густой травой. Ни того, ни другого нельзя было назвать писаными красавцами, и хотя, они не были родственниками, чем-то внешне походили друг на друга. Светловолосые, атлетически сложенные парни, кремовые от загара, несли за спиной походные рюкзаки и были одеты в одинаковые полувоенные штаны и рубашки с закатанными рукавами. Однако у Олега были правильные, аккуратные черты лица, а характер импульсивный, почти холеричный. Его вспыльчивость часто уравновешивалась жизнерадостностью и хорошим чувством юмора. Роман же больше напоминал флегматика. Он никогда не выражал бурных восторгов, реагировал на происходящее спокойно, вывести его из себя было довольно сложно. Выражение его лица обычно было добродушным, а черты более крупными и грубоватыми, чем у Олега. Ребята понимали друг друга с полуслова, и в будущем могли даже породниться: Олегу уже давно нравилась младшая сестра Ромы – выпускница экономического колледжа.

Миновав склон, путники вышли на живописную поляну, пестревшую цветами и кустарниками барбариса. В другое время можно было бы полюбоваться чудесным уголком – воплощением райского сада, но все впечатление изрядно портила подвыпившая компания из двух парней и девушки. Поляна была ими забросана пакетами из под продуктов, пластиковыми стаканчиками, пустыми бутылками и смятыми обвертками. Доносившаяся из магнитофона рок-музыка прерывалась громким истерическим хохотом и нецензурными восклицаниями.

Сделав вид, что они не заметили отдыхающих, Олег и Рома двинулись дальше. Их невнимание сильно задело одного из шумных туристов — здоровенного парня с толстым, покрасневшим лицом. Желая порисоваться перед приятелем и подругой, он крикнул, как можно громче:

— Эй, вы че, оборзели, что ли? А ну, идите сюда! Че, больно крутые, да?! Маменькины сынки, ублюдки недоделанные!

— Не обращай внимания, — сказал Роман Олегу вполголоса, заметив состояние друга. – Поорет и отстанет.

Однако распаленный алкоголем парень горячился все больше, продолжая изрыгать поток ругательств. Внезапно он выхватил нож и, догнав Романа, крутанул его за плечо. События развивались так стремительно, что Олег не успел вовремя вмешаться. Он увидел только, как нож блеснул в руке нападавшего, и Роман, схватившись за бок, покачнулся и со стоном повалился на землю. Страшная мысль пронеслась в голове Олега. Все, что несколько мгновений назад он пытался подавить в себе, быстро вырвалось наружу, и, как всегда в такие моменты, движения его стали жестки и молниеносны. В один прыжок Олег оказался рядом с зарвавшимся парнем и с силой ударил кулаком по его наглой, ухмыляющейся физиономии. А через секунду, не дав негодяю опомниться, резким ударом ноги свалил его на землю. Не ожидавший такой реакции противник, с ненавистью глядя на Олега, все же поднялся и сделал попытку схватиться с ним. Олег отступил, увернулся от удара, и, сделав шаг вперед, быстро ударил справа и слева, в солнечное сплетение и челюсть. Искатель острых ощущений пошатнулся и сразу грохнулся на землю, как подкошенный.

Произошедшая сцена стала полной неожиданностью для девушки и парня, которые, не переставая глупо хихикать, наблюдали за поведением своего приятеля. В один миг животный страх исказил их лица. Словно увидев приведение, представители «золотой» молодежи с отчаянными воплями бросились бежать по направлению к склону. Они так торопились, что даже не вспомнили о лежавшем без сознания виновнике их бурного веселья. Остались на поляне и брошенные ими рюкзаки, мобильные телефоны, магнитофон и остатки пищи. Олег и не пытался догнать своих обидчиков. Охвативший его страх за жизнь Романа вытеснил все другие мысли и чувства.

— Ромка, ты жив?! – испуганно закричал Олег, поднимая своего друга с земли.

— Да, жив я, жив, — проговорил Роман, прижимая окровавленную ладонь к ране. – Смерти моей ты еще не скоро дождешься, будь спокоен, — попытался пошутить он, изобразив на лице неубедительную улыбку.

— Вот же черт! Да ты весь в крови! – воскликнул Олег, и, недолго думая, сорвал с себя рубашку и с силой разорвал ее пополам. – Присядь, я сделаю тебе перевязку. Потерпи немного, браток!

Олег работал быстро, сосредоточенно, и буквально через несколько минут кровоточащая рана была туго перевязана. Немного передохнув, друзья медленно пошли назад. С трудом превозмогая боль, Роман шел, опершись на плечо Олега. Спустя полчаса, спустившись со склона, они решили идти вдоль берега. Путь был очень долгим и утомительным. То и дело попадались серые, белые и бурые камни с валунами, но зато не было крутых подъемов и спусков, которые не смог бы выдержать раненый. Солнце немилосердно жгло путников. Пот градом струился по лбу Олега, дыхание перехватывало от усталости и напряжения, в висках непрерывно стучало. Окружающая девственная природа уже не казалась путнику такой замечательной, а высокие величественные горы были для него в тот момент жестокими и равнодушными глыбами, подавляющими своей мощью и неприступностью. Сколько же им еще осталось пройти? Два или три километра? Впереди виднелись одни камни, лишь изредка попадались ели и сосны, отбрасывавшие приятные тени на горную дорогу. А как хорошо и весело все начиналось...

 

2

До Ала-Арчинского заповедника оставалось не более десяти минут езды. По обе стороны дороги на фоне крутых скал и цветущих деревьев виднелись благоустроенные коттеджи, принадлежавшие крупным государственным чиновникам, депутатам и бизнесменам. Комфортабельный туристический автобус резво мчался вперед. В салоне автобуса собрались самые разные люди: молодой писатель со своей невестой – корреспондентом «Бишкекских новостей»; врач, занимающийся частной практикой; художник-пейзажист, который предлагал свои картины всем желающим; оператор, снимавший фильмы о природе; а также преподаватели, спортсмены, студенты, инженеры и государственные служащие. Для неразлучных друзей Романа Борисова и Олега Шехтеля эта туристическая поездка была уже седьмой. В 2005-2006 годах молодые люди побывали в окрестностях озера Сары-Челек, в горных ущельях Кол-Тор, Барскаун, Карагай-Булак, Аламедин и Белогорка. Но особо сильное впечатление на них произвели поражающие воображение каньоны в Боомском ущелье. Настроение у ребят было отличное, 
они с любопытством поглядывали по сторонам, предвкушая пережить интересные приключения в не знакомом для них месте.

В течение двухчасовой поездки пассажиры узнали много нового о природном парке Ала-Арча и других горных ущельях, как от своего гида, так и благодаря короткометражным фильмам, которые демонстрировались через монитор. Гидом был бессменный организатор этих путешествий, в прошлом известный альпинист Михаил Петрович Петров. Михаилу Петровичу недавно исполнилось шестьдесят четыре года. Но этот сухощавый, небольшого роста мужчина со смоляными волосами мало, чем напоминал пенсионера. По его неунывающему и веселому нраву, его энергичной, спортивной походке никому и в голову бы не пришло, что 1970-е годы Петров чуть не погиб во время восхождения на пик Ленина. Попав под горную лавину, Михаил Петрович получил тройной перелом левой ноги, и вынужден был оставить альпинизм навсегда. Поправившись после долгого и болезненного лечения, Петров поступил на работу в туристическое бюро, где и трудился до распада Советского Союза. В середине 1990-х годов Михаил Петрович открыл свое дело, основав туристическую фирму и спортивный магазин «Атлет». Деятельный и предприимчивый Петров стал одним из успешных туристических операторов Кыргызстана, поскольку мало кто лучше него знал столько уникальных заповедных зон горной республики.

Автобус с туристами подъезжал к Ала-Арче. Дорогу с двух сторон обступили вековые ели, пронизанные лучами утреннего солнца. Под легким ветром деревья, которые напоминали стражников, застывших в строю, умиротворенно шумели.

— Ну, что же, дорогие друзья, — сказал гид, снова взяв в руку микрофон. – Я напомню вам, что в Ала-Арче более тридцати больших и малых ледников, и каждый из них по-своему живописен. Но самый красивый ледник – Ак-Сай. Его часто сравнивают с Ниагарским водопадом, так что будет, чем полюбоваться. Но будьте осторожны: горы фрайера не любят, — добавил к сказанному свое любимое выражение Михаил Петрович.

Большая часть туристической группы последовала за Петровым, спускаясь вниз по извилистой тропе и проходя мимо горной реки, гостевых домиков и юрт, где предлагали лечение кобыльим молоком. Когда остались позади два километра, Михаил Петрович предложил путникам сделать привал. Многие туристы последовали предложению гида, и только Роман с Олегом решили продолжить свой путь. Расположившись на берегу реки Петров, писатель, врач, оператор и другие путешественники устроили импровизированный стол на траве и разложили принесенные с собой продукты. Густые заросли арчи, горного жасмина, медуницы и дикого виноградника насыщали воздух необычайной свежестью и тонкими горными ароматами. По просьбе молодого писателя Владимира Денисенко Михаил Петрович рассказывал случаи из своей альпинистской молодости.

— Интересные ребята были, — вспоминал Петров, задумчиво устремив взгляд на далекие горные хребты. – Я лично был знаком с художником-графиком Костей Рябининым. Его работы просто поразительны, не каждому удавалось так почувствовать своеобразие гор и их изменчивость. Костины произведения хранятся в нашем музее изобразительных искусств.

— А где художник теперь? – спросила Юля Губина – невеста Владимира.

— К сожалению, его уже давно нет с нами, — с грустью ответил Михаил Петрович. – Костя погиб в 1973 году при покорении пика Хан-Тенгри.

Мирно продолжалась трапеза туристов. Кто-то из них с наслаждением любовался своеобразной и привлекательной долиной, другие делились последними анекдотами или же вели неторопливую беседу. Неожиданно на дороге показались два молодых путника. Они сильно устали и едва шли по направлению к туристическому лагерю.

— Да это же Роман с Олегом! – узнал своих подопечных Михаил Петрович, поднимаясь с места. – Идут они как-то странно... Уж не случилось ли что?

— Михаил Петрович! – окликнул гида Олег охрипшим голосом, подойдя ближе. – На нас напали... Ромке нужно срочно в больницу!

— Сергеич, осмотри пока парня, — попросил Петров Алексея Никифорова – единственного врача в туристической группе. Сам же Михаил Петрович отвел Олега в сторону и, пока врач промывал рану и повторно делал перевязку раненому, расспросил молодого человека о неприятном инциденте.

— Надо бы вам, ребята, обязательно заявить в милицию, — посоветовал гид, выслушав печальный рассказ Олега.

— Да о чем вы говорите, Михаил Петрович! – с досадой махнул рукой Борисов. – Разве они помогут? Лучше помогите Ромку в больницу отвезти, а то как бы хуже ему не стало...

Михаил Петрович не смог оставить своих туристов, которые разбрелись по разным уголкам Ала-Арчинского заповедника, и поэтому его помощь оказалась чисто материальной: Петров и те, кто был поблизости, собрали молодым людям деньги на такси. А врач и оператор вызвались вывести Борисова и Шехтеля из ущелья, и помочь им найти водителя. У Романа был сильный и крепкий организм: по прошествии трех недель он почти оправился после ранения. За это время его родителям, младшей сестре и Олегу пришлось пережить немало тяжелых и напряженных минут. Не так-то просто приобрести дорогостоящие лекарства для больного и обеспечить ему хороший уход. Со стороны государственной больницы бесплатной была только больничная койка. Чувствуя себя виноватым в случившимся, Олег бывал у Романа в палате практически каждый день, и делал все возможное, чтобы отвлечь друга от мрачной больничной обстановки.

 

Июльское утро было в расцвете. Желтый солнечный диск, обдавая приятным теплом, шествовал по чистому, бездонному небу. Рассекая голубую сверкающую гладь Иссык-Куля, в сторону берега плыл молодой парень. Опытный пловец плыл способом кроля, отмеряя метр за метром чистую, прозрачную воду озера. Выйдя из воды, молодой человек отряхнулся и зашагал по теплому песку к своим друзьям, загоравшим неподалеку. Своей статной, спортивной фигурой пловец напоминал ожившую статую античного атлета. На правом боку юноши виднелся шрам, оставленный во время одного из горных приключений.

— А ты, Олег, что лежишь? Тоже иди, окунись – вода отличная, — предложил Роман, располагаясь на песке рядом с другом и младшей сестрой – стройной миловидной девушкой. – Эх, нравится мне в «Авроре»! Жалко, что отдыхать нам здесь не по карману. Но, хоть зайти на экскурсию можно, и то хорошо.

— Не знаю, как ты, Ромка, — ответил Олег, переворачиваясь на спину, — а я что-то по горам соскучился. Давненько мы там не были...

— Странные вы люди, — удивилась Вероника. – В прошлый раз вы чуть живыми вернулись, а все равно туда рветесь. Золотая лихорадка у вас, что ли?

— Ну, ты скажешь, — добродушно улыбнулся Роман. – Не знаю, как это назвать: лихорадкой или нехваткой адреналина... Одним словом, поезжай с нами в горы, и сама все узнаешь.

Отдыхающие пансионата «Аврора» прогулочным шагом шли по ухоженным, утопающим в цветах аллеям с красивыми беседками. Кое-где раскинулись могучие дубы и стройные ясени, выше них, словно колонны, поднимались вечнозеленые ели и пикообразные пихты, которые соседствовали с красавцами тополями и поникшими плакучими ивами. Из густых зеленых кустарников выглядывали душистые цветки липы, акации, сирени и жасмина. Пахло мятой и сыростью, земля дымилась, подсыхая после слепого дождя.

 

© Мальчик А.Ю., 2009. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1340