Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / Детская литература
© Кадыров В.В., 2004. Все права защищены
© Иллюстрации Халмурзаева Э.В., 2004. Все права защищены
© Издательство «Раритет», 2004. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора и издателя
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 16 июня 2009 года

Виктор Вагапович КАДЫРОВ

Эр Тёштюк

Повесть-сказка по мотивам кыргызского эпоса

Литературная обработка В.В.Кадырова. С иллюстрациями Э.В.Халмурзаева

Настоящая повесть-сказка написана на основе кыргызского эпоса "Эр Тёштюк", в котором повествуется о приключениях эпического героя в подземном мире. Батыр встречается с мифическими персонажами, борется со злом во имя справедливости и любви. "Эр Тёштюк" – один из древнейших эпосов кыргызского народа, уходящий корнями в эпоху древних тюрок. Отголоски этого эпоса есть и в фольклоре западносибирских татар (эпос "Йир тюшлюк") и в казахских сказках ("Ер Тёстик"). Для детей младшего и среднего школьного возраста

Публикуется по книге: Эр Тёштюк: Для мл. и сред. шк. Возраста/ Текст: В.В.Кадыров; худож. Э.В.Халмурзаев. – Б.: Раритет, 2004. – 52 с.: ил.
    ББК 83.8
    Э-74
    ISBN 9967-424-22-2 
    Э 4803300100-04


    Посреди Земли росло гигантское дерево, разделяя мир на две половины: одну – озаренную лучами живительного солнца, и другую – освещаемую лишь зловещим мерцанием подземного пламени. Да и само дерево жило двумя жизнями: к солнцу тянулись мощные ветви чинара с пышной кроной из резных изумрудных листьев, а к подземному жару протягивал тонкие ветки с редкой листвой огромный тополь со сломанной вершиной. И хотя это было одно дерево, между чинаром и тополем лежала невидимая бездонная пропасть, разделявшая мир живых и мир, скрытый в недрах земли. В подземный мир не могла попасть ни одна живая душа. Лишь души умерших да удивительные создания – пери*, дивы** и великаны – населяли этот волшебный мир.

(*Пери – фея)
    (**Див – злой дух, великан)

Возле чинара ютилась небольшая хижина. В ней с незапамятных времен жила красавица пери Бекторо. Она охраняла мировое дерево и зорко следила за невидимой границей между мирами. Сама горная долина, в которой рос на холме чинар и жила пери, была надежно укрыта от любопытных глаз высокими безжизненными горами.

Одиноко жилось Бекторо: никто из людей не появлялся в этой долине, и лишь изредка дерево посещали создания волшебного мира. Пери давно потеряла счет годам и векам, протекавшим в подлунном мире. Иногда Бекторо играла на золотом темир-комузе* с серебряным язычком, услаждая слух всемогущего Аллаха. И вот однажды, сыграв необыкновенно красивую и грустную песню, пери обратилась с мольбой к Создателю: «О, Всемогущий Аллах! Я обречена вечно стоять на страже подземного мира, и я лишена счастья познать дружбу и любовь. Дай же мне возможность полюбить. Сотвори человека, который мог бы стать моим мужем на этом и том свете! И я безропотно буду нести свою тяжкую участь».

(*Темир-комуз – кыргызский музыкальный щипковый губной (ротовой) инструмент)

Спустя некоторое время во сне к пери явился голубь и сказал: «Красавица Бекторо, скоро родится тот, кто разбудит твою любовь. Но судьба этого человека будет в его собственных руках. Сумей сама завоевать ответную любовь».

Бекторо проснулась с улыбкой на устах. Все ее существо было полно радостным ожиданием…

 

Чудесный сын

Жил-был на свете богатый хан Элеман. Бесконечными потоками, словно вода, плавно стекали его отары с зеленых гор в желтые степи, заполняя их до горизонта, точно травой, тонкой, вьющейся белорунной шерстью, когда пастухи Элемана гнали овец вечером в загоны.

Было у хана восемь сыновей. Но не в этом видел счастье Элеман – а только в богатстве и в стадах. Жаден он был, любил пировать. Самые жирные куски себе выбирал. Выросли его дети без отцовской любви.

Но вот состарился хан. И случилось однажды несчастье: Аллах не дал дождей, и высохла, сгорела вся трава в степи. Отправил Элеман своих сыновей с пастухами и со всем своим скотом высоко в горы.

Ушли они и не вернулись. Остался у хана только один синий вол да несколько овец. Пришлось старому Элеману самому пасти свой скот, а жене доить овец, чтобы из молока сделать айран.

Жили теперь они впроголодь. Страдали от холода, потому что их одежда и обувь сносились до дыр. Каждый день Элеман начинал и заканчивал жалобой Аллаху: «Всемилостивый Аллах! Было у меня много овец, лошадей. Было восемь сыновей. Не было недостатка ни в чем. Чем же я прогневил Тебя? Чем провинился пред Тобою, что Ты отнял у меня все?» Жена ему в ответ: «Жаден ты, вот Аллах и покарал нас. Отдай, что осталось бедным и проси Всевышнего о прощении и помощи».

Послушал Элеман жену. Хоть и сам имел немного, но все роздал беднякам. Последнюю овцу принес в жертву Аллаху.

И, о чудо! Вскоре, немолодая уже жена, подарила ему сына – черноглазого крепкого, как львенок.

Мальчику исполнилось только два дня, а он уже произнес: «Мама», а на другой день проговорил: «Папа». Через день поднялся на ножки и, переваливаясь на ходу, пошел в степь, где пас Элеман синего вола. Подойдя к отцу, сказал: «Ата, иди-ка ты в юрту и отдыхай, теперь я буду пасти вола».

Ребенок рос не по дням, а по часам. Элеман в нем души не чаял. Такой смышленый сынишка и сильный – все заботы по хозяйству на себя взвалил. Только имени не мог никак подобрать мальчику старик. Уж очень хотелось ему найти необычное имя своему удивительному сыну.

Обратился он к односельчанам с просьбой помочь назвать дитя, да те только руками развели – где взять имя подстать растущему богатырю. Вдруг, откуда ни возьмись, седобородый старик подходит к Элеману: «Назови его Эр Тёштюк – и будет твой сын обласкан Аллахом».

Вскоре Эр Тёштюк стал побеждать в силе и ловкости всех юношей в селе. А однажды решили они отомстить батыру за поражения. Подстерегли его и навалились гурьбой. От неожиданности Эр Тёштюк не рассчитал свои силы. Многие джигиты поплатились за свою дерзость вывихнутыми руками, да огромными синяками.

В сердцах мать одного из драчунов крикнула Тёштюку: «Раз ты такой богатырь, уж лучше бы своих пропавших братцев нашел, чем наших сыновей калечить!»

Задумался Эр Тёштюк – никогда он не слыхал от родителей о своих братьях. Решил, если это – правда, пройдет он все стороны Земли, но братьев своих найдет! Лучше погибнуть в славном бою, чем трястись от страха перед опасностями, сидя дома со старыми родителями.

Воротился задумчивый Эр Тёштюк в юрту, спросил отца-мать о судьбе братьев. Те ему в ответ: «Один ты у нас, злые языки беду хотят на нас навести, вот и болтают».

Сел батыр возле юрты и сидел молча семь дней и ночей. Все вокруг удивляются, что вдруг случилось с Элемановым баловнем. Сам старик плачет, уговаривает сына подняться, войти в юрту, сесть за дасторкон*. Но тот неумолим. Не встает, только еще больше мрачнеет его лицо от тяжелых дум.

(*Дасторкон – скатерть; накрытый для еды стол)

Не выдержал Элеман: «Да, было у меня восемь сыновей. Ушли они с моими табунами коней, увели с собой все мои отары овец. Искал я и на перевалах и на горных реках, бродил и среди гор и среди степей – нигде не нашел ни единого следа пропавших детей, ни весточки ни о жизни их, ни о смерти. Ты у нас один остался, радость нашей старости. Если и ты, Тюштюк, свет моих очей, уйдешь – назад не вернешься! Что с нами, стариками, будет, если погибнешь ты, жеребенок мой? Умрем от такой беды, никто нас не помянет». – Так рыдал Элеман.

Вскочил тогда Тюштюк, глаза его грозно засверкали:

– Остановись, отец! Не говори больше. Такие речи впору слушать не батыру, а трусу жалкому или женщине вздорной. Мне стыдно слышать тебя!

Пришлось Элеману благословить Эр Тюштюка в поход на поиски братьев. Отдал он сыну свои железные доспехи, чокмор – булаву пристегнул к широкому поясу – кемеру. На рассвете отправился батыр в дальний путь…


    Встреча с братьями и Бекторо

Эр Тюштюк спустился с высокого перевала в снежных горах на плоскогорье. Давно он не видел такого буйства цветов: плато утопало в роскошной свежей траве. Воздух, пропитанный ароматами цветущих растений, благоухал как сотовый мед. Этот альпийский луг показался юноше земным раем.

Тут на тропе увидел он лошадиные следы и пошел по ним. Вскоре за выступом горной гряды показались бесчисленные табуны лошадей и отары баранов. Сердце богатыря учащенно забилось. Должно быть, это и есть пропавшие стада отца! Радостно устремился Эр Тёштюк вниз к мирно пасущимся животным, высматривая братьев.

Огромный жеребец – предводитель лошадей красавец Камбар-Ата поднял голову и заржал. И словно неистовый поток помчался по склонам гор – то пришли в движение табуны лошадей.

Невдалеке Тюштюк заметил стойбище. Трудно было назвать то, что он увидел, приблизившись, жилыми домами. Это были жалкие шалаши, покрытые ветками и землей. На встречу батыру вышло восемь человек, одетых в шкуры и вооруженных палками. Они угрюмо осматривали незваного гостя. Эр Тёштюк тоже удивлено оглядывал братьев. У самого старшего борода была уже седая. Да и самый молодой имел бороду – только черную. Все были тощие и грязные.

Батыр опустил огромный курджун* с могучих плеч. В своем долгом странствии Тёштюк немало охотился, добыл много ценных шкур и, проходя через Кашгар, обменял их на базаре на восемь расшитых золотом халатов и восемь кожаных штанов с яркой вышивкой. Хотел он сделать богатый подарок братьям, когда их найдет. Но отвернулись они от щедрого подарка Тёштюка!

(*Курджун – переметная сумка, мешок)

Тогда богатырь из тополя сделал упругий лук, и белой молнией пронеслась стрела, сразив наповал несколько лошадей.

Эр Тёштюк сложил из камней очаг, развел огонь и принялся жарить мясо. Братья тут же собрались вокруг огня, загалдели, стали наперебой рассказывать о своих бедах и несчастьях: как потеряли они в пути чабанов, как не могли управлять табунами коней, как пришлось кочевать следом за ними, чтобы не растерять их, как терпели холод и голод.

Накормил Эр Тёштюк братьев. Потом окунул их, сонных и присмиревших, в горную реку. Отмылись они, оделись в новые одежды. Поймал им батыр восемь скакунов. Лихие джигиты перед Тёштюком стоят!

Спрашивает их богатырь:

– Кто вы такие, какого народа? Кто отец ваш?

Старший брат говорит:

– Мы из племени кипчаков, а отец наш – хан Элеман. Да вот живем давно мы под чужим небом. Не знаем, живы ли наши родители.

Радостью озарилось лицо Эр Тёштюка:

– Живы ваши мать и отец. А я – ваш младший брат Эр Тёштюк. Поведу я вас обратно домой. Вот только соберем весь скот вместе.

Переглянулись братья и тут же потупили взоры, молчат. Наконец выступил вперед старший:

– Не смогли мы весь скот сберечь. Часть наших лошадей угнал неизвестный всадник на огромном черном коне. Лицо этого джигита мы не разглядели – на голове его был большой меховой тюбетей*.

(*Тюбетей – мужская шапка)

Задумался Эр Тёштюк:

– Не дело нам свой скот грабителям отдавать. Найду я этого джигита, верну лошадей. А вы гоните скот назад в родные края, я вас догоню.

Долго ехал Эр Тёштюк по следам угнанных лошадей. И привели его эти следы в чудесный край. Там, у подножия горы, раскинулся плодовый сад – среди зеленых ветвей яблоки краснеют величиной с голову лошади! Рядом со скалы водопад падает, искрится, а из-под скалы бьет златоструйный родник. Струится родник по зеленой долине и впадает в удивительное озеро. Блещут его воды под лучами солнца то алым блеском, то голубым, то вдруг золотом заискрятся. На вершине холма стоит огромный чинар, а под ним хижина.

Вышла из хижины навстречу батыру девушка невиданной красоты. Богатырь, пораженный ее красотой, жаже дар речи потерял. Мысли его разбежались, и он, зачарованный, только стоял и смотрел на нее. Как тонка была девичья талия, как грациозна лебединая шея! Пышные и мягкие, словно пух, волосы. Кожа будто атлас, и глубокие глаза, как у верблюжонка.

Бекторо, а это была она, взяла за руку Эр Тёштюка и ввела в хижину. Усадила на ковры, подала кумыс. И не говорила пери, а пела, будто соловей:

– Славный мой Тёштюк, нет равных тебе ни по силе, ни по красоте. Наконец-то ты пришел ко мне, несчастной Бекторо. Это я молила Аллаха о твоем рождении. Он сотворил тебя для меня. Не хочу расставаться с тобой ни на этом, ни на том свете.

А Тёштюк голову потерял, так сильно влюбился в красавицу пери, что забыл, зачем сюда пришел. Забыл о братьях, спешащих в родные края. О доме, о родителях забыл. Не мог глаз от Бекторо отвести. Семь дней жил батыр как в раю. На восьмой пери говорит Эр Тёштюку:

– Милый, ты должен возвращаться домой. Тебя ждут родные. Забирай своих коней. Это я угнала их у твоих братьев, чтобы ты пришел ко мне. А я буду ждать твоих сватов. Нам суждено быть вместе.


     Поиски невест

Тихо в хижине Бекторо. На брошенных на пол шкурах спали восемь сыновей Элемана и сопровождаюшие их джигиты. Только старый хан, несмотря на поздний час, не может заснуть, ворочается с боку на бок. События последних дней нескончаемой чередой проносятся в его голове. Неожиданное возвращение сыновей едва не лишило чувств его старую байбиче*. Он сам не помнил себя от радости. А эти бесконечные потоки лошадей и овец! Казалось, прорвало плотину и потоки воды заливают склоны гор и долину. От этой лавины у Элемана закружило голову. Он опять был богат! И это все – благодаря Тёштюку! На счастье подарил Аллах им этого мальчика. Да вот беда, словно подменили его в том походе. Задумчивый стал, грустный. Правда, причина его грусти вскоре открылась. Пришел Эр Тёштюк к Элеману с просьбой женить его и братьев. А ведь верно! Засиделись его старшие сыновья в холостяках. Должен ведь продолжаться Элеманов род! Его, старика, святая обязанность – женить сыновей.

(*Байбиче – жена, хозяйка в доме)

Не спится Элеману, опять перевернулся с боку на бок. Хорошо всем рассуждать: «Должен!» А сколько калыму* за девять невест отдашь, кто-нибудь сосчитал? Конечно, хочет он найти хороших жен своим сыновьям. Старший, стыдно сказать, уже аксакал**. Так что нет ему, Элеману, пути назад. А Эр Тёштюк тоже хорош – нашел без него, отца, невесту. Направил его и братьев сюда за тридевять земель, к Бекторо! Элеман как увидел, что девушка живет одна, без родных, нет ни скота, ни добра так сразу понял – неровня она Эр Тёштюку. Молод он, вот и потерял голову! Элеман даже останавливаться не захотел в хижине Бекторо – мимо проехал. Вот только заплутали они в тумане, налетевшем внезапно на караван Элемана, и к ночи вышли назад к жилищу девушки.

(*Калым – выкуп, вносимый семьей жениха родителям невесты)
    (**Аксакал – человек почтенного возраста)

В хижине слышно лишь размеренное дыхание спящих, а снаружи доносится нескончаемый шелест водопада. Элеман вспомнил, как их встретила Бекторо. Каким вкусным оказался кумыс, поднесенный ею в чаше из копыта архара. Все напились, а чаша полная осталась! А какой был бешбармак*! Ели они ароматное мясо, ели, а оно все не убавлялось в блюде! А какая приветливая и внимательная была девушка с Элеманом. Могла бы хорошей невесткой быть. Но как же остальные сыновья? Негоже Тёштюку раньше старших жениться.

(*Бешбармак – кушанье, состоящее из мелко нарезанных кусочков мяса и теста или лапши, политых бульоном)

Элеман вдруг приподнялся от внезапно озарившей его мысли. Если у него девять сыновей, должен был быть отец, у которого есть девять дочерей! Готовить девять приданых тоже нелегкое дело. Тут двум отцам можно сговориться! Успокоенный решением искать такого человека, старик уснул.

Наутро караван продолжил свой путь. Ничего не сказал Элеман Бекторо, только поблагодарил за гостеприимство. Все время, пока джигиты готовились в дорогу, девушка с ожиданием поглядывала на Элемана. Когда тот уже был в седле, Бекторо сказала:

– Уважаемый хан, мне кажется, вы что-то забыли?

– Ах, да. Мой сын Тёштюк просил передать тебе это, – проговорил Элеман, доставая из халата шелковый платок. Отдав его девушке, хан развернул лошадь и направился прочь от хижины Бекторо.

Много дорог пришлось пройти путникам, много стран посетить. Сколько чудес повидал Элеман, которые и не мечтал увидеть, да только не нашел человека с девятью дочерми. И вот однажды утомленных путешественников приютил Агай-хан. Жена хана усадила их в юрте и подала кумыс. Только пригубил Элеман бодрящий напиток, как тут же поперхнулся. Заметил он: висят на стене юрты девять пар красивых сёйкё*. (*Сёйкё – большие серьги-подвески) Хан даже дар речи потерял, только рукой на сёйкё показывает. Жена Агай-хана испугалась: что это с гостем стряслось? А когда Элеман растолковал ей, что он ищет, кинулась женщина прочь из юрты с радостным воплем:

– Агай-хан! Агай-хан! Радостная весть! Приехал хан с девятью сынавьями!

Поспешил Агай-хан к гостям. Рассказал, что готов отдать своих дочерей без калыма, если их сосватает человек, у которого девять сыновей. Да еще в приданое посулил дать золота и серебра, сколько девять яков унести смогут. Обрадовался хан Элеман:

– Давай, Агай-хан, обнимемся в знак согласия. Только без калыма брать твоих дочерей не хочу – привел я двадцать верблюдов, навьюченных золотом, серебром и разным добром. Будь же здоров и счастлив, почтенный мой сват!

Обнялись они и стали готовиться к свадебному тою.

Пир был великий. Шум стоял такой, что сосед соседа за дасторконом не слышал. Восемь женихов и восемь невест вошли под свадебный кров. Не было среди них Тёштюка – отправив Элемана с братьями на поиски невест, он остался дома – за хозяйством смотреть. Его невеста красавица Кенджеке на пир не пошла. Услышала она о решении отца – побледнела. Девушка обладала даром предвидения – почувствовала она, что ждут ее и ее будущего мужа тяжелые испытания.

Далеко по степи разносились громкие звуки кернея*, трубили звонкие сурнаи**, грохотали золотые барабаны. Агай-хан посадил дочерей на арабских скакунов. С расшитых золотом попон свисали до земли красные кисти. Каждая из невест красотой своих украшений могла затмить солнце, а их было восемь! Серебряные бубенцы, свисавшие с шапочек невест, наполняли округу мелодичным перезвоном. Подолы узорных шуб расавиц касались травы.

(*Керней – большая музыкальная медная труба)
    (**Сурнай – духовой инструмент типа флейты)

Элеман с Агай-ханом рука об руку обходили всех пирующих. Дружные песни лились в синее небо. Батыры состязались в силе и ловкости. К небесам возносили влюбленных крылатые качели.

Но вот пир закончен. Элеман засобирался в обратный путь. Каждая молодая семья вьючит на верблюдов богатое приданое, готовит к перекочевке подаренный Агай-ханом скот. Одна Кенджеке ничего брать не хочет из того, что дает отец.

Встревоженные Агай-хан с женой вошли в покои своей любимицы. Увидели, какая она бледная и печальная, испугались:

– Сокровище ты наше единственное! Твои слезы для нас укор. Ты, золотой жеребенок, дороже нам всего нашего богатства. Если не хочешь замуж за Эр Тёштюка, оставайся дома с нами, стариками. Пусть другие дочери уезжают, тебя не отдадим!

– Спасибо вам, дорогие родители, за все, – проговорила Кенджеке, поднимая на них затуманенный слезами взор. – Да видно, судьба моя такая. Эр Тёштюк – достойный жених. Нет такого, как он, нигде. Верной подругой буду я ему. Но нелегко быть женою батыра. Не смирится Эр Тёштюк со злом никогда, будет сражаться за добро. Много у него будет друзей, но и врагов тоже будет немало. Тяжело мне будет от такой любви! Но я стану опорой своему мужу, домом его и дорогой. Буду ему другом и женой.

Немного помедлив, Кенджеке обратилась к отцу:

– Только об одном я прошу тебя, дорогой отец! Дай мне взять с собой то, что сама попрошу.

– Ничего для тебя и твоего счастья не жаль, зеркальце моей души! – воскликнул растроганный Агай-хан.

– Не надо мне ни табунов коней, ни отары овец. Дай скакуна Чалкуйрука, пеструю верблюдицу Чаар-Инген, черную кобылу и непробиваемую кольчугу Чайинги.

Задумался Агай-хан. Кольчуга Чайинги – подарок могущественного волшебника еще его деду. А Чаар-Инген и черную кобылу с незапамятных времен берегут в роду как зеница ока! Весь скот пошел от них! О Чалкуйруке Агай-хан даже и думать не мог. Верный спутник во всех походах. Приносящий удачу и победу крылатый конь. Велика просьба дочери! Несчастный отец терзается душой. Не может он сказать любимой дочке: «Нет», и « Да» – не хватает сил сказать.

Время идет. Хан молчит, только вздыхает тяжело. Дочка ждет, как былинка дрожит. Не выдержала тут мать: привела Чалкуйрука, за ней следом к Кенджеке верблюдица с кобылой сами пришли. Отдал Агай-хан любимой дочери и Чайинги. Пожелал ей счастья с Эр Тёштюком.

Села Кенджеке на Чалкуйрука, кольчугу в курджун положила. Верблюдицу и черную кобылу за поводок ведет. Вот и все приданое!


    Кемпир* Джелмогуз

(*Кемпир – старуха)

Спешит караван с девятью невестами и восемью женихами в кыргызские земли. Ведет Элеман свой караван через горы высокие, перевалы снежные, реки горные да пустыни бесплодные. Спустились, наконец, в цветущую долину. Травы стоят сочные, свежие. Только странно: ни птиц щебетанья, ни даже карканья ворон не слышно. Лишь журчит на камнях ручей.

Приказал Элеман ставить лагерь, скот пасти. А Кенджеке подходит к старому хану и говорит:

– Ата, давайте дальше пойдем, в другом месте остановимся. Чувствую я, нехорошее это место.

Рассердился Элеман: «Не успела еще невесткой стать, а уже распоряжается!» Не послушался хан Кендже. Разбили они лагерь. Но ничего не произошло ни вечером, ни ночью. Только приснился девушке странный сон.

Будто отстала она от каравана и повела коня к ручью напиться. Появилась вдруг перед ней девушка невиданной красоты. Шея как у лебедя, сама стройная, словно лунный луч. Нежным голосом, будто трель соловья, молвит:

– Поздравляю тебя, Кенджеке. Чалкуйрук под тобой, и ждет тебя богатырь Тёштюк. Хорошие подарки мужу везешь. Поздравляю, Кенджеке.

Глаза у незнакомки как черные смородины, да недобро смотрят они. Отвечает Кенджеке:

– А тебе-то что, красавица? Разве я твое что-то взяла? Мне эти подарки отец с матерью дали. А Тёштюк – мой законный муж.

Не понравился ответ Кенджеке незнакомке. Молнии сверкнули в ее глазах. Но она спокойным голосом продолжала:

– Устала ты, Кенджеке, в пути. На, утоли жажду. – И незнакомка протянула девушке чашу с напитком. Не стала пить Кенджеке, выплеснула жидкость на землю. Почернела трава от ядовитого зелья. Твердым взглядом поглядела Кенджеке на соперницу. Та не выдержала, закричала:

– Ты оказалась счастливее меня, стал Тюштюк твоим. А я, несчастная Бекторо, осталась одна. Тёштюк должен быть моим! Аллах создал его для меня! Отдай Тёштюка мне, Кенджеке!

– Нет, Бекторо, Аллах соединил нас с Тёштюком. Никому я его не отдам!

Побледнела пери, как снег. Ветер внезапно налетел, рванул Кенджеке за волосы.

– Хорошо, Кенджеке, – продолжала Бекторо. Этот ничтожный мир создан для смертных. Что он мне! Одно мгновение длится ваша жизнь. Пусть Тёштюк будет твоим мужем на этом свете, а на том отдай его мне. На, возьми, передай мои подарки Тёштюку – этот китайский платок и стальной кинжал.

– Нет, Бекторо, взяла я мужа на этом свете и на том не отдам! Не возьму я твои подарки, – сказала, как отрезала Кенджеке.

Потемнела пери, как тьма. В горах гром прогремел. А Кенджеке вскочила на Чалкуйрука и понеслась прочь. Услышала только последние слова Бекторо:

– Пожалеешь еще, Кенджеке! Потеряешь мужа, упрямая!

Проснулась вся в поту девушка. Все тихо в юрте. А снаружи готовятся к походу, собираются люди. «Скорее отсюда», – подумала Кенджеке, вставая.

В это время хан Элеман повел коня на водопой к реке. Видит: по реке что-то плывет. Присмотрелся – баранье легкое. Жалко стало старику бросать находку. «Накормлю собак!» – подумал хан и вошел в реку. Попробовал поддеть укуруком*, да только ничего из этого не вышло – уплывает дальше добыча. Заплыло легкое в камыши. Жадный старик – за ним. Вцепился в легкое руками, а оно раздуваться начало. Все больше и больше становится.

(*Укурук – укрючина, шест с петлей на конце для поимки лошадей)

Вдруг выскочило легкое из воды и обернулось вокруг Элемана, словно удав. Смотрит перепуганный хан, а это ведьма – кемпир Джелмогуз! Страшная, как смерть. Ухватила своими медными когтями Элемана за волосы и... прыг ему на плечи. Сжала старику горло ногами. Рванула его вверх, и поскакали они по холмам и долам. Хрипит Элеман, задыхается. А Джелмогуз все сильнее сдавливает горло старому хану. Кричит старик, а крика не слышно, только комариный писк издает:

– Дорогая байбиче, пожалей! Отпусти, сил нет, умру сейчас! Сколько хочешь скота: коней, коров, верблюдов, овец – все отдам. Только отпусти!

Ничего не сказав, ведьма рванула за бороду Элемана – клок вырвала. Скачет хан вприпрыжку со страшным седоком на плечах, вот-вот сердце лопнет!

– Дорогая Джелмогуз, невесток моих забери, сыновей моих восьмерых забери, только отпусти! – молит Элеман.

А кемпир еще сильнее сжимает ноги. Уцепилась Элеману за усы – клок вырвала. А потом зашипела, будто змея, над ухом старика:

– Когда ты умрешь, все мое будет. Предложи что-нибудь получше, подороже! Не то голову откушу!

Со всех сил завопил Элеман, да только приглушенный стон послышался:

– Тёштюка отдам! Самое дорогое, что у меня есть!

Ослабила Джелмогуз хватку, и повалился обессиленный Элеман на землю. Потребовала ведьма:

– Клятву дай, что приведешь ко мне Тёштюка! Протяни руку!

Ухватилась кемпир за протянутую руку медными когтями – кровь так и хлынула из нее. Еле выговорил слова клятвы несчастный хан.


    Эр Тёштюк и Кенджеке

Громко забили барабаны, звонко затрубили сурнаи. Караван Элемана подошел к родному городу. Завидев приближающихся, на улицы высыпал народ. Вот из толпы отделился какой-то всадник и стремглав понесся навстречу каравану. То был истомившийся ожиданием Тёштюк. Каждую ночь являлась ему в сновидениях Бекторо. Все дни бредил он грезами о красавице пери. И вот наконец — долгожданная встреча!

Тюштюк жадно всматривается в лица приближающихся людей. Вот счастливые братья, гордо оглядывающие своих невест, одетых в праздничные наряды и сверкающие украшения. Вот чабаны, погоняющие коров и яков, лошадей и баранов. А вот и отец! Элеман спешит навстречу Эр Тёштюку.

Обнялись отец и сын.

– Ата! Где же Бекторо? – спросил батыр, все еще вглядываясь в проплывающие мимо лица.

– Сынок, какое счастье снова тебя увидеть! Снова оказаться дома! Посмотри, какая удача ждала меня – я нашел человека с девятью дочерьми!

Но Эр Тёштюк уже не слышал его. Весь мир пропал для него, исчезли все звуки: он увидел удивительную девушку. Сколько было силы в ее лице, сколько твердости и в то же время – женственной красоты! Хрупкая фигура полна грации и уверенности. С достоинством девушка подняла свои бездонные глаза на Эр Тёштюка. И понял он, что никогда прежде не знал, что такое женская красота. Как тяжелое сновидение растаяла его любовь к Бекторо. Очнулся Тюштюк, как от забытья.

– Кто это, отец? – едва смог произнести батыр, не сводя глаз с приближающейся Кенджеке.

– Твоя невеста, сынок! – рассмеялся довольный Элеман.

Семь дней шел свадебный той. По ночам девять громадных костров озаряли небосклон багровым пламенем. Кипчаки до сих пор рассказывают, какой шум был в степи, какое веселье стояло в округе. Сколько съели баранов, верблюдов, лошадей и птиц сосчитать не могли!

Семь счастливых дней были вместе Эр Тёштюк и Кенджеке. Рука об руку, как звезды на небесах. Их желания и грезы, как волосы в косе, переплелись. Словно зерна в муке, слились их души.

На восьмой день зовет Элеман Тёштюка и говорит ему:

– Совсем я стар стал, забывчив. Оставил я около очага в Чолок-Тереке, где устроился на ночлег наш караван, стальной напильник. Очень мне он дорог. Привези его обратно, Тёштюк.

Пошел богатырь собираться в дорогу. Узнала об этом Кенджеке, сильно опечалилась.

– Чувствую я, предстоят нам тяжелые испытания, дорогой мой Тёштюк. – сказала она мужу. – Угрожают тебе злые силы, желают твоей погибели. Будь осторожен, милый. В пути тебе нужен верный друг, возьми моего Чалкуйрука. Не простой он конь. Чалкуйрук тебя и от смерти спасет, и в беде поможет.

Одела Кенджеке мужа в непробиваемую Чайинги, дала ему свой меч Нар-Кескен с золотой рукоятью. Меч этот делала тысяча мастеров. Острие его, сверкающее как алмаз и острое как бритва, разрубало верблюда пополам.

Не рыдала, не плакала Кенджеке, хотя тяжело ей было расставаться с молодым мужем. Поклялась, ждать Эр Тёштюка, охранять его очаг и дом. И, если родится ребенок, обещала воспитать достойным его достойным отца – батыра Эр Тёштюка. Прощаясь с мужем, Кенджеке произнесла заклинание:

– Не я одна буду ждать тебя, любимый Тёштюк. Мать верблюдов и мать коней Чаар-Инген и черная кобыла не будут приносить приплод, пока ты не вернешься или не погибнешь!

Обнял свою молодую жену Тёштюк, поцеловал. Потом вскочил на Чалкуйрука и отправился в путь.


    Схватка с Джелмогуз

Поднялся Эр Тюштюк на горный хребет. Вокруг – только скалы, а над головой – синее небо и облака. Вдалеке расстилается пустынная степь, не имеющая конца и края. Остановился Тюштюк, любуется открывшимся видом. Тут заговорил Чалкуйрук человеческим голосом:

– Большой ты вырос, Эр Тёштюк, и сильный, да умом еще как дитя малое! Послушай, что я тебе скажу. У очага в Чолок-Тереке ждет тебя ведьма, кемпир Джелмогуз. В напильнике том – твоя душа, Тёштюк! Эту ведьму послала за тобой пери Бекторо. Живым или мертвым должна притащить тебя Джелмогуз к ней. Нелегко тебе будет забрать напильник. Но я научу тебя, что делать. Ударишь меня посильнее камчой, расправлю я крылья, понесу тебя над землею, вмиг домчу до Чолок-Терека. Увидишь там сидящую около очага страшную старуху – это Джелмогуз. Поздоровайся с ней и попроси подать тебе напильник. Она скажет: «Стара я. Как сяду – встать не могу, а встану – сесть не могу. Подойди, сам возьми». Ты же отвечай: «Если я сяду на лошадь, то слезть с нее не могу. Вон идут твои дочки Кек-Мончок и Ак-Мончок, пусть они подадут напильник». Джелмогуз обернется посмотреть назад, а ты изловчись и хватай напильник из рук кемпир. И да поможет нам Аллах убежать с добычей от Джелмогуз.

Ударил Тёштюк Чалкуйрука камчой – вдруг, откуда ни возьмись, выросли у коня крылья. Взлетел он с Тёштюком к небесам. И понеслись они к цели.

Все вышло, как предсказал чудесный конь. Только слегка дрогнуло храброе сердце Эр Тёштюка при виде ужасной старухи. Поправил батыр за спиной боевой топор, сжал покрепче рукоять Нар-Кескена и направил Чалкуйрука к Джелмогуз. Когда ведьма оглянулась, услышав о своих дочерях, ниже травы промчался крылатый конь мимо нее. Ловчее сокола выхватил богатырь напильник из сморщенных рук ведьмы. Как огневой вихрь полетел Чалкуйрук. Но Джелмогуз проворно прыгнула в ступу, стукнула пестом о землю и понеслась следом за Тёштюком. От злобы рычит Джелмогуз, словно разъяренный лев. Седые космы дыбом до облаков развеваются. Выпустила ведьма все семь своих зубатых голов. Хочет настичь Чалкуйрука, сгубить Эр Тёштюка! Машет ведьма железным ийреком* в сто зубов. Облака разгоняет, горы рушит волшебный ийрек! Чалкуйрук по земле несется, к облакам взмывает – нет нигде спасения от ведьминого железного скребка! Но и Джелмогуз не может настичь Эр Тёштюка! В гневе ударила кемпир пестом о землю, прокричала заклинание – расступилась под ним
и земля. Метнула ведьма ийрек – попала в шею чудесного коня. Остановился крылатый скакун и рухнул в трещину в земле. Полетел Эр Тёштюк в пропасть.

(*Ийрек – скребок для очистки и обработки кожи)


    В подземном мире

В бездонный колодец Тёштюк падал в кромешной мгле. Ему удалось все же нащупать ийрек на шее Чалкуйрука. Вырвал батыр ийрек и выбросил его. Очнулся конь, расправил крылья, и они плавно приземлились. Все окутывала черная тьма. В густой пелене мрака осторожно пробирался Чалкуйрук вперед. Вскоре тьма отступила, и они продолжали двигаться в густом белесом тумане. Внезапно пар смешался с едким дымом и вокруг заплясали языки пламени. Чалкуйрук понес Эр Тёштюка вперед. Казалось, горели земля и небо! Жар стоял такой, что решил батыр – пропал! Ослеп он от яркого огня, задохнулся от ядовитого дыма, раскаленные доспехи жгли его тело, будто казан с кипящим маслом. Но недаром заботливая Кенджеке подарила Тёштюку Чалкуйрука! Вынес богатыря чудесный конь на равнину. Осталась мгла и огонь позади. Перед Тёштюком простиралась степь, ровная как ладонь. Вдалеке виднелись холмы. Только перевел дух Эр Тёштюк, только чуть-чуть расслабился, как видит: бегут к нему два великана.

Страшен был их вид. Огромные уши хлопали на бегу как крылья. Единственный глаз каждого великана злобно сверкал, лязгали громадные клыки. Великаны вырывали громадные пласты земли и бросали их в Эр Тёштюка! Чалкуйрук с трудом увертывался от грозящих раздавить его комьев.

– Стойте! – закричал батыр. – Я не хочу вам зла! Кто вы такие?

– Я – Кюн-Кулак, а это мой брат Ай-Кулак. Мы убьем всякого осмелившегося попасть сюда! – завопил один из великанов и кинулся на богатыря.

Эр Тёштюк метнул топор в глаз Кюн-Кулаку, и великан рухнул, словно подрубленное дерево. Потом сверкнуло алмазное лезвие Нар-Кескена и голова Ай-Кулака покатилась по земле, сминая кустарники.

Враждебно встретил неведомый мир Эр Тёштюка. Огляделся батыр: все вокруг заливал призрачный свет; небо светилось над головой желтизной; нигде не видно было летящей птицы, не слышно было даже карканья ворона. Эр Тёштюк направил Чалкуйрука к холмам – подальше от дыма и пламени, из которых он вырвался.

Степь вокруг была безжизненна, только ветерок поднимал в воздух желтую пыль. Но вдруг какое-то странное движение на вершине ближайшего холма привлекло внимание Эр Тёштюка. Сквозь вьющуюся вуаль пыли батыр с удивлением рассмотрел дивное существо, исполнявшее весьма необычный танец. У этого создания была совершенно круглая лысая голова, которая держалась на тонкой шее. Длинные костлявые руки и ноги существа беспрестанно двигались. Оно попеременно вскидывало то руки, то ноги, при этом само то взмывало вверх, то устремлялось вниз. Казалось, только каменный жернов, висящий на шее невиданного создания, удерживал его от неминуемого исчезновения в небесах.

Приблизившись, богатырь увидел, что существо привязано арканом за одну из ног к скале. Несмотря на веселые прыжки, человечек имел трогательно-печальное выражение лица. Эр Тёштюк, находящийся под впечатлением недавней битвы с великанами, грозно окликнул существо:

– Эй, попрыгунчик, ты кто такой? Что ты тут делаешь?

– Я – скороход Мамыт, самый лучший прыгун, самый лучший бегун. Я видел, как ты, великий батыр, победил моих мучителей Кюн-Кулака и Ай-Кулака. Зеленый див Кёк-Дёё отдал меня им, чтобы я служил у них посыльным. Теперь я свободен!

– Я – Эр Тёштюк. Объясни мне, Мамыт, где я нахожусь. Что это за место? Кто такой Кёк-Дёё?

Мамыт испуганно огляделся по сторонам. Убедившись, что они в безопасности, Скороход начал свой рассказ:

– Непобедимый Эр Тёштюк! Ты находишься в подземной стране. Ею правит, – человечек понизил голос и опять испуганно осмотрелся вокруг, – Кёк-Дёё. Раньше у нас было два царства: Зеленого Дива и нашего дорогого Урум-Кана. Я любил своего повелителя и его дочь, несравненную Ак-Ченем. Но, увы! Злой Кёк-Дёё коварно обманул Урум-Кана. Я даже не знаю, где теперь мой добрый повелитель. А бедная Ак-Ченем за то, что отказалась стать женой бессердечного Дива, была превращена в камень! Горе нам! Все жители царства Урум-Кана стали рабами Кёк-Дёё.

Слезы потекли по круглым щекам Мамыта. Он сделал несколько отчаянных прыжков, будто желая улететь прочь, но веревка на ноге неизменно возвращала его на землю. Тёштюк перерезал ее острым Нар-Кескеном и хотел разбить жернов на шее Скорохода. Но тот испуганно замахал длинными руками:

– Прошу тебя не делай этого! Иначе я понесусь быстрее звука и не смогу остановиться. Мне придется еще привязать по камню на каждую ногу, что бы бежать рядом с твоим конем!

– Хорошо, будь по-твоему. А скажи Мамыт, есть ли выход из вашего подземного мира на поверхность? Я ведь житель наземного мира. – В голосе Тёштюка звучало нескрываемое беспокойство. Уж больно далеко он забрался от дома и молодой жены. Заждалась его Кенджеке!

– Немногим нашим жителям дана возможность посещать мир людей! И уж тем более ни одно живое существо не может попасть сюда. Тебе, Эр Тёштюк, это удалось. Значит, ты действительно могучий батыр, и только ты можешь победить дива. Не оставляй нас, несчастных, освободи от власти злого Кёк-Дёё. А победишь его – узнаешь дорогу наверх. Ведь Кёк-Дёё часто бывает в стране живых людей, – хитро улыбнувшись, закончил свою речь Мамыт.

Эр Тёштюк задумался. Дороги назад не было. Чалкуйрук, при всем его желании, не смог бы пролететь сквозь землю. Надо искать новый путь. И о нем знает Кёк-Дёё.

– Я согласен, Скороход. Веди меня к вашему Зеленому Диву! Давай руку, Мамыт, будем друзьями. Отныне души наши будут вместе. Жизнь и смерть разделим пополам!

Побежал Мамыт, да так быстро, что Тёштюк на Чалкуйруке еле поспевал за ним. Добрались они через некоторое время до озера. Решили отдохнуть в близлежащей рощице. Лежит Тёштюк и видит: сели две сороки на низкую ветку и трещат, между собой разговаривают. Тут какой-то человек подкрался к ним и начал быстро вырывать у них по перу из хвоста. У одной вырвет, другой воткнет. Да так ловко, что сороки ничего не замечают.

Изумился Тёштюк. Спрашивает у человека:

– Ты кто такой?

Тот отвечает:

– Я Ловкий Вор Мамыт. Сороки – самые чуткие птицы. Вот на них я и тренируюсь в своем искусстве.

Скороход говорит Вору:

– Мы с Тюштюком идем сражаться с Кёк-Дёё. Пойдешь с нами?

Присвистнул Вор, почесал затылок и промолвил:

– Опасное дело вы замыслили. Почти безнадежное. Но мне это нравится – я с вами!

Отправились они дальше втроем. Недалеко ушли, видят: навстречу им человек идет. Уши у него, как у собаки в разные стороны поворачиваются. Иногда припадает человек к земле то правым ухом, то левым и замирает, словно земля ему что-то рассказывает. Увидел он Тёштюка с друзьями – и заспешил к ним.

– Я все слышал, о чем вы говорили. Вы идете сражаться к Кёк-Дёё. Я тоже хочу спасти Урум-Кана и Ак-Ченем. Я – Мамыт Чуткое Ухо, все слышу на расстоянии дня пути. Возьмите меня с собой. Пригодятся мои способности в бою с Дивом.

Не успели товарищи побрататься с новым другом, видят, еще кто-то торопится им на встречу:

– Я меткий охотник – Мамыт Зоркий Глаз. Видел я, как Эр Тёштюк попал к нам в мир. Я вижу все на расстоянии дня пути. Возьмите и меня к себе в товарищи. С тех пор, как Зеленый Див победил нашего правителя Урум-Кана, скрываюсь я в лесах. Только вместе мы сила.

Поклялись друзья быть верными друг другу до самой смерти. Каждый из них рассказал Эр Тёштюку все, что знал о коварном Кёк-Дёё. О его злобе и жестокости, хитрости и могуществе. Все жители подземной страны боялись Зеленого Дива. Все шепотом рассказывали о самом великом богатыре Конокбае, который хотел спасти любимую Ак-Ченем и убить Кёк-Дёё. Не было равных Конокбаю, но теперь он стоит рядом с окаменевшей девушкой, превращенный в дерево!

Спутники Эр Тёштюка готовы были умереть, но освободить волшебную страну от власти Дива. Только в Тёштюке видели они своего спасителя.

Правда, сам спаситель не был столь уверен в успехе. Помнил он схватку с кемпир Джелмогуз. Только чудо спасло его и Чакуйрука от неминуемой гибели. Но Кенджеке ведь ждет его! Провожая своего мужа, она знала, что его ждут страшные испытания. Она верила, что Тёштюк вернется! Эти мысли придали батыру силы. Он обязательно найдет дорогу домой, чего бы это ему не стоило.


    (ВНИМАНИЕ! Выше приведено начало книги)

Скачать полный текст с иллюстрациями в формате MS Word (2234 Kb)


© Кадыров В.В., 2004. Все права защищены
© Иллюстрации Халмурзаева Э.В., 2004. Все права защищены 
© Издательство «Раритет», 2004. Все права защищены

 


Количество просмотров: 24517