Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика
© Новомлинцев В.И., 2007. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 1 мая 2009 года

Владимир Иванович НОВОМЛИНЦЕВ

Совет Двенадцати

Фантастический рассказ, проливающий свет на некоторые тайны возникновения человеческой цивилизации на Земле. Неужели люди являются потомками могущественных инопланетян?.. Рассказ из сборника «Очарование тайны». Ранее не публиковался

 

1

Давно утихли сигналы тревоги на орбитальной станции. Все комплексы слежения были переведены па дежурный режим. Свободным от вахты было разрешено удалиться на отдых по своим отсекам, но только Нингусарх не желала покидать наблюдательный пункт, который являлся точной копией командной рубки. Она в который paз просматривала записи первых часов катастрофы на этой красивой голубой Планете, ставшей для нее совсем родной. Сквозь застилающие глаза слезы она вновь и вновь смотрела на уничтожение безжалостной Природой творения ее всей трудной жизни – Черноголовых. Как могло случиться, что Верховный жрец Анну отдал приказ не предупреждать Черноголовых о близкой катастрофе? И вот теперь, глядя на картины страшного разрушения, вызванного резким сходом огромных масс льда с южного полюса Тиамат в безбрежные воды океана, Мингусарх ругала себя, что не ослушалась Верховного и предприняла попытки спасти хотя бы несколько пар Черноголовых. Можно было построить для их спасения жилища на высокогорных плато, обеспечить их теплой одеждой и едой, чтобы они пережили этот кошмар. Было вполне реально тайком привезти их на станцию, спрятать в технических отсеках и усыпить. Затем на одном из шэмов, принадлежавшем лично ей, вернуть их в безопасное место на Планете, куда не докатились гигантские волны Потопа.

Неожиданно она почувствована чье-то присутствие и резко повернулась. Рядом стоял печальный Энки, по-прежнему молодой и стройный. «Сестра, иди отдыхать. Нельзя себя так изводить. Ты не спала несколько смен», — он с искренним сочувствием смотрел на ее обрюзгшее, старческое лицо. «Ничего, брат, не беспокойся. Я припрятала эликсир, так что еще долго могу обходиться без сна и еды», — глаза ее светились благодарностью к брату. Последнее время Нингусарх остро переживала перемену отношения к ней членов Совета. Однажды она неожиданно услышала, как младший брат Энлиль бросил ей вдогонку презрительное «Корова». Тогда ей хотелось вцепиться ему в голову и закричать: «А ты забыл, почему я так быстро постарела? Я старалась для всех нас!» В тот раз она сдержала себя, но обида медленно и верно точила сердце, превращая небольшую царапину в кровоточащую рану.

— Ты, заешь, Энки, мне все чаще и чаще приходит мысль о самоубийстве. Ты тогда с Энлилем придумал бы какую-нибудь красивую легенду о моей гибели, и я осталась бы в памяти потомков молодой и красивой героиней, — задумчиво произнесла она.

— Ты и так героиня. Ты создала Черноголовых, а мы вместе из подручных рабов сотворили из них мыслящих существ. Они тебя почитают... — Энки немного смутился, но продолжил: — Почитали за Мать Планеты, а иногда называли Богиней, дающей Жизнь.

— Не хитри, братец. Это название придумал ты и вложил в их умы. Черноголовые еще не доросли до таких абстрактных понятий, — по тону было понятно, что такой поворот беседы ей нравится, и Нингусарх впервые за последнее время улыбнулась. — А потом, зачем ты так упорно стал их обучать астрономии и искусству возведения дамб? Ведь перед ними стояли самые простые задачи; работать, размножаться, самим себе добывать пищу.

— Ох, Нингусарх, ты рассуждаешь как наш брат Энлиль. Я ученый, исследователь, а не рабовладелец. Конечно, решение о выведении особого рода помощников мы принимали коллективно на Совете, и одобрил все это Айну. В тот момент ситуация была критическая – назревал взрыв недовольства на шахтах Нижнего мира. Специалисты не хотели превращаться в обычных рудокопов, — Энки хотел продолжить свой рассказ, но Нингусарх остановила его.

— Я все помню. Я никого не виню. Только не понимаю, зачем Верховному вдруг понадобилось столько желтого металла? Зачем нас из исследователей этой Планеты превратили в колонизаторов? Запретили тысячу периодов возвращаться на Нибиру?» — Нингусарх опять погрустнела.

— Да, сестра, этот вопрос мучает всех нас. Но мне кажется, что ответ лежит на поверхности. Скорее всего, за Внешним Кольцом опять появились Неизвестные, и Верховному в который раз приходится решать вопросы обороны. Он решил нас не беспокоить. Ты же знаешь, что Неизвестным чужды понятия добра и зла, любви и ненависти. А может, они данные понятия понимают по-своему. Как бы там ни было, для нашей цивилизации они являются олицетворением безжалостной силы, которая все сметает на своем пути. Я уверен, что это не представители могущественной цивилизации. Они просто не существуют. Это мы их придумали. «Они» — это просто неизвестный нам вид энергии. А энергия не может быть хорошей или плохой, от нее нельзя защититься или спрятаться. Энергию можно только преобразовать, либо отклонить ее от нашей Планеты. Наконец, попросту, увести нашу Нибиру с ее пути, в безопасный уголок Галактики. Я предлагал Верховному эти варианты, но он меня не услышал. На этой голубой Планете мы тоже оказались бессильны против стихии. Колоссальная энергия, скопившаяся за сотни тысяч оборотов вокруг Светила на южном полюсе, разом выплеснулась в океан. Но это еще только начало. Перемещение огромных масс воды вызовет и другие катастрофы — начнутся извержения вулканов, и Планета будет закрыта на долгое время от света, а далее – холод будет убивать и животных и растения. Извини, сестра, мне пора на дежурство, — он поцеловал Нингусарх и исчез в проеме.

Нингусарх вновь осталась одна. Она решила вновь просмотреть краткую хронику освоения Голубой планеты. Вот они веселые, задорные, в защитных костюмах делают первые шаги и по твердой поверхности. С изумлением и благоговейным страхом разглядывают животных и птиц. Далее камеры бесстрастно фиксируют строительство первого поселения. На тот момент период адаптации был закончен, и аннунаки беззаботно наслаждались естественным теплом яркого Светила, дышали полной грудью воздухом Планеты, привыкали к непривычным острым запахам окружающею мира. В темное время самые молодые и неугомонные рассматривают звездное небо, безуспешно пытаясь разглядеть их родное Светило. Далее — трудовые будни, строительство взлетно-посадочных площадок, получение первых слитков желтого и белого металлов. Изредка камера останавливалась на циклопических каменных сооружениях. Кто их создавал и каково их назначение? Так и осталось загадкой. Выдвигалось множество версий, но самой распространенной была единственная — это дело рук Неизвестных. Что они делали на этой Планете — было не так уж важно. Важно было знать: насколько они могущественны и в какой момент могут возвратиться, и потребовать освободить свою колонию. Не приходилось сомневаться в том, что многие виды животных и растений были завезены из других планет. Ведь и сами аннунаки приспособили к жизни на этой планете коров, этаких живых фабрик по производству полезных продуктов питания. Конечно, в этом была основная заслуга Нингусарх. Другие специалисты адаптировали зерновые культуры и обучили примитивных Черноголовых обеспечивать питанием самих себя и некоторых видов животных. Но все равно оставалось некое ощущение того, что аннунаки все это делают тайком, без разрешения Хозяев. Желания встретиться с Неизвестными не возникало ни у кого. Слишком уж огромными выглядели каменные истуканы. Огромными и не поддающимися какой-либо элементарной логике — зачем все это. Поэтому Верховный и потребовал, чтобы молодые исследователи ничего не разрушали и не спускались в глубь тоннелей. Спускался ли туда Энки, Нингусарх точно не знала. Но, однажды проведя анализ его полетов над Планетой, она точно установила, что ее брат во время отдыха почти всегда кружит над приполярными областями. На многочисленные вопросы он долго не отвечал, лишь перед катастрофой выдал: «ОНИ могущественнее нас. Они создали противометеоритную защиту Планеты, и их система работает до сих пор». «Так, кто же ОНИ»? «Не знаю, сестра, не знаю».

 

2

Она проснулась не от сигнала тревоги, а от резких толчков. «Ты что, совсем ничего не слышишь?» — почти в ухо кричал Энлиль. «Все давно уже собрались, а она развалилась в кресле. Приведи себя в порядок и быстро на второй уровень — будем проводить Совет Двенадцати». Когда Нингусарх пошла в зал, то почувствовала, что озабоченность присутствующих вызнана не ее задержкой, а каким-то недавним конфликтом, возникшем между членами Совета. Лица были сосредоточены. Каждый старался спрятать глаза. Лишь Энки выглядел как всегда доброжелательным и даже беззаботным. Энлиль восседал на центральном месте, всем своим видом показывая, что он является главным в этом помещении.

— Я продолжу, — не обращая внимания на появления последнего члена Совета, решительно заявил он. — Энки предупредил Черноголовых о катастрофе. За последние несколько периодов он неоднократно нарушал предписанные правила: более десяти раз спускался в тоннели, стал обучать Черноголовых некоторым видам искусства и азам астрономии. Видимо, ему понравилась роль правителя Планеты, и он решил навсегда остаться здесь. Последнее его преступление, а иначе это назвать нельзя — выдача тайны этим примитивным существам. Что ты можешь сказать в свое оправдание?

— Ничего я не собираюсь говорить в свое оправдание. Черноголовые не настолько глупы, чтобы не заметить наши поспешные сборы. Потом, я уверен, что для создания им языка разговорной речи — наподобие «трудовых выкриков» мы использовали свой язык. Так что, вполне вероятно, что они научились нас понимать.

— Да! А заодно читать наши мысли. Вот-вот — и Черноголовые создали бы свою письменность, — желчно заметил Энлиль.

— Я не исключаю и этого. — Энки, не меняя своей позы, и, глядя прямо в глаза брату, продолжил: — Черноголовые не биороботы, а вполне самостоятельно мыслящие живые существа, которым в будущем можно было привить элементарные понятия совести.

— Конечно, а заодно и дать им наше оружие, воздушные и космические корабли, а затем это стадо вышибло бы нас с этой Планеты. — Чувствовалось, что Энлиль разойдется не на шутку и потребует вывода из Совета Энки.

Чтобы не допустить накала страстей, Нингусарх приподняла свой жезл, требуя к себе внимания. Энлиль понял ее ход, но ничего не мог поделать и кивком головы дал согласие на ее выступление. Некоторое время она молчала, затем необычно резким голосом заявила: «Энлиль, ты значительно позднее прибыл на эту Планету. Тебе не пришлось рисковать своей жизнью, когда для многих из нас каждое мгновенье могло стать последним, пока мы не научились приспосабливать свои организмы к здешней среде. Ты не был свидетелем выступления против Совета аннунаков, которых мы отправили в Нижний мир. Тогда опасности подстерегали нас на каждом шагу. Ты прибыл на все готовое с некими таинственными полномочиями от Верховного жреца. И ты смеешь осуждать своего братa Энки в измене. Да будет тебе известно, что разум Черноголовых действительно превосходит планируемый уровень. Они самообучаемы, пределы их умственного развития нам неизвестны. Я не исключаю, что данное обстоятельство вызвано вмешательством неких Высших сил, если не самого Животворящего! А теперь представь, что на предписанные меры безопасности работы с ними ты больше всех в их присутствии кричал об ускорении работ по эвакуации. Так что расследование надо проводить в отношении тебя. Кто не согласен — пусть выступит открыто и не прячется за обычной формой тайного голосования». Нингусарх оглядела присутствующих. На них жалко было смотреть. Желающих не было. Только Энки и Энлиль смотрели прямо перед собой.

Возникшую паузу прервал резкий сигнал тревоги, старший дежурный по станции ворвался в зал. «Послание от Верховного жреца Анну! Срочно», — торжественно произнес он и передал текст Энлилю. Тот выждал, когда дежурный выйдет из помещения, и начал медленно читать текст.

«Дорогие мои дети!

Прежде чем Вы начнете обсуждать мое послание, немедленно отдайте приказ всем шэмам вернуться на станцию. На орбите необходимо оставить только четыре из них для контроля за ситуацией на Тиамат».

 

 

 

Энки четко передал приказ дежурному по станции и, получив подтверждение о выполнении своего приказа, продолжил:

«Итак, дети мои!

С великим прискорбием я вынужден сообщить, что ваше возвращение на Нибиру стало невозможным на неопределенный срок. Наша цивилизация подверглась агрессии со стороны Неизвестных. Практически все наши защитные станции за Внешним кольцом уничтожены. С большим трудом и ценой невероятного героизма наши специалисты и воины сдерживают врага на Внутреннем кольце. Никто не сможет дать ответ на вопрос: сколь долго мы можем сдерживать противника. Я сожалею, что не придал значения предупреждению Энки. В тот момент мы еще имели шанс увести нашу Планету в безопасное место. Сейчас уже поздно. Учитывая огромную опасность со стороны Неизвестных, мы прекращаем с вами связь, меняем все карты, позывные сигналы, закрываем станции сопровождения. Это для вашей и нашей безопасности!

Я, Верховный жрец Анну, отдаю, может быть, последний для вас приказ. Все звездные карты немедленно уничтожить, чтобы не подвергаться соблазну возвратиться на Нибиру. При малейшей оплошности вы можете оказаться в плену врага, и тогда многие из наших секретов окажутся в их руках, что будет использовано для уничтожения Нибиру.

Помните, враг беспощаден!

После завершения катастрофы на Тиамат немедленно начните поиск пригодных для жизни мест, желательно, на возвышенностях, чтобы в следующий раз вы сами не попали под удар стихии.

Нингусарх, дочь моя!

Я больше всего виноват перед тобой. Ты пожертвовала своим здоровьем ради создания Черноголовых. Я умоляю тебя, без промедления прими меры по новой адаптации к жизни на Тиамат всех, с кого снята биологическая блокада.

Всем членам Совета при наступлении благоприятного момента необходимо разбиться на группы и начать операцию по спасению Черноголовых. Выводы наших специалистов совпали с результатами Нингусарх – мы совместимы и можем дать потомство.

Энлиль и Энки!

Обращаюсь к вам особо!

Если и есть у вас какие-либо взаимные обиды, простите их друг другу. От вас двоих зависит судьба Планеты и ваших потомков. Поделите Тиамат на несколько районов, пригодных для жизни, и постарайтесь создать там независимые очаги цивилизаций. Вы должны между собой обмениваться опытом, но ваши потомки до определенного времени — до наступления зрелости цивилизации, не должны знать друг о друге.

И еще. Это касается всех членов Совета! Ваше долгое пребывание на Тиамат, прием большого количества средств против заражения болезнетворными микробами привел, по мнению специалистов, к сокращению вашей жизни на несколько порядков. Эликсир уже через два-три поколения перестанет быть эффективным. Ищите собственное средство продления жизни.

Да хранит нас всех Животворящий!»

Нингусарх оглядела всех членов Совета. Молодые Уту, Ушкур, Инанна сидели с окаменевшими лицами. Казалось, что еще мгновение и у них наступит истерика. Ей было понятно их состояние, если бы Совет на прежнем заседании принял их предложение, то сейчас они были бы в объятьях своих родных близких, купались бы в лучах славы и, естественно, стали бы на ступеньку выше в сложной иерархической ступени Нибиру. Непременно Анну принял бы их и дал по 20 баллов, что в итоге равнялось рангу Энки, Энлилю. Но тогда, на прошлом заседании, они оказались в меньшинстве, и было принято решение остаться на орбите и подробно запечатлеть для потомков катастрофу на Тиамат. Необходимо было и произвести расчеты степени влияния потопа на скорость вращения Планеты. Ведь до сих пор никто из ученых Нибиру не смог понять небесной механики этой звездной системы. Как и почему одни планеты вращаются в одну сторону, другие в другую, и почему гигантский Кишар не стал самостоятельной звездой со своей планетарной системой. А задержка вращения Тиамат могла повлиять и на ее бессменную спутницу Кингу, а может и не совсем бессменную. Энки как-то проговорился, что в туннелях он видел карту планетарной системы, в которой Тиамат была без Кингу. Ну, да ладно, все это в прошлом. Сейчас перед нами стоят более важные задачи. И самая главная в том — не как спастись, а как распределить районы Планеты, по какому принципу, а главное, смогут ли договориться меж собой Энки и Энлиль. В мудрости и выдержки Энки она не сомневалась. Ему по праву должен достаться район Междуречья с главными городами Эриду и Ниппур. Там находился первый Центр управления воздушными и космическими полетами. Естественно перед эвакуацией вся сложнейшая инженерная система по приказу Анну была разрушена. Но, если гигантские волны потопа откатились назад, то в течение нескольких периодов его, после осушения, можно восстановить. Необходимые для восстановления экосистемы запасы на орбитальной станции имелись. Сложнее было решить подобную задачу на побережье Срединного моря. Стихия там вероятно снесла все постройки, кроме главного пирамидального здания Центра. Но, если вода попала в подземные камеры, то восстановительные работы могут затянуться на несколько периодов.

В полной тишине члены Совета покидали зал. Никто в тот момент не мог себе представить всего объема стоящих перед ними задач. Многое зависело от степени разрушения на Тиамат.

 

Скачать сборник рассказов «Очарование тайны»

 

© Новомлинцев В.И., 2007. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1155