Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Фантастика, фэнтэзи; психоделика
© Новомлинцев В.И., 2007. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 1 мая 2009 года

Владимир Иванович НОВОМЛИНЦЕВ

Инсайт

Что будет, если сотрудник силовых органов, не верящий в инопланетян и высмеивающий уфологов, вдруг столкнется в реальной жизни с НЛО? Какова будет его реакция?.. Очень своеобразный рассказ из сборника «Очарование тайны». Ранее не публиковался

 

1

Капитану Новосельцеву все это не могло померещиться. Работа за рубежом приучила отмечать даже самые мелкие, незначительные детали в поведении окружающих. А тут полный комплект! Начальник при встрече едва кивает головой, сослуживцы при его появлении в курилке вдруг умолкают и смотрят с каким-то сочувствием. Секретарша и та при встречах никак не реагировала на шутливые приветствия. «Готовится расправа. Надо все проанализировать», — с этой мыслью капитан рано вставал, тщательно отглаживал единственную белую рубашку, несмотря на жару, выбирал из галстуков один единственный, неповторимый, надевал черный костюм и шел на службу. Игра продолжалась пару недель. Провоцировать события было не в стиле Новосельцева, и он ждал, что противник в лице неведомого начальства первым раскроет свои карты. Пока противник выжидал, капитан быстро устранил все мелкие недостатки: сейф был в идеальном состоянии, ни одной лишней бумажки, документы были подшиты и определены в секретариате, из стола исчез весь ненужный хлам, стол протерт, в общем, в кабинете царила первозданная чистота. «К удару готов!» — внутренне декламировал капитан и снова ждал. Поэтому приказ по телефону внутренней связи явиться к начальнику отдела капитан воспринял с чувством облегчения. «Дети, — звучала известная фраза Остапа Бендера в его мозгу. — Живыми мы не дадимся!» Полковник встретил явно неласково: « Ну что? Что это такое?» При этом он бросил кипу белых листков на стол. «Я отсюда не вижу, товарищ полковник, что это такое», — начал резвиться капитан. «А ты ничего не знаешь? Ничего не понимаешь? Ты что творишь, в конце концов?» — голос начальника перестал нравиться капитану. «Я, что передал врагу сведения, составляющие государственную тайну, переспал с женой генерала, устроил дебош в посольстве США? Что же такого натворил?», — продолжал юродствовать капитан. «Да хуже, гораздо хуже», — полковник старался быть в форме, облекая фразы в стальную оболочку. «На, читай выдержки! — произнес он как-то устало, но с малой надеждой, что Новосельцев заявит, что речь в справке идет не о нем. «Так, — медленно начал читать почти по слогам капитан. — ...Новосельцев Владимир Иванович, посвященный третьей степени, в связи с отсутствием руководства среднеазиатского комитета по эниологии прочел лекцию про инопланетян, а затем провел собеседование с каждым из желающих вступить в комитет, включая нескольких академиков республиканской АН». «Ну и что в этом такого?» — удивленно произнес капитан. Затем продолжил: «Дата? Понятно, суббота, внеслужебное время. Присутствовали... Академики, преподаватели. Ага! Вот несколько человек, проходящих по материалам идеологической контрразведки. Классно сработано. Предлагаю за это повысить меня в должности. Особенно за то, что кто-то мне присвоил третью степень. От Вас же благодарности не дождешься. Семь лет опером хожу. Это рекорд для Конторы». «Веселишься? А эту резолюцию читал — «провести служебное расследование». Это уже серьезно. Генерал не любит подобных самостоятельных выходок. Сам понимаешь, ему уже все изложили в соответствующей интерпретации. Готовься к худшему. Вот Бог послал работничка!» — произнес в сердцах полковник длинную фразу и повернулся к окну. «Ну, хоть есть на кого свалить ответственность — и то...» — начал было капитан. «Не понял? Это ты о чем?» — встрепенулся полковник. «О Боге! А то вражеские голоса распространяют слухи, что именно Вы целый год добивались моего перевода в Ваш отдел, а не Бог». «Ну, все, хватит! Давай все по порядку. Ну, нет такого дерьма, в которое ты бы не вступил. Рассказывай!» — взорвался полковник. «Сан Саныч! Это длинный разговор. Боюсь, что многое для Вас будет не понятно», — медленно и совершенно спокойным тоном произнес капитан. «Я не полный идиот. Время у нас достаточно. Слушаю».

 

2

— Вам, Сан Саныч, должно быть известно, что нашей главной задачей является — информирование руководства о всех коварных замыслах противника. Конечно, для меня понятие «руководство» расплывчатое, но тем не менее. Отсюда вытекает следующее — необходимо проникнуть в стан врага и вызнать их подлые планы. И здесь мы сталкиваемся с очень важными проблемами. Планы противник постоянно меняет, это раз. Второе, приказы по исполнению планов отдают совершенно не руководители стран главного противника, а мировая, так сказать, закулиса.

— Ну, понесло. Ты мне еще про масонов сказки начинай рассказывать. О роли масонов мы еще поговорим. А пока остановимся на информации. Вы, Сан Саныч, наверное, кое-что слышали о диалектическом материализме? Может быть, даже читали какие-то работы основоположников. Так вот... Ты мне голову не морочь. Давай конкретней.

— Куда уж конкретней. У Вас все рекомендованные работы по марксизму-ленинизму законспектированы, в том числе и по диамату. Но Ваша беда, как руководителя, в том, что Вы совершенно не внимательно изучали труды Энгельса. Маркса пока оставим. Так вот, товарищ Фридрих Энгельс в своей знаменитой работе о происхождении человека, семьи и частной собственности заявил следующее. Примерно так. Если найдется хоть одно достоверное доказательство существования Атлантиды, то выкиньте мои работы на помойку.

— Боже мой! Ты нашел Атлантиду?

— Атлантиду я, конечно, не нашел. Но нашел кое-что более существенное. Присутствие и участие Высших сил во всем происходящем на Земле.

— Ну, тогда может тебя надо отправить в духовную семинарию, а то мучаешься здесь и начальника подставляешь.

— Давайте серьезней. Изучая Ветхий и Новый Завет, работы Фрезера, Косидовского, советника Сталина Емельяна Ярославского, вдруг мне пришло нечто вроде озарения. Информация — это энергия. Энергия, передающаяся по определенным каналам. А человеческой мозг является своеобразным приемником этих энергий. Ваш мозг, Сан Саныч, заблокирован стремлением быть генералом и не больше. В Ваших голубых глазах я вижу только одно — «хочу в Москву».

— Ну, понесло тебя.

— А что? Вы свою фамилию стали озвучивать по-другому. Краснобаев. Что-то вы вдруг акцент начали делать на второй части — «баев». Не заигрывайте с националистами.

— Давай ближе к теме.

— Хорошо. Так вот. Товарищ Ленин, в свое время, когда философы всего мира твердили об исчезновении материи при обнаружении электрона, заявил, что исчезает не материя, а предел наших знаний о материи. По-моему, это единственное и самое гениальное откровение Владимира Ильича.

— Ты Ленина не трогай. Давай по сути.

— Без проблем. Так вот. Во всей нашей видимой нами Вселенной существует две равновеликие силы; Добро и Зло. Но Добро и Зло не являются абстрактными понятиями. Добро это созидающее, а Зло — разрушающее. Эти две силы всепроникающие. Давайте переведем эти понятия в область энергии. Выходит, что пока существуют две равновеликие силы — существует и Вселенная. Но, вдруг, Добро, то есть — созидающая сила, начнет одолевать другую противоборствующую силу и построит совсем другую Вселенную, в которой Вам места не найдется. Другой вариант — если победит Зло.

— А тебе, конечно, найдется?

— И мне не найдется. Да и вообще земляне не впишутся в новое космическое творение. Слишком много зла сотворили за известный нам исторический период.

— Давай не отвлекайся. Причем здесь информация?

— Ладно, не причем. Это, так сказать, для общей эрудиции. Так вот. Человек на Земле существо разумное. Но является представителем одновременно и животного мира, значит, по законам формальной логики, приверженцем которой Вы являетесь, животный мир Земли разумен. Ну а дальше следует, что и Земля, и Солнечная система разумна. Вопрос? Где находится разум, память Земли? Конечно, о ноосфере Вернадского вы слышали. Вы же пришли в органы из технарей?

— Короче.

— А короче получается так, что частота работы нашего сердца равна семи герцам, на этой же частоте в идеале работает и наш мозг, но что удивительное — в ионосфере, на высоте 90 км имеется слой, частота, которого равна также семи герцам. Это и есть знаменитые еврейские три «семерки». А ионосфера на высоте 90 км и есть ноосфера. Так вот, при идеальной настройке ума и сердца вполне реально подключиться к информационному банку Планеты, и тогда получится, что все секреты врагов у нас в кармане. И вы, Сан Саныч, получаете генерала и спокойно уезжаете в Москву. А я с вашей помощью получу должность старшего опера. Как Вам нравится такая перспектива?

— Получается, что каждый человек может подключиться к банку данных Планеты?

— В том-то и дело, что не каждый. Таким даром обладает крайне мало людей на земле. Но, подключившись к банку, они не могут в силу различных обстоятельств, правильно, с нашей точки зрения, сформулировать вопросы. По этому израильская политическая разведка ищет по всему свету детей с такими способностями, а затем воспитывает их в нужном для них направлении, а что еще более важно — охраняет как зеницу ока. А в нашей стране судьба таких людей печальна. В детстве они вундеркинды, о них пишут газеты, а затем дар просто исчезает из-за неправильной эксплуатации. А далее — либо «психушка», либо самоубийство. Конечно, в каждой религии наработаны свои методики подключения через молитвы, медитации и так далее. Но это другой вопрос.

— Ты мне голову не морочь. Ты получил от своих вундеркиндов что-то важное?

— Вот. Ознакомьтесь.

— Ничего себе. Не больше, не меньше. «План развала СССР». Все по разделам, этапы, сроки, выводы. Кто же автор?

— Это коллективный труд вундеркиндов. Но обобщил их известный юрист, который, я думаю, не проживет и более полугода. Его вычислят быстро.

— Конечно же, Моссад?

— Не путайте Моссад и политическую разведку Израиля. А уберут не обязательно они. Вон за рубежом сколько желающих дорваться до богатств России.

— И ты хочешь, чтобы я доложил этот бред выше?

— Я ничего не хочу. Я дал ознакомиться, чтобы Вы задумались о своей судьбе. А нужные меры я уже принял.

— Это, интересно, какие?

— Я передал копии этого документа нескольким иностранцам с просьбой опубликовать в своих странах. Думаю, что если наши «пэгэушники» добудут за рубежом эту информацию и правильно доложат наверх, то отношение к материалам будет несколько иное. Хотя, я думаю, Горбачев и пальцем не пошевелит. Вы же не будете докладывать наверх?

— Ты совсем спятил. Знаешь, как это называется?

— Никак это не называется, Сан Саныч. Аналогов подобных действий в истории наших органов, наверное, нет.

 

3

В кабинете повисла гнетущая тишина. Капитану вдруг стало жалко начальника. Тот выглядел неважно. Глаза его потускнели, лицо приобрело какой-то сероватый оттенок. Полковник тяжело опустился па стул, придвинул к себе чистый лист бумаги и стал рисовать одному ему понятный чертеж. «А вот ты где!» — злорадно завопил с порога, неожиданно ворвавшийся в кабинет, начальник секретариата. «Новосельцев, сдать оружие, ключи от сейфа и кабинета», — почти по слогам произнес чиновник в погонах. «Это арест?», — спокойно спросил капитан, на полковника он не смотрел, понимая, что у того происходит внутри. «К сожалению твоему, это еще не арест, Новосельцев. Но за твои выходки я бы давно тебя отправил на периферию. Быстро к генералу. Он вне себя», — слащавым голосом произнес Шарафутдинов. «Попрощаться с семьей можно???» — все еще пытался прощупать истинное свое положение капитан. «Да иди ты быстрее. Клоун, честное слово».

Генерал никак не отреагировал на уставное приветствие капитана. Молча поднял над столом несколько скрепленных меж собой листков бумаги и угрожающе прошипел: — «Это ты готовил документ?» Не могу знать, товарищ генерал, с такого расстояния не видно», — решил повторить свой трюк капитан. Он сразу понял, о чем идет речь, но хотелось немного сбить воинственный пыл пожилого генерала. «Подойди ближе, что там трешься у двери», — более миролюбиво с акцентом сказал Аксакал. «Я не спрашиваю, откуда ты брал исходные данные. Ты что всерьез считаешь, что в республике возможна гражданская война? Да садись ты, не маячь передо мной», — уже как-то по-домашнему предложил генерал. «Не война, а конфликт на межнациональной основе. Самым слабым местом является Ферганская долина. Скорее всего, там и полыхнет», — затараторил капитан. «И что делать в данной ситуации?» — хмуро спросил Аксакал. «Видите ли, в революциях и межнациональных конфликтах общие этапы: готовят почву одни, воюют другие, а плодами пользуются третьи. Готовьтесь к третьему этапу, и Вы станете во главе республики», — как на семинаре по истмату ответил Новосельцев. Капитан ожидал суровой отповеди, но генерал задал свой последний вопрос:— «Ты считаешь Горбачева хорошим руководителем страны?» «Он не руководитель, он разрушитель. Надо отбросить иллюзии. Разрешите идти». Генерал молча кивнул головой.

 

4

В десятом часу вечера того же дня Краснобаев, еле передвигая ноги, поднимался на перевал Курдай. Несмотря на усталость, полковник был все же рад, что его товарищ уговорил поехать на охоту. Охота для них была единственной радостью в этой непростой жизни. Краснобаев наслаждался прекрасной погодой, открывшимся видом на Чуйскую долину. Но в мыслях уже в который раз прокручивал вечернюю беседу с генералом, пытался подыскать какие-то аргументы в свое оправдание. Но ничего путного не выходило. С горечью он наконец-то признал, что отчитали его как молодого, неоперившегося опера. «А все этот капитан. Вот и давай им свободу слова. Совсем распустился, иноходец». Полковник уже не мог припомнить, кто так назвал капитана, но это прозвище прочно закрепилось за Новосельцевым. Обиднее всего прозвучал из уст генерала приказ: — «Новосельцева повысить в должности, досрочно присвоить звание «майор», по тревоге без моего приказа не поднимать».

Вновь погрузившись в свои мысли, полковник, перешагивая кусты верблюжника, не заметил, как стемнело. Неожиданно его внимание привлекло красноватое свечение за очередным холмом. Вбежав на холм, он остолбенел в прямом смысле слова. В небольшой ложбине, в метрах пятидесяти, на трех опорах стояла самая настоящая «летающая тарелка». Классическая! Многократно описанная в СМИ разного рода очевидцами, рассказам которых Краснобаев никогда не верил. Мысли вихрем проносились в голове. «Что же делать? Кажется, Новосельцев предупреждал — ни в коем случае не стрелять. Если вас посчитают ДОСТОЙНЫМ, «они» сами вступят в контакт. Задавать можно любые вопросы. Более мой! А что спросить? Может что-то попросить? Что-то на память? Ведь никто не поверит, обсмеют». Полковник пытался сосредоточиться на параметрах НЛО. Так, длина, высота, опоры, купол. Он никак не мог сосчитать количество иллюминаторов, от которых исходило малиновое свечение. Тем временем, с явным ускорением начался вращаться купол, вокруг аппарата возникло голубое свечение. Краснобаеву становилось все труднее дышать, в горле пересохло, нестерпимо хотелось пить. К ужасу, аппарат легко оторвался от земли и медленно поплыл прямо на полковника. Свинцовая тяжесть придавила его к земле. Перед провалом в темноту, он успел только подумать, что «они» овладели гравитацией.

Краснобаева нашли только на рассвете. Он неподвижно лежал на холме. Глаза были широко открыты и смотрели в далекое небо. «Жив, — раздались радостные голоса. — Ну-ка, тише! Он что-то пытается сказать. Сан Саныч, ты что там шепчешь?»

— НЕДОСТОИН...

 

Скачать сборник рассказов «Очарование тайны»

 

© Новомлинцев В.И., 2007. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1410