Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Про любовь
© Мадалиева Б.С., 2005. Все права защищены
Произведение публикуется с разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 25 апреля 2009 года

Бермет Сатымкуловна МАДАЛИЕВА

Наваждение

Странный, удивительный рассказ о том, что иногда случается в жизни… Жених в самый разгар свадьбы вдруг видит незнакомую гостью – девушку, которую пригласил неизвестно кто. И что-то в молодом человеке ломается – он чувствует мгновенно вспыхнувшую любовь, страсть к этой девушке, не будучи в силах справиться с нахлынувшими чувствами… Рассказ ранее не публиковался

 

— От всей души вам желаю, дорогие мои счастья в семье, здоровья, пусть жизнь подарит вам самое прекрасное. В такой волнующий для вас момент, с которого начинается ваша совместная жизнь, момент, с которого вы вступаете в длительное плаванье на корабле под названием семья, где вам придется узнать побольше друг о друге, мне хотелось бы пожелать вам взаимопонимания. Ведь взаимопонимание это основа всех основ, фундамент каждой семьи...

Тетя Таттыгуль опять заболталась, подумал он и улыбнулся про себя. Лица знакомые и незнакомые, окружавшие его и смотревшие в его сторону, теперь внимательно слушали тетю Таттыгуль. Она говорила, вставляя свои любимые метафоры и речевые обороты, и кое-где слышались возгласы одобрения и рукоплескания.

Тетушка Таттыгуль была самой любимой из всех его тетушек, которую он уважал за мудрость и красноречивость, и думал о ней только с любовью. Интересно, красноречивость приходит с возрастом или это какой-то особый дар? Тетя Татты проработала учителем тридцать пять лет и до сих пор трудится в школе, где когда-то учился и он сам. Наверное, это дар. Иначе тетя не смогла бы стать таким замечательным педагогом.

Еще интересно то, что Ырыс никогда не говорила ему о ней, о той красавице-подруге, которая сидела за столиком, у огромной корзины с красными цветами.

Он и сам удивился такому крутому повороту своих мыслей. Но все же. Он незаметно для остальных посмотрел на нее. Красавица-бийкеч, как он ее мысленно назвал, сидела в пол-оборота, чуть склонив голову на бок, глаза опущены, а темные ресницы, словно веером разложились на нижних веках.

Он смотрел на нее, до его слуха доносились обрывки слов тети Татты, какое-то перешептывание. Ему почудилось, что прошла целая вечность, а ему не хотелось отводить глаз от этой изумительной бийкеч.

Он не знал, как ее зовут.

Тогда, в суматохе в доме невесты он смог увидеть ее лишь дважды. Она так же стремительно быстро исчезла, как и появилась. И, наверное, поэтому Ырыс их и не познакомила. Следующая возможность увидеть ее, ему представилась, когда все садились в машины, и он даже почувствовал легкий укол ревности и позавидовал своему другу, Баатыру, с которым в одной машине должна была ехать та бийкеч. По дороге от одного города до другого он не подавал виду, что был взволнован, и постарался влиться в общение и не думать о ней. Затем болтовня о всяком, и смех счастливой Ырыс на какое-то время заставили его выбросить из головы мысли о чем бы то ни было.

Он прервал воспоминания, так как в этот момент красавица-бийкеч, словно очнувшись из полузабытья, подняла голову и посмотрела на молодоженов. Он резко отвел взгляд, чтоб она не догадалась, что он тайком следит за ней.

Тетя Татты закончила свое поздравление и уже направлялась к их столику под музыку.

— Дорогой мой племянник, Таалайчик мой, — он заметил у нее на глазах слезы и удивился. Почему она плачет? — Невестка моя Ырыс. Подобно своему имени, принеси в нашу семью счастье. Будьте счастливы.

Тетя Татты по очереди поцеловала их, сперва Таалая, затем Ырыс, пожала руки обоим дружкам. Музыка заполнила зал, и все сидящие поднялись с мест, чтоб потанцевать и размять кости.

Краем глаз Таалай смотрел, как бийкеч отводит прядь волос за ушко. Ему нравилось наблюдать за ней, за этой удивительной бийкеч. Вот она берет бокал с вином, отпивает и улыбается сидящей рядом еще одной подруге. Они о чем-то говорят и уже смеются вместе. К их столику подходит Баатыр, его друг. Вот он наклоняется к его бийкеч, что-то говорит. Она улыбается ему, пожимает плечами и протягивает ему руку. Таалай почувствовал, что ему становится не по себе, но продолжает наблюдать за ней. Они встают и идут танцевать. Баатыр слегка обнимает ее за талию. Она в ответ смеется и что-то говорит. А в принципе, ему какое дело до этого, подумал Таалай. Они танцуют. Ну и пусть танцуют. Таалай отпил глоток сока из фужера, продолжая следить за ними. Баатыр как и подобает, ухаживал за ней и ей, как было заметно, скучно не было.

— Таалай, — услышал он голос Ырыс. Она слегка сжала его руку. Он посмотрел на нее и улыбнулся.

— О чем ты так задумался? — спросила она.

— Все так прекрасно, — сказал он, немного фальшивя, как ему показалось, и почувствовал себя виноватым перед Ырыс. Она слегка улыбнулась и подняла на него свои глаза. Глаза, от сияния которых он был без ума когда-то. Таалай ужаснулся от своей мысли. Был? Это он так подумал об Ырыс? Ему вдруг стало холодно, словно с него сорвали этот шикарный фрак и облили ледяной водой. Он стал смотреть перед собой, чтоб Ырыс не догадалась о его мыслях. Наваждение какое-то. Или от этих всех представлений он свихнулся?

Музыка прекратилась, тамада прочитал какое-то стихотворенье и пригласил очередного гостя для очередных поздравлений. Ошеломленный неожиданным открытием, Таалай глубоко вздохнул. Наверное, этот день никогда не закончится...

...Тогда по дороге, когда они сделали привал и надумали посидеть в кафешке, Таалай решил сам представиться этой незнакомке. Он не знал, как он это сделает, и пока подружка невесты помогала Ырыс с туалетом, он, выйдя из машины, увидел ее, свою бийкеч. Она стояла у машины, и разговаривала с Баатыром. Красное вечернее платье облегало ее фигуру, волосы были красиво уложены в высокую прическу. Она была просто ослепительна. Таалаю не хотелось думать о запретах и принципах. Ему просто ужасно хотелось подойти к ней. Заговорить с ней.

Кафе куда они направлялись, было одноэтажным зданием. Два грозных льва отлитых из бронзы, словно стражники, охраняли вход.

Таалай оглянулся и увидел бийкеч, идущую за ними.

— Как ее зовут? — успел спросить шепотом Таалай у Баатыра, когда тот подходил, чтоб объяснить и показать меню. Но, наверное, Баатыр либо ничего не понял, либо не расслышал. И Таалай не получил ответа на свой вопрос. Он решил выждать удобный момент...

Он снова очнулся от воспоминаний. Гости уже вовсю танцевали, и он поискал глазами ее, свою бийкеч. Но ее не было видно. Она словно испарилась. Неужели она ушла? Она не может уйти, он не может отпустить ее.

— Я сейчас приду, — Таалай в спешке встал. Если будет необходимость, он бросится за ней следом.

— Ты куда? — удивилась Ырыс.

— Освежиться, — коротко бросил он.

Гости улыбались ему, пока он пробирался сквозь них, приглашали потанцевать, жали руки, чуть ли не лезли целоваться. Таалай тоже улыбался, стараясь пробраться к выходу. Наконец это ему удалось. Он спустился по лестнице на первый этаж и увидел ее. Она стояла у небольшого трюмо и смотрелась в зеркало, поправляя прическу. Он облегченно вздохнул. Мысль о том, что она могла просто выйти, чтобы «попудрить носик», почему-то не пришла ему в голову.

Таалай остановился и облокотился об стену.

Боже, до чего же она хороша.

Он смотрел, как она подкрашивает губы, сжимает и разжимает их, дотрагивается до волос, ресниц и улыбается своему отражению в зеркале.

Сверху, с банкетного зала послушались рукоплескания. Ему пора туда, на свою свадьбу, подумал Таалай. Но и бийкеч кажется, закончила. Она положила в элегантную сумочку последний элемент женского туалета, кажется, помаду, и направилась было к лестнице, как увидела его, Таалая. Она в замешательстве остановилась перед ним. Ее серо-голубые глаза пытливо посмотрели на него.

— Привет, — произнес он нерешительно. Бийкеч двинулась ему навстречу.

— Привет, — она, улыбаясь, слегка наклонила голову набок.

— Я думал что ты ... э-э ...извините... думал, что вы ушли, — Таалай замялся. Внутренний голос кричал ему, что б он хоть как-то начал и поддержал этот разговор.

— Вы за этим и пришли, чтоб убедиться, что я ушла? – бийкеч вопросительно слегка подняла левую бровь.

Таалай, застигнутый врасплох этим вопросом, пытался найти подходящий ответ. Затем, не найдя ничего, он рассмеялся.

— Просто я надеялся, что вы еще не ушли. Ырыс нас не познакомила. Я спустился, чтоб уладить эту неувязочку, — он старался кое-как смягчить причину своего прихода сюда.

— И вы решили сделать это в самый разгар своей свадьбы? — недоумевая, спросила она.

Таалай усмехнулся. Она права. Она поставила его на место. И вообще, что он тут делает? Он должен идти. Таалай снова посмотрел на нее и понял, что не в силах вот так вот уйти. Не может.

— Я Таалай. Меня зовут Таалай, — произнес он, спасая эти драгоценные минуты.

Она улыбнулась.

— Кажется, вас ждут, Таалай, — мягко сказала она и посмотрела поверх него.

— Меня? — удивился он и, оглянувшись, увидев друга, протянул: – А-а.

— Таалай, ты что очумел? Тебя же ждут! – прошипел друг, почему-то протягивая руку ему. Наверное, хочет потащить Таалая за собой. Увести его от нее, от бийкеч.

Он ничего не сказал. Посмотрев на нее еще раз, он поднялся наверх, мысленно ругая себя. Ну, зачем ему это? Он женился, он не может. Зачем думать о другой? Таалай не нашел ответа и был зол на себя. Но, увидев бийкеч, которая прошла на свое место, он понял, что зачем-то ему это нужно. Может в этой бийкеч есть то, чего не хватает Ырыс? Утонченности, сдержанности, элегантности? Таалай посмотрел на Ырыс. Только несколько дней назад он думал, что не сможет без нее жить. А теперь? Неужели он начал сомневаться? Неужели это прозрение? И почему он не понял этого раньше? Но ведь до этого момента, ему казалось, что Ырыс была для него всем. Казалось, что все было как нельзя лучше! Черт! Он так запутался в своих мыслях. Он посмотрел на бийкеч. Она тоже посмотрела на него. Таалай почувствовал себя зверем, которого загнали в угол, как будто ему предстояло сделать выбор. Но ведь он уже сделал свой выбор. Жребий брошен давно. В этот момент Таалай понял, какой может быть жизнь непредсказуемой. Неужели это испытание его верност
и? Он с Ырыс. Ведь они прошли через все, чтобы быть вместе. Только утром он в этом не сомневался. До того как увидел ее, эту изумительную бийкеч. Таалай снова посмотрел на Ырыс.

— Извини, — прошептал он ей, словно оправдываясь. Она удивилась.

— За что?

— За себя такого. Ырыс, понимаешь...

— Тихо, молчи. Пожалуйста, поверь мне, со мной ты будешь счастлив. Я обещаю.

Зазвучал какой-то медленный танец. Гости пригласили молодых. И они танцевали вместе.

— Помнишь, это наша песня, — услышал он голос Ырыс.

— Что? — Таалай не слушал, какая играла музыка. Он думал о тех взглядах, которые бийкеч останавливала на нем.

— Наша песня, — повторила Ырыс и недоуменно посмотрела на него. Таалай заставил себя улыбнуться.

— Ну, конечно, помню, милая. Наверное, это Баатыр постарался. Он большой романтик.

Бийкеч не танцевала. Она смотрела на жениха, и Таалай нутром чувствовал, что она догадывается, о чем он думает в этот момент. Он вдруг открыл для себя, что с самого начала торжества он рассеян, с того самого момента, когда увидел бийкеч, эту красавицу, его мысли потерялись. Неужели одно мгновенье может разрушить его жизнь, даже не начавшуюся новую жизнь. Или это ему кажется?

Торжество подходило к концу. Звучали последние поздравления и слова.

— Ырыс, твои подруги поедут с нами? — начал Таалай издалека. Его распирало любопытство.

— Наверное, да. Они же мои подруги, — пожала плечами Ырыс.

— Мне кажется, ты меня не со всеми подругами познакомила, — осторожно произнес Таалай.

— Как это? Я думала, что со всеми, — удивленно посмотрела на него она.

— Нет. Я, к примеру, не знаю вон ту, — Таалай осекся и посмотрел на Ырыс. Она выжидающее смотрела на него.

— Кого?

— Ну, та, которая в красном платье. Из всех твоих подруг, я не знаю лишь ее. Кто она? — произнес Таалай, стараясь придать голосу безразличный тон. Ырыс посмотрела на бийкеч, затем посмотрела на Таалая.

— Не знаю. Я думала, что это твоя гостья.

Таалай облегченно вздохнул: Ырыс кажется, ничего не заподозрила. И сильно удивился тому, что незнакомка была ничьей гостьей. Не может быть такого, чтоб ее никто не знал. Наверное, Баатыр знает. Он поискал глазами Баатыра, но тот как вводу канул.

Гости расходились. Некоторые из них подходили к молодоженам и поздравляли. Таалай не мог вырваться из толпы поздравляющих. Он чувствовал, что зверски устал и хотел одного: покончить со всем этим.

Выйдя на улицу, он вздохнул с облегчением. Свежий ночной ветерок словно освежил его мысли. У разукрашенных машин стояли гости, ожидая невесту и жениха. Жыргал, его двоюродный брат, сновал повсюду, снимая всех на камеру.

— Все самое лучшее впереди, — Жыргал ухмыльнулся. Ырыс с дружкой отправились в уборную, и у Таалая было в запасе несколько минут. Он искал Баатыра. Мысленно он молил бога о том, чтобы Ырыс задержалась.

Бийкеч нигде не было видно.

Нетерпеливо просигналила машина.

И где же носит Баатыра? Неужели он с ней?

— Где она?

— Кто? Я не понял, о чем ты?

— Бийкеч, Баатыр. Где она? — сердце Таалая бешено заколотилось. Ему не хотелось, чтоб Ырыс увидела его в таком состоянии.

— Какая еще бийкеч? Объясни толком.

Таалай вдруг сообразил, что их могут услышать. Он отвел Баатыра в сторонку.

— Та, что была с тобой?

— Кто? И почему ты так нервничаешь?

— Та девушка, с которой ты ехал в машине. Та, с которой ты танцевал. Как ее зовут?

Его друг странно посмотрел на него, словно он сбежал из психиатрической больницы. Таалай не мог подумать, что Баатыр заподозрит о его мыслях и что это может плохо кончиться.

— Я не знаю…

— Как? Ты ехал с ней в одной машине и не знаешь, как ее зовут? — Таалай уже нервничал и оглядывался по сторонам.

— Я называл ее просто красотка и все. Ей это нравилось, — ошеломленный таким поведением друга, Баатыр уставился на него. – Что с тобой, Таалай?

— Что со мной? — переспросил Таалай вместо ответа и как-то сник. Наверное, скрывать от Баатыра то, что с ним происходит, уже бесполезно.

— Баха, я не знаю, что со мной. Со мной как раз то, чего невозможно объяснить словами. Я чувствую виноватым себя перед Ырыс, и все из-за нее, из-за этой бийкеч.

— Бийкеч? — задумчиво спросил Баатыр и засунул руки в карманы брюк. – Значит, ты так ее назвал. Но как это могло произойти, Таалай? Я не понимаю!

— Она удивительная девушка, — произнес Таалай.

— И давно это с тобой?

— Что ты хочешь этим сказать?

— И давно ты в нее влюблен?

— Влюблен?

Баатыр слегка кивнул головой.

— Баха, я ее утром увидел в доме Ырыс. Она мне всю душу взбаламутила!

— Не будь дураком, Таалай. Ты сегодня увидел какую-то девчонку, не знаешь даже, как ее зовут, и готов пожертвовать всем тем, что у тебя есть? Ты женатый человек, Таалай. Кроме Ырыс, у тебя на уме никого не должно быть! Ты связан с ней. Ты ее любишь, понял? — Баатыр старался успокоить его. – Кто мне говорил, что не найдет покоя, пока Ырыс не будет принадлежать ему? Это ты, Таалай! Ты не можешь из-за какого-то мимолетного увлечения разрушить ваши жизни!

— Я все знаю. Но я не могу не думать о той, другой...

Баатыр схватил его за плечи и сильно встряхнул его.

— Не будь слизняком. Ты сейчас напоминаешь мне безвольного человека. Это просто наваждение. Ты переутомился, и от того тебе кажется всякая чушь.

Таалай стоял, понурив голову.

— Дай сигарету, — попросил он у друга.

— Ты же завязал с курением, — сказал Батыр, протягивая ему пачку L&M.

— Сегодня я развязал, — Таалай зажег сигарету, и, поднеся ко рту, затянулся. Он думал. Наверное, Баатыр прав. Наверное, сегодня он не должен думать о чем-то другом. Впереди его ждет счастливая и долгая жизнь с Ырыс. А что до бийкеч, то это, наверняка, на него сегодня напало какое-то наваждение.

— То, что я испытал сегодня, это было что-то новое. Такого со мной никогда не было, даже когда я встретил Ырыс в первый раз.

— Ну и что? Разве это что-то меняет? — спросил Баатыр. Таалай затянулся в последний раз, и, бросив окурок на землю, раздавил его ногой.

— Нет. Ничего не меняет. Просто я сегодня понял, что все может быть и по-другому. Пошли. Надо встретить Ырыс.

— Ты хорошо подумал? — спросил Баатыр

— Да, — твердо произнес Таалай.

Когда они подошли к машине, Таалай увидел, как Ырыс в белом платье, со сбившейся фатой бежала к нему навстречу.

— Таалай, — выкрикнула она негромко и кинулась ему в объятья. Она обвила его шею и тихо засмеялась.

— Там мне вдруг стало страшно, что потеряю тебя. Ты сегодня вечером так странно себя вел.

Таалай закрыл глаза, на мгновенье сердце сжалось. Как он мог допустить того, чтоб в Ырыс закрались сомнения? Наверное, его странное поведение было замечено всеми. Боже, что же подумают люди?

— Я знаю, извини.

— Больше никуда тебя не отпущу, — произнесла Ырыс и мгновенье спустя спросила. – Ты что, курил?

Он кивнул и, расхохотавшись, поцеловал жену в кончик носа. Нет, все-таки он сделал правильный выбор. Пусть в Ырыс не хватает элегантности и сдержанности, он все равно любит ее, и она его жена. С ней он будет счастлив, в этом он уверен.

Таалай открыл дверцу машины, и Ырыс села.

В этот момент из ресторана вышла она, бийкеч. Она посмотрела на него и медленно зашагала в темноту. Он проводил ее взглядом, пока та не скрылась за поворотом. Ну почему ощущение того, что он сделал что-то не так, и что ему все же придется сделать выбор, растет в нем? Таалай тихо выругался про себя и наклонился к машине.

— Я сейчас вернусь, — произнес он сидевшим в салоне машины и бросился бежать в ту сторону, куда шла бийкеч.

— Таалай. — услышал он голос Ырыс. Но не остановился.

Бийкеч шла впереди. Он приостановил свой бег и теперь уже зашагал.

— Девушка, — позвал он ее. Она оглянулась и, увидев его, остановилась. Он остановился перед ней и при взгляде на нее понял, что слова растаяли, исчезли, и он не знает, с чего начать.

— Вы что-то хотели, Таалай? — спросила она.

— Э-э... я хотел бы поблагодарить... тебя... вас за то, что были гостьей на нашем празднике, — промямлил он и подумал – что за чепуха. Бийкеч стояла, все еще вопросительно глядя на него.

— Мне бы хотелось узнать ваше имя. Как вас зовут? — спросил Таалай. Чувство того, что он идиот и поступает по-идиотски, накрыло его.

— Таалай, все было просто замечательно. И музыка и гости. И жених такой интересный, — бийкеч улыбнулась. – Я от души желаю, чтобы вы были счастливы. А мне пора идти. У меня другие дела.

— Как вас зовут? — снова спросил Таалай. Ему казалось, что ее ответ изменит то, чего он не может понять. Бийкеч пристально посмотрела на него.

— Таалай, вам не кажется, что вы переступаете все дозволенные границы?

— Таалай, ты куда убежал? — услышал он голос Баатыра и оглянулся. Баатыр стоял там, у поворота.

— Я знаю, что я поступаю не так, как подобает. Но поверьте, мне я люблю свою жену, и не хочу, чтоб она плохо думала обо мне, бийкеч, — Таалай приблизился к ней.

— Так почему вы преследуете меня весь вечер, Таалай? — возмущенно произнесла она. – Почему даже сейчас вы оставили свою жену и стоите передо мной?

— Как вас зовут? — снова задал свой вопрос Таалай. – Просто скажите мне, как вас зовут? Бийкеч…

— Таалай, пошли уже. Все ждут же, — снова прокричал Баатыр. Таалай на этот раз не оглянулся на него.

— Бийкеч? — спросила она. Он кивнул. Она призадумалась и затем произнесла.

— Ырыс

— Простите? — не понял Таалай.

— Таалай, ты что там застрял? — он вдруг услышал голос Ырыс. Таалай обернулся и увидел ее силуэт. Махнув ей рукой, он снова повернулся к бийкеч.

— Ырыс, — произнесла она. – Меня зовут Ырыс.

Сказав это, не дожидаясь того, что он скажет, она повернулась и зашагала прочь. Он смотрел, как она медленно уходит. Бийкеч все отдалялась, расстояние между ними все росло. И почему-то желания бросится за ней, и остановить ее уже не было. Он обернулся. Баатыр и Ырыс, его жена, стояли и ждали. Его вдруг наполнило такое чувство счастья и веселья, что он, не сдержавшись, выкрикнул имя жены. Он подбежал к ним и, схватив Ырыс, закружил ее.

— Таалай, сумасшедший, — Он опустил ее на землю. Она схватилась за падающую фату и засмеялась. — Дурачок. С кем ты там так долго разговаривал? Оставил меня одну.

— Не обращай внимания.

— Ну, тогда пойдемте. Гости уже заждались, — произнес Батыр, загадочно смотря на Таалая. Таалай ему подмигнул и улыбнулся.

Когда все расселись по машинам, Таалай, поддаваясь какой-то силе, снова посмотрела в ту сторону, где скрылась бийкеч.

Он был бесконечно благодарен ей.

— Таалай, — позвала его Ырыс

— Иду, — коротко бросил он и, счастливый, сел машину.

г. Ош, август 2005

 

© Мадалиева Б.С., 2005. Все права защищены
    Произведение публикуется с разрешения автора

 


Количество просмотров: 1291