Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Искусствоведческие работы, Прикладное искусство; архитектура / Научные публикации, Этнография, этнология
© Мальчик А.Ю., 2002
© Щетинин Д.И., 2002
Произведение публикуется с письменного разрешения авторов
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 16 января 2009 года

Дмитрий Иванович ЩЕТИНИН

Орнаментальные мотивы в глазурованной керамике Чуйской долины XIII-XIV веков

Написано в соавторстве с Алексеем Юрьевичем МАЛЬЧИКОМ

Научная статья с иллюстрациями

Из сборника научных работ: Материалы международной конференции «Модернизация высшей школы в переходный период: состояние и перспективы ». Т. 2. – Б.: Изд-во КГПУ, 2002. – С. 132-134.


На XIII-XIV столетия приходится заключительный этап развития гончарного производства в Чуйской долине в эпоху средневековья и нового времени. Прекращение производства глазурованной и неполивной керамики было напрямую связано с общим упадком средневековых городов и поселений Чуйской долины. которые так и не смогли оправиться после многочисленных междоусобных войн и монгольского нашествия 1219 г. К XV в. чуйские города и поселения уже были оставлены своими жителями.

Существование производства чуйской глазурованной керамики в ХШ-XIV вв. подтверждается археологическими коллекциями, собранными в 1950-70-х годах краеведами Н.Д. Черкасовым и М.К. Синусовым на городище Кара-Джигач. В коллекциях, которые хранятся теперь в Кыргызском государственном историческом музее, представлены предметы печного припаса и фрагменты глазурованной утвари. Эти материалы и легли в основу настоящей статьи.

Поскольку чуйская глазурованная керамика XIII-XIV вв. в отечественной литературе еще не рассматривалась, данная работа является первой попыткой описать и проанализировать декор глазурованной керамики Чуйской долины, выделить орнаментальные мотивы, сравнить орнаментацию на изделиях чуйских гончаров с декором керамики из других регионов средневековой Средней Азии.

Выделены следующие орнаментальные мотивы: растительный, растительно-геометрический, "вихревой", линейно-геометрический и зооморфный.

Среди растительных мотивов, распространенных на чуйской глазурованной керамике XIII-XIV вв., особый интерес представляют изображения восьмилепестковых розеток. Исполнены розетки на дне фрагментов чаш в трех различных вариантах. Одна из восьмилепестковых розеток нанесена синим контуром по голубовато-белому фону (рис. 1). В центре розетки изображен круг с сегментом внутри, а каждый лепесток украшен орнаментальным элементом в виде капли. Сама же розетка заключена в синее волнообразное обрамление.

Восьмилепестковая розетка выписана художником тщательно и аккуратно, с вниманием к каждой детали. В росписи нет ни одного лишнего или непродуманного мазка. Все элементы рисунка гармонично связаны между собой, взаимодополняют друг друга, сливаясь в единый и законченный художественный образ.

По иному трактованы две другие восьмилепестковые розетки, отличающиеся от первой как манерой исполнения, так и колористическим решением ( рис. 2,3). И та и другая розетка имеет более простую, обобщенную форму, что компенсируется удачно найденными цветовыми соотношениями. Восьмилепестковая розетка на рис. 2 дана светло-зеленой краской по изумрудно-зеленому фону. Столь же звучна и празднична цветовая гамма восьмилепестковой розетки, представленной на рис. 3. Чередующиеся белые и голубые лепестки розетки оконтурены полосами черного цвета. Рисунок выполнен по белому фону.

Рассмотренным выше чуйским розеткам по форме наиболее близки восьмилепестковые розетки, изображенные на глазурованной посуде Хорезма XIV в, фрагменте штампа и штампованной керамике Мерва ХН-ХШ вв. /3, рис. 30, с. 319; 4, рис. 35, с. 289, рис. 57, с. 318/.

К числу растительных мотивов, обнаруженных на чуйской глазурованной керамике этого периода, относятся также фрагменты посуды с четырехлепестковой розеткой и цветочным бутоном, изображенные по белому фону (рис. 4,5). Четырехлепестковая розетка, помещенная на донне, дана синим контуром. В каждый лепесток розетки черными линиями вписано по одному стилизованному листу с голубой точкой внутри. Листья соединены между собой черными дугами. В центре четырехлепестковой розетки — исполненный черными линиями четырехугольник, внутри которого синий кружок и голубой овал.

Цветочный бутон, расположенный на фрагменте бортика тарелки, нанесен светло-синей краской и оконтурен черными полосами. Внутри бутона изображен стилизованный лист того же цвета, в центре которого — белая четырехлепестковая розетка. Оба они подчеркнуты по контуру черными линиями.

Растительную орнаментацию имеет и маленький фрагмент фаянсовой (кашинной) керамики со сложным узором, нанесенным черной краской по ярко-голубому фону (рис. 6).

Для четырехлепестковой розетки и цветочного бутона близкие аналогии отсутствуют. Однако составляющие эти орнаментальные мотивы элементы — стилизованный лист, четырехугольник, четырехлепестковая розетка с круглыми лепестками — широко использовались в глазурованной керамике Самарканда и Чача второй половины XI-XII вв., а в XIII-XIV вв. имели определенное распространение на глазурованной посуде Хорезма /2, табл. 42, 2,3,6; 6, рис. 24, 26, 31; 3, рис. 29, с. 318/.

Растительно-геометрические мотивы на чуйских сосудах представлены фрагментами керамики с несколькими сложно построенными композициями. Первая композиция состоит из восьмилепестковой розетки, которую образуют четырехконечная звезда и узколепестковая розетка с четырьмя лепестками (рис.7,8). Рисунок на этот раз нанесен не кистью, а процарапан в центре чаш острым предметом по белому ангобу. С помощью такого технического приема художнику-керамисту удалось более детально проработать каждый злемент композиции и использовать естественный коричневый цвет черепка. Удивительно нарядным и одновременно динамичным делают рисунок многочисленные ярко-зеленые крапины, разбросанные по узколепестковой розетке и четырехконечной звезде.

Вторая растительно-геометрическая композиция, размещенная также на дне чаши, имеет в центре прямоугольник, к углам которого присоединены светло-синие четырехугольники (рис. 9). Со всех четырех сторон образовавшейся фигуры расположены светло-синие "сердечки", от которых отходят тонкие прямые линии черного цвета. Вполне возможно, что фигура из прямоугольника и четырехугольников, а также "сердечки" находились внутри несохранившейся четырехлепестковой розетки. Рисунок выполнен по белому фону четкими, уверенными мазками. Радуюшая глаз красочная гамма композиции построена на сочетании светло-синих, белых и черных тонов.

Обе растительно-геометрические композиции аналогий не встречают и, очевидно, были характерны лишь для декора глазурованной керамики Чуйской долины XIH-XIV вв.

Геометрическая орнаментация характеризуется изображенным в центре чаши узором из двух наложенных друг на друга овалов с заостренными концами (рис. 10). Светло-синие овалы, выполненные по белому фону, подчеркнуты по контуру линией черного цвета, которая придает узору более четкую и строгую форму. Узор из двух овалов с заостренными концами находит аналогии в глазурованной керамике Мерва X -начала XI вв. /4, рис. 15, с. 244/.

Своей исключительной простотой обращает на себя внимание так называемый "вихревой" мотив, который могут проиллюстрировать два небольших керамических фрагмента. На одном из фрагментов виднеется расположенная по кругу группа черных точек, нанесенных по белому с бежевым оттенком фону (рис. II). На другом фрагменте по светло-синему фону темно-коричневой краской изображен ограниченный крапинами круг с загнутым лепестком того же цвета (рис. 12). Оба рисунка, помещенные на дне чаш или блюд, скорее всего, являются более поздними, стилизованными вариантами мотива вихревой розетки, который был широко распространен в X — XII вв. в декоре среднеазиатской глазурованной керамики. По мнению исследователей, мотив вихревой розетки происходит из комплексов скифо-сарматского времени (первые века до н.э.) и является символом солнца. /7. с. 90/.

Схожие с рис. 11 стилизованные "вихревые розетки" встречаются также на глазурованной посуде Отрара и Хорезма XIII-X1V вв. /1, рис. 68, 3, с. 112; 3, рис. 27, 7, с. 316/.

К линейно-геометрической орнаментации на чуйских керамических изделиях принадлежит достаточно простая композиция из трех направленных в разные стороны полос (рис. 13-15). Постепенно расширяющиеся полосы расходятся от одного центра, который находится на донце каждой чаши. Линейно-геометрическая композиция выполнена в двух основных вариантах. При первом полосы изображены двумя коричневыми контурами и украшены внутри волнистыми линиями коричневого цвета и синими или коричневыми крапинами. Рисунок нанесен по белому с серым оттенком фону (рис. 13, 14). При втором варианте двойные контуры полос и волнистые линии даны травянисто-зеленой краской по светло-зеленому фону (рис. 15).

Не исключено, что рассмотренная нами композиция также является локальной.

Некоторое представление о зооморфном мотиве на чуйской глазурованной керамике XIH-XIV вв. может дать лишь один-единственный фрагмент бортика чаши или блюда (рис. 16). Бортик украшен повторяющимися стилизованными изображениями козлов (?), которые расположены между двумя параллельными друг другу линиями. Роспись нанесена травянисто-зеленой краской по голубоватому фону. Тем же цветом исполнен и вьющийся растительный орнамент, изображенный на другой стороне бортика чаши.

Изложенные материалы позволяют сделать вывод, что в XIII-XIV вв. художественный облик глазурованной керамики Чуйской долины претерпел существенные изменения. На чуйской посуде по-новому интерпретируется орнаментальные мотивы, распространенные в декоре среднеазиатской глазурованной керамики еще в Х-ХП вв.: мотив вихревой розетки изображается или в виде расположенных по кругу точек, или превращается в ограниченный крапинами круг с загнутыми лепестками (рис. 11. 12); усложняется рисунок восьми— и четырехлепестковых розеток, которые могут иметь внутри четырехконечные звезды, узколепестковые розетки, стилизованные листья, четырехугольники (рис. 7, 9, 4, 5). Помимо этого в орнаментации чуйской глазурованной керамики этого времени появляется не встречавшаяся ранее линейно-геометрическая композиция из трех расходящихся от одного центра широких полос (рис. 13-15). Доминирующую роль в колорите глазурованной керамики Чуйской долины X1II-X1V вв. начинают играть синие и голубые тона, которые либо выступают в качестве фона, либо используются при создании основных элементов орнамента. Пробудившийся в XIV в. у среднеазиатских художников-керамистов интерес к синему цвету советские ученые Г.А. Пугаченкова и Л.И. Ремпель связывают с влиянием китайского фарфора типа "кобальт" /5, с. 207/.

Что же касается технологических приемов изготовления чуйской глазурованной керамики, то они практически остались теми же, что и в Х-ХП вв.: посуда делалась на гончарном круге, а рисунок наносился по ангобу до покрытия глазурью.

В заключение хотелось бы отметить высокий профессионализм средневековых художников-керамистов Чуйской долины, которым при небольшом количестве тонов и сравнительной ограниченности орнаментальных элементов удавалось создавать довольно интересные и не лишенные художественных достоинств композиции.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1. Акишев К.А., Байпаков К.М., Ерзакович Л.Б. Древний Отрар. — Алма-Ата: Наука, 1972.
2. Брусенко Л.Г. Глазурованная керамика Чача IX-XII вв.— Ташкент: Фан, 1986.
3. Вактурская Н.Н. Классификация средневековой керамики Хорезма (IX— XVII вв.) — ТХЭ.Т. IV. — М.: Изд-во АН СССР, 1959.
4. Лунина С.Б. Гончарное производство в Мерве Х— начала XIII в. — ТЮТАКЭ. Т. XI. 1962.
5. Пугаченкова Г.А., Ремпель Л.И. Очерки искусства Средней Азии: древность и средневековье. — М: Искусство, 1982.
6. Ташходжаев Ш.С. Художественная поливная керамика Самарканда IX— начала XIII вв. — Ташкент: Фан, 1967.
7. Тревер К.В. Памятники греко-бактрийского искусства. — М.-Л., 1940.


© Мальчик А.Ю., 2002
© Щетинин Д.И., 2002


ИЛЛЮСТРАЦИИ:

 

 

 

 

 

 

 


Количество просмотров: 2676