Новая литература Кыргызстана

Кыргызстандын жаңы адабияты

Посвящается памяти Чынгыза Торекуловича Айтматова
Крупнейшая электронная библиотека произведений отечественных авторов
Представлены произведения, созданные за годы независимости

Главная / Художественная проза, Малая проза (рассказы, новеллы, очерки, эссе) / — в том числе по жанрам, Юмор, ирония; трагикомедия
© Данияр Деркембаев, 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Дата размещения на сайте: 12 января 2009 года

Данияр ДЕРКЕМБАЕВ

С песней по жизни

Зарисовки зимнего города. Бишкек

Под Новый год чего только не происходит на улицах! Забавная история о незадачливом пьянице. Из готовящегося к изданию сборника "Госпожа чужбина"

 

Зимний город — как это прекрасно! Деревья, покрытые снегом, укутанные в шубы и пальто люди, спешащие скорее добраться до теплого уютного места, чтобы согреть свои окоченевшие конечности. Все прекрасно кругом в этом белом и холодном царстве зимы. Прекрасны белые, как исполины, горы на фоне вечернего бишкекского неба и неповторимые узоры инея на окнах домов, сиротливо припаркованных автомобилях и на витринах магазинов. Крупные, словно хлопья, снежинки сыпет декабрь на город, невольно напоминая нам библейскую манну в Аравийской пустыне.

 Зима. Мороз.

В такие вечера приятно пройтись по шумным улицам столицы. На людей посмотреть и показать патрульным милиционерам то, что выпирает из широких штанин… а именно наш, солнечный, лучистый-юртистый паспорт с пропиской в Сокулукском районе.

Разноцветные гирлянды пробуждают воспоминания о беззаботном детстве. В предновогоднем настроении от чего-то появляется еще не угасшая надежда, на то, что скоро придет добрый дедушка Мороз в красном полушубке, с густой белой бородой из медицинской ваты, крепким недельным перегаром и подарит большой куль с разными сладостями.

А самое главное там будет – пара мандаринов и большой апельсин из загадочной и неведомой Бразилии, где много-много диких обезьян. В такие дни хочется праздника, и, по-видимому, окружающие люди, снующие в этот холодный вечер по скользкому, словно залитому катку, тротуару витают в такой же надежде.

 Об этом говорят их красные носы и щёки, а также взгляд полный ожидания предстоящего торжества.

 В холодном, звенящем воздухе слышен скрип снега под ногами и удалая песнь мужичка в старом, видавшем виде сюртуке и таком же потертом картузе.

На ногах у него были надеты один изношенный кроссовок от «Адидас», а на другой ноге – черный «туфля» без шнурка, обувного объединения «Кызыл-Кия». Сам исполнитель не дождался начала праздника и решил начать встречу нового 2005 года в начале декабря. А может, судя по тембру голоса и высоте взятых им нот, несколькими декадами раньше. Дрожащим, не всегда разборчивым, но вполне громким голосом он пел прохожим о цветущей где-то калине и затем резко стал сетовать на мороз, который достал не только его лично, но и его коня, которого на сей раз не было рядом.

Оказалось что, его конь «почил в бозе» от мороза в тот момент, когда шумел камыш, и деревья гнулись, а сам певец в это время безбожно пил в шумном балагане.

Хозяин же не унывал.

Обращаясь к таксистам, наперебой предлагающим прохожим свои услуги «почти, что за даром», что невольно напомнило мне о незаурядном владельце автомобиля с ласковым именем «Антилопа Гну», затянул просительно, чтобы некий извозчик его отвез по мостовой на... Таганку, где он, возможно, ляжет-приляжет. Но судя по тому, что никто не изъявляет энтузиазма в транспортировке горе-певца из точки А в пункт Б, он, пропев: «Крепче за шоферку держись, баран!», обращается к женщине средних лет, торгующей тут же на тротуаре изделиями народного творчества, в числе которых хотелось бы отметить околевшие, как лошадь исполнителя, чебуреки и застывшие в ужасе самсы с наполнителем из жира и лука. Из его песни мы узнали, что она обещала ему в понедельник совместное посещение барвинэка. Очевидно, он пригласил её в винный бар – «Шумный балаган», где любят собираться, жулики бандиты – воры всех мастей… но в дальнейшем события развернулись противоположно.

За отказ «поцилует во вторник разив сорок», он на всю улицу разоблачающе завопил, как потерпевший кораблекрушение матрос, что хозяйка околевшей снеди не только «пидманула его и пидвыла», но и носит беличьи шубки, имеет порочную связь с полковниками, а также прячет от активистов из Гринписа кожи крокодила Гены, который играет на гармошке в период стихийного наводнения.

Женщина, не согласившись с такими доводами, произнесла внушительную речь с использованием нецензурных, но точных оборотов богатой русской речи. Из чего выяснилось, что они являются «родственниками», и она знает в доскональности всю его родословную по материнской линии, о которой она вспоминала несколько раз в своем «выступлении» и даже, что он сам является приверженцем нетрадиционного секса.

Кроме того, она велела отправиться ему… так далеко, где плавают моржи с упаковкой противозачаточных средств. Певца это нисколько не смутило, и он переместился тут же в сторону дымящегося мангала, на котором, журча и испуская аромат жареного мяса, вероятно, дожаривались останки его лошади, потому, что сам певец тут же затянул песню о Есауле и своём безвременно замерзшем коне, которого пристрелить просто не поднялась рука.

Шашлычник, внешне очень похожий на оруженосца известного рыцаря Дон Кихота, правда, с явно азиатским разрезом глаз и присущим всем людям этой профессии выражением лица, улыбнувшись, сказал:

 — Иды, дарагой, от грэха подалше! Не виидишь, здэс люды кушают!

 И загадочно пригрозил ему шампуром, словно испанский тореадор непослушному быку.

 Певец замолк.

Подошёл к одноногому, словно большой гриб из волшебного леса, столику над которым гордо как флаг, возвышался красный зонт с рекламой известного всему миру суррогата. Вынул из кармана початую бутылку с мутной жидкостью, чисто артистически наклонился к урне, достал из нее пластиковый стаканчик и, налив в него остатки сивухи, пропел, с тоской заглянув сначала в стакан, а затем в лица окружающих:

— Из полей доносится: налей!..

Затем смачно выпил, закусил куском холодного мяса, ловко извлеченным из недр урны вместе с пластиковым стаканчиком. Улыбнулся так, словно ему простили долги. И тут же затянул, что он вынужден пить до дна за тех, кто в море и за тех, кого любит жена, и за тех, кому повезет, если не догонит муж.

 После чего артист переместился в сторону столика, где уже не юных лет барышня торговала сигаретами и всякой другой мелочью.

Видимо острое желание покурить вызвало в исполнителе прилив творчества и тут же разнеслось:

— А за папироску бабка очень просто, вам насыплет семечек стакан.

Но жалобная песня не тронула ледяную душу барышни, с обильно обсыпанным пудрой лицом и яркими с толстым слоем губной помады, похожими на спелые вишни губами.

— Очарована, околдована… — не унимался певец, — с ветром в поле когда-то повенчана…

— Вить, а Вить! – заорала барышня, как будто её только что лишили невинности. – Я ни с каким Ветровым не знакома! Врёт он всё! Не виноватая я, он сам пришел!

— Виновата ли я? Виновата ли я? Виновата ли я, что люблю… — сострил тут же мужичок.

Сивуха, оказав свое благоприятное действие, обдала теплом все его естество, и он перешел в лирику:

— Раскаленное солнце нежно с морем прощалось, 
В этот час ты призналась, что нет любви…

Из рядом стоящего ларька показалась огромная, похожая на большую сковородку, рожа. Наверное, она принадлежала Вите. Кроме того, Вите принадлежали и огромные, словно пудовые гири, которые пытались распилить у моря господин Паниковский и его сотоварищ, кулаки; ими Витя стал размахивать, еще выходя из киоска. Певец резко сменил тон и спел:

— Ну, что ж ты страшная такая, ты такая страшная, ты, не накрашенная, страшная и…

Допеть он не успел, так как огромный кулак Вити, произведя в воздухе узорный пируэт, ударил его в правое ухо, на момент, лишив исполнителя не только голоса, но и слуха.

Витя развернулся и пошел прочь, не проронив ни слова. Решив, что одного удара ему будет достаточно.

Наш герой открыл глаза и обнаружил себя в сугробе, в правом ухе раздавался мелодичный звон.

— Хрустальный звон, дин-дон! — Затянул только что очнувшийся певец.

— Какой же он дин-дон, большой… дан-дон, дин-дон!

Это музыкальное сравнение вызвало улыбку на лицах окружающих и привлёкло внимание сотрудников милиции, неспешно прогуливающихся в этих местах.

— У павильона пиво-воды стоял советский постовой… — храбро переключился исполнитель, выбираясь из сугроба.

— …Он вышел родом из народа… — не унимался певец. – …Но вышел и упал на снег…

Стражи порядка, не желая быть в центре внимания толпы а, скорее всего, просто понимая, что за свои «услуги» им не предвидится «вознаграждения» в виду полной неплатежеспособности «клиента», ретировались с места событий в поисках более благополучной жертвы.

С видом Цезаря-победителя, наш герой отрыл из сугроба свой туфель, вспоминая что-то холодное, «как айсберг в океане». Натянув его на босую ногу, пошел в сторону цветочных рядов, напевая во всю глотку песню про миллион алых роз, несчастного художника, который, продав картины, вынужден был, убив лодочника, переквалифицироваться в паромщика и уехать за границу.

Вслед ему, улыбаясь и тоже начиная что-то тихо напевать себе под нос, смотрели таксисты, шашлычник, женщина с околевшей снедью, продавщица сигарет и всякой другой мелочи.

А из Витиного ларька донеслось громоподобное:

— Эх, дубинушка, ухнем…

Шел крупный снег. Вечерело.

Но на душе у всех вдруг стало немного теплее.

За это люблю я наш народ, который, не смотря ни на что, поет. Кто-то поет, тихо мурча себе под нос, кто-то кричит с эстрады или на перекрестке, а жизнь идет своим чередом.

На пороге новый 2009 год, и, конечно, провожая старый год, мы споем:

В лесу родилась елочка,
    В лесу она росла,
    Зимой и летом стройная,
    Зеленая была.

А, встречая новый год:

…Мы желаем счастья Вам,
    и оно должно быть таким,
    как солнца луч,
    пусть оно приходит в дом.

 

Скачать книгу "Госпожа чужбина"


© Данияр Деркембаев, 2008. Все права защищены
Произведение публикуется с письменного разрешения автора

 


Количество просмотров: 1530